Сэйбрук (колония)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Колония Сэйбрук
англ. Saybrook Colony
Бывшая коронная колония Великобритании 
Герб
Флаг
Гимн: Боже, храни Королеву!
Девиз: Бог и моё право
Страна

Великобритания Великобритания

Столица колонии

Олд-Сэйбрук

Крупнейший город

Олд-Сэйбрук

Официальный язык

английский

Языковой состав

английский

Образована

1635

Упразднена

1644

Ныне является частью

США США

ПорталПроектКатегория

</td></tr> </table> Колония Сэйбрук (англ. Saybrook Colony) — английская колония в Северной Америке, существовавшая в 1635—1644 годах.

В 1632 году Уильям Финнес, 1-й виконт Сэй-энд-Сил[en] и Роберт Гревилл, 2-й барон Брук[en] вместе с ещё десятком участников получили от графа Уорика и Компании Новой Англии патент на большую полосу земли у реки Коннектикут. Они назначили Джона Уинтропа-младшего (сына губернатора Колонии Массачусетского залива Джона Уинтропа, который в 1634 году прибыл в Англию, губернатором этих земель. Вернувшись в 1635 году в Америку, Уинтроп-младший построил с помощью инженера Лайона Гардинера[en] форт в устье реки Коннектикут, который назвал «Сэйбрук» в честь владельцев.

В 1639 году в качестве представителей владельцев патента в форт Сэйбрук прибыл Джордж Фенвик[en], который стал губернатором. В связи с началом в 1640-х годах гражданской войны в Англии английские держатели патентов потеряли интерес к заморским операциям, и в 1644 году по их поручению Фенвик продал колонию Сэйбрук властям колонии Коннектикут.

Напишите отзыв о статье "Сэйбрук (колония)"

Отрывок, характеризующий Сэйбрук (колония)

– Вам будет оказано должное, – сказал он и, положив конверт в карман, вышел из сарая.
Через минуту вошел адъютант маршала господин де Кастре и провел Балашева в приготовленное для него помещение.
Балашев обедал в этот день с маршалом в том же сарае, на той же доске на бочках.
На другой день Даву выехал рано утром и, пригласив к себе Балашева, внушительно сказал ему, что он просит его оставаться здесь, подвигаться вместе с багажами, ежели они будут иметь на то приказания, и не разговаривать ни с кем, кроме как с господином де Кастро.
После четырехдневного уединения, скуки, сознания подвластности и ничтожества, особенно ощутительного после той среды могущества, в которой он так недавно находился, после нескольких переходов вместе с багажами маршала, с французскими войсками, занимавшими всю местность, Балашев привезен был в Вильну, занятую теперь французами, в ту же заставу, на которой он выехал четыре дня тому назад.
На другой день императорский камергер, monsieur de Turenne, приехал к Балашеву и передал ему желание императора Наполеона удостоить его аудиенции.
Четыре дня тому назад у того дома, к которому подвезли Балашева, стояли Преображенского полка часовые, теперь же стояли два французских гренадера в раскрытых на груди синих мундирах и в мохнатых шапках, конвой гусаров и улан и блестящая свита адъютантов, пажей и генералов, ожидавших выхода Наполеона вокруг стоявшей у крыльца верховой лошади и его мамелюка Рустава. Наполеон принимал Балашева в том самом доме в Вильве, из которого отправлял его Александр.


Несмотря на привычку Балашева к придворной торжественности, роскошь и пышность двора императора Наполеона поразили его.
Граф Тюрен ввел его в большую приемную, где дожидалось много генералов, камергеров и польских магнатов, из которых многих Балашев видал при дворе русского императора. Дюрок сказал, что император Наполеон примет русского генерала перед своей прогулкой.