Средиземноморские игры 1955

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
2-е Средиземноморские игры
Город-организатор Барселона
Страны-участницы 9
Количество атлетов 1135
Разыгрывается медалей
Церемония открытия 16 июля 1955
Открывал Франсиско Франко
Церемония закрытия 25 июля 1955
Закрывал
Стадион Олимпийский стадион

II Средиземноморские игры проводились в Барселоне с 16 июля по 25 июля 1955 года. Соревнования проходили по 19 видам спорта.





Основные события

Официальное открытие игр прошло 16 июля 1955 года в Барселоне. Игры открыл Председатель правительства Испании Франсиско Франко.

В играх приняли участие 1135 спортсменов — все мужчины из 9 стран.

В медальном зачёте первое место заняли спортсмены из Франции, завоевав 99 медалей, из которых 39 золотых, 29 серебряных и 31 бронзовых.

Виды спорта

Соревнования прошли ещё по 19 видам спорта:

Медальный зачёт

Из 9 стран, участвовавших в Играх, медали завоевали спортсмены из 8 государств. Монако осталось без медалей.

Место Страна Золото Серебро Бронза Всего
1 Франция Франция 39 29 31 99
2 Италия Италия 32 27 22 81
3 Испания Испания 12 15 18 45
4 Египет Египет 9 20 17 46
5 Турция Турция 8 3 3 14
6 Греция Греция 1 7 8 16
7 Ливан Ливан 1 1 4 6
8 Сирия Сирия 0 0 1 1
Всего 102 102 104 308

Напишите отзыв о статье "Средиземноморские игры 1955"

Ссылки

  • [forum.faleristika.info/viewtopic.php?f=124&t=83431 II Средиземноморские игры]

Отрывок, характеризующий Средиземноморские игры 1955

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.
– Да, я очень рад, – сказал он.
«Как могут они быть недовольны чем то, думала Наташа. Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы.


На другой день князь Андрей вспомнил вчерашний бал, но не на долго остановился на нем мыслями. «Да, очень блестящий был бал. И еще… да, Ростова очень мила. Что то в ней есть свежее, особенное, не петербургское, отличающее ее». Вот всё, что он думал о вчерашнем бале, и напившись чаю, сел за работу.
Но от усталости или бессонницы (день был нехороший для занятий, и князь Андрей ничего не мог делать) он всё критиковал сам свою работу, как это часто с ним бывало, и рад был, когда услыхал, что кто то приехал.
Приехавший был Бицкий, служивший в различных комиссиях, бывавший во всех обществах Петербурга, страстный поклонник новых идей и Сперанского и озабоченный вестовщик Петербурга, один из тех людей, которые выбирают направление как платье – по моде, но которые по этому то кажутся самыми горячими партизанами направлений. Он озабоченно, едва успев снять шляпу, вбежал к князю Андрею и тотчас же начал говорить. Он только что узнал подробности заседания государственного совета нынешнего утра, открытого государем, и с восторгом рассказывал о том. Речь государя была необычайна. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. «Государь прямо сказал, что совет и сенат суть государственные сословия ; он сказал, что правление должно иметь основанием не произвол, а твердые начала . Государь сказал, что финансы должны быть преобразованы и отчеты быть публичны», рассказывал Бицкий, ударяя на известные слова и значительно раскрывая глаза.