Тайлер, Уот

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Уот Тайлер
К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Уолтер (Уот) Тайлер (англ. Walter "Wat" Tyler; 4 января 1341 — 15 июня 1381) — предводитель крупнейшего в средневековой Англии крестьянского восстания, которое произошло в 1381 году.





Биография

О ранних годах жизни известно мало, вероятно родился в деревне Броксли (графство Кент), в семье кровельщика Уолтера Хилларда.

События юности Уота Тайлера были реконструированы историками в книге «Life and Adventures of Wat Tyler, the Brave and Good» (1851). В книге Тайлер после неудачного романа поступает на военную службу в английскую армию и отправляется во Францию. Уот принимает участие в ряде битв Столетней войны. Сам король Эдуард отличает его мужество и храбрость. Вернувшись в родную деревню, Тайлер женится и работает деревенским кузнецом.

Тем временем в Англии назревает мятеж, обстановка ухудшается в связи с новостями о восстаниях низших классов во Франции и Фландрии.

Великое крестьянское восстание 1381 года

После эпидемии чумы 1348 года, известной под названием «Чёрная смерть», численность населения снизилась по средневековым подсчетам на одну треть. Сельское хозяйство пришло в упадок. Некому было засевать и убирать урожай. Цены повысились вдвое. Последовали требования более высокой оплаты труда. Деревенская община, где семьи крестьян привыкли из поколения в поколение жить на одной земле, начала распадаться. Часть крестьян убегает в города, становится наёмными рабочими. Прямое принуждение со стороны помещиков не помогало. Начинает внедряться новый тип земельного держания: сдача в аренду земли, скота, инвентаря, что было важной ступенью на пути к капиталистическому сельскому хозяйству. Но лорды попытались вернуть себе старые позиции, так как теперь им приходилось считаться с более свободными крестьянами и наёмными рабочими. Эта ситуация породила крестьянское восстание 1381 года.

Побег от крепостного рабства был возможен только для одиночки. Для человека с семьей оставалась организация и вооруженное восстаниеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2136 дней]. Крестьянские союзы постепенно начинают разрастаться. Восстание 1381 года было делом людей, которые уже завоевали определенную степень свободы и благосостояния и теперь требовали большего. У вилланов проснулось человеческое достоинство. Требования крестьян были следующими:

  • Уничтожение крепостного права
  • Коммутация всех повинностей (замена натуральных повинностей на денежные)
  • Установление единообразной денежной ренты в 4 пенса с акра.

Страной правила корыстолюбивая продажная знать, типичным представителем которой был Джон Гонт, герцог Ланкастер. Ухудшается внешнеполитическая обстановка — последние экспедиции во Францию заканчиваются неудачно, что вызывает дефицит средств в казне. Правительство решается на ввод подушного налога в 3 грота (серебряная монета, равная 4 пенсам), что вызывает возмущение масс. Затянувшаяся война с Францией и введение подушного налога являлись главными причинами восстания 1381 года.

Тайлер возглавляет поход крестьян графства Кент на Лондон, по дороге к ним присоединяются крестьяне из других графств, а также бедняки и городская чернь. Восставшие захватывают Кентербери, а затем и Лондон. Крестьяне берут штурмом Тауэр и убивают лорда-канцлера и архиепископа Кентерберийского Саймона Садбери.

С восставшими, требующими отмены крепостного права, 14 июня 1381 года в Майл-Энде встречается король Ричард II, который обещает выполнение всех требований. На следующий день (15 июня), происходит новая встреча с королём, на поле Смитфилд, у городской стены Лондона, при огромном стечении народа. Теперь восставшие требуют уравнять все сословия в правах и вернуть крестьянам общинные земли. Однако во время встречи Уота Тайлера убивают приближенные короля (мэр Лондона Уильям Уолворт нанёс ему удар кинжалом в шею, один из рыцарей довершил дело, подъехав к Тайлеру сзади и пронзив его мечом). Это вносит смятение и замешательство в ряды восставших, чем и воспользовался Ричард II. Восстание быстро подавляется силами рыцарского ополчения. Несмотря на то, что восстание было подавлено, полного возврата к прежним порядкам не произошло. Стало очевидным, что правящие классы уже не могут относиться к крестьянам без некоторой доли уважения.

Образ в культуре

В 1794 году английский поэт-романтик Роберт Саути написал драму «Уот Тайлер». Данному восстанию посвятил свой главный и наиболее значительный труд русский историк-медиевист академик Д. М. Петрушевский, автор книги «Восстание Уота Тайлера» В 1922 году русский советский писатель Андрей Глоба написал поэму «Уот Тайлер». Английский композитор Алан Буш создал посвященную этим событиям оперу «Уот Тайлер», премьера которой состоялась 6 сентября 1953 года в Лейпцигском государственном оперном театре.

Напишите отзыв о статье "Тайлер, Уот"

Литература

  • Мортон, А. Л. История Англии. М.: Издательство иностранной литературы, 1950. — 462 с.
  • Парнов Е. Под ливнем багряным: Повесть о Уоте Тайлере. М.: Политиздат, 1988. — 447 с. (Серия «Пламенные революционеры»)
  • Андрей Глоба. Уот Тайлер. Поэма. Иллюстрации М. Соломонова Петербург Гос. Изд-во Петербург 1922.- 78 с.
  • Петрушевский Д. М. «Восстание Уота Тайлера». Ч. 1—2, Спб.; М., 1897—1901; М., 1937.
  • [books.google.com/books?id=8HpnAAAAMAAJ&pg=PA9&dq=Life+a+Wat+Tyler&hl=ru&ei=m2P-TP-aHYyVOueGjcMM&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCkQ6AEwAA#v=onepage&q&f=false Life and adventures of Wat Tyler, the good and the brave]. L.: Collins Publishing, 1851.

Отрывок, характеризующий Тайлер, Уот

Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.