Староиндийское начало

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Староиндийское начало
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1.g2-g3
ECO A00
Другое название дебют Бенко
Категория дебюта Фланговый дебют
В базе данных [www.365chess.com/opening.php?m=2&n=57&ms=g3&ns=57 365chess]

Староиндийское начало (дебют Бенко)шахматный дебют, начинающийся ходом 1.g2-g3; относится к фланговым началам. В шахматной практике встречается с XIX века; «Хандбух» упоминает партию Р. Делож — Л. Кизерицкий (1841), начатую ходами 1.g3 e5 2.Сg2 d5 3.c4. Теоретическое обоснование староиндийскому началу дал Р. Рети, который считал, что сильнейший пункт чёрных в центре доски — пункт d5 — следует немедленно атаковать путём фианкеттирования королевского слона белых. Среди современных шахматистов наиболее ценный вклад в теорию дебютов внёс Б. Ларсен.

Основная трактовка: белые маскируют свои дебютные планы, стремятся перейти к одной из разработанных дебютных систем (например: Староиндийская защита, Защита Пирца-Уфимцева и так далее) с переменой цвета и лишним темпом; чёрным необходимо внимательно следить за планами белых и своевременно принимать необходимые контрмеры.

Системы, приводящие к известным дебютам с переменой цвета:

а) 1.g3 e5 2.Сg2 d5 3.Кf3 e4 4.Кd4защита Алехина
б) 1.g3 d5 2.Кf3 c5 3.Сg2 Кc6 4.d4защита Грюнфельда
в) 1.g3 e5 2.c4 Кc6 3.Кc3 Кf6 или 3. ... g6 — закрытый вариант сицилианской защиты
г) 1.g3 e5 2.c4 Кc6 3.Кc3 Кf6 4.d3 d5 5.cd К:d5 6.Сg2 Сe6вариант дракона (сицилианская защита)
д) 1.g3 d5 2.Сg2 e5 3.d3защита Пирца-Уфимцева

и так далее.

Напишите отзыв о статье "Староиндийское начало"



Литература

Отрывок, характеризующий Староиндийское начало

– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.