Союз писателей Азербайджана

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Союз писателей Азербайджана
Членство:

1500

Союз:

Баку, Азербайджан

Тип организации:

Общественная некоммерческая организация

Официальные языки:

азербайджанский

Руководители
Председатель

Анар

Первый секретарь

Фикрет Годжа

Секретарь по орг.-экон. вопросам

Чингиз Абдуллаев

Основание
Основатели:

Художественный союз тюркских литераторов и поэтов «Илдырым» (рус. «Молния») и литературное общество «Гызыл Галямляр» (рус. «Золотые перья»)

Дата основания:

13 июля 1934 года

Членов:

около 1500

[www.azyb.net/ b.net]

Союз писателей Азербайджана (азерб. Azərbaycan Yazıçılar İttifaqı) — общественная творческая организация азербайджанских писателей, драматургов, поэтов, переводчиков, критиков и других деятелей литературы. Учреждена 13 июля 1934 года, на I съезде писателей Азербайджана. В Союз входят около 1500 членов.[1]





История

Предпосылки создания Союза писателей Азербайджана появились в 1923 году, когда появилась потребность в объединении всех азербайджанских писателей в составе единой организации. Несколько писателей Азербайджана опубликовали обращение, в котором заявляли об учреждении «Кружка союза тюркских литераторов и поэтов» - художественного союза, под названием «Илдырым», что означает в переводе с азербайджанского — «Молния».

Параллельно союзу «Молния», сформировалось литературное общество «Гызыл Галямляр» (рус. «Золотые перья»), созданное 25 декабря 1925 года в Баку. Оно собрало вокруг себя юные литературные дарования Азербайджана, объединённые в литературных кружках.

В начале июля 1925 года состоялось первое общее собрание азербайджанских писателей, на котором было принято решение об объединии в единой организации всех литературных сил Республики. Было создано временное правление Общества писателей Азербайджана. Попытки повторного учреждения Общества писателей Азербайджана начались в апреле 1932 года и спустя 2 года, 13 июля 1934 года, на I съезде писателей Азербайджана, прошедшем в Баку, был учрежден Союз писателей Азербайджана.[2]

Государственная поддержка

1997 год

Указом президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева от 24 ноября 1997 года, с целью усиления государственной заботы о писателях Азербайджана, для расширения их творческих возможностей, оживления литературного климата и принимая во внимание мысли и предложения, выдвинутые на Х съезде Союза писателей Азербайджана, было постановлено осуществить за счет средств государственного бюджета издание журналов Союза писателей Азербайджана: «Литературный Азербайджан», «Азербайджан», «Гобустан», «Улдуз» и «Адабийят газети», а также назначены персональные стипендии для талантливых молодых писателей Азербайджанской Республики.[3]

2009 год

Согласно распоряжению президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева от 18 мая 2009 года, о 75-летнем юбилее создания Союза писателей Азербайджана и начала издания «Адабийят газети», Министерство культуры и туризма Азербайджана совместно с Союзом писателей Азербайджана подготовило и провело план мероприятий, посвященных памятным датам.[4]

Цели

Основной целью организации является практическая поддержка литературно-художественной деятельности молодых писателей, агитация азербайджанской литературы как в пределах страны, так и за её пределами, объединение вокруг национальной литературы творческих азербайджанцев, проживающих в зарубежных странах, а также усиление связи между писателями и читательской аудиторией.

Структура

Наивысшим органом Союза писателей Азербайджана является съезд, который созывается раз в 5 лет. Всего со дня создания организации проведено ХI съездов (1934, 1954, 1958, 1965, 1971, 1976, 1981, 1986, 1991, 1997 и 2004 гг.). Между съездами союзом руководит секретариат и Председатель. ХII съезд Союза планируется провести в сентябре 2013 года.[5]

  • Председатель Союза Писателей
  • Секретари Союза Писателей
  • Совет Старейшин
  • Правлениe Союза Писателей
  • Молодёжный Совет
  • Ревизионная Комиссия

Руководители

Года ФИО Должность
1 1934 - 1936 Мамедказым Алекперли (азерб.) Председатель
2 1936 - 1938 Сейфулла Шамилов (азерб.) Председатель
3 1938 - 1939 Расул Рза Председатель
4 1939 - 1940  Сулейман Рагимов Председатель
5 1941 - 1944 Самед Вургун Председатель
6 1944 - 1945 Сулейман Рагимов Председатель
7 1945 - 1948 Самед Вургун Председатель
8 1948 - 1954 Мирза Ибрагимов Председатель
9 1954 - 1965 Мехти Гусейн Председатель
10 1965 - 1975 Мирза Ибрагимов Председатель
11 1975 - 1981 Имран Касумов Председатель
12 1981 - 1986 Мирза Ибрагимов Председатель
13 1986 - 1987 Исмаил Шихлы Председатель
14 1987 - по н. в. Анар Председатель

Печатные органы

Название Тип издания Годы издания Редактор История
1 «Азербайджан» журнал 1923 Интигам Касумзаде Является первым печатным органом Союза. Первый номер был издан 28 января 1923 года под названием «Маариф и Меденият» (рус. «Образование и культура»), в дальнейшем несколько раз менял своё название: в 1928 - 1941 годах «Ингилаб ве меденият» (рус. «Революция и культура»), в 1941 - 1946 годах «Ветен угрунда» (рус. «За родину»), в 1946 - 1952 годах вновь стал называться «Ингилаб ве меденият» (рус. «Революция и культура»). С 1953 года журнал носит нынешнее название «Азербайджан». С 1997 года главным редактором журнала является заслуженный деятель искусств Азербайджана Интигам Касумзаде.[6]
2 «Гызыл Галям» (рус. «Золотое перо») журнал 1924 В данное время не издается
3 «Адабийят джепесинде» (рус. «На литературном фронте») журнал 1930 В данное время не издается
4 «Худчум» журнал 1930 В данное время не издается
5 «Литературный Азербайджан» журнал 1 января 1931 года Солмаз Мирза гызы Ибрагимова Журнал начал выходить с 1 января 1931 года, как общественно-политический журнал литературы и искусства Ассоциации пролетарских писателей Азербайджана. Первоначально назывался «Темп» и печатался в издательстве «Бакинский рабочий». С ноября 1931 года поменял своё название на «Ударник». С начала 1934 года приобрел своё нынешнее название - «Литературный Азербайджан». Выходит ежемесячно.[7]
6 «Адабийят газети» (рус. «Литературная газета») газета 1 января 1934 года Аяз Вяфалы Первый номер газеты под эгидой Союза писателей Азербайджана вышел в свет 1 января 1934 года. С 1953 по 1967 года она являлась совместным печатным органом Союза писателей Азербайджана, Министерства Кинематографии Азербайджанской ССР и Управления по делам искусства при Совете Министров Азербайджанской ССР. С 1967 года стала органом печати Союза писателей Азербайджана и Министерства культуры Азербайджанской ССР и выходила в формате А-3 на 16 страницах. С января 1991 года газете было возвращено первоначальное название «Адабийят газети». Первым главным редактором газеты был Гаджибаба Назирли, далее на этом посту его заменяли Сейфулла Шамилов, Мамед Саид Ордубади, Осман Сарывелли, Мамед Джафар, Анвер Алибейли, Ахмед Джамиль, Сулейман Рустам, Гасым Гасымзаде, Юсиф Азимзаде, Гусейн Аббасзаде, Нариман Гасанзаде, Джабир Новруз и Сабир Ахмедли.[8]
8 «Улдуз» (рус. «Звезда») Литературно - художественный журнал 1967 Эльчин Гусейнбейли Является ежемесячным органом Союза писателей Азербайджана. Выходит с 1967 года. Огромный вклад в создание журнала внес тогдашний Секретарь ЦК КП Азербайджана, писатель-драматург Шыхали Курбанов. Первым главным редактором издания был Д. Новруз. Далее журналом руководили Акиф Гусейнов, Ахмед Джамиль, Юсиф Самедоглу, Аббас Абдулла, Алекпер Салахзаде. В настоящее время журнал возглавляет писатель-драматург Эльчин Гусейнбейли.[9]
7 «Гобустан» журнал 1969 Алекпер Салахзаде Первый номер журнала увидел свет в 1969 году. Издание носит название знаменитого исторического региона Азербайджана - Гобустанского государственного исто­ри­ко-ху­дожественного заповедника, на территории которого сохранились наскальные рисунки доисторических времен. Большую роль в создании и формировании образа журнала сыграл нынешний глава Союза писателей Азербайджана, народный писатель Азербайджана Анар, который неизменно руководил журналом в течение 20 лет. С 1987 по 2004 год журнал возглавлял народный поэт Азербайджана Фикрет Годжа.[10]
9 «Мировая литература» журнал 2004 Салим Бабуллаоглы Журнал, основателем которого является поэт Салим Бабуллаоглы, выходит как издание Союза писателей Азербайджана, с мая 2004 года. Основной целью издания является ознакомление читателей с образцами мировой литературы, переведенными на азербайджанский язык. Значительную помощь в выходе журнала оказывает Министерство Культуры и Туризма Азербайджанской Республики. С 2005 года журнал начал издавать книги из серии «ДАБ». К настоящему времени свет увидело уже 14 книг.[11]
10 «Мир литературы» газета 2007 Асим Джалилов Выходящее с 2007 года издание, является приложением к газете «Адабийят газети». Основными рубриками являются рубрики: «Писатель и время», «Литературный портрет», «Страницы истории», «Неизвестное об известном», «Былое и думы», «Классики в классических переводах», «Актуальный аспект», «Наследие», «Наш современник» и другие. Шеф-редактором газеты является Асим Джалилов.[12]

Отделения Союза

Отделение Председатель Дата открытия
1 Союз писателей Нахичевани Гусейн Ибрагимов
2 Газахское отделение Барат Вюсал
3 Карабахское отделение Анвар Ахмед
4 Кубинское отделение Рамиз Гусарчайлы
5 Гянджинское отделение Мамед Алим
6 Ленкоранское отделение Ильтифат Салех
7 Сумгатиское отделение Сабир Сарван
8 Ширванское отделение Мирдамед Азиз
9 Шекинское отделение Вагиф Аслан
10 Мингячевирское отделение Исмаил Иманзаде
11 Аранское отделение Сарваз Гусейноглу
12 Московское отделение Тофик Меликли 25 октября 2003 года[13]
13 Борчалинское отделение Рафик Гумбат
14 Абшеронское отделение Шахла Агбулуд 9 декабря 2012 года[14]
15 Дербентское отделение
16 Стамбульское отделение

Литературный конкурс

Союз писателей Азербайджана ежегодно проводит Литературный конкурс, по результатам которого специальная комиссия выбирает лучшие произведения писателей Азербайджана в 5 номинациях:

  1. Самая лучшая проза - книги, представленные на соискание премии имени Юсифа Самедоглы
  2. Самое лучшее поэтическое произведение - книги, представленные на соискание премии имени Али Керима
  3. Самая лучшая критика и эссеистика - книги, представленные на соискание премии имени Яшара Караева
  4. Самый лучший перевод - книги, представленные на соискание премии имени Аббаса Саххата
  5. Самое лучшее публицистическое произведение, написанное об Азербайджане в нашей стране и за её пределами - книги, представленные на соискание премии имени Наджафа Наджафова[15]

Интересные факты

31 октября 2012 года Союз писателей Азербайджана и информационное агентство «Интерфакс-Азербайджан» дали старт реализации совместного проекта, направленного на популяризацию новых книг, издаваемых в Азербайджане. Согласно проекту, на сайте агентства была открыта рубрика под названием «Новинки книжной продукции в Азербайджане», в которой периодично размещается краткая информация о новых книгах, опубликованных при рецензировании Союза писателей Азербайджана.[16]

Координаты

Адрес

Союз писателей Азербайджана функционирует по адресу: город Баку, улица Хагани 25.

См. также

Напишите отзыв о статье "Союз писателей Азербайджана"

Примечания

  1. [www.aze.az/news_tureckiy_poet_voshel_42557.html Турецкий поэт вошёл в Союз писателей Азербайджана]
  2. [azerbaijans.com/content_1793_ru.html Союз писателей Азербайджана]
  3. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/encikl_75.html УКАЗ Президента Азербайджанской Республики об усилении государственной заботы о писателях Азербайджана]
  4. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/encikl_75_2.html Распоряжение Президента Азербайджанской Республики о 75-летнем юбилее создания Союза писателей Азербайджана и начала издания “Адабийят газети”]
  5. [news.lent.az/news/124769 Azərbaycan Yazıçılar Birliyinin qurultayının vaxtı bilindi]
  6. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/azerbaijan.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА Журнал “Азербайджан”]
  7. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/lit_azerbaijan.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА “Литературный Азербайджан”]
  8. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/adabiyyat.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА “Адабийят газети”-75 ]
  9. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/ulduz.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА: Из истории издания журнала “Улдуз” (Звезда)]
  10. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/qobustan.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА “Гобустан” ]
  11. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/dunya_adab.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА: Информация, связанная с деятельностью журнала “Мировая литература” за 2004-2009 годы]
  12. [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/mir_lit.html ПЕЧАТНЫЕ ОРГАНЫ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ АЗЕРБАЙДЖАНА “Мир Литературы”: сегодня и всегда]
  13. [www.azeri.ru/diaspora/organization/259/ Московское отделение Союза писателей Азербайджана]
  14. [www.525.az/site/?name=xeber&duzelis=0&news_id=3523 Azərbaycan Yazıçılar Birliyinin Abşeron filialı təsis edildi]
  15. [www.1news.az/culture/20130201105642464.html Объявлен шорт-лист литературной премии Союза писателей Азербайджана]
  16. [interfax.az/view/556551 Союз писателей Азербайджана и "Интерфакс-Азербайджан" реализуют совместный проект]

Ссылки

  • [www.azyb.net/ Официальный сайт Союза Писателей Азербайджана]
  • [mediateka.musigi-dunya.az/yaz_birliyi_75/ru/ Союз писателей Азербайджана - 75]
  • [www.ayb.az Союз Писателей Азербайджана]

Отрывок, характеризующий Союз писателей Азербайджана

– Что же, не будешь еще? А у меня славная карточка приготовлена. – Как будто более всего его интересовало веселье самой игры.
«Всё кончено, я пропал! думал он. Теперь пуля в лоб – одно остается», и вместе с тем он сказал веселым голосом:
– Ну, еще одну карточку.
– Хорошо, – отвечал Долохов, окончив итог, – хорошо! 21 рубль идет, – сказал он, указывая на цифру 21, рознившую ровный счет 43 тысяч, и взяв колоду, приготовился метать. Ростов покорно отогнул угол и вместо приготовленных 6.000, старательно написал 21.
– Это мне всё равно, – сказал он, – мне только интересно знать, убьешь ты, или дашь мне эту десятку.
Долохов серьезно стал метать. О, как ненавидел Ростов в эту минуту эти руки, красноватые с короткими пальцами и с волосами, видневшимися из под рубашки, имевшие его в своей власти… Десятка была дана.
– За вами 43 тысячи, граф, – сказал Долохов и потягиваясь встал из за стола. – А устаешь однако так долго сидеть, – сказал он.
– Да, и я тоже устал, – сказал Ростов.
Долохов, как будто напоминая ему, что ему неприлично было шутить, перебил его: Когда прикажете получить деньги, граф?
Ростов вспыхнув, вызвал Долохова в другую комнату.
– Я не могу вдруг заплатить всё, ты возьмешь вексель, – сказал он.
– Послушай, Ростов, – сказал Долохов, ясно улыбаясь и глядя в глаза Николаю, – ты знаешь поговорку: «Счастлив в любви, несчастлив в картах». Кузина твоя влюблена в тебя. Я знаю.
«О! это ужасно чувствовать себя так во власти этого человека», – думал Ростов. Ростов понимал, какой удар он нанесет отцу, матери объявлением этого проигрыша; он понимал, какое бы было счастье избавиться от всего этого, и понимал, что Долохов знает, что может избавить его от этого стыда и горя, и теперь хочет еще играть с ним, как кошка с мышью.
– Твоя кузина… – хотел сказать Долохов; но Николай перебил его.
– Моя кузина тут ни при чем, и о ней говорить нечего! – крикнул он с бешенством.
– Так когда получить? – спросил Долохов.
– Завтра, – сказал Ростов, и вышел из комнаты.


Сказать «завтра» и выдержать тон приличия было не трудно; но приехать одному домой, увидать сестер, брата, мать, отца, признаваться и просить денег, на которые не имеешь права после данного честного слова, было ужасно.
Дома еще не спали. Молодежь дома Ростовых, воротившись из театра, поужинав, сидела у клавикорд. Как только Николай вошел в залу, его охватила та любовная, поэтическая атмосфера, которая царствовала в эту зиму в их доме и которая теперь, после предложения Долохова и бала Иогеля, казалось, еще более сгустилась, как воздух перед грозой, над Соней и Наташей. Соня и Наташа в голубых платьях, в которых они были в театре, хорошенькие и знающие это, счастливые, улыбаясь, стояли у клавикорд. Вера с Шиншиным играла в шахматы в гостиной. Старая графиня, ожидая сына и мужа, раскладывала пасьянс с старушкой дворянкой, жившей у них в доме. Денисов с блестящими глазами и взъерошенными волосами сидел, откинув ножку назад, у клавикорд, и хлопая по ним своими коротенькими пальцами, брал аккорды, и закатывая глаза, своим маленьким, хриплым, но верным голосом, пел сочиненное им стихотворение «Волшебница», к которому он пытался найти музыку.
Волшебница, скажи, какая сила
Влечет меня к покинутым струнам;
Какой огонь ты в сердце заронила,
Какой восторг разлился по перстам!
Пел он страстным голосом, блестя на испуганную и счастливую Наташу своими агатовыми, черными глазами.
– Прекрасно! отлично! – кричала Наташа. – Еще другой куплет, – говорила она, не замечая Николая.
«У них всё то же» – подумал Николай, заглядывая в гостиную, где он увидал Веру и мать с старушкой.
– А! вот и Николенька! – Наташа подбежала к нему.
– Папенька дома? – спросил он.
– Как я рада, что ты приехал! – не отвечая, сказала Наташа, – нам так весело. Василий Дмитрич остался для меня еще день, ты знаешь?
– Нет, еще не приезжал папа, – сказала Соня.
– Коко, ты приехал, поди ко мне, дружок! – сказал голос графини из гостиной. Николай подошел к матери, поцеловал ее руку и, молча подсев к ее столу, стал смотреть на ее руки, раскладывавшие карты. Из залы всё слышались смех и веселые голоса, уговаривавшие Наташу.
– Ну, хорошо, хорошо, – закричал Денисов, – теперь нечего отговариваться, за вами barcarolla, умоляю вас.
Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.
«Вот она я!» как будто говорила она, отвечая на восторженный взгляд Денисова, следившего за ней.
«И чему она радуется! – подумал Николай, глядя на сестру. И как ей не скучно и не совестно!» Наташа взяла первую ноту, горло ее расширилось, грудь выпрямилась, глаза приняли серьезное выражение. Она не думала ни о ком, ни о чем в эту минуту, и из в улыбку сложенного рта полились звуки, те звуки, которые может производить в те же промежутки времени и в те же интервалы всякий, но которые тысячу раз оставляют вас холодным, в тысячу первый раз заставляют вас содрогаться и плакать.
Наташа в эту зиму в первый раз начала серьезно петь и в особенности оттого, что Денисов восторгался ее пением. Она пела теперь не по детски, уж не было в ее пеньи этой комической, ребяческой старательности, которая была в ней прежде; но она пела еще не хорошо, как говорили все знатоки судьи, которые ее слушали. «Не обработан, но прекрасный голос, надо обработать», говорили все. Но говорили это обыкновенно уже гораздо после того, как замолкал ее голос. В то же время, когда звучал этот необработанный голос с неправильными придыханиями и с усилиями переходов, даже знатоки судьи ничего не говорили, и только наслаждались этим необработанным голосом и только желали еще раз услыхать его. В голосе ее была та девственная нетронутость, то незнание своих сил и та необработанная еще бархатность, которые так соединялись с недостатками искусства пенья, что, казалось, нельзя было ничего изменить в этом голосе, не испортив его.
«Что ж это такое? – подумал Николай, услыхав ее голос и широко раскрывая глаза. – Что с ней сделалось? Как она поет нынче?» – подумал он. И вдруг весь мир для него сосредоточился в ожидании следующей ноты, следующей фразы, и всё в мире сделалось разделенным на три темпа: «Oh mio crudele affetto… [О моя жестокая любовь…] Раз, два, три… раз, два… три… раз… Oh mio crudele affetto… Раз, два, три… раз. Эх, жизнь наша дурацкая! – думал Николай. Всё это, и несчастье, и деньги, и Долохов, и злоба, и честь – всё это вздор… а вот оно настоящее… Hy, Наташа, ну, голубчик! ну матушка!… как она этот si возьмет? взяла! слава Богу!» – и он, сам не замечая того, что он поет, чтобы усилить этот si, взял втору в терцию высокой ноты. «Боже мой! как хорошо! Неужели это я взял? как счастливо!» подумал он.
О! как задрожала эта терция, и как тронулось что то лучшее, что было в душе Ростова. И это что то было независимо от всего в мире, и выше всего в мире. Какие тут проигрыши, и Долоховы, и честное слово!… Всё вздор! Можно зарезать, украсть и всё таки быть счастливым…


Давно уже Ростов не испытывал такого наслаждения от музыки, как в этот день. Но как только Наташа кончила свою баркароллу, действительность опять вспомнилась ему. Он, ничего не сказав, вышел и пошел вниз в свою комнату. Через четверть часа старый граф, веселый и довольный, приехал из клуба. Николай, услыхав его приезд, пошел к нему.
– Ну что, повеселился? – сказал Илья Андреич, радостно и гордо улыбаясь на своего сына. Николай хотел сказать, что «да», но не мог: он чуть было не зарыдал. Граф раскуривал трубку и не заметил состояния сына.
«Эх, неизбежно!» – подумал Николай в первый и последний раз. И вдруг самым небрежным тоном, таким, что он сам себе гадок казался, как будто он просил экипажа съездить в город, он сказал отцу.
– Папа, а я к вам за делом пришел. Я было и забыл. Мне денег нужно.
– Вот как, – сказал отец, находившийся в особенно веселом духе. – Я тебе говорил, что не достанет. Много ли?
– Очень много, – краснея и с глупой, небрежной улыбкой, которую он долго потом не мог себе простить, сказал Николай. – Я немного проиграл, т. е. много даже, очень много, 43 тысячи.
– Что? Кому?… Шутишь! – крикнул граф, вдруг апоплексически краснея шеей и затылком, как краснеют старые люди.
– Я обещал заплатить завтра, – сказал Николай.
– Ну!… – сказал старый граф, разводя руками и бессильно опустился на диван.
– Что же делать! С кем это не случалось! – сказал сын развязным, смелым тоном, тогда как в душе своей он считал себя негодяем, подлецом, который целой жизнью не мог искупить своего преступления. Ему хотелось бы целовать руки своего отца, на коленях просить его прощения, а он небрежным и даже грубым тоном говорил, что это со всяким случается.
Граф Илья Андреич опустил глаза, услыхав эти слова сына и заторопился, отыскивая что то.
– Да, да, – проговорил он, – трудно, я боюсь, трудно достать…с кем не бывало! да, с кем не бывало… – И граф мельком взглянул в лицо сыну и пошел вон из комнаты… Николай готовился на отпор, но никак не ожидал этого.
– Папенька! па…пенька! – закричал он ему вслед, рыдая; простите меня! – И, схватив руку отца, он прижался к ней губами и заплакал.

В то время, как отец объяснялся с сыном, у матери с дочерью происходило не менее важное объяснение. Наташа взволнованная прибежала к матери.
– Мама!… Мама!… он мне сделал…
– Что сделал?
– Сделал, сделал предложение. Мама! Мама! – кричала она. Графиня не верила своим ушам. Денисов сделал предложение. Кому? Этой крошечной девочке Наташе, которая еще недавно играла в куклы и теперь еще брала уроки.
– Наташа, полно, глупости! – сказала она, еще надеясь, что это была шутка.
– Ну вот, глупости! – Я вам дело говорю, – сердито сказала Наташа. – Я пришла спросить, что делать, а вы мне говорите: «глупости»…
Графиня пожала плечами.
– Ежели правда, что мосьё Денисов сделал тебе предложение, то скажи ему, что он дурак, вот и всё.
– Нет, он не дурак, – обиженно и серьезно сказала Наташа.
– Ну так что ж ты хочешь? Вы нынче ведь все влюблены. Ну, влюблена, так выходи за него замуж! – сердито смеясь, проговорила графиня. – С Богом!
– Нет, мама, я не влюблена в него, должно быть не влюблена в него.
– Ну, так так и скажи ему.
– Мама, вы сердитесь? Вы не сердитесь, голубушка, ну в чем же я виновата?
– Нет, да что же, мой друг? Хочешь, я пойду скажу ему, – сказала графиня, улыбаясь.
– Нет, я сама, только научите. Вам всё легко, – прибавила она, отвечая на ее улыбку. – А коли бы видели вы, как он мне это сказал! Ведь я знаю, что он не хотел этого сказать, да уж нечаянно сказал.
– Ну всё таки надо отказать.
– Нет, не надо. Мне так его жалко! Он такой милый.
– Ну, так прими предложение. И то пора замуж итти, – сердито и насмешливо сказала мать.
– Нет, мама, мне так жалко его. Я не знаю, как я скажу.
– Да тебе и нечего говорить, я сама скажу, – сказала графиня, возмущенная тем, что осмелились смотреть, как на большую, на эту маленькую Наташу.
– Нет, ни за что, я сама, а вы слушайте у двери, – и Наташа побежала через гостиную в залу, где на том же стуле, у клавикорд, закрыв лицо руками, сидел Денисов. Он вскочил на звук ее легких шагов.
– Натали, – сказал он, быстрыми шагами подходя к ней, – решайте мою судьбу. Она в ваших руках!
– Василий Дмитрич, мне вас так жалко!… Нет, но вы такой славный… но не надо… это… а так я вас всегда буду любить.
Денисов нагнулся над ее рукою, и она услыхала странные, непонятные для нее звуки. Она поцеловала его в черную, спутанную, курчавую голову. В это время послышался поспешный шум платья графини. Она подошла к ним.
– Василий Дмитрич, я благодарю вас за честь, – сказала графиня смущенным голосом, но который казался строгим Денисову, – но моя дочь так молода, и я думала, что вы, как друг моего сына, обратитесь прежде ко мне. В таком случае вы не поставили бы меня в необходимость отказа.
– Г'афиня, – сказал Денисов с опущенными глазами и виноватым видом, хотел сказать что то еще и запнулся.
Наташа не могла спокойно видеть его таким жалким. Она начала громко всхлипывать.
– Г'афиня, я виноват перед вами, – продолжал Денисов прерывающимся голосом, – но знайте, что я так боготво'ю вашу дочь и всё ваше семейство, что две жизни отдам… – Он посмотрел на графиню и, заметив ее строгое лицо… – Ну п'ощайте, г'афиня, – сказал он, поцеловал ее руку и, не взглянув на Наташу, быстрыми, решительными шагами вышел из комнаты.

На другой день Ростов проводил Денисова, который не хотел более ни одного дня оставаться в Москве. Денисова провожали у цыган все его московские приятели, и он не помнил, как его уложили в сани и как везли первые три станции.
После отъезда Денисова, Ростов, дожидаясь денег, которые не вдруг мог собрать старый граф, провел еще две недели в Москве, не выезжая из дому, и преимущественно в комнате барышень.