Сюртсей

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «Суртсей»)
Перейти к: навигация, поиск
СюртсейСюртсей

</tt>

</tt>

Сюртсей
исл. Surtsey
Сюртсей в 1999 году
63°18′10″ с. ш. 20°36′07″ з. д. / 63.30278° с. ш. 20.60194° з. д. / 63.30278; -20.60194 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=63.30278&mlon=-20.60194&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 63°18′10″ с. ш. 20°36′07″ з. д. / 63.30278° с. ш. 20.60194° з. д. / 63.30278; -20.60194 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=63.30278&mlon=-20.60194&zoom=14 (O)] (Я)
АкваторияАтлантический океан
СтранаИсландия Исландия
РегионСюдюрланд
Сюртсей
Площадь1,5 км²
Наивысшая точка154 м
Население (2010 год)0 чел.

Сюртсей (исл. Surtsey) — необитаемый остров в Исландии, самая южная точка страны, объект Всемирного природного наследия. Один из объектов группы вулканического комплекса Вестманнаэйяр.

Сюртсей — один из немногих островов, появившихся в современное время, и едва ли не единственный, на котором с первого момента появления твёрдой породы выше уровня океана проводятся научные исследования.





История

Остров появился 14 ноября 1963 года. За несколько дней до этого на глубине 130 метров началось извержение подводного вулкана к юго-западу от островов Вестманнаэйяр. До июня 1967 года было около ста извержений, после чего остров достиг площади 2,7 км². Однако потом эрозия и вымывание волнами уменьшили площадь острова до 1,5 км² в 2000 году.

Остров назвали Сюртсей, что по-исландски означает «остров Сурта», в честь повелителя огненных великанов. Кроме главного острова, образовалось и несколько маленьких островков.

Появление жизни

Сюртсей состоял лишь из вулканической пемзы, однако привлёк внимание учёных всего мира, так как на его примере можно было вести наблюдения за появлением жизни на острове. Доступ сюда «для чистоты эксперимента» был ограничен.

Учёными было определено, что бактерии и прочие микроорганизмы поселились на Сюртсее уже в первые часы рождения острова.

Постепенно здесь стали появляться растения. Сначала это были мхи и лишайники, которые оказались на острове уже в 1965 году; первыми среди них были Funaria hygrometrica, Bryum argenteum и Trapelia coarctata. В середине 1980-х насчитывалось уже более 20 видов растений. Первым обнаруженным на острове цветковым растением стала морская горчица приморская, или какиле приморский (Cakile maritima) из семейства Капустные, чуть позже были найдены также песколюбка песчаная (Ammophila arenaria), гонкения бутерлаковидная (Honckenya peploides) и мертензия приморская (Mertensia maritima). В 1998 году был обнаружен первый кустарник — ива филиколистная (Salix phylicifolia). К 2008 году на острове было найдено 69 видов растений.

Сюртсей лежит на пути перелётов многих видов птиц. Разумеется, птицы, как перелётные, так и живущие на Вестманнаэйаре, приземляются, удобряя бесплодные почвы острова своим помётом, в котором, кроме органических и минеральных веществ, находятся непереваренные семена растений, что способствует распространению новых видов. Исследования показали, что около 75 % семян были занесены на остров птицами, 14 % — ветром, ещё 11 % — водой.

Первыми на острове были замечены буревестники и гагарки. В 1986 году обнаружилась колония чаек, гнездовавшихся на Сюртсее. Кроме того, остров посещаем такими птицами, как лебеди, дикие гуси и во́роны. В XXI веке обнаружены гнездовья ту́пиков.

На Сюртсее также обнаружены и другие животные: черви, пауки, жуки, мухи, клещи.

Морская жизнь у острова характерна для этого района и богата рыбой и планктоном.

Эрозия

Эрозия острова — одна из главных проблем Сюртсея и окружающих островков. За 40 лет существования площадь острова уменьшилась почти вдвое, однако, с середины 1980-х, темпы эрозии резко замедлились. По прогнозам специалистов, остров через несколько лет перестанет уменьшаться в размерах.

Климат

Климат типичен для Вестманнаэйара и южного побережья Исландии. Океан у острова не замерзает, плавучие льды в этом районе большая редкость. Температура самого холодного периода (январь-февраль) превышает нулевую отметку (+1 — +1,5 °С), самого тёплого (июль-август) — +10,5 °C. Дожди идут часто на протяжении всего года, зимой иногда выпадает снег, который быстро тает. Годовое количество осадков составляет около 1600 миллиметров.

См. также

Напишите отзыв о статье "Сюртсей"

Ссылки

Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 1267
[whc.unesco.org/ru/list/1267 рус.] • [whc.unesco.org/en/list/1267 англ.] • [whc.unesco.org/fr/list/1267 фр.]
  • [www.surtsey.is/index_eng.htm Website of The Surtsey Research Society]
  • [en.vedur.is/weather/observations/areas/south/#station=6012 Weather observations on Surtsey]
  • [en.vedur.is/weather/observations/webcams/surtsey/ Webcam on Surtsey]
  • [web.archive.org/web/20021216214346/volcano.und.nodak.edu/vwdocs/volc_images/europe_west_asia/surtsey.html Aerial photos, maps and volcanic geology of Surtsey.]
  • [www.visitwestmanislands.com/ Visit Westman Islands]
  • [denali.gsfc.nasa.gov/research/garvin/surtsey.html Surtsey Topography]
  • [www.surtsey.is/index_eng.htm The Surtsey Research Society], which administers the island
  • [www.ust.is/LogOgReglur/Fridlysingar/Fridlond/nr/246 A notice from the Environmental & Food Agency] declaring Surtsey a protected area
  • [www.explorenorth.com/library/weekly/aa042601a.htm Explore North site illustrates postage stamps.]
  • [www.vulkaner.no/v/volcan/surtsey_e.html Extensive information about plant and bird life on the island]


Отрывок, характеризующий Сюртсей

«Обожаемый друг души моей, – писал он. – Ничто, кроме чести, не могло бы удержать меня от возвращения в деревню. Но теперь, перед открытием кампании, я бы счел себя бесчестным не только перед всеми товарищами, но и перед самим собою, ежели бы я предпочел свое счастие своему долгу и любви к отечеству. Но это последняя разлука. Верь, что тотчас после войны, ежели я буду жив и все любим тобою, я брошу все и прилечу к тебе, чтобы прижать тебя уже навсегда к моей пламенной груди».
Действительно, только открытие кампании задержало Ростова и помешало ему приехать – как он обещал – и жениться на Соне. Отрадненская осень с охотой и зима со святками и с любовью Сони открыли ему перспективу тихих дворянских радостей и спокойствия, которых он не знал прежде и которые теперь манили его к себе. «Славная жена, дети, добрая стая гончих, лихие десять – двенадцать свор борзых, хозяйство, соседи, служба по выборам! – думал он. Но теперь была кампания, и надо было оставаться в полку. А так как это надо было, то Николай Ростов, по своему характеру, был доволен и той жизнью, которую он вел в полку, и сумел сделать себе эту жизнь приятною.
Приехав из отпуска, радостно встреченный товарищами, Николай был посылал за ремонтом и из Малороссии привел отличных лошадей, которые радовали его и заслужили ему похвалы от начальства. В отсутствие его он был произведен в ротмистры, и когда полк был поставлен на военное положение с увеличенным комплектом, он опять получил свой прежний эскадрон.
Началась кампания, полк был двинут в Польшу, выдавалось двойное жалованье, прибыли новые офицеры, новые люди, лошади; и, главное, распространилось то возбужденно веселое настроение, которое сопутствует началу войны; и Ростов, сознавая свое выгодное положение в полку, весь предался удовольствиям и интересам военной службы, хотя и знал, что рано или поздно придется их покинуть.
Войска отступали от Вильны по разным сложным государственным, политическим и тактическим причинам. Каждый шаг отступления сопровождался сложной игрой интересов, умозаключений и страстей в главном штабе. Для гусар же Павлоградского полка весь этот отступательный поход, в лучшую пору лета, с достаточным продовольствием, был самым простым и веселым делом. Унывать, беспокоиться и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели, что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры, от хорошенькой панны. Ежели и приходило кому нибудь в голову, что дела плохи, то, как следует хорошему военному человеку, тот, кому это приходило в голову, старался быть весел и не думать об общем ходе дел, а думать о своем ближайшем деле. Сначала весело стояли подле Вильны, заводя знакомства с польскими помещиками и ожидая и отбывая смотры государя и других высших командиров. Потом пришел приказ отступить к Свенцянам и истреблять провиант, который нельзя было увезти. Свенцяны памятны были гусарам только потому, что это был пьяный лагерь, как прозвала вся армия стоянку у Свенцян, и потому, что в Свенцянах много было жалоб на войска за то, что они, воспользовавшись приказанием отбирать провиант, в числе провианта забирали и лошадей, и экипажи, и ковры у польских панов. Ростов помнил Свенцяны потому, что он в первый день вступления в это местечко сменил вахмистра и не мог справиться с перепившимися всеми людьми эскадрона, которые без его ведома увезли пять бочек старого пива. От Свенцян отступали дальше и дальше до Дриссы, и опять отступили от Дриссы, уже приближаясь к русским границам.
13 го июля павлоградцам в первый раз пришлось быть в серьезном деле.
12 го июля в ночь, накануне дела, была сильная буря с дождем и грозой. Лето 1812 года вообще было замечательно бурями.
Павлоградские два эскадрона стояли биваками, среди выбитого дотла скотом и лошадьми, уже выколосившегося ржаного поля. Дождь лил ливмя, и Ростов с покровительствуемым им молодым офицером Ильиным сидел под огороженным на скорую руку шалашиком. Офицер их полка, с длинными усами, продолжавшимися от щек, ездивший в штаб и застигнутый дождем, зашел к Ростову.
– Я, граф, из штаба. Слышали подвиг Раевского? – И офицер рассказал подробности Салтановского сражения, слышанные им в штабе.
Ростов, пожимаясь шеей, за которую затекала вода, курил трубку и слушал невнимательно, изредка поглядывая на молодого офицера Ильина, который жался около него. Офицер этот, шестнадцатилетний мальчик, недавно поступивший в полк, был теперь в отношении к Николаю тем, чем был Николай в отношении к Денисову семь лет тому назад. Ильин старался во всем подражать Ростову и, как женщина, был влюблен в него.
Офицер с двойными усами, Здржинский, рассказывал напыщенно о том, как Салтановская плотина была Фермопилами русских, как на этой плотине был совершен генералом Раевским поступок, достойный древности. Здржинский рассказывал поступок Раевского, который вывел на плотину своих двух сыновей под страшный огонь и с ними рядом пошел в атаку. Ростов слушал рассказ и не только ничего не говорил в подтверждение восторга Здржинского, но, напротив, имел вид человека, который стыдился того, что ему рассказывают, хотя и не намерен возражать. Ростов после Аустерлицкой и 1807 года кампаний знал по своему собственному опыту, что, рассказывая военные происшествия, всегда врут, как и сам он врал, рассказывая; во вторых, он имел настолько опытности, что знал, как все происходит на войне совсем не так, как мы можем воображать и рассказывать. И потому ему не нравился рассказ Здржинского, не нравился и сам Здржинский, который, с своими усами от щек, по своей привычке низко нагибался над лицом того, кому он рассказывал, и теснил его в тесном шалаше. Ростов молча смотрел на него. «Во первых, на плотине, которую атаковали, должна была быть, верно, такая путаница и теснота, что ежели Раевский и вывел своих сыновей, то это ни на кого не могло подействовать, кроме как человек на десять, которые были около самого его, – думал Ростов, – остальные и не могли видеть, как и с кем шел Раевский по плотине. Но и те, которые видели это, не могли очень воодушевиться, потому что что им было за дело до нежных родительских чувств Раевского, когда тут дело шло о собственной шкуре? Потом оттого, что возьмут или не возьмут Салтановскую плотину, не зависела судьба отечества, как нам описывают это про Фермопилы. И стало быть, зачем же было приносить такую жертву? И потом, зачем тут, на войне, мешать своих детей? Я бы не только Петю брата не повел бы, даже и Ильина, даже этого чужого мне, но доброго мальчика, постарался бы поставить куда нибудь под защиту», – продолжал думать Ростов, слушая Здржинского. Но он не сказал своих мыслей: он и на это уже имел опыт. Он знал, что этот рассказ содействовал к прославлению нашего оружия, и потому надо было делать вид, что не сомневаешься в нем. Так он и делал.