Список падишахов Могольской империи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Список падишахов Могольской империи — хронологический перечень верховных правителей из династии Бабуридов (ветвь Тимуридов), возглавлявших империю Великих Моголов с 1526 по 1540 годы и с 1555 по 1857 годы.

В 1526 году представитель ферганской ветви Тимуридов[1] — Захир ад-дин Мухаммад Бабур — основал на территории Восточного Афганистана и Северной Индии государство, впоследствии получившее название империи Великих Моголов (Могольская империя). Бабур принял пышный титул ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Муккаррам Падшах-и-Гази, основной составляющей которого был древний персидский титул падишах (падшах), который использовали все преемники Бабура вплоть до 1857 года[комм. 1].

Сын и наследник Бабура, падишах Хумаюн, не сумел сохранить власть над территорией, завоёванной его отцом, и в 1540 году вынужден был уступить Северную Индию афганской династии Суридов. Через 15 лет, однако, Хумаюну удалось вернуть себе власть над Северной Индией и восстановить государство Великих Моголов[2]. Следующие 150 лет стали периодом невиданного расцвета и могущества государства Бабуридов.

После периода правления падишаха Аламгира I (Аурангзеба) (ум. 1707) империя начинает последовательно клониться к упадку, что выражается в постепенном увеличении автономности региональных правителей (субадаров), появлении на территории империи новых могущественных этно-политических образований (прежде всего, Маратхской конфедерации[3]) и неуклонном уменьшении фактической власти падишаха[4]. Следствием этого явились более частая смена падишахов на престоле Могольской империи, учащение династических распрей и периодическое появление нескольких претендентов на трон падишаха. Если за первые 170 лет на престоле Бабуридов сменилось 6 падишахов, то за последующие 150 лет (17071857) на троне Великих Моголов побывало уже 14 падишахов.

В перечень включены как общепризнанные правители, коронованные падишахами Могольской империи, так и претенденты из рода Бабуридов, заявлявшие свои претензии на престол и провозглашавшиеся падишахами, но так и не сумевшие утвердиться на троне (последние закрашены серебристым цветом).



Перечень падишахов

Портрет Титулатура и тронное имя Правил Личное имя/
даты жизни
Родители Место захоронения
с по
ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам Захир ад-дин Мухаммад Джалал ад-дин Бабур, Падшах-и-Гази[5] 30.04.1526 26.12.1530 Захир ад-дин
Мухаммад
Бабур
[комм. 2]
14.02.1483
26.12.1530
Умар-Шейх-мирза (14568.06.1494), праправнук Тамерлана,
амир Ферганы
Кутлуг-Нигар-ханым (14591505), дочь хана Могулистана Йунус-хана
ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Джам-и-Султанат-и-хакики ва-Маджази, Саййид ас-Салатин, Абуль-Музаффар Насир ад-дин Мухаммад Хумаюн, Падшах-и-Гази, Зиллуллах[6] 26.12.1530
22.02.1555
17.05.1540
27.01.1556
Насир ад-дин
Мухаммад
Хумаюн

6.03.1508
27.01.1556
Бабур (14831530)
падишах Могольской империи
Махам-бегум, дочь шиитского шейха Ахмада из Торбете-Джам, родственница Хусейна Байкары[7]
ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Имам-и-Адиль, Султан аль-Ислам Каффатт аль-Анам, Амир аль-Муминин, Малик-и-Хиндустан, Халифат аль-Мутаали, Абуль-Фатх Джалал ад-дин Мухаммад Акбар I, Сахиб-и-Заман, Падшах-и-Гази, Зиллуллах, Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия[8] 27.01.1556 27.10.1605 Джалал ад-дин
Мухаммад
Акбар

14.10.1542
17.10.1605
Хумаюн (15081556)
падишах Могольской империи
Хамида Бану-бегум (15271604), дочь персидского шиитского шейха Али-Акбара Джами
ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Хушру-и-Гити Панах, Абуль-Фатх Нур ад-дин Мухаммад Джахангир, Падшах-и-Гази[9] 15.10.1605 8.11.1627 Нур ад-дин
Мухаммад
Салим

30.08.1569
8.11.1627
Акбар I (15421605)
падишах Могольской империи
Мариам уз-Замани (15421623), дочь раджи Дхундхара Бхармала
Давар Бахш Бахадур Булаки Падшах-и-Гази[9] 12.11.1627 30.12.1627 Султан
Давар Бахш
Бахадур

1603
2.02.1628
Шахзаде Султан Хусрау-мирза (15871622),
1-й сын падишаха Джахангира
Неизвестно
Имя неизвестно, дочь субадара Азам-Хана Мирзы-Азиза Коки
Шаханшах ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Малик-уль-Султанат, Ала Хазрат Абуль-Музаффар Шихаб ад-дин Мухаммад Шах Джахан I, Сахиб-и-Киран-и-Сани, Падшах-и-Гази, Зиллуллах, Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия 30.12.1627 8.03.1658 Шахаб ад-дин
Мухаммад
Хюррам

5.01.1592
22.01.1666
Джахангир (15691627)
падишах Могольской империи
Тадж-Биби Билкис-Макани (15731619), дочь раджи Марвара Шри Удай Сингхджи Сахиб Бахадура
Абуль-Фауз Насир ад-дин Мухаммад Тимур III Искандер II Сахиб-и-Киран-и-Сани Шах Шуджа Падшах-и-Гази[10][11] 11.1657 12.05.1660 Султан
Мухаммад
Шах Шуджа
Бахадур

23.06.1616
7.02.1661
Шах Джахан I (15921666)
падишах Могольской империи
Неизвестно
Мумтаз-Махал (15931631), дочь наместника Лахора Асаф-хана
Абуль-Музаффар Мурраввидж ад-дин Мухаммад Мурад Бахш Шах Мухаммад Сикандар Падшах-и-Гази[10] 30.11.1657 7.07.1658 Султан
Мухаммад
Мурад Бахш
Бахадур

9.10.1624
14.12.1661
Шах Джахан I (15921666)
падишах Могольской империи
Мумтаз-Махал (15931631), дочь наместника Лахора Асаф-хана
ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Хазрат Абуль-Музаффар Мухйи ад-дин Мухаммад Аурангзеб Бахадур Аламгир I, Падшах-и-Гази, Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия 31.07.1658 3.03.1707 Мухйи ад-дин
Мухаммад
Аурангзеб

4.11.1618
3.03.1707
Шах Джахан I (15921666)
падишах Могольской империи
Мумтаз-Махал (15931631), дочь наместника Лахора Асаф-хана
Падшах-и-Мумалик Абуль-Файз Кутб ад-дин Мухаммад Азам Шах-и-Али Джах Гази[12] 14.03.1707 8.06.1707 Кутб ад-дин
Мухаммад
Азам

28.06.1653
8.06.1707
Аламгир I (16181707)
падишах Могольской империи
Дилрас Бану-бегум (16221657), дочь субадара Малвы, Ауда и Гуджарата Мирзы Бади аз-Замана Сефеви
Падшах Мухаммад Кам Бахш-и-Динпанах[13] 04.1707 13.01.1709 Султан
Мухаммад
Кам Бахш
Бахадур

6.03.1667
14.01.1709
Аламгир I (16181707)
падишах Могольской империи
Удайпури Махал Сахиба, урождённая Удайпури Бай
Сахиб-и-Киран Муаззам Шах Аламгир Сани Абу-н-Насир Сайид Кутб ад-дин Абуль-Музаффар Мухаммад Муаззам Шах Алам I Бахадур Шах I Падшах-и-Гази[14] 19.06.1707 27.02.1712 Кутб ад-дин
Мухаммад
Муаззам

14.10.1643
27.02.1712
Аламгир I (16181707)
падишах Могольской империи
Рахмат ан-Ниса Наваб Бай-бегум Сахиба (ум. 1691), дочь раджи княжества Раджаури из клана Джаррал
Шаханшах-и-Гази Абуль-Фатх Муизз ад-дин Мухаммад Джахандар Шах Сахиб-и-Киран Падшах-и-Джахан Шаханшах-и-Гази[15] 27.02.1712 11.01.1713 Муизз ад-дин
Мухаммад
Джахандар Шах

9.05.1661
11.02.1713
Бахадур Шах I (16431712)
падишах Могольской империи
Низам Бай Сахиба (ум. 1692), дочь субадара Хайдарабада Фатха Йавара Джанг-Бахадура
Абуль-Музаффар Муин ад-дин Мухаммад Шах Фарук Сийяр Алим Акбар Сани Вала Шан Падшах-и-Бахр-у-Бар[16] 11.01.1713 28.02.1719 Муин ад-дин
Мухаммад
Фарук Сийяр

20.08.1685
19.04.1719
Шахзаде Азим уш-Шан (16641712)
субадар Бенгалии (16971712),
2-й сын падишаха Бахадур Шаха I
Сахиба Низван, сестра субадара Кашмира Шаиста-Хана Хаджи-Инаятуллаха
Абуль-Баракат Султан Шамс ад-дин Мухаммад Рафи уд-Дараджат Падшах-и-Гази, Шаханшах-и-Бахр-у-Бар[16] 28.02.1719 6.06.1719 Рафи уд-Дараджат
Шамс ад-дин
Мухаммад-мирза

30.11.1699
19.04.1719
Шахзаде Рафи уш-Шан Бахадур (16701712), субадар Кабула,
3-й сын падишаха Бахадур Шаха I
Наваб-Разиат-ан-Ниса-бегум Сахиба, дочь Шахзаде Султана Мухаммада Акбара
Сахиб-и-Киран Мухаммад Шах Нику Сийяр Таимур-и-Сани Падшах-и-Заман[16] 18.05.1719 13.08.1719 Мухаммад
Нику Сийяр

1679
12.04.1723
Шахзаде Султан Мухаммад Акбар
(16571706), субадар Мултана,
5-й сын падишаха Аламгира I
Наваб-Салима Бану-бегум Сахиба, дочь Шахзаде Султана Сулаймана Шикоха, наиб-субадара Кабула
Рафи уд-Даула Султан Рафи ад-дин Мухаммад Шах Джахан II и-Сани, Падшах-и-Гази, Шаханшах-и-Бахр-у-Бар[16] 6.06.1719 19.09.1719 Рафи уд-Даула
Султан
Рафи ад-дин
Мухаммад-мирза

06.1696
19.09.1719
Шахзаде Рафи уш-Шан Бахадур (16701712), субадар Кабула,
3-й сын падишаха Бахадур Шаха I
Наваб-Нур ан-Ниса-бегум Сахиба, дочь Шайха Баки
Абуль-Фатх Захир ад-дин Мухаммад Ибрахим Шах-и-Шахан[16] 17.10.1720 13.11.1720 Рафи аль-Кадр
Султан Мухаммад
Ибрахим-мирза

9.08.1703
31.01.1746
Шахзаде Рафи уш-Шан Бахадур (16701712), субадар Кабула,
3-й сын падишаха Бахадур Шаха I
Наваб-Нур ан-Ниса-бегум Сахиба, дочь Шайха Баки
Абуль-Музаффар Насир ад-дин Мухаммад Шах Сахиб-и-Киран-и-Сани Падшах-и-Гази[16] 27.09.1719 26.04.1748 Рошан Ахтар
Бахадур

17.08.1702
26.04.1748
Шахзаде Джахан Шах Бахадур (16731712), субадар Малвы,
6-й сын падишаха Бахадур Шаха I
Наваб Кудсиа аль-Алькаб Хазрат-бегум Сахиба, урождённая Фахр ан-Ниса-бегум Сахиба
Абу-н-Насир Муджахид ад-дин Мухаммад Ахмад Шах Бахадур Падшах-и-Гази[16] 26.04.1748 2.06.1754 Мирза
Ахмад Шах

23.12.1725
1.01.1775
Мухаммад Шах (17021748),
падишах Могольской империи
Дели
Байджу Сахиба Наваб Кудсиа-бегум (Кибла-и-Алам, Мумтаз-Махал Сахиба, Удхам Бай), бывшая танцовщица
Абуль-Адиль Азиз ад-дин Мухаммад Аламгир II Сахиб-и-Киран Падшах-и-Гази[17] 2.06.1754 29.11.1759 Мухаммад
Азиз ад-дин
Бахадур

16.06.1699
29.11.1759
Джахандар Шах (16611713),
падишах Могольской империи
Ануп-Бай
Мухаммад Мухи аль-Миллат Шах Джахан III Падшах-и-Гази[17] 10.12.1759 10.10.1760 Мухаммад
Мухи аль-Миллат

?
1772
Шахзаде Мухаммад Мухи ас-Суннат-мирза (?1747),
внук падишаха Аламгира I
Неизвестно
Имя неизвестно
Абдаллах Джалал ад-дин Абуль-Музаффар Хам ад-дин Мухаммах Али Гаухар Шах Алам II Сахиб-и-Киран Падшах-и-Гази[17] 24.12.1759
16.10.1788
29.08.1788
19.11.1806
Мирза
Абдаллах
Али Гаухар

25.06.1728
19.11.1806
Аламгир II (16991759),
падишах Могольской империи
Наваб Зинат-Махал Сахиба (Билал Кунвар)
Насир ад-дин Мухаммад Кучук
Джахан Шах IV Падшах-и-Гази
[17]
29.08.1788 16.10.1788 Бидар Бахт
Махмуд Шах
Бахадур

1749
1790
Ахмад Шах (17251775),
падишах Могольской империи
Неизвестно
Имя неизвестно
Абу Насир Муин ад-дин Мухаммад
Акбар Шах II Сахиб-и-Киран-и-Сани
Падшах-и-Гази
[18]
19.11.1806 28.09.1837 Мирза
Муин ад-дин
Мухаммад

22.04.1760
28.09.1837
Шах Алам II (17281806),
падишах Могольской империи
Наваб Кудсиа-бегум Мубарак-Махал Сахиба, дочь Сираджа ад-Даулы Мирзы Акбара Али-хана Сефеви
Абуль-Музаффар Сирадж ад-дин Мухаммад
Бахадур Шах II Падшах-и-Гази
[19]
28.09.1837 14.09.1857 Мирза
Абу Зафар
Мухаммад
Бахадур

24.10.1775
7.11.1862
Акбар Шах II (17601837),
падишах Могольской империи
Дагоун, Янгон, Мьянма
Кудсиа-бегум Сахиба, ранее известная как Лал Бай (Каллу Бай)

Напишите отзыв о статье "Список падишахов Могольской империи"

Примечания

Комментарии
  1. Следует заметить, что некоторые из верховных правителей империи, а именно Акбар I, Шах Джахан I, Аламгир I, Джахандар Шах, Рафи уд-Дараджат и Шах Джахан II, использовали в своей титулатуре наряду с титулом падишах ещё и более древний персидский титул шаханшах, использовавшийся ещё Ахеменидами.
  2. Прозвище Бабур (بابر) происходит от персидского слова бабртигр.
Источники
  1. Ванина Е. Ю. [annales.info/india/small/mogols.htm Расцвет и падение империи Великих Моголов]. // Вопросы истории. — № 12, 1997.
  2. История Востока. Т. III. Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI—XVIII вв. (главная редколлегия под председательством Р. Б. Рыбакова). — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2000. — С. 151, 153.
  3. [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000034/st012.shtml Возвышение маратхов в начале XVIII в. // Всемирная история. Энциклопедия. — Т. 5. — Глава XII. Распад империи Великого Могола и завоевание Индии англичанами.] — М.: Издательство социально-экономической литературы, 1958.
  4. Рыжов К. В. [slovari.yandex.ru/~книги/Монархи.%20Мусульманский%20Восток%20XV-XX/Великие%20моголы/ Все монархи мира: Мусульманский Восток. XV—XX вв.: Справочник](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1348 дней)). — М.: Вече, 2004. — С. 157.
  5. [www.royalark.net/India4/delhi2.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi2]
  6. [www.royalark.net/India4/delhi3.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi3]
  7. [archive.org/stream/humayunbadshah035068mbp#page/n25/mode/2up Banerji S. K. Humayun Badshah. Humphrey Milford Oxford University Press. С. 2.]
  8. [www.royalark.net/India4/delhi4.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi4]
  9. 1 2 [www.royalark.net/India4/delhi5.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi5]
  10. 1 2 [www.royalark.net/India4/delhi6.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi6]
  11. [historylib.org/historybooks/Velikie-Mogoly--Potomki-CHingiskhana-i-Tamerlana-/6 Гаскойн, Бэмбер. Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана.]
  12. [www.royalark.net/India4/delhi8.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi8]
  13. [www.royalark.net/India4/delhi7.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi7]
  14. [www.royalark.net/India4/delhi9.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi9]
  15. [www.royalark.net/India4/delhi10.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi10]
  16. 1 2 3 4 5 6 7 [www.royalark.net/India4/delhi11.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi11]
  17. 1 2 3 4 [www.royalark.net/India4/delhi12.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi12]
  18. [www.royalark.net/India4/delhi19.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi19]
  19. [www.royalark.net/India4/delhi20.htm INDIA. The Timurid Dynasty. GENEALOGY. Delhi20]

Источники

  • [annales.info/india/small/mogols.htm Ванина Е.Ю. Расцвет и падение империи Великих Моголов// Вопросы истории. № 12, 1997 г.]
  • [historylib.org/historybooks/Velikie-Mogoly--Potomki-CHingiskhana-i-Tamerlana-/6 Гаскойн, Бэмбер. Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана.]
  • История Востока. Т. III. Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI—XVIII вв. (главная редколлегия под председательством Р.Б.Рыбакова). — Москва: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2000. — С. 151—153. — 696 с. — (Научное издание). — ISBN 5-02-018102-1.
  • [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000034/st012.shtml Всемирная история. Энциклопедия. Том 5/Издательство социально-экономической литературы, М.: 1958 г. Глава XII. Распад империи Великого Могола и завоевание Индии англичанами.]
  • [slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%9C%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8.%20%D0%9C%D1%83%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%92%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%20XV-XX/%D0%92%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%B5%20%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8B/ Рыжов К. В. Все монархи мира: Мусульманский Восток. XV—XX вв.: Справочник. — М.: Вече, 2004. — 544 с., С. 153—160.](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1348 дней))
  • [archive.org/stream/humayunbadshah035068mbp#page/n3/mode/2up Banerji S. K. Humayun Badshah. Humphrey Milford Oxford University Press.]
  • [www.royalark.net/India4/delhi.htm INDIA. The Timurid Dynasty// www.royalark.net]
  • [www.archive.org/stream/mogulemperorsofh00hold#page/n9/mode/2up Holden, Edward Singleton (1895). The Mogul emperors of Hindustan, A.D. 1398- A.D. 1707. New York : C. Scribner's Sons.]
  • [www.archive.org/stream/historyofindia04jackuoft#page/278/mode/2up Lane-Poole, Stanley (1906). History of India: From Reign of Akbar the Great to the Fall of Moghul Empire (Vol. 4). London, Grolier society.]
  • [www.archive.org/stream/akbarriseofmugha00mallrich#page/n5/mode/2up Malleson, G. B (1896). Akbar and the rise of the Mughal empire. Oxford : Clarendon Press.]
  • [books.google.ru/books?id=uzOmy2y0Zh4C&pg=PA79&hl=ru&source=gbs_toc_r&cad=4#v=onepage&q&f=false Markovits, Claude. A History of Modern India, 1480–1950. Anthem Press. ed. (2004).]
  • [www.archive.org/stream/fallofmogulempir00owenuoft#page/n5/mode/2up Owen, Sidney J (1912). The Fall of the Mogul Empire. London, J. Murray.]

Отрывок, характеризующий Список падишахов Могольской империи

– Я не знаю, как вы, mon pere, – шопотом проговорила княжна.
– Я? я? что ж я то? меня то оставьте в стороне. Не я пойду замуж. Что вы? вот это желательно знать.
Княжна видела, что отец недоброжелательно смотрел на это дело, но ей в ту же минуту пришла мысль, что теперь или никогда решится судьба ее жизни. Она опустила глаза, чтобы не видеть взгляда, под влиянием которого она чувствовала, что не могла думать, а могла по привычке только повиноваться, и сказала:
– Я желаю только одного – исполнить вашу волю, – сказала она, – но ежели бы мое желание нужно было выразить…
Она не успела договорить. Князь перебил ее.
– И прекрасно, – закричал он. – Он тебя возьмет с приданным, да кстати захватит m lle Bourienne. Та будет женой, а ты…
Князь остановился. Он заметил впечатление, произведенное этими словами на дочь. Она опустила голову и собиралась плакать.
– Ну, ну, шучу, шучу, – сказал он. – Помни одно, княжна: я держусь тех правил, что девица имеет полное право выбирать. И даю тебе свободу. Помни одно: от твоего решения зависит счастье жизни твоей. Обо мне нечего говорить.
– Да я не знаю… mon pere.
– Нечего говорить! Ему велят, он не только на тебе, на ком хочешь женится; а ты свободна выбирать… Поди к себе, обдумай и через час приди ко мне и при нем скажи: да или нет. Я знаю, ты станешь молиться. Ну, пожалуй, молись. Только лучше подумай. Ступай. Да или нет, да или нет, да или нет! – кричал он еще в то время, как княжна, как в тумане, шатаясь, уже вышла из кабинета.
Судьба ее решилась и решилась счастливо. Но что отец сказал о m lle Bourienne, – этот намек был ужасен. Неправда, положим, но всё таки это было ужасно, она не могла не думать об этом. Она шла прямо перед собой через зимний сад, ничего не видя и не слыша, как вдруг знакомый шопот m lle Bourienne разбудил ее. Она подняла глаза и в двух шагах от себя увидала Анатоля, который обнимал француженку и что то шептал ей. Анатоль с страшным выражением на красивом лице оглянулся на княжну Марью и не выпустил в первую секунду талию m lle Bourienne, которая не видала ее.
«Кто тут? Зачем? Подождите!» как будто говорило лицо Анатоля. Княжна Марья молча глядела на них. Она не могла понять этого. Наконец, m lle Bourienne вскрикнула и убежала, а Анатоль с веселой улыбкой поклонился княжне Марье, как будто приглашая ее посмеяться над этим странным случаем, и, пожав плечами, прошел в дверь, ведшую на его половину.
Через час Тихон пришел звать княжну Марью. Он звал ее к князю и прибавил, что и князь Василий Сергеич там. Княжна, в то время как пришел Тихон, сидела на диване в своей комнате и держала в своих объятиях плачущую m lla Bourienne. Княжна Марья тихо гладила ее по голове. Прекрасные глаза княжны, со всем своим прежним спокойствием и лучистостью, смотрели с нежной любовью и сожалением на хорошенькое личико m lle Bourienne.
– Non, princesse, je suis perdue pour toujours dans votre coeur, [Нет, княжна, я навсегда утратила ваше расположение,] – говорила m lle Bourienne.
– Pourquoi? Je vous aime plus, que jamais, – говорила княжна Марья, – et je tacherai de faire tout ce qui est en mon pouvoir pour votre bonheur. [Почему же? Я вас люблю больше, чем когда либо, и постараюсь сделать для вашего счастия всё, что в моей власти.]
– Mais vous me meprisez, vous si pure, vous ne comprendrez jamais cet egarement de la passion. Ah, ce n'est que ma pauvre mere… [Но вы так чисты, вы презираете меня; вы никогда не поймете этого увлечения страсти. Ах, моя бедная мать…]
– Je comprends tout, [Я всё понимаю,] – отвечала княжна Марья, грустно улыбаясь. – Успокойтесь, мой друг. Я пойду к отцу, – сказала она и вышла.
Князь Василий, загнув высоко ногу, с табакеркой в руках и как бы расчувствованный донельзя, как бы сам сожалея и смеясь над своей чувствительностью, сидел с улыбкой умиления на лице, когда вошла княжна Марья. Он поспешно поднес щепоть табаку к носу.
– Ah, ma bonne, ma bonne, [Ах, милая, милая.] – сказал он, вставая и взяв ее за обе руки. Он вздохнул и прибавил: – Le sort de mon fils est en vos mains. Decidez, ma bonne, ma chere, ma douee Marieie qui j'ai toujours aimee, comme ma fille. [Судьба моего сына в ваших руках. Решите, моя милая, моя дорогая, моя кроткая Мари, которую я всегда любил, как дочь.]
Он отошел. Действительная слеза показалась на его глазах.
– Фр… фр… – фыркал князь Николай Андреич.
– Князь от имени своего воспитанника… сына, тебе делает пропозицию. Хочешь ли ты или нет быть женою князя Анатоля Курагина? Ты говори: да или нет! – закричал он, – а потом я удерживаю за собой право сказать и свое мнение. Да, мое мнение и только свое мнение, – прибавил князь Николай Андреич, обращаясь к князю Василью и отвечая на его умоляющее выражение. – Да или нет?
– Мое желание, mon pere, никогда не покидать вас, никогда не разделять своей жизни с вашей. Я не хочу выходить замуж, – сказала она решительно, взглянув своими прекрасными глазами на князя Василья и на отца.
– Вздор, глупости! Вздор, вздор, вздор! – нахмурившись, закричал князь Николай Андреич, взял дочь за руку, пригнул к себе и не поцеловал, но только пригнув свой лоб к ее лбу, дотронулся до нее и так сжал руку, которую он держал, что она поморщилась и вскрикнула.
Князь Василий встал.
– Ma chere, je vous dirai, que c'est un moment que je n'oublrai jamais, jamais; mais, ma bonne, est ce que vous ne nous donnerez pas un peu d'esperance de toucher ce coeur si bon, si genereux. Dites, que peut etre… L'avenir est si grand. Dites: peut etre. [Моя милая, я вам скажу, что эту минуту я никогда не забуду, но, моя добрейшая, дайте нам хоть малую надежду возможности тронуть это сердце, столь доброе и великодушное. Скажите: может быть… Будущность так велика. Скажите: может быть.]
– Князь, то, что я сказала, есть всё, что есть в моем сердце. Я благодарю за честь, но никогда не буду женой вашего сына.
– Ну, и кончено, мой милый. Очень рад тебя видеть, очень рад тебя видеть. Поди к себе, княжна, поди, – говорил старый князь. – Очень, очень рад тебя видеть, – повторял он, обнимая князя Василья.
«Мое призвание другое, – думала про себя княжна Марья, мое призвание – быть счастливой другим счастием, счастием любви и самопожертвования. И что бы мне это ни стоило, я сделаю счастие бедной Ame. Она так страстно его любит. Она так страстно раскаивается. Я все сделаю, чтобы устроить ее брак с ним. Ежели он не богат, я дам ей средства, я попрошу отца, я попрошу Андрея. Я так буду счастлива, когда она будет его женою. Она так несчастлива, чужая, одинокая, без помощи! И Боже мой, как страстно она любит, ежели она так могла забыть себя. Может быть, и я сделала бы то же!…» думала княжна Марья.


Долго Ростовы не имели известий о Николушке; только в середине зимы графу было передано письмо, на адресе которого он узнал руку сына. Получив письмо, граф испуганно и поспешно, стараясь не быть замеченным, на цыпочках пробежал в свой кабинет, заперся и стал читать. Анна Михайловна, узнав (как она и всё знала, что делалось в доме) о получении письма, тихим шагом вошла к графу и застала его с письмом в руках рыдающим и вместе смеющимся. Анна Михайловна, несмотря на поправившиеся дела, продолжала жить у Ростовых.
– Mon bon ami? – вопросительно грустно и с готовностью всякого участия произнесла Анна Михайловна.
Граф зарыдал еще больше. «Николушка… письмо… ранен… бы… был… ma сhere… ранен… голубчик мой… графинюшка… в офицеры произведен… слава Богу… Графинюшке как сказать?…»
Анна Михайловна подсела к нему, отерла своим платком слезы с его глаз, с письма, закапанного ими, и свои слезы, прочла письмо, успокоила графа и решила, что до обеда и до чаю она приготовит графиню, а после чаю объявит всё, коли Бог ей поможет.
Всё время обеда Анна Михайловна говорила о слухах войны, о Николушке; спросила два раза, когда получено было последнее письмо от него, хотя знала это и прежде, и заметила, что очень легко, может быть, и нынче получится письмо. Всякий раз как при этих намеках графиня начинала беспокоиться и тревожно взглядывать то на графа, то на Анну Михайловну, Анна Михайловна самым незаметным образом сводила разговор на незначительные предметы. Наташа, из всего семейства более всех одаренная способностью чувствовать оттенки интонаций, взглядов и выражений лиц, с начала обеда насторожила уши и знала, что что нибудь есть между ее отцом и Анной Михайловной и что нибудь касающееся брата, и что Анна Михайловна приготавливает. Несмотря на всю свою смелость (Наташа знала, как чувствительна была ее мать ко всему, что касалось известий о Николушке), она не решилась за обедом сделать вопроса и от беспокойства за обедом ничего не ела и вертелась на стуле, не слушая замечаний своей гувернантки. После обеда она стремглав бросилась догонять Анну Михайловну и в диванной с разбега бросилась ей на шею.
– Тетенька, голубушка, скажите, что такое?
– Ничего, мой друг.
– Нет, душенька, голубчик, милая, персик, я не отстaнy, я знаю, что вы знаете.
Анна Михайловна покачала головой.
– Voua etes une fine mouche, mon enfant, [Ты вострушка, дитя мое.] – сказала она.
– От Николеньки письмо? Наверно! – вскрикнула Наташа, прочтя утвердительный ответ в лице Анны Михайловны.
– Но ради Бога, будь осторожнее: ты знаешь, как это может поразить твою maman.
– Буду, буду, но расскажите. Не расскажете? Ну, так я сейчас пойду скажу.
Анна Михайловна в коротких словах рассказала Наташе содержание письма с условием не говорить никому.
Честное, благородное слово, – крестясь, говорила Наташа, – никому не скажу, – и тотчас же побежала к Соне.
– Николенька…ранен…письмо… – проговорила она торжественно и радостно.
– Nicolas! – только выговорила Соня, мгновенно бледнея.
Наташа, увидав впечатление, произведенное на Соню известием о ране брата, в первый раз почувствовала всю горестную сторону этого известия.
Она бросилась к Соне, обняла ее и заплакала. – Немножко ранен, но произведен в офицеры; он теперь здоров, он сам пишет, – говорила она сквозь слезы.
– Вот видно, что все вы, женщины, – плаксы, – сказал Петя, решительными большими шагами прохаживаясь по комнате. – Я так очень рад и, право, очень рад, что брат так отличился. Все вы нюни! ничего не понимаете. – Наташа улыбнулась сквозь слезы.
– Ты не читала письма? – спрашивала Соня.
– Не читала, но она сказала, что всё прошло, и что он уже офицер…
– Слава Богу, – сказала Соня, крестясь. – Но, может быть, она обманула тебя. Пойдем к maman.
Петя молча ходил по комнате.
– Кабы я был на месте Николушки, я бы еще больше этих французов убил, – сказал он, – такие они мерзкие! Я бы их побил столько, что кучу из них сделали бы, – продолжал Петя.
– Молчи, Петя, какой ты дурак!…
– Не я дурак, а дуры те, кто от пустяков плачут, – сказал Петя.
– Ты его помнишь? – после минутного молчания вдруг спросила Наташа. Соня улыбнулась: «Помню ли Nicolas?»
– Нет, Соня, ты помнишь ли его так, чтоб хорошо помнить, чтобы всё помнить, – с старательным жестом сказала Наташа, видимо, желая придать своим словам самое серьезное значение. – И я помню Николеньку, я помню, – сказала она. – А Бориса не помню. Совсем не помню…
– Как? Не помнишь Бориса? – спросила Соня с удивлением.
– Не то, что не помню, – я знаю, какой он, но не так помню, как Николеньку. Его, я закрою глаза и помню, а Бориса нет (она закрыла глаза), так, нет – ничего!
– Ах, Наташа, – сказала Соня, восторженно и серьезно глядя на свою подругу, как будто она считала ее недостойной слышать то, что она намерена была сказать, и как будто она говорила это кому то другому, с кем нельзя шутить. – Я полюбила раз твоего брата, и, что бы ни случилось с ним, со мной, я никогда не перестану любить его во всю жизнь.
Наташа удивленно, любопытными глазами смотрела на Соню и молчала. Она чувствовала, что то, что говорила Соня, была правда, что была такая любовь, про которую говорила Соня; но Наташа ничего подобного еще не испытывала. Она верила, что это могло быть, но не понимала.
– Ты напишешь ему? – спросила она.
Соня задумалась. Вопрос о том, как писать к Nicolas и нужно ли писать и как писать, был вопрос, мучивший ее. Теперь, когда он был уже офицер и раненый герой, хорошо ли было с ее стороны напомнить ему о себе и как будто о том обязательстве, которое он взял на себя в отношении ее.
– Не знаю; я думаю, коли он пишет, – и я напишу, – краснея, сказала она.
– И тебе не стыдно будет писать ему?
Соня улыбнулась.
– Нет.
– А мне стыдно будет писать Борису, я не буду писать.
– Да отчего же стыдно?Да так, я не знаю. Неловко, стыдно.
– А я знаю, отчего ей стыдно будет, – сказал Петя, обиженный первым замечанием Наташи, – оттого, что она была влюблена в этого толстого с очками (так называл Петя своего тезку, нового графа Безухого); теперь влюблена в певца этого (Петя говорил об итальянце, Наташином учителе пенья): вот ей и стыдно.
– Петя, ты глуп, – сказала Наташа.
– Не глупее тебя, матушка, – сказал девятилетний Петя, точно как будто он был старый бригадир.
Графиня была приготовлена намеками Анны Михайловны во время обеда. Уйдя к себе, она, сидя на кресле, не спускала глаз с миниатюрного портрета сына, вделанного в табакерке, и слезы навертывались ей на глаза. Анна Михайловна с письмом на цыпочках подошла к комнате графини и остановилась.
– Не входите, – сказала она старому графу, шедшему за ней, – после, – и затворила за собой дверь.
Граф приложил ухо к замку и стал слушать.
Сначала он слышал звуки равнодушных речей, потом один звук голоса Анны Михайловны, говорившей длинную речь, потом вскрик, потом молчание, потом опять оба голоса вместе говорили с радостными интонациями, и потом шаги, и Анна Михайловна отворила ему дверь. На лице Анны Михайловны было гордое выражение оператора, окончившего трудную ампутацию и вводящего публику для того, чтоб она могла оценить его искусство.
– C'est fait! [Дело сделано!] – сказала она графу, торжественным жестом указывая на графиню, которая держала в одной руке табакерку с портретом, в другой – письмо и прижимала губы то к тому, то к другому.
Увидав графа, она протянула к нему руки, обняла его лысую голову и через лысую голову опять посмотрела на письмо и портрет и опять для того, чтобы прижать их к губам, слегка оттолкнула лысую голову. Вера, Наташа, Соня и Петя вошли в комнату, и началось чтение. В письме был кратко описан поход и два сражения, в которых участвовал Николушка, производство в офицеры и сказано, что он целует руки maman и papa, прося их благословения, и целует Веру, Наташу, Петю. Кроме того он кланяется m r Шелингу, и m mе Шос и няне, и, кроме того, просит поцеловать дорогую Соню, которую он всё так же любит и о которой всё так же вспоминает. Услыхав это, Соня покраснела так, что слезы выступили ей на глаза. И, не в силах выдержать обратившиеся на нее взгляды, она побежала в залу, разбежалась, закружилась и, раздув баллоном платье свое, раскрасневшаяся и улыбающаяся, села на пол. Графиня плакала.
– О чем же вы плачете, maman? – сказала Вера. – По всему, что он пишет, надо радоваться, а не плакать.
Это было совершенно справедливо, но и граф, и графиня, и Наташа – все с упреком посмотрели на нее. «И в кого она такая вышла!» подумала графиня.
Письмо Николушки было прочитано сотни раз, и те, которые считались достойными его слушать, должны были приходить к графине, которая не выпускала его из рук. Приходили гувернеры, няни, Митенька, некоторые знакомые, и графиня перечитывала письмо всякий раз с новым наслаждением и всякий раз открывала по этому письму новые добродетели в своем Николушке. Как странно, необычайно, радостно ей было, что сын ее – тот сын, который чуть заметно крошечными членами шевелился в ней самой 20 лет тому назад, тот сын, за которого она ссорилась с баловником графом, тот сын, который выучился говорить прежде: «груша», а потом «баба», что этот сын теперь там, в чужой земле, в чужой среде, мужественный воин, один, без помощи и руководства, делает там какое то свое мужское дело. Весь всемирный вековой опыт, указывающий на то, что дети незаметным путем от колыбели делаются мужами, не существовал для графини. Возмужание ее сына в каждой поре возмужания было для нее так же необычайно, как бы и не было никогда миллионов миллионов людей, точно так же возмужавших. Как не верилось 20 лет тому назад, чтобы то маленькое существо, которое жило где то там у ней под сердцем, закричало бы и стало сосать грудь и стало бы говорить, так и теперь не верилось ей, что это же существо могло быть тем сильным, храбрым мужчиной, образцом сыновей и людей, которым он был теперь, судя по этому письму.
– Что за штиль, как он описывает мило! – говорила она, читая описательную часть письма. – И что за душа! Об себе ничего… ничего! О каком то Денисове, а сам, верно, храбрее их всех. Ничего не пишет о своих страданиях. Что за сердце! Как я узнаю его! И как вспомнил всех! Никого не забыл. Я всегда, всегда говорила, еще когда он вот какой был, я всегда говорила…
Более недели готовились, писались брульоны и переписывались набело письма к Николушке от всего дома; под наблюдением графини и заботливостью графа собирались нужные вещицы и деньги для обмундирования и обзаведения вновь произведенного офицера. Анна Михайловна, практическая женщина, сумела устроить себе и своему сыну протекцию в армии даже и для переписки. Она имела случай посылать свои письма к великому князю Константину Павловичу, который командовал гвардией. Ростовы предполагали, что русская гвардия за границей , есть совершенно определительный адрес, и что ежели письмо дойдет до великого князя, командовавшего гвардией, то нет причины, чтобы оно не дошло до Павлоградского полка, который должен быть там же поблизости; и потому решено было отослать письма и деньги через курьера великого князя к Борису, и Борис уже должен был доставить их к Николушке. Письма были от старого графа, от графини, от Пети, от Веры, от Наташи, от Сони и, наконец, 6 000 денег на обмундировку и различные вещи, которые граф посылал сыну.


12 го ноября кутузовская боевая армия, стоявшая лагерем около Ольмюца, готовилась к следующему дню на смотр двух императоров – русского и австрийского. Гвардия, только что подошедшая из России, ночевала в 15 ти верстах от Ольмюца и на другой день прямо на смотр, к 10 ти часам утра, вступала на ольмюцкое поле.
Николай Ростов в этот день получил от Бориса записку, извещавшую его, что Измайловский полк ночует в 15 ти верстах не доходя Ольмюца, и что он ждет его, чтобы передать письмо и деньги. Деньги были особенно нужны Ростову теперь, когда, вернувшись из похода, войска остановились под Ольмюцом, и хорошо снабженные маркитанты и австрийские жиды, предлагая всякого рода соблазны, наполняли лагерь. У павлоградцев шли пиры за пирами, празднования полученных за поход наград и поездки в Ольмюц к вновь прибывшей туда Каролине Венгерке, открывшей там трактир с женской прислугой. Ростов недавно отпраздновал свое вышедшее производство в корнеты, купил Бедуина, лошадь Денисова, и был кругом должен товарищам и маркитантам. Получив записку Бориса, Ростов с товарищем поехал до Ольмюца, там пообедал, выпил бутылку вина и один поехал в гвардейский лагерь отыскивать своего товарища детства. Ростов еще не успел обмундироваться. На нем была затасканная юнкерская куртка с солдатским крестом, такие же, подбитые затертой кожей, рейтузы и офицерская с темляком сабля; лошадь, на которой он ехал, была донская, купленная походом у казака; гусарская измятая шапочка была ухарски надета назад и набок. Подъезжая к лагерю Измайловского полка, он думал о том, как он поразит Бориса и всех его товарищей гвардейцев своим обстреленным боевым гусарским видом.
Гвардия весь поход прошла, как на гуляньи, щеголяя своей чистотой и дисциплиной. Переходы были малые, ранцы везли на подводах, офицерам австрийское начальство готовило на всех переходах прекрасные обеды. Полки вступали и выступали из городов с музыкой, и весь поход (чем гордились гвардейцы), по приказанию великого князя, люди шли в ногу, а офицеры пешком на своих местах. Борис всё время похода шел и стоял с Бергом, теперь уже ротным командиром. Берг, во время похода получив роту, успел своей исполнительностью и аккуратностью заслужить доверие начальства и устроил весьма выгодно свои экономические дела; Борис во время похода сделал много знакомств с людьми, которые могли быть ему полезными, и через рекомендательное письмо, привезенное им от Пьера, познакомился с князем Андреем Болконским, через которого он надеялся получить место в штабе главнокомандующего. Берг и Борис, чисто и аккуратно одетые, отдохнув после последнего дневного перехода, сидели в чистой отведенной им квартире перед круглым столом и играли в шахматы. Берг держал между колен курящуюся трубочку. Борис, с свойственной ему аккуратностью, белыми тонкими руками пирамидкой уставлял шашки, ожидая хода Берга, и глядел на лицо своего партнера, видимо думая об игре, как он и всегда думал только о том, чем он был занят.
– Ну ка, как вы из этого выйдете? – сказал он.
– Будем стараться, – отвечал Берг, дотрогиваясь до пешки и опять опуская руку.
В это время дверь отворилась.
– Вот он, наконец, – закричал Ростов. – И Берг тут! Ах ты, петизанфан, але куше дормир , [Дети, идите ложиться спать,] – закричал он, повторяя слова няньки, над которыми они смеивались когда то вместе с Борисом.
– Батюшки! как ты переменился! – Борис встал навстречу Ростову, но, вставая, не забыл поддержать и поставить на место падавшие шахматы и хотел обнять своего друга, но Николай отсторонился от него. С тем особенным чувством молодости, которая боится битых дорог, хочет, не подражая другим, по новому, по своему выражать свои чувства, только бы не так, как выражают это, часто притворно, старшие, Николай хотел что нибудь особенное сделать при свидании с другом: он хотел как нибудь ущипнуть, толкнуть Бориса, но только никак не поцеловаться, как это делали все. Борис же, напротив, спокойно и дружелюбно обнял и три раза поцеловал Ростова.