Стоматология

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Стоматоло́гия (от др.-греч. στόμα — рот + λογος — наука) — раздел медицины, занимающийся изучением зубов, их строения и функционирования, их заболеваний, методов их профилактики и лечения, а также болезней полости рта, челюстей и пограничных областей лица и шеи. Врача-стоматолога часто называют дантист (от фр. dentiste), хотя понятие дантист включает в себя не только врачей-стоматологов, но также и зубных врачей, зубных фельдшеров и зубных техников.

Стоматология — наука, изучающая строение, функции, норму и патологию полости рта и челюстно-лицевой области.





История

Россия познакомилась со стоматологией благодаря Петру I, который впервые привёз из-за границы различные приспособления для лечения зубов. Первая школа, которая занималась подготовкой зубных врачей, открылась в 1881 г. в Санкт-Петербурге и уже к 1883 году из школы было выпущено более 450 дантистов.

В начале XX века уже было собрано много знаний в этой области и выпущено много научных работ. Стали использоваться более современные инструменты для лечения зубов, появились новые пломбировочные материалы, применялись различные лекарственные вещества. Сначала стоматологами могли работать только мужчины, но с 1875 г. [1] такое право получили и женщины.

После Великой Отечественной войны стоматология развивалась особенно высокими темпами, стали открываться новые стоматологические институты, проводились различные исследования, выпускались новые бормашины и стоматологические установки.

В настоящее время стоматология шагнула далеко вперёд. Стала возможной имплантация зубов и восстановление даже очень сильно разрушенного зуба, появились качественные пломбировочные материалы и современные инструменты для лечения зубов.

Заболевания зубов являются наиболее распространёнными болезнями человека. По статистическим данным, более 90 % населения земного шара страдает болезнями зубов. Столь значительное распространение этого недуга ставит перед органами здравоохранения задачи, направленные на разработку мер профилактики возникновения болезней зубов, совершенствование методов лечения, изучение причин, порождающих эти заболевания. К болезням зуба относятся кариес, пульпит, периодонтит. Кроме того, в клинике встречаются проявления различных форм недостаточности эмали и дентина (гипоплазия, клиновидный дефект, стирание зубов), которые имеют совершенно иную этиологию и клиникуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2701 день].

Всего в России насчитывается около 10 тыс. стоматологических лечебных учреждений, в Москве — около 2 тыс. государственных и частных стоматологических клиник. По данным Росстата, общая численность врачей в России к концу 2010 года составляла 715,8 тысячи человек. Из них 60,6 тысячи — врачи-стоматологи. Это четвёртое место после терапевтов, хирургов и педиатров. Причём на 10 тысяч населения приходится в среднем 4,2 стоматолога[2].

Терапевтическая стоматология

Болезни зубов некариозного происхождения

  • Гипоплазия эмали. Данное заболевание, выражающееся в появлении матовых пятен или крапчатости на поверхности зуба, обусловлено нарушением минерализации его тканей, причиной чему могут служить врождённое недоразвитие эмали и ряд ранних детских болезней (к примеру, рахит). В целях лечения может осуществляться стимулирование реминерализации эмали тем или иным способом; общее назначение терапии в данном случае — нормализовать минеральный обмен в организме.
  • Флюороз эмали. Это заболевание проявляется возникновением дефектов эмали: сначала на поверхности зуба появляются меловые пятна, затем — бурые, а впоследствии на их месте образовываются либо точечные, либо линейные изъяны. Причиной его обыкновенно является избыток фтора в питьевой воде или нарушения обмена веществ. Существенную роль в борьбе с флюорозом играют профилактические мероприятия. Лечение может состоять, к примеру, в удалении поражённых участков путём шлифования.
  • Клиновидный дефект. Происхождение патологии не известно; предполагают, что она вызывается трофическим поражением органического остова дентина и эмали. Традиционное место его расположения — пришеечная часть передних зубов; наименование связано с тем, что форма дефекта внешне схожа с клином. Для его устранения применяется шлифование краев и пломбирование — в тех случаях, если дентин поражён глубоко.
  • Патологическая стираемость зубов. Поражённые зубы склонны к постепенному сглаживанию рельефа поверхности и к стачиванию, порой полному, коронковой части. Среди возможных причин заболевания — неправильный прикус, воздействие вредных факторов, нарушения обмена веществ. По мере истирания зубов сближаются челюсти, изменяется форма лица. Необходимо при этом заметить, что такие зубы не подвержены кариесу. Целью лечения является нормализация обмена веществ, возможно назначение препаратов кальция.
  • Некроз твёрдых тканей зубов может быть вызван, к примеру, воздействием химических веществ — кислот или щелочей. Зубы в большей степени уязвимы к неорганическим соединениям такого рода, нежели к органическим. Разрушение идёт равномерно, по всей поверхности зуба. В данном случае важна профилактика — нейтрализация опасных соединений, прием определённых препаратов и т. д.
  • Гиперестезия зубов. В этом случае существенно возрастает степень чувствительности зубов к различным факторам воздействия — преимущественно физическим (давление, температура и т. п.). Для лечения используется преимущественно флюоризация — втирание в эмаль пасты фторида натрия, хотя в некоторых случаях для большей изоляции зубов могут также устанавливаться коронки[3].
  • Эрозия эмали зубов — поражение эмали зубов, а в некоторых случаях и дентина.
  • Травма зубов — острая и хроническая.

Кариес и его осложнения

Ка́риес (лат. Caries dentium) — патологический процесс, начинающийся после прорезывания зубов, сопровождающийся деминерализацией и протеолизом, с образованием полости под действием эндо- и экзогенных факторов. Кариес — очень распространённое заболевание. В детском возрасте оно занимает первое место среди хронических заболеваний и встречается в 5-8 раз чаще, чем заболевание, занимающее второе место по распространённости, — бронхиальная астма. По данным разных авторов от 80 до 90 % детей с молочным прикусом, около 80 % подростков на момент окончания школы[4] имеют кариозные полости, а 95-98 % взрослых имеют запломбированные зубы. Статистические данные показывают, что в экваториальных регионах (Африка, Азия) кариес менее распространён, чем в приполярных областях (Скандинавия, Северная Америка). В развивающихся странах также отмечен более высокий уровень распространения кариеса[5]. Следы кариеса находили у людей, живших 5 тыс. лет назад[6]. В настоящее время возникновение кариеса зубов связывают с локальным изменением pH на поверхности зуба под зубным налётом[7] вследствие брожения (гликолиза) углеводов, осуществляемого микроорганизмами, и образования органических кислот. Частота, с которой зуб подвергается кариесогенному воздействию кислот, влияет на вероятность возникновения кариеса. После каждого приёма пищи, которая содержит сахар, микроорганизмы начинают продуцировать кислоты, которые разрушают эмаль. Со временем эти кислоты нейтрализуются буферными свойствами слюны и частично деминерализованной эмали. После каждого периода воздействия кислот на эмаль зуба неорганические минеральные составляющие зубной эмали растворяются и могут оставаться растворёнными 2 часа (см. Эмаль зуба). Если принимать углеводы периодически в течение дня, то pH в течение длительного времени будет низким, буферные свойства слюны не успевают восстановить pH, и возникает вероятность необратимого разрушения поверхности эмали.

Пульпи́т — воспаление сосудисто-нервного пучка зуба (пульпы). Наиболее часто пульпит является осложнением кариеса, а также может быть следствием ошибочных действий при препарировании зуба под ортопедические конструкции, некачественных пломб, оперативных вмешательств на пародонте, воздействия химических веществ). Также описаны случаи ретроградного пульпита (то есть инфицирование через апикальное отверстие). Пульпиты подразделяются на острые и хронические. Под острым пульпитом понимают состояние, когда инфекция проникла в пульпу при закрытой пульпарной камере (через тонкую стенку разрушенного кариесом зуба). Хронические пульпиты чаще всего являются исходом острого. Хронические пульпиты подразделяются на фиброзные, гипертрофические и гангренозные. Основная форма хронического пульпита — фиброзный пульпит, при котором происходит разрастание волокнистой соединительной ткани. Основные признаки острого пульпита — очень сильные, иррадирующие (распространяющиеся) по ветвям тройничного нерва (при остром очаговом пульпите иррадиации нет, пациент чётко может указать болезненный зуб) боли, которые усиливаются ночью. Боли носят периодический характер.

Периодонти́т — это воспаление периодонта, характеризующееся нарушением целостности связок, удерживающих зуб в альвеоле, кортикальной пластинки кости, окружающей зуб и резорбции костной ткани от незначительных размеров до образования кист больших размеров. Инфекционный периодонтит в основном является осложнением кариеса. Травматический периодонтит возникает в результате как значительного, однократного воздействия (удар при падении или попадании в лицо твёрдых тяжёлых предметов), так и вследствие незначительной, но хронической травмы (завышенная пломба, откусывание проволоки или нитки при отсутствии рядом стоящих зубов). Медикаментозный периодонтит развивается чаще всего при неправильном лечении пульпита, когда сильнодействующие препараты попадают в периодонт (например, паста, содержащая мышьяк, формалин, фенол) или раздражающие материалы (фосфат-цемент, штифты). Основной причиной развития периодонтита у детей является инфекция, когда микроорганизмы, их токсины, биогенные амины, поступающие из воспалённой некротизированной пульпы, распространяются в периодонт.

Периости́т — воспаление надкостницы[8]; применительно к челюсти периостит часто называют флюсом[9] и выражается в опухании десны, сопровождающейся сильной болью. В результате воспалительных заболеваний зубов (периодонтит и пульпит) может развиться периостит челюсти. Реже заболевание возникает после открытых челюстных переломов и ран мягких тканей. Также воспаление надкостницы может проявиться в результате попадания инфекции через кровеносную и лимфатическую системы от инфицированных органов. Заболевание начинается с небольшого опухания десны. Позже отёчность увеличивается, и вместе с ней увеличивается и боль. Через день-два образовывается абсцесс, который является причиной отёка щеки и губ.

Заболевания слизистой оболочки рта

Воспалительные заболевания слизистой обобщённо называются стоматитами. Они в наименьшей степени изучены, и в настоящее время не имеют решения многие вопросы, связанные с их этиологией, патогенезом и лечением. Известно, впрочем, что существует определённая взаимосвязь между этими патологиями и системными заболеваниями организма. Единой классификации стоматитов в настоящее время также не выработано, однако выдвинуты предложения осуществлять её, к примеру, по этиологическому основанию. С этой точки зрения выделяются:

  • Травматические стоматиты, являющиеся результатом физического или химического повреждения слизистой оболочки;
  • Симптоматические стоматиты, являющиеся результатом другого, более общего заболевания;
  • Инфекционные стоматиты, вызванные вирусным или бактериальным заражением;
  • Специфические стоматиты (грибковые, лучевые и т. п.)

В свою очередь, по клиническим проявлениям стоматиты подразделяются на катаральные, язвенные и афтозные.

  • Катаральный стоматит встречается наиболее часто и вызывается теми или иными местными факторами: несоблюдением гигиены полости рта, разрушением зубов, появлением на них отложений и так далее. При этом виде заболевания слизистая гиперемирует, отекает, на ней образуется налёт, отмечается болезненность дёсен и их кровоточивость. Может также отмечаться неприятный запах изо рта. При лечении сначала устраняются местные причины заболевания, а затем производится антисептическая обработка с последующими многократными полосканиями полости рта.
  • Язвенный стоматит — более тяжёлая форма, нежели катаральный; он может развиваться и как его следствие, и самостоятельно. Исследования связывают данную разновидность воспаления с язвенной болезнью желудка или хроническим энтеритом. В то время как катаральный стоматит затрагивает лишь поверхность слизистой, язвенный стоматит поражает все её слои. При этом образуются разного рода некротические язвы, а в отдельных случаях процесс может доходить и до остеомиелита. Начальная симптоматика схожа с таковой для катарального стоматита, однако при язвенной форме отмечается также общая интоксикация, головная боль, повышение температуры. Местное лечение включает антисептическое и анестетическое орошение полости рта; общая терапия может предусматривать приём антибиотиков или антигистаминных препаратов.
  • Афтозный стоматит характеризуется появлением афт — небольших язв или эрозий, единичных или множественных. Этиология его до конца не ясна, хотя афтозный стоматит также связывается с рядом заболеваний от аллергии до ревматизма. Симптомы могут включать общее недомогание, повышение температуры тела, а также появление болезненных ощущений в области афт. Лечение — также местное (дезинфекция, обезболивание) и общее (антибиотики, противовоспалительные препараты и т. д.). Афтозный стоматит может быть острым и хроническим.
  • Хейлит — избирательное поражение слизистой оболочки губы.
  • Глоссит — избирательное поражение слизистой оболочки языка[3].
  • Элементы поражения слизистой оболочки полости рта

См. также

Пародонтология

Заболевания пародонта

  • Пародонтит. Под этим термином понимается патологический процесс, в который вовлечены окружающие зуб ткани: периодонт, костная ткань альвеолы и десна. Данное заболевание является вторым по частоте из числа стоматологических и наблюдается более чем у половины людей старше 30 лет. Существует несколько теорий, касающихся его этиологии: в частности, имеются мнения, согласно которым соответствующий процесс вызывается трофическими причинами (то есть нарушением питания тканей) и дисфункцией нервной системы, что, в свою очередь, приводит к атрофии пародонта, или же местными раздражающими факторами вроде зубного камня, или эндокринной недостаточностью, или воздействием тех или иных микроорганизмов наподобие зубной спирохеты. Проявляется пародонтит разнообразно, начинается главным образом с ощущений зуда и жжения десен; по мере его развития десна гиперемирует, отекает, развиваются застойные явления и — как следствие — цианоз десны. Также симптомами могут быть появление запаха из рта и кровоточивости десен. По мере прогрессирования заболевания формируются патологические десневые карманы, в которых может начаться воспалительный процесс, приводящий к постепенному замещению связочного аппарата зуба грануляционной тканью. Зуб становится подвижен и в конце концов может выпасть. Консервативное лечение пародонтита является комплексным: общим (укрепление организма в целом) и местным (нормализация состояния пародонта); может применяться также и хирургическое лечение[3].
  • Пародонтоз.
  • Гингивит.

См. также

Хирургическая стоматология

Заболевание тройничного нерва

  • Невралгия тройничного нерва является довольно распространённым заболеванием с не до конца ясной этиологией (хотя изучение её причин ведется уже давно). Первопричиной могут выступать разнообразные факторы: инфекции, интоксикации, заболевания желудочно-кишечного тракта, опухоли, изменения в сосудах того или иного свойства, а также собственно стоматогенные факторы. Невралгия может быть истинной или вторичной — в зависимости от того, самостоятельна ли она, или же представляет собой последствия другого заболевания. Основным симптомом при невралгии тройничного нерва являются приступообразные боли различного характера, порой настолько сильные, что пациенты начинают воздерживаться от говорения или, к примеру, от умывания — из опасений спровоцировать болевые ощущения. Локализация боли варьируется в соответствии с тем, какая именно ветвь поражена. При диагностике дифференцируется с ганглионитом крылонёбного узла и симпаталгией поверхностной височной артерии, а также пульпитом, гайморитом, невритом. Лечение может быть как консервативным (медикаменты, физиотерапия), так и хирургическим (невротомия, нейроэкзерез).
  • Неврит тройничного нерва может быть вызван травмой, воспалением или сдавливанием нервного ствола. Чувствительность и рефлексы в зоне иннервации при этом снижаются или полностью выпадают. Лечение направлено на устранение причин, вызвавших неврит.
  • Глоссалгия характеризуется теми или иными изменениями в чувствительности языка. С точки зрения этиологии данное заболевание увязывают с расстройствами желудочно-кишечного тракта и органов малого таза, а также с местными факторами. Симптоматика обыкновенно сводится к ощущениям жжения или боли на кончике или по краям языка. Целью лечения является избавление от факторов, которые могут хронически наносить травмы слизистой оболочки языка[3].

Заболевания слюнных желёз

  • Эпидемический паротит. Данное заболевание обусловлено проникновением вируса в околоушные слюнные железы; оно характеризуется острым началом (боли в области желёз, общее недомогание, повышение температуры). Из-за болевых ощущений затрудняется открывание рта. Специфического лечения для эпидемического паротита нет; применяется дезинфекция полости рта, терапия антибиотиками, спиртовые компрессы.
  • Острые воспаления слюнных желёз имеют своей причиной истощение и обезвоживание организма, интоксикацию, инфекции, закупоривание слюнных протоков. В зависимости от локализации выделяют воспаления околоушных и поднижнечелюстных слюнных желёз. Встречаются также и хронические воспаления.
  • Слюннокаменная болезнь, как следует из наименования, сопряжена с обтурацией выводных протоков слюнных желёз камнями. Образование камней, в свою очередь, обусловлено недостаточным оттоком слюны, а также некоторыми общими факторами (к примеру, повышением свертываемости крови). Для образования камня необходимо инородное тело, которое становится центром кристаллизации солей. Проявляется камень болевыми ощущениями и увеличением железы; для диагностики используется рентгенография. Лечение, в свою очередь, направлено на удаление камня либо консервативными, либо хирургическими методами[3].
  • Рак слюнных желёз появление раковой опухоли в слюнных железах. Из-за воспаления организм человека истощается и обезвоживается, есть вероятность летального исхода

Воспалительные заболевания хирургического профиля

Ортопедическая стоматология

Эстетическая стоматология

Основная статья: Эстетическая стоматология

Эстетическая стоматология является набирающей стремительную популярность стоматологической отраслью, давно и прочно удерживающей лидерские позиции на Западе. Именно голливудская фабрика грез стала праматерью художественной реставрации зубов – происхождение «голливудской улыбки» понятно без расшифровки. Цивилизованное отношение к здоровью и эстетическому состоянию своих зубов характеризует не только уровень культуры человека, но и подчеркивает его социальный статус. «Железные» грубые зубы или, хуже того, явные провалы в зубных рядах не только уродуют и старят человека, но и подчеркивают его заниженную самооценку и легкомыслие по отношению к своему здоровью.

Эстетическая стоматология широко применяет весь существующий инструментарий для создания безупречной белоснежной улыбки – брекеты в их разнообразии (для исправления прикуса), вкладки и виниры (для корректировки формы и цвета).

Эстетическая стоматология успешно справляется со следующими задачами:

  • наращивание зубов для исправления формы (при сколах, трещинах и прочих деформациях);
  • восстановление цвета и формы путем реставрации;
  • техники отбеливания зубов (ультразвуковые, лазерные системы, чистка зубов в профессиональном исполнении);
  • исправление прикуса с применением брекетов;
  • улучшение эстетического вида с помощью виниров, люминиров, накладок;
  • украшение сегментов  зубного ряда при помощи имитации татуировок, драгоценных камней, кристаллов Сваровски.

Разнообразие современных материалов открывает массу перспектив для креативных решений в сфере художественной реставрации.[10]

Стоматология детского возраста

Ортодонтия

См. также

Напишите отзыв о статье "Стоматология"

Литература

Ссылки

  1. Экспертный портал по стоматологии www.стоматология.рф
  2. Стоматологический портал для врачей www.stomatologclub.ru
  3. Справочник по стоматологии online rsdent.ru

Примечания

  1. [stomastoma.ru/istoriya-stomatologii История стоматологии].
  2. [www.rg.ru/2012/06/26/zubnoy.html Попробовать на зуб] Российская газета, 26 июня 2012 г.
  3. 1 2 3 4 5 Бажанов Н.Н. Стоматология. — М: ГЭОТАР-МЕД, 2002. — 304 с.
  4. [www.healthypeople.gov/Document/HTML/Volume2/21Oral.htm Oral health] (англ.). healthypeople.gov. Проверено 17 марта 2009. [www.webcitation.org/61AUpSbvh Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  5. [www.ncbi.nlm.nih.gov/books/bv.fcgi?rid=dcp2.section.5402 Disease Control Priorities in Developing Countries] (англ.). Проверено 17 марта 2009.
  6. [lenta.ru/news/2011/10/25/otzi/ Расшифрован геном ледяного человека Отци]
  7. [www.dentistry.leeds.ac.uk/OROFACE/PAGES/micro/micro2.html Introduction To Dental Plaque] (англ.). Проверено 17 марта 2009. [www.webcitation.org/61AUqPAey Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  8. [www.sportmedicine.ru/periostit.php Воспаление надкостницы — периостит]
  9. [www.32top.ru/stat/17 Периостит], иногда — [www.curemed.ru/medarticle/articles/30329.htm Парулис]
  10. [guide-dental.com.ua/ Эстетическая стоматология] (ru-RU). Гид по Стоматологии. Проверено 26 октября 2016.


Отрывок, характеризующий Стоматология

– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.


Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.
Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)
Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.
С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.
Пьер побежал вниз.
«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.
Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.


Главное действие Бородинского сражения произошло на пространстве тысячи сажен между Бородиным и флешами Багратиона. (Вне этого пространства с одной стороны была сделана русскими в половине дня демонстрация кавалерией Уварова, с другой стороны, за Утицей, было столкновение Понятовского с Тучковым; но это были два отдельные и слабые действия в сравнении с тем, что происходило в середине поля сражения.) На поле между Бородиным и флешами, у леса, на открытом и видном с обеих сторон протяжении, произошло главное действие сражения, самым простым, бесхитростным образом.
Сражение началось канонадой с обеих сторон из нескольких сотен орудий.
Потом, когда дым застлал все поле, в этом дыму двинулись (со стороны французов) справа две дивизии, Дессе и Компана, на флеши, и слева полки вице короля на Бородино.
От Шевардинского редута, на котором стоял Наполеон, флеши находились на расстоянии версты, а Бородино более чем в двух верстах расстояния по прямой линии, и поэтому Наполеон не мог видеть того, что происходило там, тем более что дым, сливаясь с туманом, скрывал всю местность. Солдаты дивизии Дессе, направленные на флеши, были видны только до тех пор, пока они не спустились под овраг, отделявший их от флеш. Как скоро они спустились в овраг, дым выстрелов орудийных и ружейных на флешах стал так густ, что застлал весь подъем той стороны оврага. Сквозь дым мелькало там что то черное – вероятно, люди, и иногда блеск штыков. Но двигались ли они или стояли, были ли это французы или русские, нельзя было видеть с Шевардинского редута.
Солнце взошло светло и било косыми лучами прямо в лицо Наполеона, смотревшего из под руки на флеши. Дым стлался перед флешами, и то казалось, что дым двигался, то казалось, что войска двигались. Слышны были иногда из за выстрелов крики людей, но нельзя было знать, что они там делали.
Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских; но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом.
Он сошел с кургана и стал взад и вперед ходить перед ним.
Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения.
Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самых флешей, на которых находились теперь вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте, среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты; появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад.
С поля сражения беспрестанно прискакивали к Наполеону его посланные адъютанты и ординарцы его маршалов с докладами о ходе дела; но все эти доклады были ложны: и потому, что в жару сражения невозможно сказать, что происходит в данную минуту, и потому, что многие адъютапты не доезжали до настоящего места сражения, а передавали то, что они слышали от других; и еще потому, что пока проезжал адъютант те две три версты, которые отделяли его от Наполеона, обстоятельства изменялись и известие, которое он вез, уже становилось неверно. Так от вице короля прискакал адъютант с известием, что Бородино занято и мост на Колоче в руках французов. Адъютант спрашивал у Наполеона, прикажет ли он пореходить войскам? Наполеон приказал выстроиться на той стороне и ждать; но не только в то время как Наполеон отдавал это приказание, но даже когда адъютант только что отъехал от Бородина, мост уже был отбит и сожжен русскими, в той самой схватке, в которой участвовал Пьер в самом начале сраженья.
Прискакавший с флеш с бледным испуганным лицом адъютант донес Наполеону, что атака отбита и что Компан ранен и Даву убит, а между тем флеши были заняты другой частью войск, в то время как адъютанту говорили, что французы были отбиты, и Даву был жив и только слегка контужен. Соображаясь с таковыми необходимо ложными донесениями, Наполеон делал свои распоряжения, которые или уже были исполнены прежде, чем он делал их, или же не могли быть и не были исполняемы.
Маршалы и генералы, находившиеся в более близком расстоянии от поля сражения, но так же, как и Наполеон, не участвовавшие в самом сражении и только изредка заезжавшие под огонь пуль, не спрашиваясь Наполеона, делали свои распоряжения и отдавали свои приказания о том, куда и откуда стрелять, и куда скакать конным, и куда бежать пешим солдатам. Но даже и их распоряжения, точно так же как распоряжения Наполеона, точно так же в самой малой степени и редко приводились в исполнение. Большей частью выходило противное тому, что они приказывали. Солдаты, которым велено было идти вперед, подпав под картечный выстрел, бежали назад; солдаты, которым велено было стоять на месте, вдруг, видя против себя неожиданно показавшихся русских, иногда бежали назад, иногда бросались вперед, и конница скакала без приказания догонять бегущих русских. Так, два полка кавалерии поскакали через Семеновский овраг и только что въехали на гору, повернулись и во весь дух поскакали назад. Так же двигались и пехотные солдаты, иногда забегая совсем не туда, куда им велено было. Все распоряжение о том, куда и когда подвинуть пушки, когда послать пеших солдат – стрелять, когда конных – топтать русских пеших, – все эти распоряжения делали сами ближайшие начальники частей, бывшие в рядах, не спрашиваясь даже Нея, Даву и Мюрата, не только Наполеона. Они не боялись взыскания за неисполнение приказания или за самовольное распоряжение, потому что в сражении дело касается самого дорогого для человека – собственной жизни, и иногда кажется, что спасение заключается в бегстве назад, иногда в бегстве вперед, и сообразно с настроением минуты поступали эти люди, находившиеся в самом пылу сражения. В сущности же, все эти движения вперед и назад не облегчали и не изменяли положения войск. Все их набегания и наскакивания друг на друга почти не производили им вреда, а вред, смерть и увечья наносили ядра и пули, летавшие везде по тому пространству, по которому метались эти люди. Как только эти люди выходили из того пространства, по которому летали ядра и пули, так их тотчас же стоявшие сзади начальники формировали, подчиняли дисциплине и под влиянием этой дисциплины вводили опять в область огня, в которой они опять (под влиянием страха смерти) теряли дисциплину и метались по случайному настроению толпы.


Генералы Наполеона – Даву, Ней и Мюрат, находившиеся в близости этой области огня и даже иногда заезжавшие в нее, несколько раз вводили в эту область огня стройные и огромные массы войск. Но противно тому, что неизменно совершалось во всех прежних сражениях, вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля, стройные массы войск возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами. Они вновь устроивали их, но людей все становилось меньше. В половине дня Мюрат послал к Наполеону своего адъютанта с требованием подкрепления.
Наполеон сидел под курганом и пил пунш, когда к нему прискакал адъютант Мюрата с уверениями, что русские будут разбиты, ежели его величество даст еще дивизию.
– Подкрепления? – сказал Наполеон с строгим удивлением, как бы не понимая его слов и глядя на красивого мальчика адъютанта с длинными завитыми черными волосами (так же, как носил волоса Мюрат). «Подкрепления! – подумал Наполеон. – Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских!»
– Dites au roi de Naples, – строго сказал Наполеон, – qu'il n'est pas midi et que je ne vois pas encore clair sur mon echiquier. Allez… [Скажите неаполитанскому королю, что теперь еще не полдень и что я еще не ясно вижу на своей шахматной доске. Ступайте…]
Красивый мальчик адъютанта с длинными волосами, не отпуская руки от шляпы, тяжело вздохнув, поскакал опять туда, где убивали людей.
Наполеон встал и, подозвав Коленкура и Бертье, стал разговаривать с ними о делах, не касающихся сражения.
В середине разговора, который начинал занимать Наполеона, глаза Бертье обратились на генерала с свитой, который на потной лошади скакал к кургану. Это был Бельяр. Он, слезши с лошади, быстрыми шагами подошел к императору и смело, громким голосом стал доказывать необходимость подкреплений. Он клялся честью, что русские погибли, ежели император даст еще дивизию.
Наполеон вздернул плечами и, ничего не ответив, продолжал свою прогулку. Бельяр громко и оживленно стал говорить с генералами свиты, окружившими его.
– Вы очень пылки, Бельяр, – сказал Наполеон, опять подходя к подъехавшему генералу. – Легко ошибиться в пылу огня. Поезжайте и посмотрите, и тогда приезжайте ко мне.
Не успел еще Бельяр скрыться из вида, как с другой стороны прискакал новый посланный с поля сражения.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – сказал Наполеон тоном человека, раздраженного беспрестанными помехами.
– Sire, le prince… [Государь, герцог…] – начал адъютант.
– Просит подкрепления? – с гневным жестом проговорил Наполеон. Адъютант утвердительно наклонил голову и стал докладывать; но император отвернулся от него, сделав два шага, остановился, вернулся назад и подозвал Бертье. – Надо дать резервы, – сказал он, слегка разводя руками. – Кого послать туда, как вы думаете? – обратился он к Бертье, к этому oison que j'ai fait aigle [гусенку, которого я сделал орлом], как он впоследствии называл его.
– Государь, послать дивизию Клапареда? – сказал Бертье, помнивший наизусть все дивизии, полки и батальоны.
Наполеон утвердительно кивнул головой.
Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению.
– Нет, – обратился он вдруг к Бертье, – я не могу послать Клапареда. Пошлите дивизию Фриана, – сказал он.
Хотя не было никакого преимущества в том, чтобы вместо Клапареда посылать дивизию Фриана, и даже было очевидное неудобство и замедление в том, чтобы остановить теперь Клапареда и посылать Фриана, но приказание было с точностью исполнено. Наполеон не видел того, что он в отношении своих войск играл роль доктора, который мешает своими лекарствами, – роль, которую он так верно понимал и осуждал.
Дивизия Фриана, так же как и другие, скрылась в дыму поля сражения. С разных сторон продолжали прискакивать адъютанты, и все, как бы сговорившись, говорили одно и то же. Все просили подкреплений, все говорили, что русские держатся на своих местах и производят un feu d'enfer [адский огонь], от которого тает французское войско.
Наполеон сидел в задумчивости на складном стуле.
Проголодавшийся с утра m r de Beausset, любивший путешествовать, подошел к императору и осмелился почтительно предложить его величеству позавтракать.
– Я надеюсь, что теперь уже я могу поздравить ваше величество с победой, – сказал он.
Наполеон молча отрицательно покачал головой. Полагая, что отрицание относится к победе, а не к завтраку, m r de Beausset позволил себе игриво почтительно заметить, что нет в мире причин, которые могли бы помешать завтракать, когда можно это сделать.
– Allez vous… [Убирайтесь к…] – вдруг мрачно сказал Наполеон и отвернулся. Блаженная улыбка сожаления, раскаяния и восторга просияла на лице господина Боссе, и он плывущим шагом отошел к другим генералам.
Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проигрывает.
Войска были те же, генералы те же, те же были приготовления, та же диспозиция, та же proclamation courte et energique [прокламация короткая и энергическая], он сам был тот же, он это знал, он знал, что он был даже гораздо опытнее и искуснее теперь, чем он был прежде, даже враг был тот же, как под Аустерлицем и Фридландом; но страшный размах руки падал волшебно бессильно.
Все те прежние приемы, бывало, неизменно увенчиваемые успехом: и сосредоточение батарей на один пункт, и атака резервов для прорвания линии, и атака кавалерии des hommes de fer [железных людей], – все эти приемы уже были употреблены, и не только не было победы, но со всех сторон приходили одни и те же известия об убитых и раненых генералах, о необходимости подкреплений, о невозможности сбить русских и о расстройстве войск.
Прежде после двух трех распоряжений, двух трех фраз скакали с поздравлениями и веселыми лицами маршалы и адъютанты, объявляя трофеями корпуса пленных, des faisceaux de drapeaux et d'aigles ennemis, [пуки неприятельских орлов и знамен,] и пушки, и обозы, и Мюрат просил только позволения пускать кавалерию для забрания обозов. Так было под Лоди, Маренго, Арколем, Иеной, Аустерлицем, Ваграмом и так далее, и так далее. Теперь же что то странное происходило с его войсками.
Несмотря на известие о взятии флешей, Наполеон видел, что это было не то, совсем не то, что было во всех его прежних сражениях. Он видел, что то же чувство, которое испытывал он, испытывали и все его окружающие люди, опытные в деле сражений. Все лица были печальны, все глаза избегали друг друга. Только один Боссе не мог понимать значения того, что совершалось. Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что значило в продолжение восьми часов, после всех употрсбленных усилий, невыигранное атакующим сражение. Он знал, что это было почти проигранное сражение и что малейшая случайность могла теперь – на той натянутой точке колебания, на которой стояло сражение, – погубить его и его войска.
Когда он перебирал в воображении всю эту странную русскую кампанию, в которой не было выиграно ни одного сраженья, в которой в два месяца не взято ни знамен, ни пушек, ни корпусов войск, когда глядел на скрытно печальные лица окружающих и слушал донесения о том, что русские всё стоят, – страшное чувство, подобное чувству, испытываемому в сновидениях, охватывало его, и ему приходили в голову все несчастные случайности, могущие погубить его. Русские могли напасть на его левое крыло, могли разорвать его середину, шальное ядро могло убить его самого. Все это было возможно. В прежних сражениях своих он обдумывал только случайности успеха, теперь же бесчисленное количество несчастных случайностей представлялось ему, и он ожидал их всех. Да, это было как во сне, когда человеку представляется наступающий на него злодей, и человек во сне размахнулся и ударил своего злодея с тем страшным усилием, которое, он знает, должно уничтожить его, и чувствует, что рука его, бессильная и мягкая, падает, как тряпка, и ужас неотразимой погибели обхватывает беспомощного человека.
Известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне этот ужас. Он молча сидел под курганом на складном стуле, опустив голову и положив локти на колена. Бертье подошел к нему и предложил проехаться по линии, чтобы убедиться, в каком положении находилось дело.
– Что? Что вы говорите? – сказал Наполеон. – Да, велите подать мне лошадь.
Он сел верхом и поехал к Семеновскому.
В медленно расходившемся пороховом дыме по всему тому пространству, по которому ехал Наполеон, – в лужах крови лежали лошади и люди, поодиночке и кучами. Подобного ужаса, такого количества убитых на таком малом пространстве никогда не видал еще и Наполеон, и никто из его генералов. Гул орудий, не перестававший десять часов сряду и измучивший ухо, придавал особенную значительность зрелищу (как музыка при живых картинах). Наполеон выехал на высоту Семеновского и сквозь дым увидал ряды людей в мундирах цветов, непривычных для его глаз. Это были русские.
Русские плотными рядами стояли позади Семеновского и кургана, и их орудия не переставая гудели и дымили по их линии. Сражения уже не было. Было продолжавшееся убийство, которое ни к чему не могло повести ни русских, ни французов. Наполеон остановил лошадь и впал опять в ту задумчивость, из которой вывел его Бертье; он не мог остановить того дела, которое делалось перед ним и вокруг него и которое считалось руководимым им и зависящим от него, и дело это ему в первый раз, вследствие неуспеха, представлялось ненужным и ужасным.
Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала.
Наполеон опустил голову и долго молчал.
– A huit cent lieux de France je ne ferai pas demolir ma garde, [За три тысячи двести верст от Франции я не могу дать разгромить свою гвардию.] – сказал он и, повернув лошадь, поехал назад, к Шевардину.


Кутузов сидел, понурив седую голову и опустившись тяжелым телом, на покрытой ковром лавке, на том самом месте, на котором утром его видел Пьер. Он не делал никаких распоряжении, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему.
«Да, да, сделайте это, – отвечал он на различные предложения. – Да, да, съезди, голубчик, посмотри, – обращался он то к тому, то к другому из приближенных; или: – Нет, не надо, лучше подождем», – говорил он. Он выслушивал привозимые ему донесения, отдавал приказания, когда это требовалось подчиненным; но, выслушивая донесения, он, казалось, не интересовался смыслом слов того, что ему говорили, а что то другое в выражении лиц, в тоне речи доносивших интересовало его. Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.
Общее выражение лица Кутузова было сосредоточенное, спокойное внимание и напряжение, едва превозмогавшее усталость слабого и старого тела.