Союзная Республика Югославия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Союзная Республика Югославия
серб. Савезна република Југославија/
Savezna Republika Jugoslavija
Союзное государство

27 апреля 1992 — 4 февраля 2003



Флаг Югославии Герб Союзной Республики Югославия
Гимн
«Гей, славяне»
серб. «Хеј, словени/Hej, sloveni»
Столица Белград[1];
Крупнейшие города Белград
Язык(и) сербский
Религия православие, ислам
Денежная единица Югославский динар
Площадь 102.350 км²
Население 10 659 979 (2002)
Форма правления Республика
Президент
 - 19921993 Добрица Чосич
 - 19931997 Зоран Лилич
 - 19972000 Слободан Милошевич
 - 20002003 Воислав Коштуница
История
 - 27 апреля 1992 Выделение из СФРЮ
 - 56 октября 2000 Бульдозерная революция
 - 4 февраля 2003 Создание СиЧ
К:Появились в 1992 годуК:Исчезли в 2003 году

Сою́зная Респу́блика Югосла́вия (сокращённо СРЮ, также называемая неофициально Малая или Третья Югославия) была создана 27 апреля 1992 года после распада СФРЮ и включала в себя две республики: Сербию и Черногорию.

В 1999 году подверглась бомбардировкам силами НАТО в ходе военной операции «Союзная сила».

4 февраля 2003 года Союзная Республика Югославия была переименована в Союз Сербии и Черногории, была создана конфедерация, и обе республики, Сербия и Черногория, были уравнены в правах. Так, к примеру, Подгорица наравне с Белградом начала принимать на себя обязанности столицы: если Белград был коммерческой столицей, то Подгорица — судебной.



История создания

В начале 1990-х годов близость распада Югославии становилась всё более очевидной. Слободан Милошевич, желая оставить как можно больше земель за Сербией, начал поддерживать сепаратистские движения в Словении и Хорватии, так как гарантировал этим республикам суверенитет лишь над территориями, заселёнными, соответственно, словенцами и хорватами. Провал тамошних сепаратистов, война в Боснии и Герцеговине и албанское засилье в Македонии, острую проблему которого Сербия и так уже испытывала в Косове, привели к тому, что новая Югославия была образована лишь в составе Сербии и Черногории, в которой проживало значительное количество сербского населения.

Государственное устройство

Законодательный орган — Федеральное Собрание (Савезна скупштина), состояло из Совета Республик (Веће република) и Совета граждан (Веће грађана), избираемого народом сроком на 4 года, глава государства — Президент (Председник), избираемый Федеральным Собранием сроком на 4 года, исполнительный орган — Федеральное Правительство (Савезна влада), назначаемое Федеральным Собранием, высшая судебная инстанция — Федеральный суд (Савезни суд), орган конституционного надзора — Федеральный Конституционный суд (Савезни уставни суд). Состояла из республик, республики — из общин. Законодательными органами республик являлись народные собрания (Народна скупштина), избираемые сроком на 4 года, главой республики — президент (Председник Републике), избираемый народом сроком на 5 лет, исполнительным органом — правительство (Влада), назначаемое народным собранием.

См. также

Напишите отзыв о статье "Союзная Республика Югославия"

Отрывок, характеризующий Союзная Республика Югославия

Солдаты товарищи, шедшие рядом с Пьером, не оглядывались, так же как и он, на то место, с которого послышался выстрел и потом вой собаки; но строгое выражение лежало на всех лицах.


Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.
– А, пришла? – сказал Пьер. – А, Пла… – начал он и не договорил. В его воображении вдруг, одновременно, связываясь между собой, возникло воспоминание о взгляде, которым смотрел на него Платон, сидя под деревом, о выстреле, слышанном на том месте, о вое собаки, о преступных лицах двух французов, пробежавших мимо его, о снятом дымящемся ружье, об отсутствии Каратаева на этом привале, и он готов уже был понять, что Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведенном им с красавицей полькой, летом, на балконе своего киевского дома. И все таки не связав воспоминаний нынешнего дня и не сделав о них вывода, Пьер закрыл глаза, и картина летней природы смешалась с воспоминанием о купанье, о жидком колеблющемся шаре, и он опустился куда то в воду, так что вода сошлась над его головой.
Перед восходом солнца его разбудили громкие частые выстрелы и крики. Мимо Пьера пробежали французы.
– Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера.
Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей.
– Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его.
Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.
– Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных.
– На вторую сотню, – отвечал казак.
– Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском.
Денисов, с мрачным лицом, сняв папаху, шел позади казаков, несших к вырытой в саду яме тело Пети Ростова.


С 28 го октября, когда начались морозы, бегство французов получило только более трагический характер замерзающих и изжаривающихся насмерть у костров людей и продолжающих в шубах и колясках ехать с награбленным добром императора, королей и герцогов; но в сущности своей процесс бегства и разложения французской армии со времени выступления из Москвы нисколько не изменился.
От Москвы до Вязьмы из семидесятитрехтысячной французской армии, не считая гвардии (которая во всю войну ничего не делала, кроме грабежа), из семидесяти трех тысяч осталось тридцать шесть тысяч (из этого числа не более пяти тысяч выбыло в сражениях). Вот первый член прогрессии, которым математически верно определяются последующие.