Сражение у деревни Чжанцзявань

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сражение у деревни Чжанцзявань
Основной конфликт: Вторая Опиумная война

Кузен-Монтабан посылает французские войска в бой
Дата

18 сентября 1860

Место

район города Тунчжоу, провинция Чжили, империя Цин

Итог

полная победа англо-французских войск

Противники
Великобритания Великобритания
Франция Франция
Империя Цин
Командующие
Джеймс Грант
Шарль Кузен-Монтабан
Сэнгэ Ринчен
Силы сторон
10 000 20-30 тысяч конницы, пехоты и артиллерии
Потери
англичане — 20 убитых
французы — 15 убитых
1500 человек убитыми, 80 орудий брошено
 
Вторая Опиумная война
Форты реки Чжуцзян –

Гуанчжоу – Форты Дагу(1) – Форты Дагу(2) – Форты Дагу(3) – Чжанцзявань – Балицяо – Пекин

Сражение у деревни Чжанцзявань — одно из сражений Второй Опиумной войны.





Предыстория

В ходе Второй Опиумной войны Великобритания и Франция решили в 1860 году высадить совместный экспедиционный корпус в устье реки Хайхэ, и вдоль неё дойти до Пекина, где вынудить правительство империи Цин принять условия мира.

Взяв 21-22 августа форты Дагу, прикрывавшие вход в реку Хайхэ, союзные войска заняли Тяньцзинь. Прождав до 7 сентября и поняв, что китайские представители не намерены нормально вести переговоры, а лишь тянут время, союзники решили выступить к Тунчжоу и вступить в переговоры с китайскими представителями там. 13 сентября союзная армия достигла деревни Хэсиу. До 15 сентября шло сосредоточение войск, тем временем возобновились дипломатические переговоры. Пока шли переговоры, командовавший цинскими войсками монгольский князь Сэнгэринчи сосредотачивал армию у Тунчжоу, рассчитывая одним ударом уничтожить слабые англо-французские силы. Переговоры должны были дать цинской стороне время для подтягивания маньчжурской конницы, которая была основной ударной силой.

17 сентября англо-французские войска достигли деревни Мадао в десятке километров от Тунчжоу. Утром 18 сентября они должны были подойти к Тунчжоу ещё ближе, и расположиться на биваках, для выбора которых ещё накануне были высланы офицеры. Эти офицеры, выехав на рассвете из Тунчжоу для встречи своих войск, обнаружили южнее деревни Чжанцзявань китайские войска, расположившиеся в боевом порядке.

Расположение войск

Дорога, ведущая от Мадао к Тунчжоу, сначала следовала вдоль реки Бэйюньхэ, а затем, после её поворота, отходила от неё и проходила через деревню Чжанцзявань. Севернее Чжанцзявань находился канал, южнее стыка канала с Бэйюньхэ находилась деревушка Люцан, а севернее — деревушка Леост.

Китайские войска, силами от 20 до 30 тысяч человек, занимали подковообразную позицию, длиной 7 км. Левый фланг маньчжурской конницы упирался в Байюньхэ и деревню Люцан, занятую китайской пехотой, правый находился на равнине. Остальная часть китайской пехоты находилась в деревнях Леост и Гуацунь (тоже на южном берегу канала). К югу от деревни Леост стояли 84 орудия в 7 батареях, ещё одна батарея из 18 орудий располагалась на возвышенности позади конницы, возле деревни Гуацунь. Согласно плану Сэнгэринчи, основную роль в сражении должна была сыграть конница.

Англо-французские силы выступили из Мадао в 6 утра. После двух часов марша шедшие во главе колонны английские войска заметили перед собой конную сторожевую цепь. Получив от вернувшихся парламентёров сведения о том, что китайцы устроили засаду, генерал Кузен-Монтабан предложил немедленно атаковать их и занять Тунчжоу, однако генерал Хоуп решил дождаться остальных парламентёров. Английские войска расположились у дороги в деревню Гуацунь против центра китайских войск, французские встали в трёх километрах правее, фронтом к деревне Люцан.

В 10 часов утра по движению китайских войск стало ясно, что они планируют окружить союзные войска, потом поступила информация, что китайцы стреляли в парламентёров и даже схватили некоторых из них. Главнокомандующие союзными силами решили атаковать неприятеля. Замысел боя заключался в атаке флангов китайской позиции.

Сражение

Английская кавалерия под прикрытием артиллерийского огня двинулась в обход правого фланга неприятеля, и столкнулась с маньчжурской конницей, которая в свою очередь пыталась обойти левый фланг англичан. От внезапного натиска противника маньчжурская конница пришла в замешательство и ускакала с поля сражения. Однако обходивший противника отряд генерала Митчелла сам оказался отрезан маньчжурской пехотой. Чтобы его выручить, 15-й Пенджабский полк атаковал батарею у деревни Гуацунь и сумел захватить несколько орудий, которые перед этим обстреливали отряд Митчелла. Продолжая преследования, 15-й Пенджабский полк двинулся через деревню Чжанцзявань, а отряд Митчелла — в обход деревни с юга.

Французская кавалерия, обойдя справа деревню Люцан, атаковала пехоту, стоявшую между деревней и каналом. За кавалерией в атаку пошла пехота и взяла деревню Люцан. Французская артиллерия открыла огонь по деревне Леост, а тем временем французский стрелковый батальон скрытно приблизился к деревне и внезапно атаковал китайскую артиллерию. Так как французские войска уже находились в китайском тылу, в деревне Люцан, то прислуга бежала, бросив орудия. После этого французские пехотинцы выбили маньчжурскую пехоту из деревни Леост, куда тут же переместилась французская артиллерия. Одновременно с этим кавалерия атаковала левый фланг китайской армии, обратив её в бегство. Китайско-маньчжурские войска устремились к деревне Гуацунь, возле которой находилась ближайшая переправа через канал.

Возле деревни Гуацунь китайцы попытались остановить наступление противника, открыв огонь из стоявших там 60 орудий, однако появление на их правом фланге английских войск заставило цинские войска оставить последний опорный пункт.

Маньчжурская кавалерия, обошедшая во время боя левый фланг англичан, попыталась разграбить обоз, однако была отбита оставленным при обозе арьергардом.

Итоги

Пехота считалась слабейшей и худшей частью цинской армии, поэтому Сэнгэринчи не считал дело проигранным. Маньчжурская кавалерия была сконцентрирована к западу от Тунчжоу, готовясь дать решающее сражение. Для окончательного разгрома китайско-маньчжурских войск союзным силам понадобился ещё один бой — Сражение у моста Балицяо.

Источники

  • [militera.lib.ru/h/butakov_tizengauz/index.html Бутаков Александр Михайлович, барон Тизенгаузен Александр Евгеньевич, Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840—1842, 1856—1858, 1859 и 1860 годах]

Напишите отзыв о статье "Сражение у деревни Чжанцзявань"

Отрывок, характеризующий Сражение у деревни Чжанцзявань

Выслушав приказание, генерал этот прошел мимо Пьера, к сходу с кургана.
– К переправе! – холодно и строго сказал генерал в ответ на вопрос одного из штабных, куда он едет. «И я, и я», – подумал Пьер и пошел по направлению за генералом.
Генерал садился на лошадь, которую подал ему казак. Пьер подошел к своему берейтору, державшему лошадей. Спросив, которая посмирнее, Пьер взлез на лошадь, схватился за гриву, прижал каблуки вывернутых ног к животу лошади и, чувствуя, что очки его спадают и что он не в силах отвести рук от гривы и поводьев, поскакал за генералом, возбуждая улыбки штабных, с кургана смотревших на него.


Генерал, за которым скакал Пьер, спустившись под гору, круто повернул влево, и Пьер, потеряв его из вида, вскакал в ряды пехотных солдат, шедших впереди его. Он пытался выехать из них то вправо, то влево; но везде были солдаты, с одинаково озабоченными лицами, занятыми каким то невидным, но, очевидно, важным делом. Все с одинаково недовольно вопросительным взглядом смотрели на этого толстого человека в белой шляпе, неизвестно для чего топчущего их своею лошадью.
– Чего ездит посерёд батальона! – крикнул на него один. Другой толконул прикладом его лошадь, и Пьер, прижавшись к луке и едва удерживая шарахнувшуюся лошадь, выскакал вперед солдат, где было просторнее.
Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя.
– Что ездит этот перед линией? – опять крикнул на него кто то.
– Влево, вправо возьми, – кричали ему. Пьер взял вправо и неожиданно съехался с знакомым ему адъютантом генерала Раевского. Адъютант этот сердито взглянул на Пьера, очевидно, сбираясь тоже крикнуть на него, но, узнав его, кивнул ему головой.
– Вы как тут? – проговорил он и поскакал дальше.
Пьер, чувствуя себя не на своем месте и без дела, боясь опять помешать кому нибудь, поскакал за адъютантом.
– Это здесь, что же? Можно мне с вами? – спрашивал он.
– Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру.
– Вы зачем сюда попали, граф? – сказал он ему с улыбкой. – Все любопытствуете?
– Да, да, – сказал Пьер. Но адъютант, повернув лошадь, ехал дальше.
– Здесь то слава богу, – сказал адъютант, – но на левом фланге у Багратиона ужасная жарня идет.
– Неужели? – спросил Пьер. – Это где же?
– Да вот поедемте со мной на курган, от нас видно. А у нас на батарее еще сносно, – сказал адъютант. – Что ж, едете?
– Да, я с вами, – сказал Пьер, глядя вокруг себя и отыскивая глазами своего берейтора. Тут только в первый раз Пьер увидал раненых, бредущих пешком и несомых на носилках. На том самом лужке с пахучими рядами сена, по которому он проезжал вчера, поперек рядов, неловко подвернув голову, неподвижно лежал один солдат с свалившимся кивером. – А этого отчего не подняли? – начал было Пьер; но, увидав строгое лицо адъютанта, оглянувшегося в ту же сторону, он замолчал.
Пьер не нашел своего берейтора и вместе с адъютантом низом поехал по лощине к кургану Раевского. Лошадь Пьера отставала от адъютанта и равномерно встряхивала его.
– Вы, видно, не привыкли верхом ездить, граф? – спросил адъютант.
– Нет, ничего, но что то она прыгает очень, – с недоуменьем сказал Пьер.
– Ээ!.. да она ранена, – сказал адъютант, – правая передняя, выше колена. Пуля, должно быть. Поздравляю, граф, – сказал он, – le bapteme de feu [крещение огнем].
Проехав в дыму по шестому корпусу, позади артиллерии, которая, выдвинутая вперед, стреляла, оглушая своими выстрелами, они приехали к небольшому лесу. В лесу было прохладно, тихо и пахло осенью. Пьер и адъютант слезли с лошадей и пешком вошли на гору.
– Здесь генерал? – спросил адъютант, подходя к кургану.
– Сейчас были, поехали сюда, – указывая вправо, отвечали ему.
Адъютант оглянулся на Пьера, как бы не зная, что ему теперь с ним делать.
– Не беспокойтесь, – сказал Пьер. – Я пойду на курган, можно?
– Да пойдите, оттуда все видно и не так опасно. А я заеду за вами.
Пьер пошел на батарею, и адъютант поехал дальше. Больше они не видались, и уже гораздо после Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку.
Курган, на который вошел Пьер, был то знаменитое (потом известное у русских под именем курганной батареи, или батареи Раевского, а у французов под именем la grande redoute, la fatale redoute, la redoute du centre [большого редута, рокового редута, центрального редута] место, вокруг которого положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции.
Редут этот состоял из кургана, на котором с трех сторон были выкопаны канавы. В окопанном канавами место стояли десять стрелявших пушек, высунутых в отверстие валов.
В линию с курганом стояли с обеих сторон пушки, тоже беспрестанно стрелявшие. Немного позади пушек стояли пехотные войска. Входя на этот курган, Пьер никак не думал, что это окопанное небольшими канавами место, на котором стояло и стреляло несколько пушек, было самое важное место в сражении.
Пьеру, напротив, казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых незначительных мест сражения.
Войдя на курган, Пьер сел в конце канавы, окружающей батарею, и с бессознательно радостной улыбкой смотрел на то, что делалось вокруг него. Изредка Пьер все с той же улыбкой вставал и, стараясь не помешать солдатам, заряжавшим и накатывавшим орудия, беспрестанно пробегавшим мимо него с сумками и зарядами, прохаживался по батарее. Пушки с этой батареи беспрестанно одна за другой стреляли, оглушая своими звуками и застилая всю окрестность пороховым дымом.
В противность той жуткости, которая чувствовалась между пехотными солдатами прикрытия, здесь, на батарее, где небольшое количество людей, занятых делом, бело ограничено, отделено от других канавой, – здесь чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление.