Суахили

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Язык суахили
Самоназвание:

Kiswahili

Страны:

Танзания, Кения, Уганда, Демократическая Республика Конго, Руанда, Бурунди, Сомали, Мозамбик, а также Коморы и Майотта (коморский язык)

Официальный статус:

Уганда
Кения
Танзания
Коморы (коморский язык)

Регулирующая организация:

BAKITA[1] (Танзания), CHAKITA[2](Кения)

Общее число говорящих:

5 млн — первый язык[3][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан);
больше 150 млн — второй язык[4][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Классификация
Категория:

Языки Африки

Нигеро-конголезская макросемья

Бенуэ-конголезская семья
Бантоидная ветвь
Группа банту
Письменность:

латиница

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

суа 631

ISO 639-1:

sw

ISO 639-2:

swa

ISO 639-3:

swa, swc, swh

См. также: Проект:Лингвистика

Суахи́ли, кисуахили (суахили Kiswahili) — язык народа суахили. Крупнейший из языков банту по числу говорящих (больше 150 млн чел.)[4] и один из наиболее значительных языков африканского континента. Являясь языком межэтнического общения, суахили распространён на обширной территории Восточной и Центральной Африки, от побережья Индийского Океана на востоке до центральных областей ДР Конго на западе, от Сомали на севере до Мозамбика на юге.

Суахили является государственным языком в Танзании, Кении и Уганде. Суахили — единственный африканский язык, получивший статус рабочего языка Африканского союза2004 года)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2890 дней].

Современный суахили использует для письма латиницу.





Самоназвание

Название Kiswahili происходит от множественного числа арабского слова sāhil ساحل: sawāhil سواحل со значением «побережье». С префиксом wa- слово используется для обозначения «жителей побережья», с префиксом ki- — их языка (Kiswahili — «язык жителей побережья»).

Классификация

Суахили относится к языкам банту. Согласно генетической классификации Дж. Гринберга, языки банту относятся к бенуэ-конголезской группе нигеро-конголезской семьи.

Согласно внутренней классификации М. Гасри, язык суахили входит в группу G42: Бантоидные/Южные/Узкие банту/Центральные/G.

Лингвогеография

Социолингвистическая ситуация

По разным данным, суахили является родным для 2,5 — 5 млн человек. Ещё 50 — 70 млн человек используют его в качестве второго или третьего языка общения.

Суахили объявлен официальным в Танзании1967) и Кении1974). Правительство Уганды ввело его в качестве обязательного предмета для начальной школы в 1992 году и объявило официальным в 2005.

На суахили говорит примерно 90 % жителей Танзании (примерно 39 миллионов). Большинство образованного населения Кении может свободно говорить на нём, поскольку он является обязательным предметом в школе с первого класса. Суахилиязычными являются 5 провинций Демократической Республики Конго. Также он используется относительно небольшими группами населения в Бурунди, Руанде, Мозамбике, Сомали, МалавиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3154 дня] и северной части Замбии[5].

На Коморских островах, включая Майотту, и в коморской диаспоре распространены диалекты языка шикомор, традиционно считающиеся диалектами языка суахили[6].

Диалекты

Современный стандартный суахили основан на диалекте Занзибара. Отделить диалекты друг от друга с одной стороны и диалекты от языков с другой довольно непросто и насчёт их списка имеется ряд расхождений:

Письменность

Современный суахили пользуется латинской графикой (введённой европейскими миссионерами в середине XIX века). Ранее, с X в., использовалась арабица (старосуахилийское письмо), крупнейший памятник которого — эпос «Книга об Ираклии» XVIII века. Первый памятник датируется 1728 годом. В алфавите 24 буквы, не используются буквы Q и X, а буква C используется только в сочетании ch[7].

История языка

Формирование суахили относится к периоду интенсивной торговли между народами, населявшими восточное побережье Африки и острова Занзибар, Пемба и др. и арабскими мореплавателями. Сегодня в лексике и грамматике суахили очевидно арабское влияние, масштабы которого объясняются мощным культурным и религиозным влиянием арабов. Предки этнических суахили (или так называемых waswahili), по-видимому, были потомками арабских и индийских переселенцев (главным образом торговцев) и жителей внутренних областей Восточной Африки, принадлежавших к различным племенам банту. Две мощных волны переселений относятся соответственно к VIIIX вв. и XVIIXIX вв., что позволяет назвать ориентировочную дату начала развития языка.

Этнические суахили восточноафриканского побережья создали в XIIIXIX вв. оригинальную культуру, являющуюся сплавом местных африканских традиций и восточных (прежде всего, арабо-мусульманских) влияний; они пользовались письменностью на арабской основе. Памятники этого времени (стихи, песни, исторические хроники и другие документы, самые ранние из которых относятся к XVIII в.) отражают так называемый старосуахилийский язык (представленный целым рядом диалектных разновидностей; некоторые возникшие в ту эпоху варианты суахили теперь рассматриваются как самостоятельные языки, как например коморский — язык Коморских Островов в Индийском океане). Формирование современного общераспространённого стандартного суахили происходило на базе диалекта киунгуджа (остров Занзибар; занзибарский вариант суахили традиционно считается одним из наиболее «чистых» и «правильных»).

С расширением континентальной торговли суахили постепенно становится языком межэтнического общения. Эта важнейшая социальная роль суахили ещё более усилилась в постколониальный период, когда независимые государства Африки стали рассматривать суахили как реальную альтернативу языкам бывших метрополий (прежде всего, английскому). Успешному распространению языка суахили способствует то, что большинством говорящих он воспринимается как «общеафриканский», но при этом этнически нейтральный язык, не связанный ни с какой узкой этнической группой; таким образом, по крайней мере в Танзании (населенной преимущественно народами банту) языку суахили удалось стать своего рода символом национального единства.

Лингвистическая характеристика

Суахили — синтетический агглютинативный язык. Важнейшие грамматические значения выражаются внутри словоформы. Аналитически маркируется, например агенс в ряде пассивных конструкций.

Активная конструкция Пассивная конструкция
Mtoto anasoma kitabu Kitabu ki-na-som-wa na mtoto
Ребёнок 3Sg-PRAES-читать книга Книга 3Sg:CL7-PRAES-читать-PASS=Ag ребёнок
Ребёнок читает книгу Книга читается ребёнком

Предлогом может выражаться комитатив baba na mama — отец с матерью, инструменталис kwa kisu — ножом и ряд других значений.

Фонология

Важнейшим отличием фонологической системы суахили от прочих языков ареала является отсутствие фонологических тонов. Исключение составляет в частности диалект мвита. Слог открытый. При этом [m] и [n] могут быть слоговыми. Наиболее частотные слоговые структуры: 1) Сm/n, 2)V, 3)CV, 4)CCV/Cm/nV, 5)CCCV/Cm/nCCy/wV.

Гласные

Литературный суахили содержит 5 гласных фонем: : /ɑ/, /ɛ/, /i/, /ɔ/ и /u/. Звук, соответствующий фонеме /u/ в алфавите международной фонетической ассоциации находится между [u] и [o] (как, например, в итальянском). Редукция отсутствует. Произношение не зависит от положения относительно ударного слога. Дифтонги отсутствуют. Зияния устраняются глоттализацией.

Согласные

Губно-губные Губно-зубные Зубные Альвеолярные Постальвеолярные Палатальные Велярные Глоттальные
Назальные смычные m [m]? n [n]? ny [ɲ]? ng’ [ŋ]?
Преназализованные смычные mb [mb]? nd [nd]? nj [ɲɟ]?~[ndʒ]? ng [ŋɡ]?
Имплозивные смычные b [ɓ]? d [ɗ]? j [ʄ]? g [ɠ]?
Взрывные смычные p [p]? t [t]? ch [tʃ]? k [k]?
Придыхательные смычные p [pʰ]? t [tʰ]? ch [tʃʰ]? k [kʰ]?
Преназализованные фрикативные mv [ɱv]? nz [nz]?
Звонкие фрикативные v [v]? (dh [ð]?) z [z]? (gh [ɣ]?)
Глухие фрикативные f [f]? (th [θ]?) s [s]? sh [ʃ]? (kh [x]?) h [h]?
Дрожащие r [r]?
Боковые l [l]?
Аппроксиманты y [j]? w [w]?

Преназализация является типичным явлением для африканских языков. Придыхательные велярные являются заимствованиями из арабского.

Морфология

Суахили обладает очень богатой именной и глагольной морфологией. Для него, как и для большинства банту, характерна сложная система именных согласовательных классов.

Имя

Система согласовательных классов суахили претерпела значительные изменения за время своего существования, во многом потеряв изначальную семантическую мотивацию. Исходная система содержала 22 согласовательных класса. Исследователи выделяют от 16 до 18 оставшихся на настоящий момент. В принятой на сегодняшний день трактовке шесть из них обозначают существительные в единственном числе, пять — во множественном, один класс для абстрактных существительных, класс для глагольных инфинитивов и три локативных класса.

класс префикс единственное число перевод множественное число перевод
1, 2 m-/mu-, wa- mtu человек watu люди
3, 4 m-/mu-, mi- mti дерево miti деревья
5, 6 Ø/ji-, ma- jicho глаз macho глаза
7, 8 ki-, vi- kisu нож visu ножи
9, 10 Ø/n-, Ø/n- ndoto мечта ndoto мечты
11 u- ua цветок
14 u- utoto детство

Существительные 1 и 2 классов в основном обозначают одушевленные предметы и в особенности людей mtu watu, mtoto — watoto; классы 3 и 4 — так называемые классы «деревьев», однако помимо деревьев и растений в него попадают также и такие физические объекты как mwezi — луна, mto — река, mwaka — год, в результате семантическая мотивация класса ставится под вопрос; 15 класс на ku- — класс инфинитивов; класс 7 часто называют классом «вещей», так как в него часто попадают такие артефакты как kitu — вещь и kiti — стул, однако он содержит и такие слова как kifafa — эпилепсия; u- — префикс абстрактных классов, не имеющих множественного числа.

Пространственные отношения в суахили выражаются при помощи локативных классов.

Критерием определения именного класса, к которому относится словоформа, является согласовательная цепочка, состоящая из префикса класса, адъективного показателя для данного класса, приглагольного согласователя, согласователя указательных местоимений и согласователя посессива. Например, сравним цепочки 3 и 1 классов:

№ класса Префикс класса Адъективный показатель Приглагольный согласователь Согласователь указательного местоимения Согласователь посессива
1 m/mw- m/mw- a- -yu w-
3 m/mw- m/mw- u-/w- -u -w

Указанный метод позволяет выделить 18 согласовательных классов и показывает нарастающую десемантизацию согласовательного класса в суахили.

Прилагательное образуется от того же корня, что и существительное, но маркируется специальным показателем. Пассивная валентность прилагательного отличается от валентности существительного возможностью присоединять наречия и недостаточные глаголы, формируя тем самым степени сравнения:

Положительная степень Сравнительная степень Превосходная степень
alikuwa mtoto mzuri sana mtoto alikuwa ni mzuri kushinda mimi mtoto aliye mzuri
Он был красивым ребёнком Ребёнок красивее меня Самый красивый ребёнок

Сравнительная степень выражается формой глагола с корнем -shinda «превосходить». Превосходная — формой недостаточного глагола -li-. Наречия в суахили либо вовсе не представлены и квалифицируются как специфические формы тех или иных частей речи (локативных существительных, прилагательных), либо задаются списком и не имеют большого значения в языке.

Глагол

Общая морфемная формула глагольной словоформы в суахили такова: (Pr) + Pr + (In) + (In) + (In/In) + R + (Sf) + (NSf) + (Sf) + (Sf), где Pr — префикс, In — инфикс, R — корень, Sf — суффикс.

Глагол включает в себя однозначные и многозначные морфемы парадигматического и непарадигматического порядка. Однозначные морфемы представлены Pr (hu — маркирует хабитуалис); In (-ta, -li — показатели времени, -ji — показатель рефлексива), Sf (-ua/-oa — показатель реверсива, -e — показатель наклонения). Синкретические: Pr (-ha — показатель отрицания, времени и наклонения), Pr (субъектный согласователь — лицо, число, класс), In (-a-, -na-, -me-, -ka-, nge-, -ngali-,-si — показатели времени, вида, наклонения, отрицания), In (объектный согласователь — лицо, число, класс; релятивный показатель — лицо, число, класс, релятивность), Sf (залог и вид), Sf (релятивный согласователь — лицо, число, класс, наклонение), Sf (-i — показатель отрицания, времени, наклонения, употребителен только в циркумфиксе ha…-…i).

Таким образом, глаголу свойственны парадигматические характеристики лица, числа, класса, времени, вида, залога, наклонения, релятивности, отрицания. К непарадигматическим характеристикам можно отнести грамматические характеристики значения всех суффиксов производных форм, кроме суффикса -wa, выражающего значение залога.

Форма Перевод
soma Читай!
husoma Обычно он читает
a-na-soma Он читает
a-mw-ambi-e Пусть-он-ему-скажет
ha-wa-ta-soma Они не будут читать
Префиксы времени и наклонения
-a- Настоящее время/хабитуалис
-na- Дуратив/прогрессив
-me- Перфект
-li- Прошедшее
-ta- Будущее
hu- Хабитуалис
-ki- Кондиционалис

Суахили обладает развитой системой актантной деривации и залоговых преобразований:

Пассив:

Kitabu ki- -na- -som- -wa na mtoto
Книга 3Sg:7Cl PRES читать PASS Ag ребёнок
Книга читается ребёнком

Реципрок:

wa- -li- -salida- -na
2Pl PAST помогать REC
Они помогали друг другу

Каузатив:

wa- -li- -fia kuni
2Pl PAST гибнуть: BENF дрова
Они погибли за дрова

Декаузатив:

Kikombe ki- -me- -vunji- -ka
чашка 3Sg:CL7 PERF разбить RES:DECAUS
Чашка разбилась

Синтаксис

Стандартный порядок слов в синтагме SVO. Определение стоит в постпозиции к определяемому слову. Маркирование в предикации вершинное, что является типичным для языков данного ареала. Согласование с объектом возможно, но не обязательно. В именной группе также наблюдается зависимостное маркирование:

Маркирование в предикации Маркирование в именной группе Согласованное определение
wa-toto wa-na-ki-soma ki-tabu m-ungu m-kuu wa-kabila m-tu m-wema
2Pl-ребёнок 2Pl-PRES-7Sg-читать 7Sg-книга 1Sg-Бог 1Sg-верховный POSS:1Sg=5Sg-народ 1Sg-человек 1Sg-хороший
Дети читают книгу Верховный Бог Народа Хороший человек

Тип ролевой кодировки в предикации — аккузативный.

Неаккузативный глагол Неэргативный глагол Двухместный глагол
m-toto a-li-kwenda m-toto a-li-lala m-toto a-li-m-piga mwali
1Sg-ребёнок 1Sg:Subj-PAST-бежать 1Sg-ребёнок 1Sg:Subj-PAST-спал 1Sg-ребёнок 1Sg:Subj-PAST-1Sg:Obj-ударить 1Sg-девочка
Ребёнок шёл Ребёнок спал Ребёнок ударил девочку

Обилие пассивных конструкций также говорит в пользу аккузативности языка.

Описание языка

Суахили вошёл в научный обиход сравнительно поздно — со второй половины XIX в., когда были предприняты первые попытки описания его грамматического строя. К концу XIX в. уже существовали первые практические грамматики и словари.

В XX в. интерес к суахили существенно возрос. В настоящее время суахили преподается и изучается почти во всех крупных университетах и научно-исследовательских центрах Германии, Англии, Франции, Италии, Бельгии, Японии, Китая, США и др. стран. Африканские учёные также занимаются его исследованиями. В Танзании существует Институт исследования суахили при Дар-эс-Саламском университете, издающий журнал научных работ по различным вопросам языка, литературы и культуры суахили.

Суахили в популярной культуре

Ставшее международным слово сафари — слово из языка суахили (в свою очередь заимствованное из арабского), означающее «путешествие», «поездка». Название страны Уганда происходит из языка суахили (суахили Uganda) и означает страна народа ганда[8][9].

Слова из суахили были использованы в именах главных героев диснеевского мультфильма «Король Лев». Например, Симба на языке суахили — «лев», Рафики — «друг» (также арабское заимствование — [rafi:Q] — друг), Пумба — «ленивый», Сараби — «мираж». Название известной песни из мультфильма — «Акуна матата» на суахили означает «нет проблем».

В фантастическом фильме «Ангар 18» «язык пришельцев», который в фильме можно услышать из голосовой системы корабля, представляет собой кусок текста из разговорника суахили, пропущенный через какой-то голосовой преобразователь.

В компьютерной игре Sid Meier’s Civilization IV на экране главного меню исполняется песня Baba Yetu, текст которой является переводом «Отче наш» на суахили.

В третьей серии второго сезона сериала «Звёздный путь: Оригинальный сериал» «Подменыш» после того, как лейтенант Ухура теряет память после атаки зонда «Номад», её заново обучают английскому языку. Забыв некоторые слова на английском, она переходит на суахили.

См. также

Напишите отзыв о статье "Суахили"

Литература

  • Громова Н. В. Новое в лексике современного языка суахили. М., Изд-во МГУ, 1994.
  • Громова Н. В. Язык суахили в современной Танзании // [urss.ru/cgi-bin/db.pl?cp=&page=Book&id=69143&lang=Ru&blang=ru&list=Found Межрасовые и межэтнические отношения в современной Танзании: Труды Российской комплексной экспедиции в Объединённой Республике Танзания (сезон 2005 г.)] / Отв. ред. А. В.Коротаев, Е. Б. Деминцева. М.: Институт Африки РАН, 2007. С. 84-93.
  • Н. В. Громова, Н. В. Охотина Теоретическая грамматика языка суахили. // Московский государственный университет. Факультет стран Азии и Африки. М.:1995
  • Громов М. Д. Современная литература на языке суахили. — М.: ИМЛИ РАН, 2004.
  • Жуков А. А. Культура, язык и литература суахили. — СПб.: ЛГУ, 1983.

Примечания

  1. [www.bakita.go.tz/ Baraza la Kiswahili la Taifа]
  2. [www.chakita.org/ Chama cha Kiswahili cha Taifa ]
  3. Nationalencyklopedin "[www.ne.se/s%C3%B6k/?q=V%C3%A4rldens+100+st%C3%B6rsta+spr%C3%A5k+2007&t=uppslagsverk&start=0 Världens 100 största språk 2007]" The World's 100 Largest Languages in 2007
  4. 1 2 [swahililanguage.stanford.edu/ HOME - Home]. Swahililanguage.stanford.edu. Проверено 15 ноября 2015.
  5. [www.ethnologue.com/country/ZM/languages Zambia. Languages] // Ethnologue. Languages of the World.
  6. A History of Comorian Linguistics / Almee Johansen // [books.google.ru/books?id=EWPZ2D3I2JkC&lpg=PA302&dq=comorian%20swahili&hl=ru&pg=PA302#v=onepage&q=comorian%20swahili&f=false The Linguistic Typology and Representation of African Languages]; ed. John Mugane — Africa World Pres, Inc., 2003. — Trends in African Linguistics 5. — P. 299—310. — ISBN 1-59221-154-2.
  7. [www.primavista.ru/rus/dictionary/abc/swahili Алфавит и письменность языка суахили] // primavista.ru.
  8. Ср. названия других стран на суахили: Urusi Россия, Uhindi Индия.
  9. Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь: Ок. 5000 единиц / Е.М. Поспелов; Отв. ред. P.A. Агеева. — 2-е изд., стереотип. — М.: Русские словари: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство ACT», 2002. — 512 с. ISBN 5-17-001389-2 (ООО «Издательство ACT»)

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на языке суахили
«Mwanzo»

В Викисловаре список слов языка суахили содержится в категории «Суахили»
  • [www.kamusiproject.org Kamusi Project] Internet Living Swahili Dictionary
  • [bongoradio.com:8000/listen.pls Интернет-радио на языке суахили (слушать 128кб/с)]
  • [www.andein.ru/articles/inm_suahili.html Немного о системе личных имён суахили]
  • [muzungu.mylivepage.ru/wiki/1887_Общие/1540_Изучение_суахили Материалы по изучению языка суахили (разговорник, словари, учебники на русском языке)]
  • [suahili-uchim.narod2.ru/ Сайт, посвящённый языку суахили]
  • [swahili.tk/ Грамматика языка суахили]

Отрывок, характеризующий Суахили

После обеда дочь Сперанского с своей гувернанткой встали. Сперанский приласкал дочь своей белой рукой, и поцеловал ее. И этот жест показался неестественным князю Андрею.
Мужчины, по английски, остались за столом и за портвейном. В середине начавшегося разговора об испанских делах Наполеона, одобряя которые, все были одного и того же мнения, князь Андрей стал противоречить им. Сперанский улыбнулся и, очевидно желая отклонить разговор от принятого направления, рассказал анекдот, не имеющий отношения к разговору. На несколько мгновений все замолкли.
Посидев за столом, Сперанский закупорил бутылку с вином и сказав: «нынче хорошее винцо в сапожках ходит», отдал слуге и встал. Все встали и также шумно разговаривая пошли в гостиную. Сперанскому подали два конверта, привезенные курьером. Он взял их и прошел в кабинет. Как только он вышел, общее веселье замолкло и гости рассудительно и тихо стали переговариваться друг с другом.
– Ну, теперь декламация! – сказал Сперанский, выходя из кабинета. – Удивительный талант! – обратился он к князю Андрею. Магницкий тотчас же стал в позу и начал говорить французские шутливые стихи, сочиненные им на некоторых известных лиц Петербурга, и несколько раз был прерываем аплодисментами. Князь Андрей, по окончании стихов, подошел к Сперанскому, прощаясь с ним.
– Куда вы так рано? – сказал Сперанский.
– Я обещал на вечер…
Они помолчали. Князь Андрей смотрел близко в эти зеркальные, непропускающие к себе глаза и ему стало смешно, как он мог ждать чего нибудь от Сперанского и от всей своей деятельности, связанной с ним, и как мог он приписывать важность тому, что делал Сперанский. Этот аккуратный, невеселый смех долго не переставал звучать в ушах князя Андрея после того, как он уехал от Сперанского.
Вернувшись домой, князь Андрей стал вспоминать свою петербургскую жизнь за эти четыре месяца, как будто что то новое. Он вспоминал свои хлопоты, искательства, историю своего проекта военного устава, который был принят к сведению и о котором старались умолчать единственно потому, что другая работа, очень дурная, была уже сделана и представлена государю; вспомнил о заседаниях комитета, членом которого был Берг; вспомнил, как в этих заседаниях старательно и продолжительно обсуживалось всё касающееся формы и процесса заседаний комитета, и как старательно и кратко обходилось всё что касалось сущности дела. Он вспомнил о своей законодательной работе, о том, как он озабоченно переводил на русский язык статьи римского и французского свода, и ему стало совестно за себя. Потом он живо представил себе Богучарово, свои занятия в деревне, свою поездку в Рязань, вспомнил мужиков, Дрона старосту, и приложив к ним права лиц, которые он распределял по параграфам, ему стало удивительно, как он мог так долго заниматься такой праздной работой.


На другой день князь Андрей поехал с визитами в некоторые дома, где он еще не был, и в том числе к Ростовым, с которыми он возобновил знакомство на последнем бале. Кроме законов учтивости, по которым ему нужно было быть у Ростовых, князю Андрею хотелось видеть дома эту особенную, оживленную девушку, которая оставила ему приятное воспоминание.
Наташа одна из первых встретила его. Она была в домашнем синем платье, в котором она показалась князю Андрею еще лучше, чем в бальном. Она и всё семейство Ростовых приняли князя Андрея, как старого друга, просто и радушно. Всё семейство, которое строго судил прежде князь Андрей, теперь показалось ему составленным из прекрасных, простых и добрых людей. Гостеприимство и добродушие старого графа, особенно мило поразительное в Петербурге, было таково, что князь Андрей не мог отказаться от обеда. «Да, это добрые, славные люди, думал Болконский, разумеется, не понимающие ни на волос того сокровища, которое они имеют в Наташе; но добрые люди, которые составляют наилучший фон для того, чтобы на нем отделялась эта особенно поэтическая, переполненная жизни, прелестная девушка!»
Князь Андрей чувствовал в Наташе присутствие совершенно чуждого для него, особенного мира, преисполненного каких то неизвестных ему радостей, того чуждого мира, который еще тогда, в отрадненской аллее и на окне, в лунную ночь, так дразнил его. Теперь этот мир уже более не дразнил его, не был чуждый мир; но он сам, вступив в него, находил в нем новое для себя наслаждение.
После обеда Наташа, по просьбе князя Андрея, пошла к клавикордам и стала петь. Князь Андрей стоял у окна, разговаривая с дамами, и слушал ее. В середине фразы князь Андрей замолчал и почувствовал неожиданно, что к его горлу подступают слезы, возможность которых он не знал за собой. Он посмотрел на поющую Наташу, и в душе его произошло что то новое и счастливое. Он был счастлив и ему вместе с тем было грустно. Ему решительно не об чем было плакать, но он готов был плакать. О чем? О прежней любви? О маленькой княгине? О своих разочарованиях?… О своих надеждах на будущее?… Да и нет. Главное, о чем ему хотелось плакать, была вдруг живо сознанная им страшная противуположность между чем то бесконечно великим и неопределимым, бывшим в нем, и чем то узким и телесным, чем он был сам и даже была она. Эта противуположность томила и радовала его во время ее пения.
Только что Наташа кончила петь, она подошла к нему и спросила его, как ему нравится ее голос? Она спросила это и смутилась уже после того, как она это сказала, поняв, что этого не надо было спрашивать. Он улыбнулся, глядя на нее, и сказал, что ему нравится ее пение так же, как и всё, что она делает.
Князь Андрей поздно вечером уехал от Ростовых. Он лег спать по привычке ложиться, но увидал скоро, что он не может спать. Он то, зажжа свечку, сидел в постели, то вставал, то опять ложился, нисколько не тяготясь бессонницей: так радостно и ново ему было на душе, как будто он из душной комнаты вышел на вольный свет Божий. Ему и в голову не приходило, чтобы он был влюблен в Ростову; он не думал о ней; он только воображал ее себе, и вследствие этого вся жизнь его представлялась ему в новом свете. «Из чего я бьюсь, из чего я хлопочу в этой узкой, замкнутой рамке, когда жизнь, вся жизнь со всеми ее радостями открыта мне?» говорил он себе. И он в первый раз после долгого времени стал делать счастливые планы на будущее. Он решил сам собою, что ему надо заняться воспитанием своего сына, найдя ему воспитателя и поручив ему; потом надо выйти в отставку и ехать за границу, видеть Англию, Швейцарию, Италию. «Мне надо пользоваться своей свободой, пока так много в себе чувствую силы и молодости, говорил он сам себе. Пьер был прав, говоря, что надо верить в возможность счастия, чтобы быть счастливым, и я теперь верю в него. Оставим мертвым хоронить мертвых, а пока жив, надо жить и быть счастливым», думал он.


В одно утро полковник Адольф Берг, которого Пьер знал, как знал всех в Москве и Петербурге, в чистеньком с иголочки мундире, с припомаженными наперед височками, как носил государь Александр Павлович, приехал к нему.
– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.
– Только не поздно, граф, ежели смею просить, так без 10 ти минут в восемь, смею просить. Партию составим, генерал наш будет. Он очень добр ко мне. Поужинаем, граф. Так сделайте одолжение.
Противно своей привычке опаздывать, Пьер в этот день вместо восьми без 10 ти минут, приехал к Бергам в восемь часов без четверти.
Берги, припася, что нужно было для вечера, уже готовы были к приему гостей.
В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.
Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.
«Что с ней сделалось?» еще удивленнее сказал он сам себе.
Князь Андрей с бережливо нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что то. Она, подняв голову, разрумянившись и видимо стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого то внутреннего, прежде потушенного огня, опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такою же, какою она была на бале.
Князь Андрей подошел к Пьеру и Пьер заметил новое, молодое выражение и в лице своего друга.
Пьер несколько раз пересаживался во время игры, то спиной, то лицом к Наташе, и во всё продолжение 6 ти роберов делал наблюдения над ней и своим другом.
«Что то очень важное происходит между ними», думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться и забывать об игре.
После 6 ти роберов генерал встал, сказав, что эдак невозможно играть, и Пьер получил свободу. Наташа в одной стороне говорила с Соней и Борисом, Вера о чем то с тонкой улыбкой говорила с князем Андреем. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. Вера, заметив внимание князя Андрея к Наташе, нашла, что на вечере, на настоящем вечере, необходимо нужно, чтобы были тонкие намеки на чувства, и улучив время, когда князь Андрей был один, начала с ним разговор о чувствах вообще и о своей сестре. Ей нужно было с таким умным (каким она считала князя Андрея) гостем приложить к делу свое дипломатическое искусство.
Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?
– Я слишком мало знаю вашу сестру, – отвечал князь Андрей с насмешливой улыбкой, под которой он хотел скрыть свое смущение, – чтобы решить такой тонкий вопрос; и потом я замечал, что чем менее нравится женщина, тем она бывает постояннее, – прибавил он и посмотрел на Пьера, подошедшего в это время к ним.
– Да это правда, князь; в наше время, – продолжала Вера (упоминая о нашем времени, как вообще любят упоминать ограниченные люди, полагающие, что они нашли и оценили особенности нашего времени и что свойства людей изменяются со временем), в наше время девушка имеет столько свободы, что le plaisir d'etre courtisee [удовольствие иметь поклонников] часто заглушает в ней истинное чувство. Et Nathalie, il faut l'avouer, y est tres sensible. [И Наталья, надо признаться, на это очень чувствительна.] Возвращение к Натали опять заставило неприятно поморщиться князя Андрея; он хотел встать, но Вера продолжала с еще более утонченной улыбкой.
– Я думаю, никто так не был courtisee [предметом ухаживанья], как она, – говорила Вера; – но никогда, до самого последнего времени никто серьезно ей не нравился. Вот вы знаете, граф, – обратилась она к Пьеру, – даже наш милый cousin Борис, который был, entre nous [между нами], очень и очень dans le pays du tendre… [в стране нежностей…]
Князь Андрей нахмурившись молчал.
– Вы ведь дружны с Борисом? – сказала ему Вера.
– Да, я его знаю…
– Он верно вам говорил про свою детскую любовь к Наташе?
– А была детская любовь? – вдруг неожиданно покраснев, спросил князь Андрей.
– Да. Vous savez entre cousin et cousine cette intimite mene quelquefois a l'amour: le cousinage est un dangereux voisinage, N'est ce pas? [Знаете, между двоюродным братом и сестрой эта близость приводит иногда к любви. Такое родство – опасное соседство. Не правда ли?]
– О, без сомнения, – сказал князь Андрей, и вдруг, неестественно оживившись, он стал шутить с Пьером о том, как он должен быть осторожным в своем обращении с своими 50 ти летними московскими кузинами, и в середине шутливого разговора встал и, взяв под руку Пьера, отвел его в сторону.
– Ну что? – сказал Пьер, с удивлением смотревший на странное оживление своего друга и заметивший взгляд, который он вставая бросил на Наташу.
– Мне надо, мне надо поговорить с тобой, – сказал князь Андрей. – Ты знаешь наши женские перчатки (он говорил о тех масонских перчатках, которые давались вновь избранному брату для вручения любимой женщине). – Я… Но нет, я после поговорю с тобой… – И с странным блеском в глазах и беспокойством в движениях князь Андрей подошел к Наташе и сел подле нее. Пьер видел, как князь Андрей что то спросил у нее, и она вспыхнув отвечала ему.
Но в это время Берг подошел к Пьеру, настоятельно упрашивая его принять участие в споре между генералом и полковником об испанских делах.
Берг был доволен и счастлив. Улыбка радости не сходила с его лица. Вечер был очень хорош и совершенно такой, как и другие вечера, которые он видел. Всё было похоже. И дамские, тонкие разговоры, и карты, и за картами генерал, возвышающий голос, и самовар, и печенье; но одного еще недоставало, того, что он всегда видел на вечерах, которым он желал подражать.
Недоставало громкого разговора между мужчинами и спора о чем нибудь важном и умном. Генерал начал этот разговор и к нему то Берг привлек Пьера.


На другой день князь Андрей поехал к Ростовым обедать, так как его звал граф Илья Андреич, и провел у них целый день.
Все в доме чувствовали для кого ездил князь Андрей, и он, не скрывая, целый день старался быть с Наташей. Не только в душе Наташи испуганной, но счастливой и восторженной, но во всем доме чувствовался страх перед чем то важным, имеющим совершиться. Графиня печальными и серьезно строгими глазами смотрела на князя Андрея, когда он говорил с Наташей, и робко и притворно начинала какой нибудь ничтожный разговор, как скоро он оглядывался на нее. Соня боялась уйти от Наташи и боялась быть помехой, когда она была с ними. Наташа бледнела от страха ожидания, когда она на минуты оставалась с ним с глазу на глаз. Князь Андрей поражал ее своей робостью. Она чувствовала, что ему нужно было сказать ей что то, но что он не мог на это решиться.
Когда вечером князь Андрей уехал, графиня подошла к Наташе и шопотом сказала:
– Ну что?
– Мама, ради Бога ничего не спрашивайте у меня теперь. Это нельзя говорить, – сказала Наташа.
Но несмотря на то, в этот вечер Наташа, то взволнованная, то испуганная, с останавливающимися глазами лежала долго в постели матери. То она рассказывала ей, как он хвалил ее, то как он говорил, что поедет за границу, то, что он спрашивал, где они будут жить это лето, то как он спрашивал ее про Бориса.
– Но такого, такого… со мной никогда не бывало! – говорила она. – Только мне страшно при нем, мне всегда страшно при нем, что это значит? Значит, что это настоящее, да? Мама, вы спите?