Сульфаниламиды

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Сульфаниламиды — противомикробные средства, производные пара (π)-аминобензолсульфамида — амида сульфаниловой кислоты (пара-аминобензосульфокислоты). Многие из этих веществ с середины двадцатого века употребляются в качестве антибактериальных препаратов. пара-Аминобензолсульфамид — простейшее соединение класса — также называется белым стрептоцидом и применяется в медицине до сих пор. Несколько более сложный по структуре сульфаниламид пронтозил (красный стрептоцид) был первым препаратом этой группы и вообще первым в мире синтетическим антибактериальным препаратом.

Противобактериальные свойства пронтозила в 1934 году обнаружил Г. Домагк[1]. В 1935 году учёные Пастеровского института (Франция) установили, что антибактериальным действием обладает именно сульфаниламидная часть молекулы пронтозила, а не структура, придающая ему окраску[2]. Было установлено, что «действующим началом» красного стрептоцида является сульфаниламид, образующийся при метаболизме (стрептоцид, белый стрептоцид). Красный стрептоцид вышел из употребления, а на основе молекулы сульфаниламида было синтезировано большое количество его производных, из которых часть получила широкое применение в медицине[3].





Фармакологическое действие

Сульфаниламиды действуют бактериостатически, то есть обладают химиотерапевтической активностью при инфекциях, вызванных грамположительными и грамотрицательными бактериями, некоторыми простейшими (возбудители малярии токсоплазмоза), хламидиями (при трахоме, паратрахоме).

Их действие связано главным образом с нарушением образования микроорганизмами необходимых для их развития ростовых факторов - фолиевой и дигидрофолиевой кислот и других веществ, в молекулу которых входит пара-аминобензойная кислота. Механизм действия связан со структурным сходством сульфаниламидного фрагмента с пара-аминобензойной кислотой (ПАБК) - субстрата фермента дигидроптероатсинтетазы, синтезирующим дигидроптероевую кислоту, что ведёт к конкурентному угнетению дигидроптероатсинтетазы. Это, в свою очередь, приводит к нарушению синтеза из дигидроптероевой дигидрофолиевой, а затем тетрагидрофолиевой кислоты и в результате — к нарушению синтеза нуклеиновых кислот у бактерий.

Для получения терапевтического эффекта их необходимо назначать в дозах, достаточных для предупреждения возможности использования микроорганизмами пара-аминобензойной кислоты, содержащейся в тканях. Приём сульфаниламидных препаратов в недостаточных дозах или слишком раннее прекращение лечения может привести к появлению устойчивых штаммов возбудителей, не поддающихся в дальнейшем действию сульфаниламидов. Большинство клинически значимых бактерий в настоящее время устойчивы к сульфаниламидам[4]. Необходимо учитывать, что некоторые лекарственные препараты, в молекулу которых входит остаток пара-аминобензойной кислоты (например, новокаин), могут оказывать выраженное антисульфаниламидное действие.

Фармакологические параметры

Имеющиеся сульфаниламидные средства различаются по фармакологическим параметрам. Стрептоцид, норсульфазол, сульфазин, сульфадимезин, этазол, сульфапиридазин, сульфадиметоксин и др. относительно легко всасываются и быстро накапливаются в крови и органах в бактериостатических концентрациях, проникают через гистогематические барьеры (гематоэнцефалический, плацентарный и др.); они находят применение при лечении различных инфекционных заболеваний. Другие препараты, такие как фталазол, фтазин, сульгин, трудно всасываются, относительно долго находятся в кишечнике в высоких концентрациях и выделяются преимущественно с калом. Поэтому они применяются главным образом при инфекционных заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Уросульфан выделяется в значительном количестве почками; он применяется преимущественно при инфекциях мочевых путей.

По времени выделения из организма сульфаниламиды можно разделить на 4 группы:

  • препараты короткого действия (стрептоцид, норсульфазол, этазол, сульфадимезин и др.);
  • среднего действия (сульфазин и др.);
  • длительного действия (сульфапиридазин, сульфамонометоксин, сульфадиметоксин и др.);
  • сверхдлительного действия (сульфален и др.).

Препараты, медленно выделяющиеся из организма, называют депо-сульфаниламиды. Их медленное выведение связано в значительной мере со способностью обратно всасываться (реабсорбироваться) в почечных канальцах после фильтрации клубочками. Всасывание и скорость выведения из организма в значительной мере определяют величину дозы и частоту приёма препаратов. Максимальная концентрация в крови препаратов короткого действия понижается на 50% обычно менее чем за 8 ч, а выделение 50% их с мочой происходит менее чем за 16 ч. Снижение максимальной концентрации в крови на 50% препаратов среднего и длительного действия происходит соответственно через 8 - 16 и 24 - 48 ч, выделение 50% с мочой - через 16 - 24 и 24 - 56 ч, что дает возможность назначать эти препараты реже и в меньших дозах. Ещё медленнее выделяются препараты сверхдлительного действия: их максимальная концентрация в крови сохраняется до 7 дней. Сульфаниламидные препараты можно при необходимости применять в разных сочетаниях. Плохо всасывающиеся препараты можно назначать одновременно с хорошо всасывающимися. Можно комбинировать сульфаниламиды с антибиотиками.

Показания

Инфекционно-воспалительные заболевания, вызванные чувствительными к препарату микроорганизмами:

инфекции дыхательных путей (острый и хронический бронхит, бронхоэктатическая болезнь, крупозная пневмония, бронхопневмония, пневмоцистная пневмония, эмпиема плевры, абсцесс легкого), инфекции ЛОР-органов (средний отит, синусит, ларингит, ангина, фарингит, тонзиллит), скарлатина, инфекции мочеполовых органов (пиелонефрит, пиелит, эпидидимит, цистит, уретрит, сальпингит, простатит, гонорея у мужчин и женщин, мягкий шанкр, венерическая лимфогранулема, паховая гранулема), инфекции ЖКТ (дизентерия, холера, брюшной тиф, сальмонеллоносительство, паратиф, холецистит, холангит, гастроэнтерит, вызванный энтеротоксичными штаммами E. coli), инфекции кожи и мягких тканей (акне, фурункулёз, пиодермия, абсцесс, раневые инфекции), остеомиелит (острый и хронический), бруцеллез (острый), сепсис, перитонит, менингит, абсцесс головного мозга, остеоартикулярные инфекции, южноамериканский бластомикоз, малярия, коклюш (в составе комплексной терапии).

Побочные действия

Со стороны нервной системы и органов чувств: головная боль, депрессия, апатия, головокружение, тремор, асептический менингит, периферический неврит.

Со стороны сердечно-сосудистой системы и крови (кроветворение, гемостаз): тромбоцитопения, нейтропения, редко- агранулоцитоз, мегалобластная анемия.

Со стороны респираторной системы: бронхоспазм, легочные инфильтраты

Со стороны органов ЖКТ: тошнота, рвота, диарея — диспептические и диспепсические реакции, анорексия, гастрит, абдоминальная боль, глоссит, стоматит, холестаз, повышение активности печеночных трансаминаз, редко — гепатит, псевдомембранозный колит.

Со стороны мочеполовой системы: полиурия, интерстициальный нефрит, нарушение функции почек, кристаллурия, гематурия, повышение содержания мочевины, гиперкреатининемия, токсическая нефропатия, с олигурией и анурией.

Со стороны опорно-двигательного аппарата: артралгия, миалгия.

Аллергические реакции: зуд, фотосенсебилизация, сыпь, лихорадка, покраснение склер, в отдельных случаях — полиморфно-буллезная эритема Стивена-Джонсона, токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла), эксфолиативный дерматит, аллергический миокардит, отёк Квинке.

Передозировка

Симптомы: тошнота, рвота, спутанность сознания, обморок, кишечная колика, головокружение, головная боль, сонливость, депрессия, нарушение зрения, лихорадка, гематурия, кристаллурия; при продолжительной передозировке — тромбоцитопения, лейкопения, мегалобластная анемия, желтуха.

Лечение: отмена препарата, промывание желудка (в течение 2 ч с момента приёма чрезмерной дозы), подкисление мочи (для увеличения выведения триметоприма), обильное питье, в/м — 5–15 мг/сут кальция фолината (устраняет действие триметоприма на костный мозг), форсированный диурез, при необходимости — гемодиализ.

Противопоказания

Тяжелая почечная недостаточность, заболевания крови, дефицит глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, нефрозы, нефриты, острая порфирия, базедова болезнь, I и II триместры беременности, лактация, повышенная чувствительность к сульфаниламидам, настоятельно не рекомендуется применять детям до 12 лет.

Особые указания

При длительном лечении рекомендуется систематический контроль картины крови, функции почек и печени. Препарат следует назначать с осторожностью при нарушении функции почек. В период лечения необходимо увеличить объём потребляемой щелочной минеральной жидкости. При появлении реакций повышенной чувствительности препарат следует отменить.

Список некоторых сульфаниламидов

Структура МНН CAS
PubChem CID-Nr.
Брутто-формула Систематическое название Применение[5]
Сульфаниламид 63-74-1
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5333 5333]
C6H8N2O2S 4-Аминобензолсульфонамид Структурный предшественник сульфониламидов (Сульфаниламид, «белый стрептоцид»)
Сульфатиомочевина 515-49-1
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/3000579 3000579]
C7H9N3O2S2 4-Аминофенилсульфонилтиомочевина практически не применяется
Сульфакарбамид 547-44-4
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/11033 11033]
C7H9N3O3S2 1-(4-Аминобензосульфонил)мочевина Медицинское
Мафенид 138-39-6
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/3998 3998]
C7H10N2O2S 4-(Аминометил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфагуанидин 57-67-0
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5324 5324]
C7H10N4O2S 4-Амино-N-(диаминометилен)бензосульфонамид Медицина, ветеринария
Сульфацетамид 144-80-9
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5320 5320]
C8H10N2O3S N-(p-аминофенил-сульфонил)ацетамид Медицинское (в офтальмологии, «альбуцид»)
Сульфатиазол 72-14-0
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5340 5340]
C9H9N3O2S2 4-Амино-N-(1,3-тиазол-2-ил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфаметизол 144-82-1
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5328 5328]
C9H10N4O2S2 4-Амино-N-(5-метил-1,2,3-тиадиазол-2ил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфаметрол 32909-92-5
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/64939 64939]
C9H10N4O3S2 4-Амино-N-(4-метокси-1,2,5-тиадиазол-3ил)бензосульфонамид Медицинское[6]
Сульфаметилтиазол 515-59-3
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5328 5328]
C10H11N3O2S2 4-Амино-N-(4-метил-1,3-тиазол-2-ил)бензосульфонамид Медицинское
Сульфахлоропиридазин 80-32-0
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/6634 6634]
C10H9ClN4O2S 4-Амино-N-(6-хлор-3-пиридазинил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфахлорпиразин 1672-91-9
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/164867 164867]
C10H9ClN4O2S 4-Амино-N-(6-хлорпиразин-2ил)бензосульфонамид Ветеринария (птицеводство)
Сульфадиазин 68-35-9
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5215 5215]
C10H10N4O2S 4-Амино-N-(2-пиримидинил)бензосульфонамид Медицина (в комбинации с антипротозойными препаратами при токсоплазмозе), ветеринария
Сульфаметоксазол 723-46-6
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5329 5329]
C10H11N3O3S 4-Амино-N-(5-метил-3-изоксазолил)бензосульфонамид Медицина, ветеринария
Сульфапиридин 144-83-2
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5336 5336]
C11H11N3O2S 4-Амино-N-пиридин-2-ил-бензосульфонамид Медицинское (в дерматологии),
Сульфамеразин 127-79-7
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5325 5325]
C11H12N4O2S 4-Амино-N-(4-метил-2-пиридинил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфаперин 599-88-2
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/68933 68933]
C11H12N4O2S 4-Амино-N-(5-метилпиримидинил)бензосульфонамид Медицина (ограниченно, в комбинации с антипротозойными препаратами при токсоплазмозе)
Сульфаметоксипиридазин 80-35-3
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5330 5330]
C11H12N4O3S 4-Амино-N-(6-метоксипиридазин-3-ил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфаметоксидиазин 651-06-9
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5326 5326]
C11H12N4O3S 4-Амино-N-(5-метокси-2-пиримидинил)бензосульфонамид Медицинское
Сульфален 152-47-6
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/9047 9047]
C11H12N4O3S 4-Амино-N-(3-метокси-2-пиразинил)бензосульфонамид Медицина и ветеринария
Сульфамоксол 729-99-7
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/12894 12894]
C11H13N3O3S 4-Амино-N-(4,5-диметил-1,3-оксазол-2-ил)бензосульфонамид Медицинское[7]
Сульфафуразол 127-69-5
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5344 5344]
C11H13N3O3S 4-Амино-N-(3,4-диметил-5-изоксазолил)бензосульфонамид Медицинское[8]
Сульфадикрамид 115-68-4
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/8281 8281]
C11H14N2O3S N-(3,3-диметилакрилоил)сульфаниламид Медицинское (практически не применяется)
Сульфадимидин 57-68-1
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5327 5327]
C12H14N4O2S 4-Амино-N-(4,6-диметил-2-пиримидинил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфазодимидин 515-64-0
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5343 5343]
C12H14N4O2S 4-Амино-N-(2,6-диметил-2-пиримидин-4-ил)бензосульфонамид Медицинское[9]
Сульфаметомидин 3772-76-7
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/19596 19596]
C12H14N4O3S 4-Амино-N-(6-метокси-2-метилпиримидин-4-ил)бензосульфонамид Медицинское
Сульфадиметоксин 122-11-2
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5323 5323]
C12H14N4O4S 4-Амино-N-(2,6-диметокси-4-пиримидинил)бензосульфонамид Медицинское, Ветеринария
Сульфадоксин 2447-57-6
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/17134 17134]
C12H14N4O4S 4-Амино-N-(5,6-диметокси-4-пиримидинил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфафеназол 526-08-9
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5335 5335]
C15H14N4O2S 4-Амино-N-(2-фенилпиразол-3-ил)бензосульфонамид Ветеринария
Сульфасалазин 599-79-1
PubChem [pubchem.ncbi.nlm.nih.gov/compound/5359476 5359476]
C18H14N4O5S 2-Гидрокси-5-((2-((пиридинил)сульфонил)фенил)азо)бензойная кислота Медицина, ветеринария

Анализ сульфаниламидов

Испытание на подлинность

  • Реакция образования азокрасителя

Реакция основана на взаимодействии препарата с раствором нитрита натрия в кислой среде с образованием хлорида диазония и его последующей реакцией с фенолами с образованием красителя. Например, с β-нафтолом, образуется вишнёво-красное окрашивание.

  • Лигниновая проба

Реакция с образованием оснований Шиффа используется для экспресс-анализа

  • Реакции галогенирования
  • Реакция пиролиза
  • Цветная реакция с солями тяжёлых металлов
  • Реакция с нитропруссидом натрия
  • Реакции окисления

Количественный анализ

Напишите отзыв о статье "Сульфаниламиды"

Ссылки

  • [www.iacmac.ru/books/mach/mac0114.shtml Сульфаниламиды. // Л. С. Страчунский, С. Н. Козлов. Современная антимикробная химиотерапия. Руководство для врачей. – М.: Боргес, 2002. – 432 с. ISBN 5-94630-002-4]

Примечания

  1. Сульфаниламидные препараты // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  2. [www.krugosvet.ru/enc/medicina/SULFANILAMIDNIE_PREPARATI.html СУЛЬФАНИЛАМИДНЫЕ ПРЕПАРАТЫ | Энциклопедия Кругосвет]
  3. [www.dentalmechanic.ru/med_encyclopedia/drug144.htm СУЛЬФАНИЛАМИДНЫЕ ПРЕПАРАТЫ]
  4. [www.antibiotic.ru/books/mach/mac0114.shtml Сульфаниламиды. // Л. С. Страчунский, С. Н. Козлов. Современная антимикробная химиотерапия. Руководство для врачей. – М.: Боргес, 2002. – 432 с. ISBN 5-94630-002-4]
  5. [www.vetpharm.uzh.ch/wir/00000012/7797__F.htm. CliniPharm Wirkstoffdaten: Sulfamerazin]
  6. Frank A. Plumer et.al.; In:N Engl. J. Med.; 1983, 309, S. 67-71.
  7. jcp.sagepub.com/cgi/content/abstract/1/6/279.
  8. www.nlm.nih.gov/medlineplus/druginfo/meds/a601049.html.
  9. Anderson EA, Knouff EG, Bower AG; In:Calif. Med. 1956 May; 84 (5):329-30
  10. </ol>

    См. также


    Отрывок, характеризующий Сульфаниламиды

    [«Затем молю бога, да будете вы, мой друг, под святым сильным его покровом. Друг ваш Елена»]
    Это письмо было привезено в дом Пьера в то время, как он находился на Бородинском поле.


    Во второй раз, уже в конце Бородинского сражения, сбежав с батареи Раевского, Пьер с толпами солдат направился по оврагу к Князькову, дошел до перевязочного пункта и, увидав кровь и услыхав крики и стоны, поспешно пошел дальше, замешавшись в толпы солдат.
    Одно, чего желал теперь Пьер всеми силами своей души, было то, чтобы выйти поскорее из тех страшных впечатлений, в которых он жил этот день, вернуться к обычным условиям жизни и заснуть спокойно в комнате на своей постели. Только в обычных условиях жизни он чувствовал, что будет в состоянии понять самого себя и все то, что он видел и испытал. Но этих обычных условий жизни нигде не было.
    Хотя ядра и пули не свистали здесь по дороге, по которой он шел, но со всех сторон было то же, что было там, на поле сражения. Те же были страдающие, измученные и иногда странно равнодушные лица, та же кровь, те же солдатские шинели, те же звуки стрельбы, хотя и отдаленной, но все еще наводящей ужас; кроме того, была духота и пыль.
    Пройдя версты три по большой Можайской дороге, Пьер сел на краю ее.
    Сумерки спустились на землю, и гул орудий затих. Пьер, облокотившись на руку, лег и лежал так долго, глядя на продвигавшиеся мимо него в темноте тени. Беспрестанно ему казалось, что с страшным свистом налетало на него ядро; он вздрагивал и приподнимался. Он не помнил, сколько времени он пробыл тут. В середине ночи трое солдат, притащив сучьев, поместились подле него и стали разводить огонь.
    Солдаты, покосившись на Пьера, развели огонь, поставили на него котелок, накрошили в него сухарей и положили сала. Приятный запах съестного и жирного яства слился с запахом дыма. Пьер приподнялся и вздохнул. Солдаты (их было трое) ели, не обращая внимания на Пьера, и разговаривали между собой.
    – Да ты из каких будешь? – вдруг обратился к Пьеру один из солдат, очевидно, под этим вопросом подразумевая то, что и думал Пьер, именно: ежели ты есть хочешь, мы дадим, только скажи, честный ли ты человек?
    – Я? я?.. – сказал Пьер, чувствуя необходимость умалить как возможно свое общественное положение, чтобы быть ближе и понятнее для солдат. – Я по настоящему ополченный офицер, только моей дружины тут нет; я приезжал на сраженье и потерял своих.
    – Вишь ты! – сказал один из солдат.
    Другой солдат покачал головой.
    – Что ж, поешь, коли хочешь, кавардачку! – сказал первый и подал Пьеру, облизав ее, деревянную ложку.
    Пьер подсел к огню и стал есть кавардачок, то кушанье, которое было в котелке и которое ему казалось самым вкусным из всех кушаний, которые он когда либо ел. В то время как он жадно, нагнувшись над котелком, забирая большие ложки, пережевывал одну за другой и лицо его было видно в свете огня, солдаты молча смотрели на него.
    – Тебе куды надо то? Ты скажи! – спросил опять один из них.
    – Мне в Можайск.
    – Ты, стало, барин?
    – Да.
    – А как звать?
    – Петр Кириллович.
    – Ну, Петр Кириллович, пойдем, мы тебя отведем. В совершенной темноте солдаты вместе с Пьером пошли к Можайску.
    Уже петухи пели, когда они дошли до Можайска и стали подниматься на крутую городскую гору. Пьер шел вместе с солдатами, совершенно забыв, что его постоялый двор был внизу под горою и что он уже прошел его. Он бы не вспомнил этого (в таком он находился состоянии потерянности), ежели бы с ним не столкнулся на половине горы его берейтор, ходивший его отыскивать по городу и возвращавшийся назад к своему постоялому двору. Берейтор узнал Пьера по его шляпе, белевшей в темноте.
    – Ваше сиятельство, – проговорил он, – а уж мы отчаялись. Что ж вы пешком? Куда же вы, пожалуйте!
    – Ах да, – сказал Пьер.
    Солдаты приостановились.
    – Ну что, нашел своих? – сказал один из них.
    – Ну, прощавай! Петр Кириллович, кажись? Прощавай, Петр Кириллович! – сказали другие голоса.
    – Прощайте, – сказал Пьер и направился с своим берейтором к постоялому двору.
    «Надо дать им!» – подумал Пьер, взявшись за карман. – «Нет, не надо», – сказал ему какой то голос.
    В горницах постоялого двора не было места: все были заняты. Пьер прошел на двор и, укрывшись с головой, лег в свою коляску.


    Едва Пьер прилег головой на подушку, как он почувствовал, что засыпает; но вдруг с ясностью почти действительности послышались бум, бум, бум выстрелов, послышались стоны, крики, шлепанье снарядов, запахло кровью и порохом, и чувство ужаса, страха смерти охватило его. Он испуганно открыл глаза и поднял голову из под шинели. Все было тихо на дворе. Только в воротах, разговаривая с дворником и шлепая по грязи, шел какой то денщик. Над головой Пьера, под темной изнанкой тесового навеса, встрепенулись голубки от движения, которое он сделал, приподнимаясь. По всему двору был разлит мирный, радостный для Пьера в эту минуту, крепкий запах постоялого двора, запах сена, навоза и дегтя. Между двумя черными навесами виднелось чистое звездное небо.
    «Слава богу, что этого нет больше, – подумал Пьер, опять закрываясь с головой. – О, как ужасен страх и как позорно я отдался ему! А они… они все время, до конца были тверды, спокойны… – подумал он. Они в понятии Пьера были солдаты – те, которые были на батарее, и те, которые кормили его, и те, которые молились на икону. Они – эти странные, неведомые ему доселе они, ясно и резко отделялись в его мысли от всех других людей.
    «Солдатом быть, просто солдатом! – думал Пьер, засыпая. – Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими. Но как скинуть с себя все это лишнее, дьявольское, все бремя этого внешнего человека? Одно время я мог быть этим. Я мог бежать от отца, как я хотел. Я мог еще после дуэли с Долоховым быть послан солдатом». И в воображении Пьера мелькнул обед в клубе, на котором он вызвал Долохова, и благодетель в Торжке. И вот Пьеру представляется торжественная столовая ложа. Ложа эта происходит в Английском клубе. И кто то знакомый, близкий, дорогой, сидит в конце стола. Да это он! Это благодетель. «Да ведь он умер? – подумал Пьер. – Да, умер; но я не знал, что он жив. И как мне жаль, что он умер, и как я рад, что он жив опять!» С одной стороны стола сидели Анатоль, Долохов, Несвицкий, Денисов и другие такие же (категория этих людей так же ясно была во сне определена в душе Пьера, как и категория тех людей, которых он называл они), и эти люди, Анатоль, Долохов громко кричали, пели; но из за их крика слышен был голос благодетеля, неумолкаемо говоривший, и звук его слов был так же значителен и непрерывен, как гул поля сраженья, но он был приятен и утешителен. Пьер не понимал того, что говорил благодетель, но он знал (категория мыслей так же ясна была во сне), что благодетель говорил о добре, о возможности быть тем, чем были они. И они со всех сторон, с своими простыми, добрыми, твердыми лицами, окружали благодетеля. Но они хотя и были добры, они не смотрели на Пьера, не знали его. Пьер захотел обратить на себя их внимание и сказать. Он привстал, но в то же мгновенье ноги его похолодели и обнажились.
    Ему стало стыдно, и он рукой закрыл свои ноги, с которых действительно свалилась шинель. На мгновение Пьер, поправляя шинель, открыл глаза и увидал те же навесы, столбы, двор, но все это было теперь синевато, светло и подернуто блестками росы или мороза.
    «Рассветает, – подумал Пьер. – Но это не то. Мне надо дослушать и понять слова благодетеля». Он опять укрылся шинелью, но ни столовой ложи, ни благодетеля уже не было. Были только мысли, ясно выражаемые словами, мысли, которые кто то говорил или сам передумывал Пьер.
    Пьер, вспоминая потом эти мысли, несмотря на то, что они были вызваны впечатлениями этого дня, был убежден, что кто то вне его говорил их ему. Никогда, как ему казалось, он наяву не был в состоянии так думать и выражать свои мысли.
    «Война есть наитруднейшее подчинение свободы человека законам бога, – говорил голос. – Простота есть покорность богу; от него не уйдешь. И они просты. Они, не говорят, но делают. Сказанное слово серебряное, а несказанное – золотое. Ничем не может владеть человек, пока он боится смерти. А кто не боится ее, тому принадлежит все. Ежели бы не было страдания, человек не знал бы границ себе, не знал бы себя самого. Самое трудное (продолжал во сне думать или слышать Пьер) состоит в том, чтобы уметь соединять в душе своей значение всего. Все соединить? – сказал себе Пьер. – Нет, не соединить. Нельзя соединять мысли, а сопрягать все эти мысли – вот что нужно! Да, сопрягать надо, сопрягать надо! – с внутренним восторгом повторил себе Пьер, чувствуя, что этими именно, и только этими словами выражается то, что он хочет выразить, и разрешается весь мучащий его вопрос.
    – Да, сопрягать надо, пора сопрягать.
    – Запрягать надо, пора запрягать, ваше сиятельство! Ваше сиятельство, – повторил какой то голос, – запрягать надо, пора запрягать…
    Это был голос берейтора, будившего Пьера. Солнце било прямо в лицо Пьера. Он взглянул на грязный постоялый двор, в середине которого у колодца солдаты поили худых лошадей, из которого в ворота выезжали подводы. Пьер с отвращением отвернулся и, закрыв глаза, поспешно повалился опять на сиденье коляски. «Нет, я не хочу этого, не хочу этого видеть и понимать, я хочу понять то, что открывалось мне во время сна. Еще одна секунда, и я все понял бы. Да что же мне делать? Сопрягать, но как сопрягать всё?» И Пьер с ужасом почувствовал, что все значение того, что он видел и думал во сне, было разрушено.
    Берейтор, кучер и дворник рассказывали Пьеру, что приезжал офицер с известием, что французы подвинулись под Можайск и что наши уходят.
    Пьер встал и, велев закладывать и догонять себя, пошел пешком через город.
    Войска выходили и оставляли около десяти тысяч раненых. Раненые эти виднелись в дворах и в окнах домов и толпились на улицах. На улицах около телег, которые должны были увозить раненых, слышны были крики, ругательства и удары. Пьер отдал догнавшую его коляску знакомому раненому генералу и с ним вместе поехал до Москвы. Доро гой Пьер узнал про смерть своего шурина и про смерть князя Андрея.

    Х
    30 го числа Пьер вернулся в Москву. Почти у заставы ему встретился адъютант графа Растопчина.
    – А мы вас везде ищем, – сказал адъютант. – Графу вас непременно нужно видеть. Он просит вас сейчас же приехать к нему по очень важному делу.
    Пьер, не заезжая домой, взял извозчика и поехал к главнокомандующему.
    Граф Растопчин только в это утро приехал в город с своей загородной дачи в Сокольниках. Прихожая и приемная в доме графа были полны чиновников, явившихся по требованию его или за приказаниями. Васильчиков и Платов уже виделись с графом и объяснили ему, что защищать Москву невозможно и что она будет сдана. Известия эти хотя и скрывались от жителей, но чиновники, начальники различных управлений знали, что Москва будет в руках неприятеля, так же, как и знал это граф Растопчин; и все они, чтобы сложить с себя ответственность, пришли к главнокомандующему с вопросами, как им поступать с вверенными им частями.
    В то время как Пьер входил в приемную, курьер, приезжавший из армии, выходил от графа.
    Курьер безнадежно махнул рукой на вопросы, с которыми обратились к нему, и прошел через залу.
    Дожидаясь в приемной, Пьер усталыми глазами оглядывал различных, старых и молодых, военных и статских, важных и неважных чиновников, бывших в комнате. Все казались недовольными и беспокойными. Пьер подошел к одной группе чиновников, в которой один был его знакомый. Поздоровавшись с Пьером, они продолжали свой разговор.
    – Как выслать да опять вернуть, беды не будет; а в таком положении ни за что нельзя отвечать.
    – Да ведь вот, он пишет, – говорил другой, указывая на печатную бумагу, которую он держал в руке.
    – Это другое дело. Для народа это нужно, – сказал первый.
    – Что это? – спросил Пьер.
    – А вот новая афиша.
    Пьер взял ее в руки и стал читать:
    «Светлейший князь, чтобы скорей соединиться с войсками, которые идут к нему, перешел Можайск и стал на крепком месте, где неприятель не вдруг на него пойдет. К нему отправлено отсюда сорок восемь пушек с снарядами, и светлейший говорит, что Москву до последней капли крови защищать будет и готов хоть в улицах драться. Вы, братцы, не смотрите на то, что присутственные места закрыли: дела прибрать надобно, а мы своим судом с злодеем разберемся! Когда до чего дойдет, мне надобно молодцов и городских и деревенских. Я клич кликну дня за два, а теперь не надо, я и молчу. Хорошо с топором, недурно с рогатиной, а всего лучше вилы тройчатки: француз не тяжеле снопа ржаного. Завтра, после обеда, я поднимаю Иверскую в Екатерининскую гошпиталь, к раненым. Там воду освятим: они скорее выздоровеют; и я теперь здоров: у меня болел глаз, а теперь смотрю в оба».
    – А мне говорили военные люди, – сказал Пьер, – что в городе никак нельзя сражаться и что позиция…
    – Ну да, про то то мы и говорим, – сказал первый чиновник.
    – А что это значит: у меня болел глаз, а теперь смотрю в оба? – сказал Пьер.
    – У графа был ячмень, – сказал адъютант, улыбаясь, – и он очень беспокоился, когда я ему сказал, что приходил народ спрашивать, что с ним. А что, граф, – сказал вдруг адъютант, с улыбкой обращаясь к Пьеру, – мы слышали, что у вас семейные тревоги? Что будто графиня, ваша супруга…
    – Я ничего не слыхал, – равнодушно сказал Пьер. – А что вы слышали?
    – Нет, знаете, ведь часто выдумывают. Я говорю, что слышал.
    – Что же вы слышали?
    – Да говорят, – опять с той же улыбкой сказал адъютант, – что графиня, ваша жена, собирается за границу. Вероятно, вздор…
    – Может быть, – сказал Пьер, рассеянно оглядываясь вокруг себя. – А это кто? – спросил он, указывая на невысокого старого человека в чистой синей чуйке, с белою как снег большою бородой, такими же бровями и румяным лицом.
    – Это? Это купец один, то есть он трактирщик, Верещагин. Вы слышали, может быть, эту историю о прокламации?
    – Ах, так это Верещагин! – сказал Пьер, вглядываясь в твердое и спокойное лицо старого купца и отыскивая в нем выражение изменничества.
    – Это не он самый. Это отец того, который написал прокламацию, – сказал адъютант. – Тот молодой, сидит в яме, и ему, кажется, плохо будет.
    Один старичок, в звезде, и другой – чиновник немец, с крестом на шее, подошли к разговаривающим.
    – Видите ли, – рассказывал адъютант, – это запутанная история. Явилась тогда, месяца два тому назад, эта прокламация. Графу донесли. Он приказал расследовать. Вот Гаврило Иваныч разыскивал, прокламация эта побывала ровно в шестидесяти трех руках. Приедет к одному: вы от кого имеете? – От того то. Он едет к тому: вы от кого? и т. д. добрались до Верещагина… недоученный купчик, знаете, купчик голубчик, – улыбаясь, сказал адъютант. – Спрашивают у него: ты от кого имеешь? И главное, что мы знаем, от кого он имеет. Ему больше не от кого иметь, как от почт директора. Но уж, видно, там между ними стачка была. Говорит: ни от кого, я сам сочинил. И грозили и просили, стал на том: сам сочинил. Так и доложили графу. Граф велел призвать его. «От кого у тебя прокламация?» – «Сам сочинил». Ну, вы знаете графа! – с гордой и веселой улыбкой сказал адъютант. – Он ужасно вспылил, да и подумайте: этакая наглость, ложь и упорство!..
    – А! Графу нужно было, чтобы он указал на Ключарева, понимаю! – сказал Пьер.
    – Совсем не нужно», – испуганно сказал адъютант. – За Ключаревым и без этого были грешки, за что он и сослан. Но дело в том, что граф очень был возмущен. «Как же ты мог сочинить? – говорит граф. Взял со стола эту „Гамбургскую газету“. – Вот она. Ты не сочинил, а перевел, и перевел то скверно, потому что ты и по французски, дурак, не знаешь». Что же вы думаете? «Нет, говорит, я никаких газет не читал, я сочинил». – «А коли так, то ты изменник, и я тебя предам суду, и тебя повесят. Говори, от кого получил?» – «Я никаких газет не видал, а сочинил». Так и осталось. Граф и отца призывал: стоит на своем. И отдали под суд, и приговорили, кажется, к каторжной работе. Теперь отец пришел просить за него. Но дрянной мальчишка! Знаете, эдакой купеческий сынишка, франтик, соблазнитель, слушал где то лекции и уж думает, что ему черт не брат. Ведь это какой молодчик! У отца его трактир тут у Каменного моста, так в трактире, знаете, большой образ бога вседержителя и представлен в одной руке скипетр, в другой держава; так он взял этот образ домой на несколько дней и что же сделал! Нашел мерзавца живописца…