Стэнеску, Никита

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ники́та Стэне́ску (рум. Nichita Stănescu [niˈkita stəˈnesku]; 31 марта 1933, Плоешти, Королевство Румыния13 декабря 1983, Бухарест, СРР) — румынский поэт, один из самых значительных поэтов Румынии второй половины XX века.



Биография

Никита Стэнеску родился 31 марта 1933 года в городе Плоешти. Имя при рождении — Никита Христя Стэнеску (Nichita Hristea Stănescu). Отец — Николае Х. Стэнеску, мать — Татьяна Черячукина (родом из Воронежа). Учился в родном городе, потом изучал румынский язык и литературу в Бухаресте. Закончил университет в 1957 году. Дебютировал в литературном журнале «Трибуна». Женился на Магдалене Петреску в 1952 году. Через год последовал развод. В 1962 году Никита Стэнеску женился на Дойне Чуря, снова развёлся и в 1982 году женился на Тодорице (Доре) Тэрице.На русский язык его переводили Кирилл Ковальджи, Юрий Кожевников и др.

Публиковался в изданиях «Gazeta Literară», «România Literară» и «Luceafărul». Является лауреатом множества поэтических премий, среди которых Премия Гердера (1975) и номинация на Нобелевскую премию (1980).

Умер в 1983 году от гепатита. Похоронен в Бухаресте на кладбище Беллу.

Сборники стихов

Не забывайте!

О павшем на войне не забывайте,
пусть будет он среди живых живой,
и место за столом ему порою оставляйте,
как будто бы вернулся он домой.

Пер. И. Кашежевой
  • 1960 — Sensul iubirii (Смысл любви)
  • 1964 — O viziune a sentimentelor (Ведение чувств)
  • 1965 — Dreptul la timp (Право на время)
  • 1966 — 11 elegii (11 элегий)
  • 1967 — Obiecte cosmice (Alfa) (Космические объекты (Альфа))
  • 1967 — Roşu vertical (Красная вертикаль)
  • 1967 — Oul şi sfera (Яйцо и сфера)
  • 1968 — Laus Ptolomaei (Хвала Птоломею)
  • 1969 — Necuvintele (Неслова)
  • 1969 — Un pământ numit România (Земля по имени Румыния)
  • 1970 — În dulcele stil clasic (В сладостном классическом стиле)
  • 1971 — Belgradul în cinci prieteni (Белград в пяти друзьях)
  • 1972 — Măreţia frigului (Величие холода)
  • 1978 — Epica Magna
  • 1979 — Opere imperfecte (Несовершенные произведения)
  • 1982 — Noduri şi semne (Узлы и знаки)
  • 1982 — Oase plângând (Плачущие кости)

Напишите отзыв о статье "Стэнеску, Никита"

Ссылки

  • [www.biblus.ru/Default.aspx?auth=8996a6 Стэнеску, Никита] в каталоге «Библус»

Отрывок, характеризующий Стэнеску, Никита

В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.
С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст.
Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол.