Список католических орденов и конгрегаций

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Список католических монашеских орденов и конгрегаций

Название Вариант названия Аббревиатура Год основания (роспуска) Основатель Одеяния
Августинцы O.A.D. 1256 Александр IV (папа римский) (объединил августинские общины в единый орден)
Августинцы Успения Пресвятой Богородицы A.A. 1845 Эммануэль д’Альзон
  • Регулярные каноники
каноники-обсерванты C.R.S.A.
  • Августинцы-эремиты
    • Августинцы-реколлекты, O.R.S.A.
    • Босые августинцы, O.E.D.S.A.
августинские братья O.S.A
Алексиане целлиты C.F.A.
Армянские сестры Непорочного Зачатия 1847
Базилиане Василиане, Орден святого Василия Великого O.S.B.M.
Белые отцы Миссионеры Африки P.A., M.Afr. 1868 Шарль Лавижери
Бенедиктинцы Орден святого Бенедикта O.S.B. 529 Бенедикт Нурсийский
Бонифратры госпиталиты, милосердные братья, орден госпиталитов св. Иоанна Божьего, O.H. 1537 Иоанн Божий
Братья христианских школ школьные братья, ласаллианцы F.S.C. 1684 Жан-Батист де ла Салль
Бригиттки Орден святой Бригитты O.S.Birg ок. 1350 Бригитта Шведская
Варнавиты Регулярные клирики святого Павла C.R.S.P. 1530 Антоний Мария Дзаккариа
Вербисты Общество Слова Божьего S.V.D. 1875 Арнольд Янссен
Визитантки Орден посещения пресвятой Девы Марии O.V.M. 1310 Франциск Сальский, Иоанна де Шанталь
Гилбертинцы Орден гилбертинцев 1130 (1545) Святой Гилберт
Госпитальеры Святого Духа Орден Святого Духа, Орден регулярных братьев-каноников Святого Духа из Уэссекса 1175 (1783) блаженный Гвидон
Доминиканцы Орден проповедников (Ordo Praedicatorum) O.P. 1216 Святой Доминик
Дочери милосердия FdC 1635 Винсент де Поль, Луиза де Марийак
Иезуаты блаженного Иеронима 1365 (1668) Иоанн Коломбини
Иезуиты Общество Иисуса S.J. 1534 Игнатий Лойола
Иеронимиты 1360 (1668)
Институт Воплощенного Слова es:Instituto del Verbo Encarnado I.V.E. 1984 о.Карлос Мигель Буела
Камальдулы XI век Святой Ромуальд
  • Камальдульская конгрегация ордена св. Бенедикта
O.S.B.Cam.
  • Конгрегация камальдульских эремитов Монте-Короны
E.C.M.C.
Камиллианцы Орден регулярных клириков — служителей больных M.I. 1584 Камилл де Леллис
Кармелиты Орден братьев Пресвятой Девы Марии с горы Кармель O.Carm. XII век Бертольд Калабрийский, Альберт Иерусалимский
O.C.D. XVI век Тереза Авильская, Иоанн Креста
  • Конгрегация братьев-кармелитов Непорочной Девы Марии
C.M.I.
Картезианцы Орден картезианцев O.Cart. 1084 Бруно Кёльнский
Кларетинцы Конгрегация миссионеров-сыновей Непорочного Сердца Блаженной Девы Марии C.M.F. 1849 Антоний Мария Кларет
Клариссинки Клариссы, Орден святой Клары O.S.C.I. 1212 Клара Ассизская
Лазаристы Конгрегация миссий, викентиане C.M. 1625 Викентий де Поль
Мариане Конгрегация Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии M.I.C. 1673 Станислав Папчинский
Мерседарии Орден Девы Марии Милосердия по выкупу пленных O. de M. 1218 Пётр Ноласко
Минимы Орден минимов O.M. 1435 Франциск из Паолы
Мхитаристы Орден мхитаристов 1712 Мхитар Севастийский
Назаретанки Сёстры Св. Семейства из Назарета C.S.F.N. 1875 Францишка Седлиская
Назаретанцы Конгрегация Св. Семейства из Назарета F.N. 1900 Джованни Пьямарта
Облаты Миссионеры-облаты Непорочной Девы Марии O.M.I. 1816 Эжен де Мазено
Ораторианцы Конгрегация оратория святого Филиппа Нери C.O.R. 1558 Филипп Нери
Орионисты Конгрегация малых дел Божественного Провидения F.D.P. 1899 Луиджи Орионе
Паллоттинцы 1838 Викентий Паллотти
  • Общество католического апостольства
S.A.C.
  • Паллоттинки, Общество сестёр-миссионерок католического апостольства
С.S.M.A.C.
С.S.A.C.
Пассионисты Конгрегация Страстей Иисуса Христа C.P. 1720 Павел Креста
Паулины Орден св. Павла Отшельника O.S.S.P.E. 1250 Евсевий Гранский
Пиаристы Пиары S.P. 1617 Иосиф Каласанский
Премонстранты Орден регулярных каноников-премонстрантов, Норбертины, Белые каноники O.Praem. 1120 Норберт Ксантенский
Редемптористы Конгрегация Святейшего Искупителя C.Ss.R. 1732 Альфонс Лигуори
Салезианцы Общество св. Франциска Сальского S.D.B. 1859 Иоанн Боско
Сальваторианцы Общество Божественного Спасителя S.D.S. 1881 Иоганн Батист Иордан
Сервиты Орден служителей Девы Марии O.S.M. 1233 Семь святых основателей
Сёстры Миссионерки Любви Сёстры Матери Терезы M.C. 1948 Мать Тереза
Сёстры Святого Семейства Конгрегация Сестёр Миссионерок Святого Семейства M.S.F. 1905 Болеслава Мария Лямент
Сёстры служительницы Иисуса в Евхаристии Евхаристки S.J.E 1923 Матулайтис, Юргис
Орден Богоматери в Сионе Сионы N.D.S. 1843 Ратисбон, Теодор
Сомаски Конгрегация регулярных клириков Сомаски C.R.C.S. 1532 Иероним Эмилиани
Сульпициане Общество священников Святого Сульпиция P.S.S. 1641 Жан-Жак Олье
Театинцы Орден театинцев C.R. 1524 Каетан Тиенский
Тевтонский орден Тевтонский Орден госпитальных братьев Пресвятой Девы Марии в Иерусалиме O.T. 1191 (1809) военный орден
с 1834 — монашеский
Трапписты Орден цистерцианцев строго соблюдения O.C.R. 1663 Арман-Жан Ле Бутилье де Рансе
Тринитарии Орден Пресвятой Троицы O.S.s.T. 1198 Жан де Мата, Феликс де Валуа
Урсулинки Орден святой Урсулы O.S.U. 1535 Анжела де Меричи
Францисканцы 1208 Франциск Ассизский
  • Орден меньших братьев
O.F.M.
O.F.M.Conv. 1517
O.F.M.Cap. 1525 Матвей Басси
Целестинцы Орден целестинцев 1254 (1810) Целестин V
Цистерцианцы Орден цистерцианцев, бернардинцы O.Cist. 1098 Роберт Молемский


См. также

Напишите отзыв о статье "Список католических орденов и конгрегаций"

Ссылки

  • [www.osh.ru/pedia/religion/hristian/st/monks-X-XV-15.shtml Указатель имен и прозвищ монахов]

Отрывок, характеризующий Список католических орденов и конгрегаций


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.
– Нет спокоя, проклятые! – проворчал он с гневом на кого то. «Да, да, еще что то важное было, очень что то важное я приберег себе на ночь в постели. Задвижки? Нет, про это сказал. Нет, что то такое, что то в гостиной было. Княжна Марья что то врала. Десаль что то – дурак этот – говорил. В кармане что то – не вспомню».
– Тишка! Об чем за обедом говорили?
– Об князе, Михайле…
– Молчи, молчи. – Князь захлопал рукой по столу. – Да! Знаю, письмо князя Андрея. Княжна Марья читала. Десаль что то про Витебск говорил. Теперь прочту.
Он велел достать письмо из кармана и придвинуть к кровати столик с лимонадом и витушкой – восковой свечкой и, надев очки, стал читать. Тут только в тишине ночи, при слабом свете из под зеленого колпака, он, прочтя письмо, в первый раз на мгновение понял его значение.
«Французы в Витебске, через четыре перехода они могут быть у Смоленска; может, они уже там».
– Тишка! – Тихон вскочил. – Нет, не надо, не надо! – прокричал он.
Он спрятал письмо под подсвечник и закрыл глаза. И ему представился Дунай, светлый полдень, камыши, русский лагерь, и он входит, он, молодой генерал, без одной морщины на лице, бодрый, веселый, румяный, в расписной шатер Потемкина, и жгучее чувство зависти к любимцу, столь же сильное, как и тогда, волнует его. И он вспоминает все те слова, которые сказаны были тогда при первом Свидании с Потемкиным. И ему представляется с желтизною в жирном лице невысокая, толстая женщина – матушка императрица, ее улыбки, слова, когда она в первый раз, обласкав, приняла его, и вспоминается ее же лицо на катафалке и то столкновение с Зубовым, которое было тогда при ее гробе за право подходить к ее руке.
«Ах, скорее, скорее вернуться к тому времени, и чтобы теперешнее все кончилось поскорее, поскорее, чтобы оставили они меня в покое!»


Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.
Дочь укладывала за спину и под него ситцевые пуховые подушки. Свояченица старушка тайком сунула узелок. Один из кучеров подсадил его под руку.
– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.