Список потерь Ми-8 и его модификаций (1984 год)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск


Список потерянных Ми-8 всех модификаций (включая Ми-9, -14, -17, -18, -19, -171 и -172) составлен по данным из открытых источников источников и учитывает только авиационные происшествия или воздействие внешних сил, приведшие к утрате вертолёта или его списанию вследствие полученных повреждений.

Список не полный и не окончательный.



Список аварий и катастроф

Зелёным цветом выделены потери при применении в вооружённых конфликтах, в том числе в контртеррористических операциях.

№ п/п Дата Модификация /
Бортовой номер
Место Жертвы /
На борту
Краткое описание
1 1 янв. Ми-8
н.д.
Туркменская ССР, севернее Келифа 3/3 Вертолёт 17-го оап погранвойск СССР. Потерпел катастрофу при перелёте по маршруту ТермезКерки. Причина происшествия не установлена[1].
2 1 янв. Ми-8
СССР-25346
Магаданская область, близ Эвенска 8/8 По плану вертолёт должен был вылететь на поиски пропавшего охотника, экипаж и пассажиры находились в состоянии алкогольного опьянения. В полёте экипаж произвёл незаконный отстрел лося и, снизившись до опасной высоты, машина задела рулевым винтом землю. Потерявший управление вертолёт пролетев около 200 метров упал на землю и загорелся, 2 члена экипажа и пассажиры скончались на месте, КВС умер в больнице[2].
3 2 апр. Ми-8
н.д.
близ Лашкаргаха 15/15 Вертолёт 280-го овп. Столкнулся со склоном холма, разрушился и сгорел, погибли три члена экипажа и 12 десантников[1].
4 12 мая Ми-8МТ
н.д.
Баграм 0+2/3 Вертолёт 50-го осап. Из-за ошибки руководства полётами взлетающий МиГ-21УМ ВВС ДРА зацепил стойками шасси основной винт находящегося на ВПП Ми-8МТ. Экипаж самолёта погиб, вертолёт сгорел[1].
5 23 июня Ми-8МТ
н.д.
перевал Саланг н.д./н.д. Вертолёт 339-й осаэ. Экипаж в составе командира капитана Владимира Зеленова, лётчика-штурмана ст. лейтенанта Александра Нагибнева и борттехника ст. лейтенанта Сергея Смирнова вылетел на облёт местности с высшими чинами армии Афганистана на борту. В полёте машина была поражена огнём с земли, экипаж пошёл на вынужденную посадку. В результате пожара на борту погибли лётчик-штурман и борттехник[1].
6 2 июля Ми-8
н.д.
н.д. 1/н.д. Вертолёт 280-го овп. Сбит огнём с земли во время проведения воздушной разведки, погиб лётчик-штурман лейтенант В. Захаров[1].
7 12 июля Ми-8
СССР-22214
Якутская АССР, аэропорт Айхала 0/3 Грубая ошибка экипажа при посадке, вертолёт разрушился и сгорел[3].
8 6 авг. Ми-8
н.д.
близ Талукана 3/3 Вертолёт 17-го оап погранвойск СССР. Экипаж в составе командира капитана М. Капустина, лётчика-штурмана ст. лейтенанта В. Борисова и борттехника ст. лейтенанта Г. Дикмарова осуществлял доставку боеприпасов. После выгрузки при взлёте в районе Талукана был сбит из РПГ. Вертолёт разрушился в воздухе, экипаж погиб[1].
9 27 авг. Ми-8МТ
н.д.
40 км юго-западнее Кабула 7/9 Вертолёт 50-го осап. При заходе на посадку для высадки десанта был сбит из ДШК. Погиб экипаж и 4 пассажира. Спаслись два десантника, выпавшие из вертолёта через открывшиеся от удара грузовые створки[1].
10 28 авг. Ми-8
н.д.
департамент Матагальпа 3/3 Вертолёт ВВС Никарагуа. Сразу после взлёта произошёл отказ одного из двигателей, в результате потери мощности машина просела и столкнулась с проводами ЛЭП. После падения возник пожар, в котором погиб экипаж[4].
11 30 авг. Ми-8Т
н.д.
провинция Бие 7/8 Вертолёт ВВС Анголы. Из-за технической неисправности (вероятно отказ гидросистемы) экипаж потерял управление, машина снизилась и столкнулась с деревьями. В катастрофе выжил лётчик-штурман[5].
12 19 сент. Ми-8МТ
44
близ озера Суруби 13/13 Вертолёт 335-го обвп. Экипаж осуществлял перевозку досмотровой группы из 10 десантников. В районе озера Суруби машина была обстреляна из ДШК, в результате полученных повреждений разрушился рулевой винт. При выполнении аварийной посадки вертолёт разбился, все находящиеся на борту погибли[6].
13 23 сент. Ми-8МТ
н.д.
провинция Логар 3/3 Пара вертолётов 50-го осап выполняла эвакуацию раненых. Ведущий сел на землю, а ведомый прикрывал его с воздуха где был подбит огнём с земли. Машина загорелась и упала, экипаж погиб[6].
14 25 сент. Ми-8МТ
н.д.
близ Гардеза 1/н.д. Вертолёт 335-го обвп. Во время операции по высадке десанта был подбит огнём с земли. При выполнении вынужденной посадки машина неожиданно потеряла управление и столкнулась с землёй, погиб командир капитан А. А. Феденко[6].
15 6 окт. Ми-8
СССР-25733
Чукотский АО, близ Кепервеем 3/3 Вертолёт столкнулся с горой из-за потери экипажем пространственной ориентации в условиях плохой видимости (снежный заряд)[7].
16 6 окт. Ми-8
СССР-22327
ЯНАО, Тазовский район, Тадебяяха 1/4 Во время посадки опрокинулся на бок, разрушился и сгорел, погиб пассажир[8].
17 10 окт. Ми-8МТ
н.д.
провинция Логар, Бараки Барак 2/4 Вертолёт 50-го осап. При наборе высоты машина свалилась в штопор. Командир экипажа капитан В. М. Лебедев и лётчик-штурман ст. лейтенант В. А. Ермохин покинули борт на парашютах, а борттехник прапорщик А. А. Доманский и находившийся на борту военный журналист майор В. В. Глезденёв средствами спасения не воспользовались и погибли[6].
18 16 окт. Ми-8МТ
н.д.
провинция Баглан н.д./н.д. Вертолёт 254-й овэ. При снижении для высадки десанта был сбит огнём с земли. Погибли экипаж и все пассажиры[6].
19 18 окт. Ми-8МТ
н.д.
н.д. 3/3 Вертолёт 302-й овэ. Подбит огнём с земли и взорвался в воздухе. Экипаж погиб[6].
20 17 нояб. Ми-8Т
СССР-22321
Ямало-Ненецкий АО, Ямальский район, Сёяха 15/15 После взлёта ночью на 45 секунде полёта по неустановленной причине, вертолёт потерял управление. С возрастающими правым креном и отрицательным тангажом машина вошла во вращение по спирали с нарастающей скоростью и быстрой потерей высоты. Затем вертолёт столкнулся с землей и разрушился[9].
21 19 нояб. Ми-8МТ
99
район хребта Сиахкох 3/3 Вертолёт 335-го обвп. Майор А. Малышев утром этого же дня был подбит в начале десантной операции у гор Сиахкох, где его вертолёт получил повреждения обоих двигателей огнём с земли. После вынужденной посадки экипаж А. Малышева был эвакуирован на аэродром базирования в Джелалабад где, из-за нехватки лётного состава, ему пришлось пересесть на другую машину и продолжить обеспечение десантной операции. После высадки десанта в районе боевых действий, на взлёте, машина попала под огонь из ДШК, был поражён правый двигатель, повреждена гидросистема. Экипаж попытался дотянуть до базы, но в полёте отказала основная гидросистема. При выполнении аварийной посадки отказала и аварийная гидросистема, вертолёт перевернулся и, упав на землю, взорвался. Экипаж погиб[6].
22 19 нояб. Ми-8МТ
н.д.
район хребта Сиахкох 0/н.д. Вертолёт 50-го осап. Подбит огнём с земли во время доставки десанта, после аварийной посадки экипаж и пассажиры эвакуировались[6].
23 19 нояб. Ми-8МТ
н.д.
район хребта Сиахкох 1/н.д. Вертолёт 50-го осап. Во момент высадки десанта машина была обстреляна огнём с земли, смертельное ранение получил командир капитан В. Курилов. Управление успел перехватить лётчик-штурман лейтенант А. Куколев, который произвёл аварийную посадку, после чего все покинули вертолёт и заняв оборону отражали атаки противника. Ночью спасшимся с вертолёта удалось пробраться к своим и соединиться с основными силами десанта[6].
24 21 нояб. Ми-8
н.д.
департамент Хинотега 10/11 Вертолёт ВВС Никарагуа при полёте над гористой местностью в сложных метеоусловиях столкнулся с землёй и разрушился[4].

Напишите отзыв о статье "Список потерь Ми-8 и его модификаций (1984 год)"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 [skywar.ru/Poteri1984 Потери ВВС в Афганистане. Потери 1984 года]. Авиация в локальных конфликтах. Проверено 11 июля 2014.
  2. [www.airdisaster.ru/database.php?id=273 Катастрофа Ми-8 Магаданского УГА близ Северо-Эвенска]. AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.
  3. [www.airdisaster.ru/database.php?id=1018 Авария Ми-8 Якутского УГА в а/п Айхал]. AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.
  4. 1 2 [www.skywar.ru/Sandinistas.html Потери ВВС Сандинистов]. Авиация в локальных конфликтах. Проверено 15 марта 2015.
  5. [www.skywar.ru/fapa.html Ангола]. Авиация в локальных конфликтах. Проверено 14 марта 2015.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [skywar.ru/Poteri1984_2 Потери ВВС в Афганистане. Потери 1984 года]. Авиация в локальных конфликтах. Проверено 11 июля 2014.
  7. [www.airdisaster.ru/database.php?id=396 Катастрофа Ми-8 Магаданского УГА близ Кепервеема, Чукотка]. AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.
  8. [www.airdisaster.ru/database.php?id=397 Катастрофа Ми-8 Тюменского УГА в а/п Тадебяяха]. AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.
  9. [www.airdisaster.ru/database.php?id=274 Катастрофа Ми-8 Тюменского УГА в п. Сеяха (ЯНАО)]. AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.

Отрывок, характеризующий Список потерь Ми-8 и его модификаций (1984 год)

Денщик рубил огонь, Щербинин ощупывал подсвечник.
– Ах, мерзкие, – с отвращением сказал он.
При свете искр Болховитинов увидел молодое лицо Щербинина со свечой и в переднем углу еще спящего человека. Это был Коновницын.
Когда сначала синим и потом красным пламенем загорелись серники о трут, Щербинин зажег сальную свечку, с подсвечника которой побежали обгладывавшие ее прусаки, и осмотрел вестника. Болховитинов был весь в грязи и, рукавом обтираясь, размазывал себе лицо.
– Да кто доносит? – сказал Щербинин, взяв конверт.
– Известие верное, – сказал Болховитинов. – И пленные, и казаки, и лазутчики – все единогласно показывают одно и то же.
– Нечего делать, надо будить, – сказал Щербинин, вставая и подходя к человеку в ночном колпаке, укрытому шинелью. – Петр Петрович! – проговорил он. Коновницын не шевелился. – В главный штаб! – проговорил он, улыбнувшись, зная, что эти слова наверное разбудят его. И действительно, голова в ночном колпаке поднялась тотчас же. На красивом, твердом лице Коновницына, с лихорадочно воспаленными щеками, на мгновение оставалось еще выражение далеких от настоящего положения мечтаний сна, но потом вдруг он вздрогнул: лицо его приняло обычно спокойное и твердое выражение.
– Ну, что такое? От кого? – неторопливо, но тотчас же спросил он, мигая от света. Слушая донесение офицера, Коновницын распечатал и прочел. Едва прочтя, он опустил ноги в шерстяных чулках на земляной пол и стал обуваться. Потом снял колпак и, причесав виски, надел фуражку.
– Ты скоро доехал? Пойдем к светлейшему.
Коновницын тотчас понял, что привезенное известие имело большую важность и что нельзя медлить. Хорошо ли, дурно ли это было, он не думал и не спрашивал себя. Его это не интересовало. На все дело войны он смотрел не умом, не рассуждением, а чем то другим. В душе его было глубокое, невысказанное убеждение, что все будет хорошо; но что этому верить не надо, и тем более не надо говорить этого, а надо делать только свое дело. И это свое дело он делал, отдавая ему все свои силы.
Петр Петрович Коновницын, так же как и Дохтуров, только как бы из приличия внесенный в список так называемых героев 12 го года – Барклаев, Раевских, Ермоловых, Платовых, Милорадовичей, так же как и Дохтуров, пользовался репутацией человека весьма ограниченных способностей и сведений, и, так же как и Дохтуров, Коновницын никогда не делал проектов сражений, но всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сраженья был под огнем, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был так же, как и Дохтуров, одной из тех незаметных шестерен, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины.
Выходя из избы в сырую, темную ночь, Коновницын нахмурился частью от головной усилившейся боли, частью от неприятной мысли, пришедшей ему в голову о том, как теперь взволнуется все это гнездо штабных, влиятельных людей при этом известии, в особенности Бенигсен, после Тарутина бывший на ножах с Кутузовым; как будут предлагать, спорить, приказывать, отменять. И это предчувствие неприятно ему было, хотя он и знал, что без этого нельзя.
Действительно, Толь, к которому он зашел сообщить новое известие, тотчас же стал излагать свои соображения генералу, жившему с ним, и Коновницын, молча и устало слушавший, напомнил ему, что надо идти к светлейшему.


Кутузов, как и все старые люди, мало спал по ночам. Он днем часто неожиданно задремывал; но ночью он, не раздеваясь, лежа на своей постели, большею частию не спал и думал.
Так он лежал и теперь на своей кровати, облокотив тяжелую, большую изуродованную голову на пухлую руку, и думал, открытым одним глазом присматриваясь к темноте.
С тех пор как Бенигсен, переписывавшийся с государем и имевший более всех силы в штабе, избегал его, Кутузов был спокойнее в том отношении, что его с войсками не заставят опять участвовать в бесполезных наступательных действиях. Урок Тарутинского сражения и кануна его, болезненно памятный Кутузову, тоже должен был подействовать, думал он.
«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.