Субачюс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Субачус
Subačius
Страна
Литва
Уезд
Паневежский
Район
Координаты
Первое упоминание
Город с
Население
1 068 человек (2010)
Часовой пояс
Почтовый индекс
LT-40033
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Субачус (лит. Subačius) — город в Купишкском районе Паневежского уезда Литвы, является административным центром Субачусского староства. Население 1068 человека (2010 год).





География

Расположен в 14 км от Купишкиса и в 165 км от Вильнюса на трассе Даугавпилс — Паневежис. Железнодорожная станция на ветке РадвилишкисДаугавпилс.

История

Впервые упоминается в 1837 году в составе Российской Империи. Рост поселения начался после того, как в 1873 году через Субачус прошла железная дорога. Во время Первой мировой войны был оккупирован немецкой армией. С 1919 года по 1940 год входил в состав Литвы. C 1940 года по 1991 года был в составе Литовской ССР, СССР. Права города получил в 1958 году .

С 1991 года в составе Литвы. С 1995 года является центром одноимённого староства.

Население

Динамика населения Субачуса
Год 1970 1979 1989 2001 2010
жителей 1 395 1 361 1 369 1 180 1 068

Достопримечательности

  • Костёл Šv. Pranciškaus Asyžiečio bažnyčia (1940 год).
  • Храм Святой Троицы

Галерея

Напишите отзыв о статье "Субачюс"

Примечания


Отрывок, характеризующий Субачюс

– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».