Список Народных героев Югославии/С

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

В настоящем списке в алфавитном порядке представлены все Народные герои Югославии, чьи фамилии начинаются с буквы «C» (всего 79 человек). В списке указаны даты присвоения звания и даты жизни Героев.

  • Серым цветом в таблице выделены Герои, награждённые орденом Народного героя посмертно.


Список Народных героев Югославии, фамилии которых начинаются с «C»


п/п
Фото Фамилия, Имя Дата присвоения звания Годы жизни
1037 Сабляк, Иван
24 июля 1953
21 июня 1919 — октябрь 1944
1038 Саватич, Лазар
2 октября 1953
24 мая 1914 — 26 июля 1950
1039 Савин, Анте
24 июля 1953
1916—1942
1040 Садику, Рамиз
6 марта 1945
1915 — 10 апреля 1943
1041 Салихагич, Химзо
20 декабря 1951
1917 — 22 марта 1943
1042 Светина, Мира
27 ноября 1953
1915—2007
1043 Северович, Никола
27 ноября 1953
1919 — 13 июля 1943
1044 Секирник, Янко
20 декабря 1951
18 мая 1921—1996
1045 Секулич, Байо
11 июля 1945
12 февраля 1913 — 20 марта 1942
1046 Секулич, Никола
27 ноября 1953
6 февраля 1911 — 1 марта 2002
1047 Секулич, Степан
26 июля 1945
1922—1944
1048 Семич, Стане
20 октября 1944
13 ноября 1915 — 1 ноября 1985
1049 Сенюг, Иван
19 июня 1945
1920 — 20 августа 1944
1050 Сенянович, Джермано
24 июля 1953
27 июля 1923 — 19 февраля 1942
1051 Серво, Михай
5 июля 1951
6 декабря 1900 — сентябрь 1941
1052 Симеонович, Джордже
27 ноября 1953
1915—1941
1053 Симич, Сима
6 июля 1953
1920—1943
1054 Симович, Милан
6 сентября 1942
12 июля 1909 — 21 января 1942
1055 Симончич, Винко
9 мая 1945
1914—1944
1056 Скварча, Иван
15 июля 1951
1915—1943
1057 Скочилич, Йосип
27 ноября 1953
18 октября 1915 — 19 февраля 2001
1058 Славец, Иво
27 ноября 1953
1915—1943
1059 Слак, Йоже
20 декабря 1951
1902—1943
1060 Смилевский, Видое
6 июля 1953
14 августа 1915 — 8 сентября 1979
1061 Совиль, Никола
13 марта 1945
23 октября 1919 — 9/10 августа 1944
1062 Согич, Сава
2 октября 1953
24 апреля 1915 — 2 августа 1981
1063 Солдатич, Данило
7 августа 1942
15 июля 1911 — 17 мая 1942
1064 Сотирович, Мирко
27 ноября 1953
10 ноября 1916 — 1 июля 1943
1065 Софиянич, Ратко
20 декабря 1951
4 марта 1915 — 21 августа 1968
1066 Спасич, Милан
10 сентября 1973
8 ноября 1909 — 17 апреля 1941
1067 Спасоевич, Лука
8 октября 1953
1916—1943
1068 Сребрнич, Йоже
4 сентября 1953
28 февраля 1884 — июль 1944
1069 Сремчевич, Станислав
5 июля 1951
1910 — 15 февраля 1943
1070 Срнич, Драгослав
7 июля 1953
1914—1941
1071 Стадлер, Франц
15 июля 1952
1915—2000
1072 Стамболич, Петар
27 ноября 1953
12 июля 1912 — 21 сентября 2007
1073 Стаменкович, Драги[1]
6 июля 1953
29 февраля 1920 — 17 февраля 2004
1074 Стаменкович, Коста
14 декабря 1949
3 октября 1893 — 26 марта 1942
1075 Стаменкович, Трайко[2]
14 декабря 1949
11 мая 1909 — конец 1942
1076 Станивукович, Милан
13 мая 1945
4 мая 1912 — 27 декабря 1944
1077 Станимирович, Миодраг
5 июля 1951
19 августа 1919 — 20 октября 1943
1078 Станич, Драгутин
20 декабря 1951
13 февраля 1913 — 18 сентября 1996
1079 Станичич, Марко
10 июля 1953
1920—1983
1080 Станичич, Мате
24 июля 1953
1920—1985
1081 Станкович, Александар
27 ноября 1953
1906—1941
1082 Станкович, Велизар
27 ноября 1953
9 марта 1922 — 13 февраля 1942
1083 Станкович, Петар
9 октября 1953
1923—1983
1084 Станоевич, Саво
6 декабря 1944[3]
н. д.
1085 Станойлович, Милорад
7 июля 1953
1919 — 30 сентября 1942
1086 Станойлович, Момчило
23 июня 1948
5 августа 1916 — 13 июня 1943
1087 Станте, Петар
15 июля 1952
4 мая 1914 — 1980
1088 Станчир, Славко
27 ноября 1953
8 марта 1925 — 30 июня 1944
1089 Стариха, Иван
20 декабря 1951
11 декабря 1922 — 7 ноября 1942
1090 Стевович, Родолюб
27 ноября 1953
25 июня 1917 — 4 апреля 1943
1091 Стефанович, Иван
8 октября 1953
30 мая 1912 — 22 августа 1948
1092 Стефанович, Светислав
27 ноября 1953
8 апреля 1910 — 9 января 1980
1093 Стикович, Милосав
27 ноября 1953
23 мая 1914 — июнь 1943
1094 Стойкович, Мича
8 октября 1953
1919 — февраль 1943
1095 Стойковский, Трайко
20 декабря 1951
10 января 1923 — 14 октября 2005
1096 Стойменский, Славчо
9 октября 1953
25 ноября 1921 — 17 августа 1943
1097 Стойнич, Велимир
24 июля 1953
5 апреля 1916 — 28 ноября 1990
1098 Стойчевский, Гоце
9 октября 1953
26 ноября 1919 — 19 сентября 1944
1099 Стоянович, Божидар
8 октября 1953
1914—1944
1100 Стоянович, Бранко
23 июля 1953
11 октября 1923 — 10 августа 1981
1101 Стоянович, Йован
20 декабря 1951
1923—1943
1102 Стоянович, Лазар
27 ноября 1953
1904 — 9 февраля 1942
1103 Стоянович, Михаило
27 ноября 1953
1918—1942
1104 Стоянович, Младен
7 августа 1942
1896 — 2 апреля 1942
1105 Стоянович, Лазо
20 декабря 1951
1912—1942
1106 Стоянович, Никодие
14 декабря 1949
1912—1942
1107 Страчковский, Благоя
11 октября 1953
29 февраля 1920 — 14 января 1943
1108 Стризич, Томо
20 декабря 1951
16 марта 1906 — 10 июня 1944
1109 Стругар, Душан
10 июля 1952
1922—1943
1110 Стругар, Джуро
9 мая 1945
9 мая 1912 — сентябрь 1941
1111 Стругар, Нико
20 декабря 1951
1901—1962
1112 Сузич, Милош
20 декабря 1951
2 февраля 1903 — 28 ноября 1945
1113 Сулич, Иван
22 июля 1953
1923—1944
1114 Сурла, Бранко
24 июля 1953
1922—1944
1115 Сурчевич, Слободан
9 октября 1953
1919—1944

Напишите отзыв о статье "Список Народных героев Югославии/С"

Примечания

  1. Брат Народного героя Трайко Стаменковича.
  2. Брат Народного героя Драги Стаменковича.
  3. Лишён звания в 1952 году.

Литература

  • Народни хероји Југославије. — Београд: Младост, 1975.

Ссылки

  • [hem.bredband.net/vuk-sfrj/istorija/heroji/S.htm Список Народных героев на С]. [www.webcitation.org/67kg4pvaW Архивировано из первоисточника 18 мая 2012].

Отрывок, характеризующий Список Народных героев Югославии/С

Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня. Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки. Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди? Мы все умрем, с наслаждением умрем за него. Так, господа? Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже. За здоровье Александра первого! Урра!
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
– Ребята, за здоровье государя императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
– Вот на походе не в кого влюбиться, так он в ца'я влюбился, – сказал он.
– Денисов, ты этим не шути, – крикнул Ростов, – это такое высокое, такое прекрасное чувство, такое…
– Ве'ю, ве'ю, д'ужок, и 'азделяю и одоб'яю…
– Нет, не понимаешь!
И Ростов встал и пошел бродить между костров, мечтая о том, какое было бы счастие умереть, не спасая жизнь (об этом он и не смел мечтать), а просто умереть в глазах государя. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. И не он один испытывал это чувство в те памятные дни, предшествующие Аустерлицкому сражению: девять десятых людей русской армии в то время были влюблены, хотя и менее восторженно, в своего царя и в славу русского оружия.


На следующий день государь остановился в Вишау. Лейб медик Вилье несколько раз был призываем к нему. В главной квартире и в ближайших войсках распространилось известие, что государь был нездоров. Он ничего не ел и дурно спал эту ночь, как говорили приближенные. Причина этого нездоровья заключалась в сильном впечатлении, произведенном на чувствительную душу государя видом раненых и убитых.
На заре 17 го числа в Вишау был препровожден с аванпостов французский офицер, приехавший под парламентерским флагом, требуя свидания с русским императором. Офицер этот был Савари. Государь только что заснул, и потому Савари должен был дожидаться. В полдень он был допущен к государю и через час поехал вместе с князем Долгоруковым на аванпосты французской армии.
Как слышно было, цель присылки Савари состояла в предложении свидания императора Александра с Наполеоном. В личном свидании, к радости и гордости всей армии, было отказано, и вместо государя князь Долгоруков, победитель при Вишау, был отправлен вместе с Савари для переговоров с Наполеоном, ежели переговоры эти, против чаяния, имели целью действительное желание мира.
Ввечеру вернулся Долгоруков, прошел прямо к государю и долго пробыл у него наедине.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и неприятельские аванпосты после коротких перестрелок отступали. В высших сферах армии с полдня 19 го числа началось сильное хлопотливо возбужденное движение, продолжавшееся до утра следующего дня, 20 го ноября, в который дано было столь памятное Аустерлицкое сражение.
До полудня 19 числа движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной главной квартирой императоров; после полудня того же дня движение передалось в главную квартиру Кутузова и в штабы колонных начальников. Вечером через адъютантов разнеслось это движение по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 поднялась с ночлегов, загудела говором и заколыхалась и тронулась громадным девятиверстным холстом 80 титысячная масса союзного войска.
Сосредоточенное движение, начавшееся поутру в главной квартире императоров и давшее толчок всему дальнейшему движению, было похоже на первое движение серединного колеса больших башенных часов. Медленно двинулось одно колесо, повернулось другое, третье, и всё быстрее и быстрее пошли вертеться колеса, блоки, шестерни, начали играть куранты, выскакивать фигуры, и мерно стали подвигаться стрелки, показывая результат движения.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, так же неудержимо до последнего результата раз данное движение, и так же безучастно неподвижны, за момент до передачи движения, части механизма, до которых еще не дошло дело. Свистят на осях колеса, цепляясь зубьями, шипят от быстроты вертящиеся блоки, а соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово простоять этою неподвижностью; но пришел момент – зацепил рычаг, и, покоряясь движению, трещит, поворачиваясь, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
Как в часах результат сложного движения бесчисленных различных колес и блоков есть только медленное и уравномеренное движение стрелки, указывающей время, так и результатом всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов – всех страстей, желаний, раскаяний, унижений, страданий, порывов гордости, страха, восторга этих людей – был только проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемого сражения трех императоров, т. е. медленное передвижение всемирно исторической стрелки на циферблате истории человечества.
Князь Андрей был в этот день дежурным и неотлучно при главнокомандующем.
В 6 м часу вечера Кутузов приехал в главную квартиру императоров и, недолго пробыв у государя, пошел к обер гофмаршалу графу Толстому.
Болконский воспользовался этим временем, чтобы зайти к Долгорукову узнать о подробностях дела. Князь Андрей чувствовал, что Кутузов чем то расстроен и недоволен, и что им недовольны в главной квартире, и что все лица императорской главной квартиры имеют с ним тон людей, знающих что то такое, чего другие не знают; и поэтому ему хотелось поговорить с Долгоруковым.
– Ну, здравствуйте, mon cher, – сказал Долгоруков, сидевший с Билибиным за чаем. – Праздник на завтра. Что ваш старик? не в духе?
– Не скажу, чтобы был не в духе, но ему, кажется, хотелось бы, чтоб его выслушали.
– Да его слушали на военном совете и будут слушать, когда он будет говорить дело; но медлить и ждать чего то теперь, когда Бонапарт боится более всего генерального сражения, – невозможно.
– Да вы его видели? – сказал князь Андрей. – Ну, что Бонапарт? Какое впечатление он произвел на вас?
– Да, видел и убедился, что он боится генерального сражения более всего на свете, – повторил Долгоруков, видимо, дорожа этим общим выводом, сделанным им из его свидания с Наполеоном. – Ежели бы он не боялся сражения, для чего бы ему было требовать этого свидания, вести переговоры и, главное, отступать, тогда как отступление так противно всей его методе ведения войны? Поверьте мне: он боится, боится генерального сражения, его час настал. Это я вам говорю.
– Но расскажите, как он, что? – еще спросил князь Андрей.
– Он человек в сером сюртуке, очень желавший, чтобы я ему говорил «ваше величество», но, к огорчению своему, не получивший от меня никакого титула. Вот это какой человек, и больше ничего, – отвечал Долгоруков, оглядываясь с улыбкой на Билибина.
– Несмотря на мое полное уважение к старому Кутузову, – продолжал он, – хороши мы были бы все, ожидая чего то и тем давая ему случай уйти или обмануть нас, тогда как теперь он верно в наших руках. Нет, не надобно забывать Суворова и его правила: не ставить себя в положение атакованного, а атаковать самому. Поверьте, на войне энергия молодых людей часто вернее указывает путь, чем вся опытность старых кунктаторов.