Стикин (территория)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Территория Стикин (англ. Stickeen Territories, Stickeen Territory, Stikine Territory, Stikeen Territory) — территория в составе Британской Северной Америки, существовавшая с 19 июля 1862 года по июль 1863.

Изначально этот регион находился в составе Северо-Западной территории, а распоряжалась там Компания Гудзонова залива. В 1861 году, после известий о том, что на реке Стикин найдено золото, началась золотая лихорадка, и сюда хлынул поток американских старателей. Чтобы получить возможность регулировать их деятельность и получать с них сборы, британское правительство вывело эти места из-под юрисдикции Компании Гудзонова залива, и реорганизовало их в территорию, название которой было дано по реке Стикин. Администратором территории Стикин был назначен Джеймс Дуглас, одновременно являвшийся губернатором колонии Британская Колумбия.

Границы территории были определены следующим образом: на севере — по 62-й параллели, на востоке — по 125-му меридиану, на юге — по рекам Насс и Финлей, на западе — по границе с Русской Америкой.

Через год после создания территория Стикин была включена в состав колонии Британская Колумбия, лишь полоса севернее 60-й параллели была возвращена Северо-Западной территории (в 1895 году, после начала Клондайкской золотой лихорадки, она была передана территории Юкон).

Напишите отзыв о статье "Стикин (территория)"

Отрывок, характеризующий Стикин (территория)


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.