Союзмультфильм

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Союзмультфильм»
Тип

государственная компания

Основание

10 июня 1936 года

Прежние названия

Киностудия «Союздетмультфильм»

Расположение

Россия Россия,
127006, г. Москва,
ул. Долгоруковская,
дом 25.
55°46′33″ с. ш. 37°36′08″ в. д. / 55.77583° с. ш. 37.60222° в. д. / 55.77583; 37.60222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.77583&mlon=37.60222&zoom=16 (O)] (Я)Координаты: 55°46′33″ с. ш. 37°36′08″ в. д. / 55.77583° с. ш. 37.60222° в. д. / 55.77583; 37.60222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.77583&mlon=37.60222&zoom=16 (O)] (Я)

Ключевые фигуры

Глеб Давыдов (директор)

Отрасль

мультипликация

Продукция

мультфильмы

Сайт

[www.soyuzmultfilm.ru/ soyuzmultfilm.ru]

К:Компании, основанные в 1936 году

«Союзмультфи́льм» — крупнейшая советская и российская государственная киностудия мультипликационных фильмов, основанная в Москве 10 июня 1936 года и действующая по настоящее время.

Полное наименование юридического лица — Федеральное государственное унитарное предприятие “Творческое производственное объединение „Киностудия «Союзмультфильм»“” (ФГУП “ТПО „Киностудия «Союзмультфильм»“”)

Является одним из учредителей [aakr.ru/ Ассоциации анимационного кино России].

С 1946 года располагается по адресу: 127006, Россия, г. Москва, ул. Долгоруковская, дом 25 (в здании Церкви святого Николая Чудотворца).

За восемьдесят лет существования киностудии на ней создано более полутора тысяч мультфильмов в самых разных жанрах и художественных техниках, многие из которых вошли в «Золотой фонд» мировой анимационной классики и получили более четырёхсот международных фестивальных призов и наград.





Коллектив

Руководство

Директора

Художественные руководители

Ведущие режиссёры

Ведущими режиссёрами киностудии «Союзмультфильм» за все годы деятельности являются: И. П. Иванов-Вано, Л. К. Атаманов, М. М. Цехановский, Р. А. Качанов, Ф. С. Хитрук, Б. П. Степанцев, И. А. Ковалевская, А. Ю. Хржановский, Ю. Б. Норштейн, В. М. Котёночкин, А. А. Петров, Г. М. Сокольский и другие.

История

Советский период

Киностудия создана 10 июня 1936 года под названием «Союздетмультфильм» вследствие объединения мелких коллективов Мосфильма, Совкино и Межрабпромфильма.

20 августа 1937 года киностудию переименовали в «Союзмультфильм».

Приказ о создании киностудии мультипликационных фильмов был подписан начальником Главного управления кинофотопромышленности СССР, но считается, что решение о её создании исходило лично от И. В. Сталина[7].

Для студии были выделены помещения закрытых советской властью православных храмов Николая Чудотворца в Новой слободе на Долгоруковской улице (в советское время — Каляевской улице), где находилось производство рисованных фильмов, и Спаса Преображения, «что на Песках»[8], в Спасопесковском переулке на Арбате, где располагалось «Творческое объединение кукольных фильмов». Храм на Арбате в 1991 году был возвращён Русской православной церкви, а храм на улице Долгоруковской не возвращён РПЦ до сих пор, хотя решения о необходимости, в принципе, вернуть Церкви отнятые у неё храмы принимались уже более 15 лет назад[9][10]. В настоящее время здание на улице Долгоруковской, дом 25, находится в федеральной собственности и закреплено на праве хозяйственного ведения за ФГУП «ТПО „Киностудия «Союзмультфильм»“»[11][12].

Первые годы (1936—1940)

В первоначальный штат студии вошли уже известные мастера рисованного кино — Иван Иванов-Вано, Ольга Ходатаева, Валентина и Зинаида Брумберг, Владимир Сутеев, Дмитрий Бабиченко, Александр Иванов и другие.

Всё производство было переведено на общую технологию «целлулоидного конвейера». Почти единственным направлением первых лет работы студии стали короткометражные фильмы для детей с опорой на персонажей-животных, изображённых в «диснеевской» манере. Но, несмотря на заимствованную стилистику, уже в это время стали появляться интересные в художественном отношении работы: в первую очередь фильмы Владимира СутееваШумное плавание», «Почему у носорога шкура в складках?»).

С 1937 года студия начинает снимать цветные фильмы.

С 1938 года на студии вводится цеховой процесс прорисовки и применение метода «эклер» (или ротоскопирование) — натурные съёмки актёров и животных с дальнейшей покадровой прорисовкой.

В 19391941 годах на студии создаются фильмы, вошедшие впоследствии в «золотой фонд» мирового кинематографа: «Лимпопо» и «Бармалей» Леонида Амальрика и Владимира Полковникова, «Мойдодыр» Ивана Иванова-Вано, «Дядя Стёпа» и «Муха-Цокотуха» Владимира Сутеева и другие.

В 1940 году происходит смена приоритетов с количественных показателей на качество выпускаемых фильмов. При студии организуются четырёхмесячные курсы художников-мультипликаторов и штат пополняется их выпускниками, молодыми специалистами (подобные курсы за историю «Союзмультфильма» набирались не менее четырнадцати раз).

В годы Великой Отечественной войны (1941—1945)

В первые месяцы Великой Отечественной войны все творческие группы переключаются на съёмки агитационных киноплакатов и мультшаржей. Многие сотрудники «Союзмультфильма» воевали на фронтах Великой Отечественной войны или были привлечены к съёмкам инструктивных рисованных фильмов для нужд Красной армии.

С октября 1941 года начинается эвакуация части студии в город Самарканд (Узбекская ССР), туда же прибыли из блокадного Ленинграда режиссёры Михаил Цехановский и Мстислав Пащенко. В 1943 году «Союзмультфильм» возвращается в Москву.

В годы войны производство фильмов идёт очень медленно, сказывается отсутствие материалов, тяжёлые условия работы, кадровый голод. Наиболее значительные фильмы военного времени: «Ёлка» Петра Носова и Михаила Цехановского, «Краденое солнце» Ивана Иванова-Вано, «Сказка о царе Салтане» и «Синдбад-мореход» сестёр Валентины и Зинаиды Брумберг, «Телефон» Михаила Цехановского.

После войны

В послевоенное время идеологические кампании 1946—1953 годов, в том числе «борьба с диснеевщиной», покончили с прямыми заимствованиями приёмов из американских кинообразцов и определили самобытный эстетический «канон» детского мультфильма.

Наиболее яркие работы «Союзмультфильма» второй половины 1940-х годов: полнометражный рисованный фильм «Конёк-Горбунок» Ивана Иванова-Вано, картины «Пропавшая грамота» и «Федя Зайцев» сестёр Валентины и Зинаиды Брумберг, фильм «Серая Шейка» Леонида Амальрика и Владимира Полковникова, цветная версия довоенного фильма «Квартет» А. Иванова, лента Михаила Цехановского «Цветик-семицветик».

В 1947 году на VIII кинофестивале в Венеции фильм Мстислава Пащенко «Песенка радости» награждён бронзовой медалью «За лучший анимационный фильм». Это первая награда студии.

Пятидесятые

В первой половине 1950-х годов студия выпускает популярные детские фильмы, многие из которых основаны на применении «эклера». Среди наиболее ярких работ этого периода: «Каштанка» М. Цехановского, «Аленький цветочек» и «Золотая антилопа» Л. Атаманова, «Снегурочка» И. Иванова-Вано, «Непослушный котёнок» М. Пащенко, «Волшебный магазин» Л. Амальрика и В. Полковникова, «Когда зажигаются ёлки», «Лесные путешественники» М. Пащенко и многие другие.

С 1955 года режиссёры и художники-мультипликаторы студии постепенно отказываются от натуралистических решений, начинаются поиски более условных форм, активно развивается сатирический жанр. Лев Атаманов реализует первый опыт закрепления за конкретным мультипликатором роли определённого персонажа (в фильме «Снежная королева» Оле-Лукойе «сыгран» Фёдором Хитруком).

Среди наиболее известных работ студии 1955—1959 годов — полнометражные фильмы: «Заколдованный мальчик» В. Полковникова и А. Снежко-Блоцкой и «Снежная королева» Л. Атаманова, картины «В некотором царстве…» И. Иванова-Вано, «Ореховый прутик» И. Аксенчука, «Необыкновенный матч» М. Пащенко и Б. Дёжкина, «Кораблик» и «Кошкин дом» Л. Амальрика, «В яранге горит огонь» О. Ходатаевой, «Остров ошибок» сестёр Брумберг, «Петя и Красная Шапочка» и «Приключения Мурзилки» Е. Райковского и Б. Степанцева, «Чудесница» А. Иванова.

Шестидесятые

В начале 1960-х годов, в годы так называемой «хрущёвской оттепели», резко увеличивается выпуск сатирических мультфильмов. Сначала это происходит за счёт сокращения производства детских фильмов, но вскоре принимается решение увеличить общие объёмы выпускаемой продукции.

Рубеж 1950—1960-х годов на «Союзмультфильме» ознаменован творческими поисками и экспериментами, которые к 1963 году совершенно изменили «лицо» студии. В этот период сняты картины: «Козлёнок» Р. Давыдова, «Ключ» Л. Атаманова, «Большие неприятности» сестёр Брумберг, «Две сказки» Л. Амальрика, «Дикие лебеди» М. и В. Цехановских, «История одного преступления» Ф. Хитрука, «Мир дому твоему» В. Никитина и И. Николаева, «Баня» А. Карановича и С. Юткевича и другие.

Творческий рывок

С 1960-х годов непрерывно расширяется диапазон стилистических, жанровых и технологических поисков и решений. В группе Фёдора Хитрука был введён «бригадный метод» — прикрепление к съёмочной группе художников-мультипликаторов ещё в процессе подготовительного периода. В кукольном кино стали применяться полуобъёмные, «барельефные», в том числе бумажные куклы («Летающий пролетарий» И. Иванова-Вано и И. Боярского).

Яркие работы «Союзмультфильма» 1960-х годов — «Левша» И. Иванова-Вано, «Скамейка» и «Балерина на корабле» Л. Атаманова, «Дюймовочка» и «Про бегемота, который боялся прививок» Л. Амальрика, «Тараканище» и «Кот-рыболов» В. Полковникова, «Акционеры» Р. Давыдова, «Чиполлино» и «Снежные дорожки» Б. Дёжкина, «Вовка в Тридевятом царстве» и «Окно» Б. Степанцева, «Кот в сапогах» сестёр Брумберг, «Русалочка» И. Аксенчука, «Паровозик из Ромашкова» В. Дегтярёва, «Баранкин, будь человеком!», «Дочь Солнца» и «Рикки-Тикки-Тави» А. Снежко-Блоцкой, «Будильник» и «Бабушкин зонтик» Л. Мильчина, «Топтыжка», «Каникулы Бонифация», «Человек в рамке» и «Фильм фильм фильм» Ф. Хитрука, «Межа» В. Котёночкина, «Шпионские страсти» Е. Гамбурга, «Жил-был Козявин» и «Стеклянная гармоника» А. Хржановского, «Песенка мышонка» Ю. Прыткова и другие.

Среди известных фильмов кукольного объединения 1960-х годов — «Варежка» Р. Качанова, «Кто сказал мяу?» и «Козлёнок, который считал до десяти» В. Дегтярёва. В эти годы в режиссуру приходят Вадим Курчевский («Мой зелёный крокодил», «Легенда о Григе», «Франтишек»), Николай Серебряков («Я жду птенца», «Не в шляпе счастье», «Клубок»), Михаил Каменецкий и Иван УфимцевЧьи в лесу шишки?»).

Постоянные персонажи «серийных» фильмов 1960—1980-х годов становятся любимцами нескольких поколений зрителей: «Маугли» Р. Давыдова, «Малыш и Карлсон» Б. Степанцева, «Умка» В. Пекаря и В. Попова, «Ну, погоди!» В. Котёночкина, «Бременские музыканты» И. Ковалевской, «Винни Пух» Ф. Хитрука, «Крокодил Гена», «Чебурашка» и «Шапокляк» Р. Качанова и другие.

Время расцвета (1970—1980)

В 1970—1980 годы «Союзмультфильм» считается крупнейшей анимационной студией в Европе. По состоянию на начало 1980-х годов картины «Союзмультфильма» завоёвывают в общей сложности более 150 призов и дипломов международных и отечественных фестивалей. К концу 1980-х на студии работает около 500 человек. Число фильмов, снятых в стенах студии к этому времени, превышает одну тысячу.

Ярчайшим явлением 1970—1980-х годов стал мультипликационный сборник «Весёлая карусель», организованный группой мультипликаторов: А. Петровым, Г. Бариновой, Г. Сокольским, Л. Носыревым и В. Угаровым. В нём дебютировало большинство молодых режиссёров студии.

Новаторство

В 1960—1980 годы многие режиссёры на «Союзмультфильме» разрабатывают собственные тематические и жанровые направления:

Продолжают работать признанные мастера рисованного кино: Лев АтамановПони бегает по кругу», цикл «Котёнок по имени Гав»), Борис СтепанцевЩелкунчик»), Лев МильчинСтойкий оловянный солдатик»), Владимир ПоповБобик в гостях у Барбоса», «Трое из Простоквашино»). Активно заявляет о себе новое поколение режиссёров: Валентин Караваев («Дед Мороз и лето», «Премудрый пескарь»), Геннадий СокольскийПтичка Тари», «Замок лгунов»), Валерий УгаровШкатулка с секретом», цикл «На задней парте», «Халиф-аист»), Галина БариноваСтрашная история»). Анатолий Петров разрабатывает собственную технологию получения движущегося рисованного «объёмного» изображения — так называемую «фотографику» («И мама меня простит», «Полигон»).

Другие мастера кукольного объединения по-прежнему основное внимание уделяют детской аудитории: М. Каменецкий — «Самый маленький гном», «Боцман и попугай», «Волк и телёнок», И. Уфимцев — цикл «38 попугаев», В. Дегтярёв — «Как ослик счастье искал», «Новогодняя сказка».

Юрий Норштейн разрабатывает новое технологическое направление — «многоярусную перекладку» и внедряет вместе с оператором А. Б. Жуковским ряд новаторских приёмов. Его фильмы «Лиса и заяц», «Цапля и журавль», «Ёжик в тумане», «Сказка сказок» получают мировое признание.

Восьмидесятые

К началу 1980-х годов зрителям становятся известны новые имена: режиссёры Эдуард НазаровЖил-был пёс», «Путешествие муравья») и Гарри Бардин, экспериментирующий с нетрадиционными фактурами и материалами («Конфликт», «Брэк!», «Банкет», «Брак», «Выкрутасы»).

Заметно расширились тематические границы студийных работ. Репертуар «взрослеет», студия запускает в производство целый ряд масштабных проектов: «Шинель» Ю. Норштейна, «Геракл у Адмета» А. Петрова и другие.

Начало реформ в годы «перестройки»

С первых лет «перестройки» ставится вопрос о реорганизации работы киностудии. В апреле 1988 года на студии формируются пять творческих объединений: «Поиск» (худ. рук. А. Хржановский), «Комикс» (худ. рук. В. Тарасов), «Традиция» (худ. рук. А. Петров), «Детский фильм» (худ. рук. В. Котёночкин), «Объёмно-кукольные фильмы» (худ. рук. В. Курчевский), а также автономная мастерская Юрия Норштейна. Однако эта структурная форма просуществовала лишь до апреля 1990 года, когда было возвращено разделение студии на ТПО кукольных и рисованных фильмов.

К концу 1980-х годов студия переживает сразу несколько кризисов — кадровый, производственный и творческий. Расшатывается производственный механизм, ощущается дефицит мультипликаторов и работников цехов, иссякает творческая атмосфера. «Союзмультфильм» окончательно утрачивает лидирующее положение, перестаёт определять лицо отечественной мультипликации. Резко падают объёмы производства, ряд мастеров покидает студию.

В 1989 году «Союзмультфильм» получил статус арендного предприятия и оставался таковым вплоть до 1999 года.

После распада СССР

Девяностые

В первой половине 1990-х годов студия лишается здания, в котором размещалось кукольное объединение.

В 1990-е годы «Союзмультфильм» работает и как производственная база для других студий («Кристмас Филмз», «Аргус Интернейшнл», Школа-студия «ШАР», «Ренешанс», «Студия 13», «Крис», «Полинкевич» и др.).

Среди лучших фильмов, снятых на студии в 1984—1990 годах: «Мартынко» Э. Назарова, «Возвращение блудного попугая» В. Караваева, «Серый волк энд Красная шапочка» Г. Бардина, «Пейзаж с можжевельником» А. Хржановского, «Машенька» С. Олифиренко, «Теремок» С. Косицына, «Подружка» и «Притча о мыши» Е. Гаврилко, «Кот и К°» А. Гурьева, «Нити» И. Максимова, «Медвежуть» А. Туркуса, А. Шелманова, В. Кафанова, «Про любовь и муху» А. Ушакова, «Влюбчивая ворона» М. Муат.

Кризис

В 1993 году законодательно закрепляется право киностудий на использование произведённых ими фильмов. Это привлекает к «Союзмультфильму» внимание криминалитета. В этом же году директором студии становится С. Скулябин.

В 1996 году начинается противостояние коллектива студии и новой дирекции.

В 1997 году С. Скулябина увольняют, но в августе этого же года он силой осуществляет захват студии. Следующие два года «Союзмультфильм» существует в режиме оккупации. В это время производство фильмов почти полностью прекращается, государство приостанавливает финансирование захваченной студии.

В 1999 году студия акционируется и покидает Москву, в 2001 году прекращается производство и фактически ликвидируется штат работников.

30 июня 1999 года государство учреждает новую структуру — ФГУП "Киностудия «Союзмультфильм». В её ведение отдаются помещение, производственная база и права на коллекцию фильмов.

Преобразования (2004—2011)

В 2004 году принято решение об образовании ФГУП «Фильмофонд киностудии „Союзмультфильм“», занимающийся эксплуатацией коллекции фильмов, и ФГУП ТПО „Киностудия «Союзмультфильм»“, где сосредоточено кинопроизводство.

Постепенно происходит техническое переоснащение студии. Начинается работа над полнометражным кукольным фильмом Станислава Соколова «Гофманиада» (в 2010 году окончена первая часть картины — «Вероника», завершение всего фильма ожидается к началу 2016 года).

В 2008—2009 годах «Фильмофонд» преобразуется в «Объединённую государственную киноколлекцию» (ОГК). К этому времени ТПО «Союзмультфильм» находится на грани разорения и банкротства.

Безраздельное владение ОГК правами на персонажи, ничтожность авторских отчислений, непрозрачность их расчётов и плачевное положение студии вызывают возмущение бывших сотрудников «Союзмультфильма», выразившееся в ряде открытых писем Президенту Российской Федерации.

В 2011 году Владимир Путин на встрече с режиссёрами-аниматорами принимает решение об упразднении ОГК и передачи коллекции в ведение ТПО.

В настоящее время

Киностудия «Союзмультфильм» существует за счёт использования авторских прав на «золотой фонд» отечественной мультипликации.

Больше десяти лет длится работа над полнометражным, кукольным мультфильмом «Гофманиада», который начат в 2001 году и планируется к завершению в 2016 году.

9 июня 2011 года, накануне 75-летия киностудии, российские мультипликаторы — Юрий Норштейн, Леонид Шварцман, Андрей Хржановский и Эдуард Назаров — опубликовали в «Новой газете» открытое письмо Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину, в котором призвали российские власти сделать государственную студию мультипликационных фильмов «национальным проектом» и выделить «невозвратное финансирование в объёме 250—300 миллионов рублей в течение восьми лет»[13].

Экспозиция киностудии «Союзмультфильм» и «РЖД»: «Режиссёры киностудии «Союзмультфильм». Москва, Площадь Тверской заставы. 2014 год.

В 2013 году запустилось производство новой короткометражной анимации для детей, снимаются новые выпуски мультсборника «Весёлая карусель», сценарий для которых может написать любой желающий[14].

В ближайших планах — детские сериалы и полнометражные фильмы, а также переезд на новое место. Разрабатываются программы для центра творческого развития детей, планируется открыть профессиональные курсы анимации, детскую анимационную студию и «Музей анимации». Работа над этими проектами уже началась.

На обновлённой студии был снят мультфильм «Привередливая мышка», который получил немало наград, в том числе и международных. Также выпустили мультфильм «ПЫК-ПЫК-ПЫК»: который поучаствовал в различных фестивалях и получил большое количество наград. Идут съёмки полнометражного мультфильма «Суворов» о подвигах великого русского полководца Александра Суворова.

Хронология событий киностудии

Эмблемы киностудии

Со времени создания киностудии «Союзмультфильм» в 1936 году её эмблемой было изображение отрезка киноплёнки, намотанной на карандаш. Этот символ употреблялся непоследовательно (чаще всего игнорировался) и с течением лет был забыт (его можно увидеть, например, в первом выпуске мультфильма «Ну, погоди!»).

В послевоенный период единой официальной эмблемы у студии уже не было. В 1960-е и 1970-е годы ведущие режиссёры пытались использовать свои индивидуальные символы: так, фильмы В. и З. Брумберг открывались изображением рисованного человечка из фильма «Федя Зайцев» и др. Чаще всего употреблялось простое написание названия «Союзмультфильм» в одну или в три строки.

С конца 1970-х до начала 1990-х годов эмблемой киностудии был кукольный персонаж Чебурашка серии мультфильмов режиссёра Романа Качанова: «Крокодил Гена» (1969), «Чебурашка» (1971), «Шапокляк» (1974), «Чебурашка идёт в школу» (1983). Этот же персонаж до конца 2010-х годов был также изображён на вывеске самой киностудии.

В 1992 году Леонид Каюков создал новую эмблему, имевшую цвета российского флага. Эта эмблема не прижилась и в настоящее время снова используется эмблема с Чебурашкой, которая обычно публикуется на обложках видеоносителей, в частности, киновидеообъединения «Крупный план».

На официальном сайте ФГУП ТПО „Киностудия «Союзмультфильм»“ в качестве символа используется простая надпись названия студии в одну строку, исполненная художественным шрифтом, близким к работам Евгения Мигунова. В таком виде она фигурировала в фильмах «Непьющий воробей», «Знакомые картинки», «Ну, погоди!» и других.

Некоторые известные мультфильмы

  1. 1947 — Конёк-Горбунок (новая редакция 1975)
  2. 1948 — Цветик-семицветик
  3. 1948 — Серая шейка
  4. 1948 — Федя Зайцев (ремейк 1960)
  5. 1952 — Аленький цветочек
  6. 1952 — Каштанка
  7. 1954 — Золотая антилопа
  8. 1955 — 1956 — Необыкновенный матч (2 серии)
  9. 1956 — Двенадцать месяцев
  10. 1956 — Гадкий утёнок
  11. 1957 — Снежная королева
  12. 1958 — Петя и Красная Шапочка
  13. 1958 — Мальчик из Неаполя (ремастеринг 1982, 1991 в сборнике «Приключения волшебного глобуса, или Проделки ведьм»)
  14. 1959 — Скоро будет дождь
  15. 1960 — 1968 Светлячок (8 серий)
  16. 1962 — История одного преступления
  17. 1965 — Вовка в Тридевятом царстве
  18. 1965 — Каникулы Бонифация
  19. 1967 — 1971 Маугли (5 серий)
  20. 1967 — Варежка
  21. 1967 — Паровозик из Ромашкова
  22. 1968 — Фильм, фильм, фильм
  23. 1968 — 25-е, первый день
  24. 1968 — 1970 — Малыш и Карлсон (2 серии)
  25. 1969 — 1993 — Ну, погоди! (18 серий)
  26. 1969 — 1983 — Крокодил Гена (4 серии)
  27. 1969 — 1973 — Бременские музыканты (2 серии, продолжение (2000) снято на студии Кино-Мост)
  28. 1969 — Винни-Пух
  29. 1969 — В стране невыученных уроков
  30. 1969 — Дед Мороз и лето
  31. 1970 — Катерок
  32. 1973 — Цапля и журавль
  33. 1973 — Остров
  34. 1974 — Мешок яблок
  35. 1975 — Ёжик в тумане
  36. 1975 — Наследство волшебника Бахрама
  37. 1975 — 1983 — 38 попугаев (10 серий)
  38. 1976 — 1982 — Котёнок по имени Гав (5 серий)
  39. 1976 — Шкатулка с секретом
  40. 1976 — Просто так
  41. 1977 — Полигон
  42. 1977 — Бобик в гостях у Барбоса
  43. 1978 — 1985 — На задней парте (4 серии)
  44. 1978 — 1984 — Трое из Простоквашино (3 серии)
  45. 1978 — Ограбление по... (полная редакция 1988)
  46. 1979 — Сказка сказок
  47. 1979 — Охота
  48. 1981 — Тайна третьей планеты
  49. 1981 — Ивашка из дворца пионеров
  50. 1982 — Жил-был пёс
  51. 1983 — Замок лгунов
  52. 1983 — Путешествие муравья
  53. 1983 — 1997 — Обезьянки (7 серий)
  54. 1984 — 1998 — Возвращение блудного попугая
  55. 1984 — Танцы кукол (мультфильм)
  56. 1988 — Перевал
  57. 1989 — Подружка

См. также

Напишите отзыв о статье "Союзмультфильм"

Примечания

  1. [ria.ru/culture/20110826/424548570.html Утверждён новый руководитель студии «Союзмультфильм».] «РИА Новости» // ria.ru (26 августа 2011 года)
  2. 1 2 Рита Русакова. [www.kommersant.ru/doc/2427785 Уволен директор «Союзмультфильма». — Вместо Николая Маковского киностудию возглавил Валерий Бакаев.] Газета «Коммерсантъ» // kommersant.ru (12 марта 2014 года)
  3. [tvkultura.ru/article/show/article_id/109512/ Валерий Бакаев назначен директором киностудии «Союзмультфильм».] Государственный интернет-канал «Россия» // tvkultura.ru (12 марта 2014 года)
  4. 1 2 [www.interfax.ru/culture/367976 «Союзмультфильм» возглавил продюсер Добрунов.] Международная информационная группа «Интерфакс» // interfax.ru (28 марта 2014 года)
  5. 1 2 [tass.ru/kultura/3206064 Добрунов покинул пост директора «Союзмультфильма» по собственному желанию. Вместо него исполняющим обязанности директора студии назначен Глеб Давыдов.] Информационное агентство России «ТАСС» // tass.ru (14 апреля 2016 года)
  6. 1 2 [www.interfax.ru/russia/503843 На «Союзмультфильме» сменилось руководство.] Международная информационная группа «Интерфакс» // interfax.ru (14 апреля 2016 года)
  7. [www.vesti.ru/doc.html?id=474644&cid=460 В 1936 году по личному приказу Сталина была создана студия "Союзмультфильм".]
  8. [www.avis3d.ru/ortho/spas/spas.html Церковь Спаса Преображения на Песках на сайте студии 3D-графики «Авис».] // avis3d.ru
  9. [zakon.scli.ru/ru/legal_texts/national_law/index.php?do4=document&id4=905f3f9a-b4f1-48b9-b9a0-1b1afd12930d Распоряжение Президента Российской Федерации Б. Ельцина № 281-рп от 23 апреля 1993 года «О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества».] // zakon.scli.ru
  10. [zakon.scli.ru/ru/legal_texts/national_law/extended/index.php?do4=document&id4=516566eb-df14-41c6-a5ba-f993d9d56fc3 «Положение о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения», утверждённое Постановлением Правительства Российской Федерации № 490 от 30 июня 2001 года.] // zakon.scli.ru
  11. См. [kad.arbitr.ru/data/pdf/f61b643b-ed4f-4e2d-9811-46a6db8d5d15/A40-68730-2007_20090428_Opredelenie.pdf Определение об отказе в передаче дела в Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации № ВАС-4510/09 от 28 апреля 2009 года.] // kad.arbitr.ru
  12. См.: Сергей Капков. [www.utro.ru/articles/2005/06/29/453479.shtml Жестокие были «фабрики сказок»]. // utro.ru (29 июня 2005 года). Проверено 13 июля 2011. [www.webcitation.org/65IhJ2xid Архивировано из первоисточника 8 февраля 2012].; Алла Боссарт. [www.novgaz.ru/data/2010/029/22.html 3D-сосиска.] // «Новая газета». — Вып. 22 марта 2010 года.
  13. [news.ru.msn.com/article.aspx?cp-documentid=158200850 Эдуард Успенский: „«Союзмультфильм» уже не спасти“]. // news.ru.msn.com (10 июня 2011). Проверено 26 декабря 2011. [www.webcitation.org/65IhUaxL1 Архивировано из первоисточника 8 февраля 2012].
  14. [new.souzmult.ru/contest/ Сбор идей для мультсборника «Весёлая карусель».] // new.souzmult.ru
  15. [animator.ru/db/?p=show_person&pid=977&sp=1 База данных по российской мультипликации (при поддержке Роспечати).] // animator.ru
  16. 1 2 И. П. Иванов-Вано. Кадр за кадром.

Ссылки

  • Союзмультфильм: тематические медиафайлы на Викискладе
  • [www.souzmult.ru/ Фильмофонд «Союзмультфильма»]
  • [www.youtube.com/ClassicCartoonsMedia Видеоканал Союзмультфильм] на YouTube
  • [souzmultfilm.rutube.ru/movies Официальный канал Союзмультфильма] на RuTube ([www.3dnews.ru/software-news/rutube-otkril-kanal-studii-soyuzmultfilm подтверждение])
  • [lenta.ru/news/2006/09/22/cartoons/ «Союзмультфильм» отделит Америку от остального мира. — Фильмофонд «Союзмультфильм» намерен сохранить права на распространение советской анимационной классики в США и Канаде за компанией «Films by Jove».]  (рус.) // lenta.ru (22 сентября 2006 года)
  • [soyuzmultfilm.info/ «Союзмультфильм Ви. Джи. Ви.». Экскурсия для школьников.] // soyuzmultfilm.info
  • [kinofact.ru/?p=1421 «Союзмультфильм» обвинили в нарушении авторских прав.] // kinofact.ru
  • [www.kinozapiski.ru/ru/archive/?year=2006 «Киноведческие записки», № 80, 2006 год. Выпуск посвящён 70-летию киностудии «Союзмультфильм».] // kinozapiski.ru
  • Георгий Бородин. [new.souzmult.ru/about/history/full-article/ Киностудия «Союзмультфильм». Краткий исторический обзор.] // new.souzmult.ru

  Кино   СССР

Отрывок, характеризующий Союзмультфильм

– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.


25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l'armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C'est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии.] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m'attendais pas a moins qu'a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l'Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l'Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.
– Courte et energique! [Короткий и энергический!] – проговорил Наполеон, когда он прочел сам сразу без поправок написанную прокламацию. В приказе было:
«Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!»
– De la Moskowa! [Под Москвою!] – повторил Наполеон, и, пригласив к своей прогулке господина Боссе, любившего путешествовать, он вышел из палатки к оседланным лошадям.
– Votre Majeste a trop de bonte, [Вы слишком добры, ваше величество,] – сказал Боссе на приглашение сопутствовать императору: ему хотелось спать и он не умел и боялся ездить верхом.
Но Наполеон кивнул головой путешественнику, и Боссе должен был ехать. Когда Наполеон вышел из палатки, крики гвардейцев пред портретом его сына еще более усилились. Наполеон нахмурился.
– Снимите его, – сказал он, грациозно величественным жестом указывая на портрет. – Ему еще рано видеть поле сражения.
Боссе, закрыв глаза и склонив голову, глубоко вздохнул, этим жестом показывая, как он умел ценить и понимать слова императора.


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.
Первоначальная линия расположения русских войск по Ко лоче была переломлена, и часть этой линии, именно левый фланг русских, вследствие взятия Шевардинского редута 24 го числа, была отнесена назад. Эта часть линии была не укреплена, не защищена более рекою, и перед нею одною было более открытое и ровное место. Очевидно было для всякого военного и невоенного, что эту часть линии и должно было атаковать французам. Казалось, что для этого не нужно было много соображений, не нужно было такой заботливости и хлопотливости императора и его маршалов и вовсе не нужно той особенной высшей способности, называемой гениальностью, которую так любят приписывать Наполеону; но историки, впоследствии описывавшие это событие, и люди, тогда окружавшие Наполеона, и он сам думали иначе.