Среднедонская операция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Среднедонская операция
Основной конфликт: Великая Отечественная война

Карта операции «Малый Сатурн»
Дата

1630 декабря 1942 года

Место

Ростовская и Сталинградская области РСФСР, СССР

Итог

Победа СССР

Противники
СССР Германия

Румыния Румыния
Италия

Командующие
Н. Ф. Ватутин,
Ф. И. Голиков
Эрих фон Манштейн
Силы сторон
более 425 тыс. человек,
более 5 тыс. орудий и минометов,
свыше 1 тыс. танков,
400 самолетов
459 тыс. человек,
более 6 тыс. орудий и миномётов,
ок. 600 танков,
ок. 500 самолётов
Потери
неизвестно неизвестно
 
Сталинградская битва

Среднедонская наступательная операция (кодовое название — «Малый Сатурн») — наступательная операция, проведённая 16 — 30 декабря 1942 года в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом силами Юго-Западного и левого фланга Воронежского фронта.





Советский план «Сатурн»

Первоначально ставкой ВГК планировалась наступательная операция «Сатурн», но был сделан вывод, что для этой операции недостаточно сил. Поэтому планы советского командования были скорректированы — уменьшены цели и масштаб операции. Скорректированный план получил название «Малый Сатурн».

Цели, силы и средства операции

Целями операции являлся разгром противника, занявшего позиции на среднем Дону, а также последующее наступление на захваченный немецкими войсками Ростов-на-Дону.

Для операции были привлечены 6-я армия Воронежского фронта (командующий фронтом — генерал-лейтенант Филипп Голиков) и часть Юго-Западного фронта, в частности, 1-я и 3-я гвардейские армии, 5-я танковая армия, 2-я и 17-я воздушные армии (командующий — генерал-полковник Николай Ватутин). В операции со стороны Красной Армии были задействованы 36 дивизий численностью более 425 тысяч человек, более 5 тысяч орудий и миномётов, свыше 1 тысячи танков, более 400 самолётов[1].

Противостоявшие Красной Армии войска стран Оси включали в себя 8-ю итальянскую, 3-ю румынскую армии группы армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна. Эти армии насчитывали 27 дивизий численностью 459 тысяч человек, более 6 тысяч орудий и миномётов, около 600 танков и около 500 самолётов. Оборона немцев, итальянцев и румын представляла собой две полосы общей глубиной около 25 километров, весьма хорошо оснащённые и подготовленные в инженерном отношении, между населёнными пунктами Новая Калитва и Вёшенская[1].

Ход операции

После того, как в Сталинграде была окружена 6-я армия фельдмаршала Паулюса, 12 декабря 1942 года немецкие войска попытались деблокировать её. В связи с этим вместо удара на Ростов-на-Дону командованием было принято решение о перенаправлении основных сил, задействованных в операции, на юго-восток, с выходом на Морозовск, и разгромом группировки противника в районе этого населённого пункта. Тем самым попытки немцев деблокировать 6-ю армию должны были быть провалены[1].

16 декабря 1942 года советские войска перешли в наступление. Эффективность артиллерии и авиации была низкой, ввиду густого тумана. Войска стран Оси оказывали ожесточённое сопротивление, в результате чего наступление развивалось медленно. Когда туман спал, авиация и артиллерия стали работать в полную силу. 17 декабря в действие были введены 4 советских танковых корпуса, в результате чего в тот же день тактическая зона обороны была прорвана, и советские войска продвинулись в глубь на 20-25 километров. 18 декабря немцы попытались остановить их продвижение, перебросив дополнительные силы авиации, пехоты и бронетехники. Тем не менее, за 8 дней наступления, советские войска продвинулись на 100—200 километров, а 24-й танковый корпус (В. М. Баданов) продвинулся на 240 километров, овладев 24 декабря 1942 года станицей Тацинской и уничтожив на её окраине один из основных аэродромов (англ.) снабжения окруженной в Сталинграде 6-й армии. 22 декабря началось наступление 5-й танковой армии, но оно большого развития не получило, однако при этом оно сковало большие вражеские соединения севернее Тормосина. 24 декабря в районе Алексеево-Лозовское — Верхнечирский была разгромлена 8-я итальянская армия. К 30 декабря операция была завершена[1].

Итоги операции

В результате успешно проведённой советскими войсками Среднедонской операции был прорван вражеский фронт шириной до 340 километров. Были разгромлены 5 итальянских, 5 румынских и 1 немецкая дивизии, а также 3 итальянские бригады. Понесли тяжёлые потери 4 пехотных и 2 танковых немецких дивизии. Советскими войсками были захвачены около 60 тысяч пленных, почти 2000 орудий, 176 танков, около 370 самолётов. В результате наступления силы, задействованные в операции, продвинулись в тыл группы армий «Дон», в результате чего немцам пришлось отказаться от дальнейших планов по деблокированию 6-й армии Паулюса. Наиболее отличившиеся в ходе операции соединения получили почётные наименования «Донские», «Кантемировские» и «Тацинские»[1].

Напишите отзыв о статье "Среднедонская операция"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3005&Itemid=29 Среднедонская наступательная операция, 16-30 декабря 1942 г.] (рус.). [bdsa.ru/]. Проверено 11 ноября 2010. [www.webcitation.org/68ruxBwKY Архивировано из первоисточника 3 июля 2012].

Ссылки

В Викитеке есть тексты по теме
Среднедонская операция
  • [web.archive.org/web/20100221052510/velikvoy.narod.ru/karta/front_armiya_oper/srednedon_oper.htm Карта операции]

Отрывок, характеризующий Среднедонская операция

И он опять обратился к Пьеру.
– Сергей Кузьмич, со всех сторон , – проговорил он, расстегивая верхнюю пуговицу жилета.
Пьер улыбнулся, но по его улыбке видно было, что он понимал, что не анекдот Сергея Кузьмича интересовал в это время князя Василия; и князь Василий понял, что Пьер понимал это. Князь Василий вдруг пробурлил что то и вышел. Пьеру показалось, что даже князь Василий был смущен. Вид смущенья этого старого светского человека тронул Пьера; он оглянулся на Элен – и она, казалось, была смущена и взглядом говорила: «что ж, вы сами виноваты».
«Надо неизбежно перешагнуть, но не могу, я не могу», думал Пьер, и заговорил опять о постороннем, о Сергее Кузьмиче, спрашивая, в чем состоял этот анекдот, так как он его не расслышал. Элен с улыбкой отвечала, что она тоже не знает.
Когда князь Василий вошел в гостиную, княгиня тихо говорила с пожилой дамой о Пьере.
– Конечно, c'est un parti tres brillant, mais le bonheur, ma chere… – Les Marieiages se font dans les cieux, [Конечно, это очень блестящая партия, но счастье, моя милая… – Браки совершаются на небесах,] – отвечала пожилая дама.
Князь Василий, как бы не слушая дам, прошел в дальний угол и сел на диван. Он закрыл глаза и как будто дремал. Голова его было упала, и он очнулся.
– Aline, – сказал он жене, – allez voir ce qu'ils font. [Алина, посмотри, что они делают.]
Княгиня подошла к двери, прошлась мимо нее с значительным, равнодушным видом и заглянула в гостиную. Пьер и Элен так же сидели и разговаривали.
– Всё то же, – отвечала она мужу.
Князь Василий нахмурился, сморщил рот на сторону, щеки его запрыгали с свойственным ему неприятным, грубым выражением; он, встряхнувшись, встал, закинул назад голову и решительными шагами, мимо дам, прошел в маленькую гостиную. Он скорыми шагами, радостно подошел к Пьеру. Лицо князя было так необыкновенно торжественно, что Пьер испуганно встал, увидав его.
– Слава Богу! – сказал он. – Жена мне всё сказала! – Он обнял одной рукой Пьера, другой – дочь. – Друг мой Леля! Я очень, очень рад. – Голос его задрожал. – Я любил твоего отца… и она будет тебе хорошая жена… Бог да благословит вас!…
Он обнял дочь, потом опять Пьера и поцеловал его дурно пахучим ртом. Слезы, действительно, омочили его щеки.
– Княгиня, иди же сюда, – прокричал он.
Княгиня вышла и заплакала тоже. Пожилая дама тоже утиралась платком. Пьера целовали, и он несколько раз целовал руку прекрасной Элен. Через несколько времени их опять оставили одних.
«Всё это так должно было быть и не могло быть иначе, – думал Пьер, – поэтому нечего спрашивать, хорошо ли это или дурно? Хорошо, потому что определенно, и нет прежнего мучительного сомнения». Пьер молча держал руку своей невесты и смотрел на ее поднимающуюся и опускающуюся прекрасную грудь.
– Элен! – сказал он вслух и остановился.
«Что то такое особенное говорят в этих случаях», думал он, но никак не мог вспомнить, что такое именно говорят в этих случаях. Он взглянул в ее лицо. Она придвинулась к нему ближе. Лицо ее зарумянилось.
– Ах, снимите эти… как эти… – она указывала на очки.
Пьер снял очки, и глаза его сверх той общей странности глаз людей, снявших очки, глаза его смотрели испуганно вопросительно. Он хотел нагнуться над ее рукой и поцеловать ее; но она быстрым и грубым движеньем головы пeрехватила его губы и свела их с своими. Лицо ее поразило Пьера своим изменившимся, неприятно растерянным выражением.
«Теперь уж поздно, всё кончено; да и я люблю ее», подумал Пьер.
– Je vous aime! [Я вас люблю!] – сказал он, вспомнив то, что нужно было говорить в этих случаях; но слова эти прозвучали так бедно, что ему стало стыдно за себя.
Через полтора месяца он был обвенчан и поселился, как говорили, счастливым обладателем красавицы жены и миллионов, в большом петербургском заново отделанном доме графов Безухих.


Старый князь Николай Андреич Болконский в декабре 1805 года получил письмо от князя Василия, извещавшего его о своем приезде вместе с сыном. («Я еду на ревизию, и, разумеется, мне 100 верст не крюк, чтобы посетить вас, многоуважаемый благодетель, – писал он, – и Анатоль мой провожает меня и едет в армию; и я надеюсь, что вы позволите ему лично выразить вам то глубокое уважение, которое он, подражая отцу, питает к вам».)
– Вот Мари и вывозить не нужно: женихи сами к нам едут, – неосторожно сказала маленькая княгиня, услыхав про это.
Князь Николай Андреич поморщился и ничего не сказал.
Через две недели после получения письма, вечером, приехали вперед люди князя Василья, а на другой день приехал и он сам с сыном.
Старик Болконский всегда был невысокого мнения о характере князя Василья, и тем более в последнее время, когда князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях. Теперь же, по намекам письма и маленькой княгини, он понял, в чем дело, и невысокое мнение о князе Василье перешло в душе князя Николая Андреича в чувство недоброжелательного презрения. Он постоянно фыркал, говоря про него. В тот день, как приехать князю Василью, князь Николай Андреич был особенно недоволен и не в духе. Оттого ли он был не в духе, что приезжал князь Василий, или оттого он был особенно недоволен приездом князя Василья, что был не в духе; но он был не в духе, и Тихон еще утром отсоветывал архитектору входить с докладом к князю.
– Слышите, как ходит, – сказал Тихон, обращая внимание архитектора на звуки шагов князя. – На всю пятку ступает – уж мы знаем…
Однако, как обыкновенно, в 9 м часу князь вышел гулять в своей бархатной шубке с собольим воротником и такой же шапке. Накануне выпал снег. Дорожка, по которой хаживал князь Николай Андреич к оранжерее, была расчищена, следы метлы виднелись на разметанном снегу, и лопата была воткнута в рыхлую насыпь снега, шедшую с обеих сторон дорожки. Князь прошел по оранжереям, по дворне и постройкам, нахмуренный и молчаливый.
– А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего.
– Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел.
Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!»
– Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству?
Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него.
– Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!