Суперпрезидентская республика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Суперпрезидентская республика (в некоторых источниках сверхпрезидентская, англ. superpresidency или superpresidentialism) — форма государственного управления, при которой принцип разделения властей декларируется, но соблюдается лишь внешним образом, на деле же власть сосредоточена преимущественно у президента и подконтрольных ему административных институций. Является одной из форм авторитаризма.





Особенности

Зачастую президент в суперпрезидентской республике возглавляет правительство, будучи при этом лидером правящей партии (которая при этом может быть единственной или пользоваться значительными внеконституционными преимуществами перед другими партиями). При этом в суперпрезидентской республике предусматриваемый национальной конституцией «диапазон возможного использования президентом его чрезвычайных полномочий более обширен, чем в обычной президентской республике»[1]: конституционные полномочия президента предусматривают издание указов, имеющих силу закона, возможность распускать парламент своим решением, смещать министров и руководителей административно-территориальных образований и т. д. Установление в стране суперпрезидентской республики может приводить к замене периодического избрания нового главы государства установлением режима «пожизненного президентства» (референдумом или голосованием полностью контролируемого президентом парламента) и/или фактическим назначением нового президента решением предыдущего, с последующим формальным утверждением этого решения на выборах.

Виды суперпрезидентской республики

В. Е. Чиркин в монографии «Конституционное право зарубежных стран» (1997) выделяет[2] три вида суперпрезидентских республик:

  1. президентско-монократическая республика — форма правления, при которой президенты возглавляют единственную разрешённую партию, являющуюся носительницей официально провозглашённой обязательной идеологии (Гана при Кваме Нкруме, Гвинея при Ахмеде Секу Туре, Заир при Мобуту и др.);
  2. президентско-милитарная республика — форма правления, устанавливающаяся в результате военного переворота с провозглашением его руководителя главой страны;
  3. президентская республика в странах с социалистической идеологией (Ангола, Бенин, Республика Конго, Мозамбик), где президент избирается высшим органом единственной в стране правящей партии, — дополняя В. Е. Чиркина, казанский политолог О. И. Зазнаев предлагает называть этот вид президентско-партократической республикой[3].

Страны с суперпрезидентским режимом

О суперпрезидентской республике принято говорить применительно к странам Латинской Америки, особенно в XIX веке, а также ряду стран Африки и постсоветского пространства: Белоруссия, Туркмения и др. Так, суперпрезидентской страной называл Казахстан сопредседатель оппозиционной партии «Ак жол» Алтынбек Сарсенбаев[4]. (Убит 13 февраля 2006 года.) Представление о современной России как о суперпрезидентском режиме развивается, например, в работах американского политолога Стивена Фиша[5]; по мнению Фиша, в России имеет место «раздутая и сверхмощная исполнительная власть, не уравновешиваемая ни законодательной, ни судебной и не подотчётная им», и именно это «подорвало легитимность постсоветского режима и, возможно, даже самой демократии; остановило развитие негосударственных политических организаций; воспрепятствовало формированию эффективного государства; помешало появлению ответственного правительства»[6]. О суперпрезидентском характере режима, установившегося в России в 1993 году, пишет также политолог Лилия Шевцова[7].

См. также

Напишите отзыв о статье "Суперпрезидентская республика"

Примечания

  1. Орлов А. Г. Президентские республики в Латинской Америке. — М.: Ибероамериканский центр МГИМО, . — С. 10.
  2. Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. — М.: Юристъ, 1997. — С. 145—146.
  3. Зазнаев О. И. Классификации президентской, парламентской и полупрезидентской систем. // Динамика политических систем и международных отношений. Вып 1. / Науч. ред. М. X. Фарукшин. — Казань: Казан. гос. ун-т им. В. И. Ульянова-Ленина, 2006. — С. 186—210.
  4. [www.freeas.org/?nid=3078 Ратиани Н. «У нас суперпрезидентская страна»]. — Известия (Москва), 24.06.2004.
  5. M. Stephen Fish. Democracy From Scratch: Opposition and Regime in the New Russian Revolution. — Princeton: Princeton University Press, 1995.
  6. M. S. Fish. When More Is Less: Superexecutive Power and Political Underdevelopment in Russia. // Russia in the New Century: Stability or Disorder? / V. E. Bonnell, G. W. Breslauer (eds). — Boulder, Colo.; Oxford, UK: Westview Press, 2001. — Р. 15—34.
  7. L.F. Shevtsova. The Problem of Executive Power in Russia. // Journal of Democracy — Volume 11, Number 1, January 2000. — Pp. 32-39. См. [muse.jhu.edu/login?uri=/journals/journal_of_democracy/v011/11.1shevtsova.html резюме]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Суперпрезидентская республика

– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.