Старые газеты

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Старые газеты» — интернет-проект, публикующий материалы газет советского периода, освещается история журналистики. Содержание старых газет сканируется, либо набирается вручную и публикуется на сайте. Пользование этими материалами бесплатное.

В 2007 году сайт получил премию РОТОР++ в категории «Архив года»[1].



Газеты, представленные на сайте

Напишите отзыв о статье "Старые газеты"

Примечания

  1. [ezhe.ru/POTOP++/results.html?do=res;2007;25 Архив года]. Премия РОТОР++ 2007. ЕЖЕ. Проверено 18 августа 2015.

Ссылки

  • [oldgazette.ru Сайт проекта «Старые газеты»]
  • Евстигнеев, Данил [www.ng.ru/ng_exlibris/2005-04-07/7_newspapers.html Газеты! Старые газеты!] // Независимая газета. Ex Libris. — 7 апреля 2005. — № 12 (311).
  • Лоянич, Артур. [ruformator.ru/blog/43459727584/%C2%ABStaryie-gazetyi%C2%BB---dlya-teh,-kto-hochet-vspomnit-proshloe «Старые газеты» — для тех, кто хочет вспомнить прошлое]. Руформатор.ру (13 апреля 2010). Проверено 18 августа 2015.
  • Плющев А. В. [www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2004/09/01/sajt-dnya-starye-gazety Сайт дня: Старые газеты] // Ведомости. — 1 сентября 2004. — № 157 (1197).
  • Черников, Павел [www.kommersant.ru/doc/499543 Пенсионный ресурс. Театр газетных действий] // Коммерсантъ-Власть. — 23 августа 2004. — № 33 (586).

Отрывок, характеризующий Старые газеты

И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему: