Спикер Палаты представителей США

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Спикер Палаты представителей США
Speaker of the United States House of Representatives

Печать спикера

Должность занимает
Пол Райан
с 29 октября 2015 года
Возглавляет

Палата представителей

Форма обращения

Господин/Госпожа Спикер
Достопочтенный

Назначается

Избирается Палатой представителей США из состава своих членов

Должность появилась

1 апреля 1789 года

Первый в должности

Фредерик Муленберг

Сайт

www.speaker.gov/

Спикер Палаты представителей США (англ. Speaker of the United States House of Representatives) — глава и председатель Палаты представителей — нижней палаты американского парламента. Должность спикера была учреждена в 1789 году согласно конституции США.

Спикер Палаты представителей занимает второе место в списке наследования полномочий президента после вице-президента и перед временным президентом Сената США[1], являясь, по сути, третьим человеком в иерархии политической системы Соединённых штатов. На своём посту спикер выполняет организационную и административно-процессуальную функции, а также непосредственно представляет свой округ, от которого и был избран.

В настоящее время спикером Палаты представителей США является республиканец Пол Райан, избранный 29 октября 2015 года.





Избрание

Палата представителей избирает спикера в первый день заседания каждого нового конгресса. Каждая из представленных партий выдвигает кандидатуру на пост главы, избрание кандидата происходит путём набора простого большинства голосов. Затем вновь избранного спикера приводит к присяге самый старший член Палаты представителей.

Всегда ожидаемо, что члены партии будут голосовать за своего кандидата, однако в истории были случаи, когда такого не происходило. Те, кто голосует за кандидата от другой партии, часто сталкиваются с серьёзными последствиями, вплоть до потери управления комитетами. Последний крупный случай такого плана произошёл в 2000 году, когда демократ Джим Трафикант из Огайо отдал свой голос за республиканца Денниса Хестерта; впоследствии демократы сняли его с поста управления комитета.

Полномочия и обязанности

Спикер является руководителем Палаты представителей, осуществляя на своём посту различные административные и важные политические функции. Вести дискуссии в палате и председательствовать ему помогают, выполняя административные функции, клерк и парламентский пристав. К важнейшим политическим функциям спикера относится участие и назначение некоторых членов важных комитетов. Также он имеет право участвовать в дискуссиях и голосовать, но обычно делает это только в исключительных случаях. в основном это происходит тогда, когда его голос становится решающим или по вопросам, представляющим большое значение (например, конституционные поправки).

При этом часто спикер передаёт свои функции другому лицу, назначая его временно председательствующим в палате. Во время важных дебатов временным председательствующим является обычно самый старый парламентарий, в других случаях спикер может назначить и более молодого политика.

Спикер председательствует также на совместных заседаниях Сената и Палаты представителей, однако согласно XXII поправки к конституции США, когда происходит совместное заседние Конгресса по вопросу выборов (чтобы считать голоса выборщиков и подтверждать результаты президентских выборов), председательствует председатель Сената.

Глава Палаты представителй также может отставить любого из должностных лиц палаты: клерка, пристава, главного административного офицера и капеллана; кроме того в его компетенцию входит назначение историка Палаты представителей и главного юридического консультанта. Вместе с лидерами партии также назначает генерального инспектора.

Согласно закону 1947 года, спикер Палаты представителей является вторым в линии наследования президентских полномочий после вице-президента и перед временным президентом Сената США[1]. Некоторые историки считают, что такое положение о наследовании неконституционно.

На сегодняшний день спикер Палаты представителей ни разу не становился президентом. Это практически могло случиться в 1973 году, когда ушёл в отставку вице-президент Спиро Агню. Многие считали, что вследствие «Уотергейтского скандала» Ричард Никсон тоже уйдёт в отставку, что позволило бы Карлу Альберту стать главой государства. Однако Никсон, в соответствие с XXV поправкой к конституции, успел назначить вице-президентом Джеральда Форда.

История

Первым спикером Палаты представителей стал федералист Фредерик Муленберг[2].

Роль спикера усилилась во время Генри Клея (1811—1814, 1815—1820 и 1823—1825)[3]. В отличие от многих своих предшественников, он принимал участие в дискуссиях и использовал своё влияние для лоббирования мер, которые он поддерживал (в частности, объявление войны 1812 года и некоторые другие). Кроме того, Клей участвовал в выборах президента США в 1824 году, когда в первый и пока единственный раз главу американского государства избирал Конгресс, отдав свой голос за Джона Куинси Адамса. После ухода Генри Клея из парламента престиж должности спикера начала снижаться, было сложно добиться большинства для назначения. В 1855 и в 1859 годах, например, выборы спикера затянулись на два месяца. С 1839 по 1863 год на посту сменилось 11 глав палаты, при этом только один из всех работал в течение более одного срока. На сегодняшний день только Джеймс Полк является единственный спикером Палаты представителей, который позже был избран президентом.

К концу 19-го века должность спикера стала трансформироваться и развиваться. Одним из главных рычагов влияния главы палаты стала его роль на посту председателя комитета по регламенту, который после реорганизации комитетов в 1880 году стал одним из самых значимых в Палате представителей. Главными фигурами на посту спикера тех лет были Том Рид (1889—1891, 1895—1899) и особенно Джозеф Кеннон (1903—1911). Кеннон взял в свои руки практически полный контроль над палатой, определял повестку дня, назначал членов всех комитетов и возглавлял комитет по регламенту, при этом активно поддерживая республиканцев. В 1910 году, однако, спикера лишили части полномочий, но уже к 1915 году часть их восстановили.

Дольше всех пока должность спикера занимал демократ Сэм Рейберн (1940—1947, 1949—1953, 1955—1961)[4]. Активно взаимодействуя с комитетами, он помог принять ряд важный законопроектов, обеспечить принятие внутренних мер и программ помощи иностранным государствам, за которые выступали президенты Рузвельт и Трумэн. Преемником Рейберна стал демократ Джон Уильям Маккормак (1962—1971), запомнившейся, в частности, из-за своего несогласия с более молодыми политиками-соратниками. В середине 1970-х годов власть спикера вновь выросла с приходом на этот пост Карла Альберта, при котором спикер вновь получил право назначать большинство членом комитета по регламенту, отобранное у него в 1910 году.

Преемник Альберта демократ Тип О’Нил, оппозиционировавший тогдашнему президенту-республиканцу Рональду Рейгану, дольше всех занимал пост главы палаты без перерыва (1977—1987). Он бы не согласен с политикой президента по вопросу внутренних программ и расходов на оборону. В 1980 и 1982 годах республиканцы сделали Нила своей главной целью, однако демократом все же удалось сохранить большинство в те года.

В 1995 году, после сорока лет отсутствия у власти спикеров-республиканцев, им удалось вернуть пост в свои руки. Главой палаты стал Ньют Грингич; весь свой период он постоянно сталкивался с президентом-демократом Биллом Клинтоном, что привело к роспуску федерального правительства в 1995 и 1996 годах. Ньют Грингич не стал баллотироваться на третий срок, и его место в качестве компромиссного варианта занял Деннис Хастерт.

В 2007 году демократы получили большинство в палате, и спикером стала Нэнси Пелоси, став первой женщиной на этом посту. В 2010 году республиканцы вновь восстановили большинство в палате, и спикером в январе 2011 года стал Джон Бейнер. 29 октября 2015 года Бейнера на этом посту заменил Пол Райан.

См. также

Напишите отзыв о статье "Спикер Палаты представителей США"

Примечания

  1. 1 2 [www.law.cornell.edu/uscode/text/3/19 Порядок замещения должности президента. Раздел 3 ст. 19 Кодекса Соединённых штатов(англ.). Школа права Корнельского университета. Проверено 1 апреля 2012. [www.webcitation.org/6AZbZfH0k Архивировано из первоисточника 10 сентября 2012].
  2. Oswald Seidensticker [www.jstor.org/stable/20083312 Frederick Augustus Conrad Muhlenberg, Speaker of the House of Representatives, in the First Congress, 1789] (англ.) // Pennsylvania Magazine of History and Biography. — 1889. — Vol. Vol. 13, No. 2. — P. 184-206.
  3. Charles Stewart III. [dspace.mit.edu/bitstream/handle/1721.1/18148/clay.pdf?sequence=1 Architect or tactician? Henry Clay and the institutional development of the US House of Representatives]. — Department of Political Science Massachusetts Institute of Technology, 1998.
  4. [www.thc.state.tx.us/samrayhouse/srhdefault.html Sam Rayburn House Museum] (англ.). Texas Historical Commission. Проверено 1 апреля 2012. [web.archive.org/web/20070701112906/www.thc.state.tx.us/samrayhouse/srhdefault.html Архивировано из первоисточника 1 июля 2007].

Ссылки

  • [www.speaker.gov/ Официальный сайт спикера Палаты представителей США]
Предшественник:
Вице-президент
Джо Байден
2-й в линии наследования президентских полномочий Преемник:
Временный президент Сената США
Оррин Хэтч

Отрывок, характеризующий Спикер Палаты представителей США

– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.
Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра.
– До свидания, очень благодарю вас. Государь император, вероятно, пожелает вас видеть, – повторил он и наклонил голову.
Когда князь Андрей вышел из дворца, он почувствовал, что весь интерес и счастие, доставленные ему победой, оставлены им теперь и переданы в равнодушные руки военного министра и учтивого адъютанта. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием.


Князь Андрей остановился в Брюнне у своего знакомого, русского дипломата .Билибина.
– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.