Суиндон Таун

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Суиндон Таун
Полное
название
Swindon Town Football Club
Прозвища The Robins (Робинс)
The Reds (Красные)
The Spartans (Спартанцы)
The Town (Таун)
Основан 1879
Стадион Каунти Граунд, Суиндон
Вместимость 15 728
Президент Ли Пауэр
Тренер Люк Уильямс
Капитан Натан Томпсон
Соревнование Первая лига
2015/16 15-е
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1879 годуСуиндон ТаунСуиндон Таун

Футбольный клуб «Суи́ндон Та́ун» (англ. Swindon Town Football Club) — английский футбольный клуб из города Суиндон, выступающий в Первой Футбольной лиге. Основан в 1879 году. Домашние матчи проводит на стадионе «Каунти Граунд», вмещающем 15 728 зрителей. Цвета клуба — красно-сине-белые.





Состав

По состоянию на 25 августа 2016 года
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Лоуренс Вигуру 19 ноября 1993 (30 лет) Ливерпуль 2016—2019
12 Уилл Хенри 6 июля 1998 (25 лет) Воспитанник клуба 2016—2020
Защитники
2 Натан Томпсон 9 ноября 1990 (33 года) Воспитанник клуба 2009—2017
3 Брэндон Ормонд-Оттвилл 21 декабря 1995 (28 лет) Арсенал 2015—2017
6 Джейми Сендлс-Уайт 10 апреля 1994 (30 лет) Гамильтон Академикал 2016—2018
11 Джеймс Брофи 25 июля 1994 (29 лет) Эджуэр Таун 2015—2018
20 Дарнелл Фёрлонг 31 октября 1995 (28 лет) В аренде у КПР до 31.5.2017
27 Брэдли Бэрри 13 февраля 1995 (29 лет) Брайтон 2015—2017
28 Ллойд Джонс 7 октября 1995 (28 лет) В аренде у Ливерпуля до 31.5.2017
29 Рафа Бранко 25 июля 1990 (33 года) Уайтхок 2013—2017
Полузащитники
4 Конор Томас 29 октября 1993 (30 лет) Ковентри Сити 2016—2019
5 Энтон Роджерс 26 января 1993 (31 год) Олдхэм Атлетик 2014—2017
7 Майкл Даути 20 ноября 1992 (31 год) В аренде у КПР до 31.5.2017
8 Ясер Касим 10 мая 1991 (33 года) Брайтон 2013—2017
10 Джон Годдард 2 июня 1993 (31 год) Уокинг 2016—2019
14 Эллис Иандоло 22 августа 1997 (26 лет) Мейдстон Юнайтед 2015—2017
15 Том Смит 25 февраля 1998 (26 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
16 Джордан Стюарт 31 марта 1995 (29 лет) Гленторан 2015—2017
18 Джейк Эванс 8 апреля 1998 (26 лет) Воспитанник клуба 2016—2017
22 Шон Мюррей 11 октября 1993 (30 лет) Уотфорд 2016—2017
Нападающие
9 Джонатан Обика 12 сентября 1990 (33 года) Тоттенхэм Хотспур 2014—2017
23 Натан Дельфунесо 2 февраля 1991 (33 года) Блэкберн Роверс 2016—2017
33 Люк Норрис 3 июня 1993 (31 год) Джиллингем 2016—2019

Достижения

Известные игроки

Напишите отзыв о статье "Суиндон Таун"

Ссылки

  • [www.swindontownfc.premiumtv.co.uk/page/Welcome Официальный сайт]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Суиндон Таун

Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.