Стоянов, Юрий Николаевич

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Юрий Стоянов
Имя при рождении:

Юрий Николаевич Стоянов

Место рождения:

село Бородино[1],
Тарутинский район, УССР

Профессия:

актёр, телеведущий, артист театра и кино[2]

Карьера:

1974 — н.в.

Награды:
ТЭФИ

Ю́рий Никола́евич Стоя́нов (род. 10 июля 1957 года, село Бородино[1]) — советский и российский артист театра и кино[2]. Народный артист Российской Федерации (2001)[3]. Автор, постановщик и исполнитель ролей (совместно с Ильёй Олейниковым) в программе «Городок».





Биография

Родился 10 июля 1957 года в Бородине Тарутинского района Одесской области, Украинской ССР в болгарской семье.

Учился в 27-й школе в Одессе. Мать работала там заместителем директора по воспитательной работе и преподавала украинский язык и литературу. В детстве начал писать стихи, играть на гитаре, занимался фехтованием, учился в студии киноактёра при Одесской киностудии[1][4][5]. После окончания в 1978 году Московского государственного института театрального искусства имени А. В. Луначарского, играл в Большом драматическом театре им. Товстоногова, где работал по 1995 год артистом[6].

С 1993 до 2012 год совместно с Ильёй Олейниковым вёл программу «Городок».

С 2013 года ведет программу «Большая семья» на канале Культура. Вел «Живой звук» на канале Россия-1.

25 сентября 2015 года актёр принял участие в театрализованных онлайн-чтениях произведений А. П. Чехова «Чехов жив».

Личная жизнь

  • Первая жена — Ольга Стоянова — искусствовед (1978—1983[5]).
    • Дети: от первого брака Николай Стоянов (род. 1978) и Алексей Стоянов (род. 1980), тележурналисты.
  • Вторая жена — Марина Стоянова (1983—1995)[5].
  • Внебрачная дочь Яна (1997), о которой Стоянов сказал в прямом эфире.
  • Третья жена — Елена Стоянова — (падчерицы: Ксения (1989), выпускница СПбГУ и Анастасия (1996), студентка РУДН — дочери Елены от предыдущего брака).
    • Дочь Екатерина (род. 2003).

Фильмография

Актёрские работы

Работа на ТВ

Озвучивание

Библиография

Признание

  • 1996 — Лауреат премии ТЭФИ в номинации «Лучший ведущий развлекательной программы» (программа «Городок»)
  • 1999 — Лауреат премии ТЭФИ в номинации «Развлекательная программа» (программа «Городок»)
  • 2001 — Лауреат премии ТЭФИ в номинации «Лучший ведущий развлекательной программы» (программа «Городок»)
  • 2001 — Народный артист Российской Федерации
  • 2002 — Лауреат премии ТЭФИ в номинации «Развлекательная программа» (программа «Городок»)
  • 2007 — «Золотой орел» в номинации «За лучшую мужскую роль» (фильм «12»)
  • 2012 — Награждён орденом Почёта[7]

Интересные факты

  • Сюжет фильма Человек у окна, где герой Стоянова напоминает миграционному инспектору, оскорбившему среднеазиатских нелегалов "чурками", что когда-то они, узбеки в годы эвакуации спасли десятки тысяч русских детей от смерти, напрямую перекликается с реальной историей матери Стоянова, которая в восьмилетнем возрасте была эвакуирована со своим братом в Ташкент и спасена от смерти узбекской семьей.
  • Стоянов — мастер спорта по фехтованию.
  • Родился в один день со своим партнёром по «Городку» Ильёй Олейниковым — 10 июля, только на 10 лет позже.
  • Единственной большой ролью Юрия Стоянова за время его работы в БДТ была роль Моцарта в спектакле «Амадеус»[8]
  • Играет на шестиструнной гитаре и поёт.
  • Юрий Стоянов поэт, в детстве пародировал советских политиков и школьных учителей.[4]
  • Принимал участие в рекламе спутникового телевидения «Триколор ТВ».
  • Во время учёбы в ГИТИСе, соседом Стоянова по комнате был Виктор Сухоруков, впоследствии также удостоенный звания народного артиста России. Стоянов, при этом, был самым младшим на курсе, а Сухоруков самым старшим.

Напишите отзыв о статье "Стоянов, Юрий Николаевич"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.segodnya.ua/interview/14159550.html Юрий Стоянов: "Я родился в селе Бородино, возле станции «Париж»]
  2. 1 2 «Вы знаете, я тоже считаю себя просто хорошим артистом. А в „Википедии“ про меня все сказано неправильно. Во-первых, ни по образованию, ни по профессии я не являюсь эстрадным актёром и крайне мало работал на эстраде. Во-вторых, я не телеведущий. И в-третьих, я не комик и уж тем более, упаси Бог, не телеюморист. Я бы назвал себя так: „артист театра и кино“.» // [www.rg.ru/2009/02/19/stoyanov.html Российская газета: «Неделя», выпуск от 2009.02.23]
  3. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=006812 Награждён указом президента России № 471 от 26 апреля 2001 года]
  4. 1 2 [www.bulvar.com.ua/arch/2009/20/4a12b9dc00bb6/ Мама народного артиста России Юрия СТОЯНОВА Евгения Леонидовна: «Юра никогда не мог относиться к себе иронично — он вообще человек невеселый, ранимый. Его все время нужно хвалить: и в семье, и в отцовстве, и в профессии…»]
  5. 1 2 3 [www.yandex.cc/16/10365.mhtml Жёны и подруги Юрия Стоянова]
  6. [www.serialsinfo.ru/uriy_stoyanov Юрий Стоянов]
  7. [pravo.gov.ru:8080/page.aspx?16784 Награждён Указом Президента Российской Федерации № 952 от 12 июля 2012 года]
  8. [gorodok.tv/cast_yuri Юрий Стоянов — Городок, официальный сайт]

Ссылки

  • Официальный сайт: [100ianov.ru]
  • [runyweb.com/articles/culture/cinema/russian-film-week-yuri-stoyanov-interview.html Юрий Стоянов о русском и американском юморе. Интервью на портале RUNYweb.com — Русский Нью-Йорк онлайн]
  • [interviewmg.ru/995/ Юрий Стоянов: Смеха ради. Интервью на сайте журнала «Интервью»]

Отрывок, характеризующий Стоянов, Юрий Николаевич

Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба, стук колес экипажа, и вот опять спускаются с горы растянутые ниткой мушкатеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядом с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства.
Он пробудился…
«Да, всё это было!…» сказал он, счастливо, детски улыбаясь сам себе, и заснул крепким, молодым сном.


На другой день он проснулся поздно. Возобновляя впечатления прошедшего, он вспомнил прежде всего то, что нынче надо представляться императору Францу, вспомнил военного министра, учтивого австрийского флигель адъютанта, Билибина и разговор вчерашнего вечера. Одевшись в полную парадную форму, которой он уже давно не надевал, для поездки во дворец, он, свежий, оживленный и красивый, с подвязанною рукой, вошел в кабинет Билибина. В кабинете находились четыре господина дипломатического корпуса. С князем Ипполитом Курагиным, который был секретарем посольства, Болконский был знаком; с другими его познакомил Билибин.
Господа, бывавшие у Билибина, светские, молодые, богатые и веселые люди, составляли и в Вене и здесь отдельный кружок, который Билибин, бывший главой этого кружка, называл наши, les nфtres. В кружке этом, состоявшем почти исключительно из дипломатов, видимо, были свои, не имеющие ничего общего с войной и политикой, интересы высшего света, отношений к некоторым женщинам и канцелярской стороны службы. Эти господа, повидимому, охотно, как своего (честь, которую они делали немногим), приняли в свой кружок князя Андрея. Из учтивости, и как предмет для вступления в разговор, ему сделали несколько вопросов об армии и сражении, и разговор опять рассыпался на непоследовательные, веселые шутки и пересуды.
– Но особенно хорошо, – говорил один, рассказывая неудачу товарища дипломата, – особенно хорошо то, что канцлер прямо сказал ему, что назначение его в Лондон есть повышение, и чтоб он так и смотрел на это. Видите вы его фигуру при этом?…
– Но что всего хуже, господа, я вам выдаю Курагина: человек в несчастии, и этим то пользуется этот Дон Жуан, этот ужасный человек!
Князь Ипполит лежал в вольтеровском кресле, положив ноги через ручку. Он засмеялся.
– Parlez moi de ca, [Ну ка, ну ка,] – сказал он.
– О, Дон Жуан! О, змея! – послышались голоса.
– Вы не знаете, Болконский, – обратился Билибин к князю Андрею, – что все ужасы французской армии (я чуть было не сказал – русской армии) – ничто в сравнении с тем, что наделал между женщинами этот человек.
– La femme est la compagne de l'homme, [Женщина – подруга мужчины,] – произнес князь Ипполит и стал смотреть в лорнет на свои поднятые ноги.
Билибин и наши расхохотались, глядя в глаза Ипполиту. Князь Андрей видел, что этот Ипполит, которого он (должно было признаться) почти ревновал к своей жене, был шутом в этом обществе.
– Нет, я должен вас угостить Курагиным, – сказал Билибин тихо Болконскому. – Он прелестен, когда рассуждает о политике, надо видеть эту важность.
Он подсел к Ипполиту и, собрав на лбу свои складки, завел с ним разговор о политике. Князь Андрей и другие обступили обоих.
– Le cabinet de Berlin ne peut pas exprimer un sentiment d'alliance, – начал Ипполит, значительно оглядывая всех, – sans exprimer… comme dans sa derieniere note… vous comprenez… vous comprenez… et puis si sa Majeste l'Empereur ne deroge pas au principe de notre alliance… [Берлинский кабинет не может выразить свое мнение о союзе, не выражая… как в своей последней ноте… вы понимаете… вы понимаете… впрочем, если его величество император не изменит сущности нашего союза…]
– Attendez, je n'ai pas fini… – сказал он князю Андрею, хватая его за руку. – Je suppose que l'intervention sera plus forte que la non intervention. Et… – Он помолчал. – On ne pourra pas imputer a la fin de non recevoir notre depeche du 28 novembre. Voila comment tout cela finira. [Подождите, я не кончил. Я думаю, что вмешательство будет прочнее чем невмешательство И… Невозможно считать дело оконченным непринятием нашей депеши от 28 ноября. Чем то всё это кончится.]
И он отпустил руку Болконского, показывая тем, что теперь он совсем кончил.
– Demosthenes, je te reconnais au caillou que tu as cache dans ta bouche d'or! [Демосфен, я узнаю тебя по камешку, который ты скрываешь в своих золотых устах!] – сказал Билибин, y которого шапка волос подвинулась на голове от удовольствия.
Все засмеялись. Ипполит смеялся громче всех. Он, видимо, страдал, задыхался, но не мог удержаться от дикого смеха, растягивающего его всегда неподвижное лицо.
– Ну вот что, господа, – сказал Билибин, – Болконский мой гость в доме и здесь в Брюнне, и я хочу его угостить, сколько могу, всеми радостями здешней жизни. Ежели бы мы были в Брюнне, это было бы легко; но здесь, dans ce vilain trou morave [в этой скверной моравской дыре], это труднее, и я прошу у всех вас помощи. Il faut lui faire les honneurs de Brunn. [Надо ему показать Брюнн.] Вы возьмите на себя театр, я – общество, вы, Ипполит, разумеется, – женщин.
– Надо ему показать Амели, прелесть! – сказал один из наших, целуя кончики пальцев.
– Вообще этого кровожадного солдата, – сказал Билибин, – надо обратить к более человеколюбивым взглядам.
– Едва ли я воспользуюсь вашим гостеприимством, господа, и теперь мне пора ехать, – взглядывая на часы, сказал Болконский.
– Куда?
– К императору.
– О! о! о!
– Ну, до свидания, Болконский! До свидания, князь; приезжайте же обедать раньше, – пocлшaлиcь голоса. – Мы беремся за вас.
– Старайтесь как можно более расхваливать порядок в доставлении провианта и маршрутов, когда будете говорить с императором, – сказал Билибин, провожая до передней Болконского.
– И желал бы хвалить, но не могу, сколько знаю, – улыбаясь отвечал Болконский.
– Ну, вообще как можно больше говорите. Его страсть – аудиенции; а говорить сам он не любит и не умеет, как увидите.


На выходе император Франц только пристально вгляделся в лицо князя Андрея, стоявшего в назначенном месте между австрийскими офицерами, и кивнул ему своей длинной головой. Но после выхода вчерашний флигель адъютант с учтивостью передал Болконскому желание императора дать ему аудиенцию.
Император Франц принял его, стоя посредине комнаты. Перед тем как начинать разговор, князя Андрея поразило то, что император как будто смешался, не зная, что сказать, и покраснел.
– Скажите, когда началось сражение? – спросил он поспешно.
Князь Андрей отвечал. После этого вопроса следовали другие, столь же простые вопросы: «здоров ли Кутузов? как давно выехал он из Кремса?» и т. п. Император говорил с таким выражением, как будто вся цель его состояла только в том, чтобы сделать известное количество вопросов. Ответы же на эти вопросы, как было слишком очевидно, не могли интересовать его.
– В котором часу началось сражение? – спросил император.
– Не могу донести вашему величеству, в котором часу началось сражение с фронта, но в Дюренштейне, где я находился, войско начало атаку в 6 часу вечера, – сказал Болконский, оживляясь и при этом случае предполагая, что ему удастся представить уже готовое в его голове правдивое описание всего того, что он знал и видел.
Но император улыбнулся и перебил его:
– Сколько миль?
– Откуда и докуда, ваше величество?
– От Дюренштейна до Кремса?
– Три с половиною мили, ваше величество.
– Французы оставили левый берег?
– Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние.
– Достаточно ли фуража в Кремсе?
– Фураж не был доставлен в том количестве…
Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.]
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c'est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l'ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.]