Тайский язык

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Тайский язык
Самоназвание:

ภาษาไทย /pʰa:sa:tʰɑj/

Страны:

Таиланд

Официальный статус:

Таиланд

Регулирующая организация:

Королевское общество Таиланда

Общее число говорящих:

60 млн.

Рейтинг:

24

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Тай-кадайская семья

Тайская группа
Юго-западная подгруппа
Письменность:

тайский алфавит

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

таи 645

ISO 639-1:

th

ISO 639-2:

tha

ISO 639-3:

tha

См. также: Проект:Лингвистика

Та́йский язык (ภาษาไทย /pʰa:sa:tʰɑj/, пхаса-тхай) принадлежит к тайской группе тайско-кадайской языковой семьи (согласно другой точке зрения, распространенной, главным образом, в лингвистической среде КНР, относится к сино-тибетской языковой семье).[1] Является официальным языком Таиланда. Число носителей — около 60 миллионов человек.[2]

Тайский язык взаимопонятен с лаосским[3].





Тайский алфавит

Тайский алфавит используется в тайском языке и в языках меньшинств Таиланда. В алфавите 44 согласные буквы, 4 согласные вне основного алфавита (две из которых в настоящее время не используются), по крайней мере, 28 гласных форм и 4 диакритических знака для обозначения тонов. Согласные пишутся горизонтально слева направо, в то время как гласные располагаются сверху, снизу, слева или справа от соответствующего согласного.

В отличие от латиницы или кириллицы в тайском алфавите не различаются строчные и прописные буквы. Пробелы между словами обычно не ставятся; чтение упрощается тем, что большинство тайских слов односложно. Предложения разделяются пробелами.

Существуют особые тайские цифры (ตัวเลขไทย), однако обычно используются индийско-арабские (ตัวเลขอารบิก).

История

Тайский алфавит, видимо, происходит от древнекхмерского письма (อักขระเขมร), которое является южно-брахмическим стилем письменности, называемой «ваттелутту». Ваттелутту была также известна под названием «паллава» таким исследователям, как Джордж Сед. Согласно традиции, алфавит был создан в 1283 году королём Рамакхамхаенгом Великим (พ่อขุนรามคำแหงมหาราช).

Согласные

В тайском алфавите 44 согласных буквы, обозначающих 21 согласный звук. Буквы-дублеты представляют различные согласные из санскрита и пали, одинаково произносимые в тайском. Их продолжающееся использование объясняется наличием заимствованных слов с разным значением, которые в тайском являются омофонами. Согласные подразделяются на три класса: нижние, средние и высокие; каждый определяет тон следующего гласного. Кроме этих 44 согласных, существует ещё четыре символа, обозначающих сочетания согласный + гласный.

В помощь изучению, каждый согласный традиционно ассоциируется с тайским словом, которое или начинается с такого же звука, или содержит его. Например, название буквы «ข» — «kho khai» (ข ไข่), в котором «kho» — звук, её представляющий и «khai» (ไข่) — слово, которое начинается с такого же звука и означает «яйцо».

Два согласных («kho khuat» и «kho khon») более не употребляются в тайском. Говорят, что когда Эдвином Хантером Макфарландом в 1892 году была изобретена первая тайская печатная машинка, просто не хватило места для всех знаков, поэтому эти две буквы были выброшены[4]. Эквиваленты записи латиницей представлены в таблице ниже. Многие согласные произносятся различно в начале и в конце слога. В колонки внесены инициальные и финальные значения произношения таких согласных в соответствующих позициях в слоге. Там, где сочетание согласных завершает письменный слог, произносится только первый; согласные звуки, возможные в конце слога — ‘k’, ‘m’, ‘n’, ‘ng’, ‘p’ и ‘t’.

Несмотря на то, что Королевским Тайским институтом утверждён официальный стандарт записи латиницей, многие издания используют различные системы романизации. В повседневной практике сбивающее с толку многообразие используемых систем латинской транскрипции усложняет определение произношения слова и создают путаницу при чтении, например, карт и дорожных указателей. Более точная информация представлена в данном эквиваленте Международного фонетического алфавита.

Символ Название Королевская Транскрипция МФА Класс
Инициаль Финаль Инициаль Финаль Класс
ko kai (курица) k k k k M
kho khai (яйцо) kh k k H
kho khuat (бутылка) [устар.] kh k k H
kho khwai (буйвол) kh k k L
kho khon (человек) [устар.] kh k k L
kho ra-khang (колокол) kh k k L
ngo ngu (змея) ng ng ŋ ŋ L
jo jan (тарелка) j t t M
cho ching (цимбалы) ch  — tɕʰ  — H
cho chang (слон) ch t tɕʰ t L
so so (цепь) s t s t L
cho ka-choe (дерево) [устар.] ch  — tɕʰ  — L
yo ying (женщина) y n j n L
do cha-da (корона) d t d t M
to pa-tak (тесак) t t t t M
tho than (база, подставка) th t t H
tho montho (жена якшаса [мифолог.]) th t t L
tho phu-thao (старец) th t t L
no nen (монах-самманера) n n n n L
do dek (ребенок) d t d t M
to tao (черепаха) t t t t M
tho thung (мешок) th t t H
tho tha-han (воин) th t t L
tho thong (знамя) th t t L
no nu (мышь) n n n n L
bo bai-mai (лист) b p b p M
po plaa (рыба) p p p p M
pho phueng (пчела) ph  —  — H
fo fa (крышка) f  — f  — H
pho phan (поднос) ph p p L
fo fan (зубы) f p f p L
pho samphao (парусная шлюпка) ph p p L
mo ma (лошадь) m m m m L
yo yak (якшас) y y j j L
ro ruea (лодка, корабль) r n r n L
ro rue * rue  —  — -
ฤๅ ro rue * rue  — rɯː  — -
lo ling (обезьяна) l n l n L
lo lue [устар.] * lue  —  — -
ฦๅ lo lue [устар.] * lue  — lɯː  — -
wo waen (кольцо) w w w w L
so sa-la (шатер) s t s t H
so rue-si (отшельник) s t s t H
so suea (тигр) s t s t H
ho hip (ящик) h  — h  — H
lo ju-la (разновидность воздушного змея) l n l n L
o ang (чаша) **  — ʔ  — M
ho nok-huk (сова) h  — h  — L

Гласные

Тайские гласные звуки и дифтонги записываются сочетанием гласных символов, согласных и сочетаний гласных символов. Каждый гласный находится в его определённой позиции относительно инициального согласного (обозначаемого чертой «-»), а иногда также финального согласного (вторая черта). Важно, что гласные могут быть сверху, снизу, справа и слева от согласного или сочетаниями этих мест. Если гласный имеет части перед и после инициального согласного и слог заканчивается кластером согласных, разделение будет проходить по всему кластеру.

Произношение обозначается Международным фонетическим алфавитом и системой записи латиницей согласно Королевскому Тайскому институту, а также несколькими часто встречающимися вариантами систем романизации. Дан наиболее приближённый эквивалент — северо-восточный американский английский.

Символ Название МФА Королевская Варианты Русский эквивалент
 — a (в открытом слоге) a a u а
 — — o (в закрытом слоге) o o о
-รร- ro han * ɑ a u задненёбный а
-ว- wo waen * ua ua uar уа
-วย sara uai uɛj uai уай
-อ sara o ɔː o or, aw, ow оо
-อย sara oi ɔːj oi oy оой
-ะ sara a a u ак
-ั — mai han-akat ɑ a u а
-ัย sara ai ɑj ai ай
-ัว sara ua ua ua ewer уа
-ัวะ sara ua uaʔ ua ewer уак
-า sara a a ar, aa аа
-าย sara ai aːj ai aai, aay аай
-าว sara ao aːw ao аау
-ำ sara am ɑm am um ам
-ิ sara i i i и
-ิว sara iu iw iu иу
-ี sara i i ee, ii, y ии
-ึ sara ue ɯ ue eu, uh ы
-ื sara ue ɯː ue eu ыы
-ุ sara u u u oo у
-ู sara u u oo, uu уу
เ- sara e e ay, a, ae, ai ээ
เ-็ — sara e e e э
เ-ะ sara e e eh эк
เ-ย sara oei ɤːj oei ээй
เ-อ sara oe ɤː oe ur, eu, u ээ
เ-อะ sara oe ɤʔ oe eu, u эк
เ-ิ — sara oe ɤ oe eu, u э
เ-ว sara eo eːw eo eu, u ээу
เ-า sara ao aw ao aw, ow ау
เ-าะ sara o ɔʔ o orh, oh, or ок
เ-ีย sara ia iːa ia ear, ere ииа
เ-ียะ sara ia iaʔ ia iah, ear иак
เ-ียว sara iao io iao iow ио
เ-ือ sara uea ɯːa uea eua, ua ыыа
เ-ือะ sara uea ɯaʔ uea eua, ua ыак
แ- sara ae ɛː ae a, e ээ
แ-ะ sara ae ɛʔ ae aeh, a эк
แ-็ — sara ae ɛ ae aeh, a э
แ-ว sara aeo ɛːw aeo eo ээу
โ- sara o o or, oh оо
โ-ะ sara o o oh ок
ใ- sara ai mai muan ɑj ai ay, y ай
ไ- sara ai mai malai ɑj ai ay, y ай

Диакритические знаки

Каждое обозначение находится в определённой позиции относительно согласного «kor kai». Названия тонов происходят от числительных «один», «два», «три», и «четыре» в индийском языке.

Символ Название Значение
ก่ mai ek обозначение первого тона
ก้ mai tho обозначение второго тона
ก๊ mai tri обозначение третьего тона
ก๋ mai jat-ta-wa обозначение четвёртого тона
ก็ mai tai-khu сокращает гласный
ก์ mai thantakhat, ga-ran обозначает тихую букву

Другие символы

Символ Название Значение
pai-yan noi предыдущее слово сокращено
ฯลฯ pai-yan yai и т. д.
mai ya-mok предыдущее слово или фраза повторяется

Фонология

Тайский язык имеет тональную систему. Правильность произнесения тона определяется классовой принадлежностью буквы по траянгу и тоновыми диакритическими знаками ваннаюк.

Грамматика

Типологически тайский — изолирующий язык. Порядок слов: подлежащее — сказуемое — дополнение (подлежащее может опускаться). В языке 7 частей речи.

Прилагательные и наречия

Нет морфологической разницы между прилагательными и наречиями, то есть в большинстве случаев в обоих случаях используется одно и то же слово. Определение следует за определяемым словом, которым может быть существительное, глагол или даже другое прилагательное или наречие. Интенсивность признака выражается удвоением определяющего слова, со значением «очень» (при этом первое из удвоенных слов произносится на более высоком тоне) или «весьма» (оба слова произносятся с одинаковой тональностью).

  • คนอ้วน (khon uan, IPA: kʰon ʔuan) толстый человек
  • คนอ้วนๆ (khon uan uan, IPA: kʰon ʔuan ʔuan) очень/весьма толстый человек
  • คนที่อ้วนเร็วมาก (khon thi uan reo mak) человек, который быстро стал/становится толстым
  • คนที่อ้วนเร็วมากๆ (khon thi uan reo mak mak) человек, который очень быстро стал/становится толстым

Сравнительная степень образуется при помощи конструкции «A X กว่า B» (kwa, IPA: kwaː), A — более X чем B; конструкция превосходной степени — «A X ที่สุด» (thi sut, IPA: tʰiːsut), A наиболее X.

  • เขาอ้วนกว่าฉัน (khao uan kwa chan) Он/она толще меня.
  • เขาอ้วนที่สุด (khao uan thi sut) Он/она толще всех.

Прилагательные могут также использоваться в качестве сказуемых, имеются служебные слова для обозначения времени.

  • ฉันหิว (chan hiu) (жен.) Я голодная.
  • ฉันจะหิว (chan cha hiu) (жен.) Я буду голодной.
  • ฉันกำลังหิว (chan kamlang hiu) (жен.) Я становлюсь голодной. / Я голодна прямо сейчас.
  • ฉันหิวแล้ว (chan hiu laeo) (жен.) Я уже голодна. / Я уже была голодной.
  • Примечание ฉันหิวแล้ว больше соответствует «Я голоден прямо сейчас» так как слово แล้ว(laeo), используемое для обозначения прошедшего времени, иногда используется для благозвучия без значения, как например в предложении แล้วเธอจะไปไหน(laeo thoe cha pai nai): Куда ты пойдешь?, แล้ว не обозначает здесь прошедшего времени.

Глаголы

Глаголы не изменяются по числам и лицам, для обозначения времени, залога, наклонения, отрицания используются служебные слова. Удвоение глагола имеет значение увеличенной интенсивности действия.

Время глагола образуется следующим образом.

Настоящее (продолженное) время передается служебным словом กำลัง (gamlang, IPA: gamlaŋ, сейчас) перед глаголом, обозначающим происходящее действие, при помощи อยู่ (yu, IPA: juː) после глагола, или с использованием обоих слов. Пример:
  • เขากำลังวิ่ง (khao gamlang wing, IPA: kʰǎw gamlaŋ wiŋ), или
  • เขาวิ่งอยู่ (khao wing yu, IPA: kʰǎw wiŋ juː), или
  • เขากำลังวิ่งอยู่ (khao gamlang wing yu, IPA: kʰǎw gamlaŋ wiŋ juː), Он бежит.
Будущее время обозначается จะ (ja, IPA: tɕaʔ, will) перед глаголом. К примеру:
  • เขาจะวิ่ง (khao ja wing, IPA: kʰǎw tɕaʔ wiŋ), Он побежит или Он будет бежать
Прошедшее время обозначается ได้ (dai, IPA: daːj) перед глаголом. При этом, แล้ว (laeo, IPA2:lɛːw, уже) чаще используется для обозначения прошедшего времени следуя за глаголом. Иногда и ได้ и แล้ว используются совместно для обозначения прошедшего времени, то есть в конструкции: Подлежащее + ได้ + Сказуемое + แล้ว. Например:
  • เขาได้กิน (khao dai gin, IPA: kʰǎw daːj gin), Он ел
  • เขากินแล้ว (khao gin laeo, IPA: kʰǎw gin lɛːw, Он уже поел
  • เขาได้กินแล้ว (khao dai gin laeo, IPA: kʰǎw daːj gin lɛːw), Он уже поел

Отрицание обозначается добавлением ไม่ (mai, не) перед глаголом.

  • เขาไม่ตี, (khao mai ti) Он не бьёт.

Существительные и местоимения

Существительные не изменяются по падежам и не имеют родов. Артикли отсутствуют.

Для обозначения множественности используют:

  • Удвоение: เด็ก (dek, ребёнок) --> เด็กๆ (dek dek, дети)
  • Служебное слово พวก (phuak, IPA: pʰûak), используется для присвоения категории множественности или акцентирования: พวกผม — phuak phom, IPA: pʰûak pʰǒm, мы (мужчины); พวกเรา — phuak rao, IPA: pʰûak raw, мы (акцентированно); พวกหมา — phuak ma, собаки
  • Счётные слова (см. лаксананам) — классификаторы, чаще для указания количества предметов (аналогичные имеются в японском и китайском языках): ครูห้าคน — пять учителей (дословно «учитель пять человек»). Подобие счетных суффиксов есть в русском языке: две бутылки вина, пять чашек кофе, однако в отличие от русского языка существительное, определяемое некоторым количеством, стоит в неизменно словарной форме.

Личные местоимения (см. кхамсапханам) часто опускаются в разговоре, в то время как уменьшительные имена используются довольно часто. Имеется несколько специализированных местоимений в королевском и древнем тайских языках. Ниже представлен перечень местоимений, использующихся в разговорной речи:

Слово RTGS IPA Значение
ผม phom [pʰǒm] я (мужчина; официально)
ดิฉัน dichan [dìːtɕʰán] я (женщина, официально)
ฉัน chan [tɕʰǎn] я (мужчина или женщина, официально)
คุณ khun [kʰun] Вы (вежливо)
ท่าน than [tʰâːn] Вы (вежливо к лицу высокого статуса)
เธอ thoe [tʰɤː] ты, она (неофициально)
เรา rao [raw] мы, я (неформально)
เขา khao [kʰǎw] он, она
มัน man [mɑn] оно
พวกเขา phuak khao [pʰûak kʰǎw] они
พี่ phi [pʰîː] старший брат, сестра (используется часто для обозначения старших двоюродных братьев и сестр и не-родственников)
น้อง nong [nɔːŋ] младший брат, сестра (используется часто для обозначения младших двоюродных братьев и сестр и не-родственников)
ลูกพี่ ลูกน้อง luk phi luk nong [luːk pʰiː luːk nɔːŋ] двоюродный брат, сестра

Концевые частицы

Концевые частицы — часто непереводимые части речи, добавляемые в конце предложения для обозначения почтения, просьбы, воодушевления или настроения говорящего, что в русском языке обычно передается интонацией голоса. Не используются в письменной речи. Многие концевые частицы выражают уважение, такие как ครับ (khrap, kʰráp, с высоким тоном) для мужчин, и ค่ะ (kha, [kʰâ], с нисходящим тоном) для женщин.

Другие концевые частицы:

Слово RTGS IPA Значение
จ๊ะ ja [tɕaʔ] просьба
จ้ะ, จ้า или จ๋า ja [tɕaː] акцент
ละ или ล่ะ la [laʔ] акцент
สิ si [siʔ] акцент или повеление
นะ na [naʔ] мягкая просьба

См. также

Напишите отзыв о статье "Тайский язык"

Примечания

  1. Морев Л.Н. [www.philology.ru/linguistics4/morev-02.htm "Тайские языки с позиции китайских лингвистов"], Китайское языкознание: Изолирующие языки: ХI международная конференция: Материалы. - М., 2002. - с. 180-86. Retrieved 2016-07-03.
  2. Victor, Karl. [isaanrecord.com/2015/09/02/guest-editorial-thai-has-the-highest-percentage-of-second-language-speakers-among-major-languages "Thai has the highest percentage of second-language speakers among major languages"] 2015-02-09. Retrieved 2016-07-03.
  3. [ccat.sas.upenn.edu/~haroldfs/messeas/node3.html Ausbau and Abstand languages]. Ccat.sas.upenn.edu (20 января 1995). Проверено 8 июля 2012. [www.webcitation.org/6BTVRuXI2 Архивировано из первоисточника 17 октября 2012].
  4. [www.talkingmachine.org/smithpremierorigin.html The origins of the Thai typewriter](недоступная ссылка — история). Проверено 20 февраля 2008. [web.archive.org/20020629074056/www.talkingmachine.org/smithpremierorigin.html Архивировано из первоисточника 29 июня 2002].

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на тайском языке
«หน้าหลัก»

В Викисловаре список слов тайского языка содержится в категории «Тайский язык»

Отрывок, характеризующий Тайский язык

– Да, я не отдам Москвы, не дав сражения.
Думал ли Кутузов совершенно о другом, говоря эти слова, или нарочно, зная их бессмысленность, сказал их, но граф Растопчин ничего не ответил и поспешно отошел от Кутузова. И странное дело! Главнокомандующий Москвы, гордый граф Растопчин, взяв в руки нагайку, подошел к мосту и стал с криком разгонять столпившиеся повозки.


В четвертом часу пополудни войска Мюрата вступали в Москву. Впереди ехал отряд виртембергских гусар, позади верхом, с большой свитой, ехал сам неаполитанский король.
Около середины Арбата, близ Николы Явленного, Мюрат остановился, ожидая известия от передового отряда о том, в каком положении находилась городская крепость «le Kremlin».
Вокруг Мюрата собралась небольшая кучка людей из остававшихся в Москве жителей. Все с робким недоумением смотрели на странного, изукрашенного перьями и золотом длинноволосого начальника.
– Что ж, это сам, что ли, царь ихний? Ничево! – слышались тихие голоса.
Переводчик подъехал к кучке народа.
– Шапку то сними… шапку то, – заговорили в толпе, обращаясь друг к другу. Переводчик обратился к одному старому дворнику и спросил, далеко ли до Кремля? Дворник, прислушиваясь с недоумением к чуждому ему польскому акценту и не признавая звуков говора переводчика за русскую речь, не понимал, что ему говорили, и прятался за других.
Мюрат подвинулся к переводчику в велел спросить, где русские войска. Один из русских людей понял, чего у него спрашивали, и несколько голосов вдруг стали отвечать переводчику. Французский офицер из передового отряда подъехал к Мюрату и доложил, что ворота в крепость заделаны и что, вероятно, там засада.
– Хорошо, – сказал Мюрат и, обратившись к одному из господ своей свиты, приказал выдвинуть четыре легких орудия и обстрелять ворота.
Артиллерия на рысях выехала из за колонны, шедшей за Мюратом, и поехала по Арбату. Спустившись до конца Вздвиженки, артиллерия остановилась и выстроилась на площади. Несколько французских офицеров распоряжались пушками, расстанавливая их, и смотрели в Кремль в зрительную трубу.
В Кремле раздавался благовест к вечерне, и этот звон смущал французов. Они предполагали, что это был призыв к оружию. Несколько человек пехотных солдат побежали к Кутафьевским воротам. В воротах лежали бревна и тесовые щиты. Два ружейные выстрела раздались из под ворот, как только офицер с командой стал подбегать к ним. Генерал, стоявший у пушек, крикнул офицеру командные слова, и офицер с солдатами побежал назад.
Послышалось еще три выстрела из ворот.
Один выстрел задел в ногу французского солдата, и странный крик немногих голосов послышался из за щитов. На лицах французского генерала, офицеров и солдат одновременно, как по команде, прежнее выражение веселости и спокойствия заменилось упорным, сосредоточенным выражением готовности на борьбу и страдания. Для них всех, начиная от маршала и до последнего солдата, это место не было Вздвиженка, Моховая, Кутафья и Троицкие ворота, а это была новая местность нового поля, вероятно, кровопролитного сражения. И все приготовились к этому сражению. Крики из ворот затихли. Орудия были выдвинуты. Артиллеристы сдули нагоревшие пальники. Офицер скомандовал «feu!» [пали!], и два свистящие звука жестянок раздались один за другим. Картечные пули затрещали по камню ворот, бревнам и щитам; и два облака дыма заколебались на площади.
Несколько мгновений после того, как затихли перекаты выстрелов по каменному Кремлю, странный звук послышался над головами французов. Огромная стая галок поднялась над стенами и, каркая и шумя тысячами крыл, закружилась в воздухе. Вместе с этим звуком раздался человеческий одинокий крик в воротах, и из за дыма появилась фигура человека без шапки, в кафтане. Держа ружье, он целился во французов. Feu! – повторил артиллерийский офицер, и в одно и то же время раздались один ружейный и два орудийных выстрела. Дым опять закрыл ворота.
За щитами больше ничего не шевелилось, и пехотные французские солдаты с офицерами пошли к воротам. В воротах лежало три раненых и четыре убитых человека. Два человека в кафтанах убегали низом, вдоль стен, к Знаменке.
– Enlevez moi ca, [Уберите это,] – сказал офицер, указывая на бревна и трупы; и французы, добив раненых, перебросили трупы вниз за ограду. Кто были эти люди, никто не знал. «Enlevez moi ca», – сказано только про них, и их выбросили и прибрали потом, чтобы они не воняли. Один Тьер посвятил их памяти несколько красноречивых строк: «Ces miserables avaient envahi la citadelle sacree, s'etaient empares des fusils de l'arsenal, et tiraient (ces miserables) sur les Francais. On en sabra quelques'uns et on purgea le Kremlin de leur presence. [Эти несчастные наполнили священную крепость, овладели ружьями арсенала и стреляли во французов. Некоторых из них порубили саблями, и очистили Кремль от их присутствия.]
Мюрату было доложено, что путь расчищен. Французы вошли в ворота и стали размещаться лагерем на Сенатской площади. Солдаты выкидывали стулья из окон сената на площадь и раскладывали огни.
Другие отряды проходили через Кремль и размещались по Маросейке, Лубянке, Покровке. Третьи размещались по Вздвиженке, Знаменке, Никольской, Тверской. Везде, не находя хозяев, французы размещались не как в городе на квартирах, а как в лагере, который расположен в городе.
Хотя и оборванные, голодные, измученные и уменьшенные до 1/3 части своей прежней численности, французские солдаты вступили в Москву еще в стройном порядке. Это было измученное, истощенное, но еще боевое и грозное войско. Но это было войско только до той минуты, пока солдаты этого войска не разошлись по квартирам. Как только люди полков стали расходиться по пустым и богатым домам, так навсегда уничтожалось войско и образовались не жители и не солдаты, а что то среднее, называемое мародерами. Когда, через пять недель, те же самые люди вышли из Москвы, они уже не составляли более войска. Это была толпа мародеров, из которых каждый вез или нес с собой кучу вещей, которые ему казались ценны и нужны. Цель каждого из этих людей при выходе из Москвы не состояла, как прежде, в том, чтобы завоевать, а только в том, чтобы удержать приобретенное. Подобно той обезьяне, которая, запустив руку в узкое горло кувшина и захватив горсть орехов, не разжимает кулака, чтобы не потерять схваченного, и этим губит себя, французы, при выходе из Москвы, очевидно, должны были погибнуть вследствие того, что они тащили с собой награбленное, но бросить это награбленное им было так же невозможно, как невозможно обезьяне разжать горсть с орехами. Через десять минут после вступления каждого французского полка в какой нибудь квартал Москвы, не оставалось ни одного солдата и офицера. В окнах домов видны были люди в шинелях и штиблетах, смеясь прохаживающиеся по комнатам; в погребах, в подвалах такие же люди хозяйничали с провизией; на дворах такие же люди отпирали или отбивали ворота сараев и конюшен; в кухнях раскладывали огни, с засученными руками пекли, месили и варили, пугали, смешили и ласкали женщин и детей. И этих людей везде, и по лавкам и по домам, было много; но войска уже не было.
В тот же день приказ за приказом отдавались французскими начальниками о том, чтобы запретить войскам расходиться по городу, строго запретить насилия жителей и мародерство, о том, чтобы нынче же вечером сделать общую перекличку; но, несмотря ни на какие меры. люди, прежде составлявшие войско, расплывались по богатому, обильному удобствами и запасами, пустому городу. Как голодное стадо идет в куче по голому полю, но тотчас же неудержимо разбредается, как только нападает на богатые пастбища, так же неудержимо разбредалось и войско по богатому городу.
Жителей в Москве не было, и солдаты, как вода в песок, всачивались в нее и неудержимой звездой расплывались во все стороны от Кремля, в который они вошли прежде всего. Солдаты кавалеристы, входя в оставленный со всем добром купеческий дом и находя стойла не только для своих лошадей, но и лишние, все таки шли рядом занимать другой дом, который им казался лучше. Многие занимали несколько домов, надписывая мелом, кем он занят, и спорили и даже дрались с другими командами. Не успев поместиться еще, солдаты бежали на улицу осматривать город и, по слуху о том, что все брошено, стремились туда, где можно было забрать даром ценные вещи. Начальники ходили останавливать солдат и сами вовлекались невольно в те же действия. В Каретном ряду оставались лавки с экипажами, и генералы толпились там, выбирая себе коляски и кареты. Остававшиеся жители приглашали к себе начальников, надеясь тем обеспечиться от грабежа. Богатств было пропасть, и конца им не видно было; везде, кругом того места, которое заняли французы, были еще неизведанные, незанятые места, в которых, как казалось французам, было еще больше богатств. И Москва все дальше и дальше всасывала их в себя. Точно, как вследствие того, что нальется вода на сухую землю, исчезает вода и сухая земля; точно так же вследствие того, что голодное войско вошло в обильный, пустой город, уничтожилось войско, и уничтожился обильный город; и сделалась грязь, сделались пожары и мародерство.

Французы приписывали пожар Москвы au patriotisme feroce de Rastopchine [дикому патриотизму Растопчина]; русские – изуверству французов. В сущности же, причин пожара Москвы в том смысле, чтобы отнести пожар этот на ответственность одного или несколько лиц, таких причин не было и не могло быть. Москва сгорела вследствие того, что она была поставлена в такие условия, при которых всякий деревянный город должен сгореть, независимо от того, имеются ли или не имеются в городе сто тридцать плохих пожарных труб. Москва должна была сгореть вследствие того, что из нее выехали жители, и так же неизбежно, как должна загореться куча стружек, на которую в продолжение нескольких дней будут сыпаться искры огня. Деревянный город, в котором при жителях владельцах домов и при полиции бывают летом почти каждый день пожары, не может не сгореть, когда в нем нет жителей, а живут войска, курящие трубки, раскладывающие костры на Сенатской площади из сенатских стульев и варящие себе есть два раза в день. Стоит в мирное время войскам расположиться на квартирах по деревням в известной местности, и количество пожаров в этой местности тотчас увеличивается. В какой же степени должна увеличиться вероятность пожаров в пустом деревянном городе, в котором расположится чужое войско? Le patriotisme feroce de Rastopchine и изуверство французов тут ни в чем не виноваты. Москва загорелась от трубок, от кухонь, от костров, от неряшливости неприятельских солдат, жителей – не хозяев домов. Ежели и были поджоги (что весьма сомнительно, потому что поджигать никому не было никакой причины, а, во всяком случае, хлопотливо и опасно), то поджоги нельзя принять за причину, так как без поджогов было бы то же самое.
Как ни лестно было французам обвинять зверство Растопчина и русским обвинять злодея Бонапарта или потом влагать героический факел в руки своего народа, нельзя не видеть, что такой непосредственной причины пожара не могло быть, потому что Москва должна была сгореть, как должна сгореть каждая деревня, фабрика, всякий дом, из которого выйдут хозяева и в который пустят хозяйничать и варить себе кашу чужих людей. Москва сожжена жителями, это правда; но не теми жителями, которые оставались в ней, а теми, которые выехали из нее. Москва, занятая неприятелем, не осталась цела, как Берлин, Вена и другие города, только вследствие того, что жители ее не подносили хлеба соли и ключей французам, а выехали из нее.


Расходившееся звездой по Москве всачивание французов в день 2 го сентября достигло квартала, в котором жил теперь Пьер, только к вечеру.
Пьер находился после двух последних, уединенно и необычайно проведенных дней в состоянии, близком к сумасшествию. Всем существом его овладела одна неотвязная мысль. Он сам не знал, как и когда, но мысль эта овладела им теперь так, что он ничего не помнил из прошедшего, ничего не понимал из настоящего; и все, что он видел и слышал, происходило перед ним как во сне.
Пьер ушел из своего дома только для того, чтобы избавиться от сложной путаницы требований жизни, охватившей его, и которую он, в тогдашнем состоянии, но в силах был распутать. Он поехал на квартиру Иосифа Алексеевича под предлогом разбора книг и бумаг покойного только потому, что он искал успокоения от жизненной тревоги, – а с воспоминанием об Иосифе Алексеевиче связывался в его душе мир вечных, спокойных и торжественных мыслей, совершенно противоположных тревожной путанице, в которую он чувствовал себя втягиваемым. Он искал тихого убежища и действительно нашел его в кабинете Иосифа Алексеевича. Когда он, в мертвой тишине кабинета, сел, облокотившись на руки, над запыленным письменным столом покойника, в его воображении спокойно и значительно, одно за другим, стали представляться воспоминания последних дней, в особенности Бородинского сражения и того неопределимого для него ощущения своей ничтожности и лживости в сравнении с правдой, простотой и силой того разряда людей, которые отпечатались у него в душе под названием они. Когда Герасим разбудил его от его задумчивости, Пьеру пришла мысль о том, что он примет участие в предполагаемой – как он знал – народной защите Москвы. И с этой целью он тотчас же попросил Герасима достать ему кафтан и пистолет и объявил ему свое намерение, скрывая свое имя, остаться в доме Иосифа Алексеевича. Потом, в продолжение первого уединенно и праздно проведенного дня (Пьер несколько раз пытался и не мог остановить своего внимания на масонских рукописях), ему несколько раз смутно представлялось и прежде приходившая мысль о кабалистическом значении своего имени в связи с именем Бонапарта; но мысль эта о том, что ему, l'Russe Besuhof, предназначено положить предел власти зверя, приходила ему еще только как одно из мечтаний, которые беспричинно и бесследно пробегают в воображении.
Когда, купив кафтан (с целью только участвовать в народной защите Москвы), Пьер встретил Ростовых и Наташа сказала ему: «Вы остаетесь? Ах, как это хорошо!» – в голове его мелькнула мысль, что действительно хорошо бы было, даже ежели бы и взяли Москву, ему остаться в ней и исполнить то, что ему предопределено.
На другой день он, с одною мыслию не жалеть себя и не отставать ни в чем от них, ходил с народом за Трехгорную заставу. Но когда он вернулся домой, убедившись, что Москву защищать не будут, он вдруг почувствовал, что то, что ему прежде представлялось только возможностью, теперь сделалось необходимостью и неизбежностью. Он должен был, скрывая свое имя, остаться в Москве, встретить Наполеона и убить его с тем, чтобы или погибнуть, или прекратить несчастье всей Европы, происходившее, по мнению Пьера, от одного Наполеона.
Пьер знал все подробности покушении немецкого студента на жизнь Бонапарта в Вене в 1809 м году и знал то, что студент этот был расстрелян. И та опасность, которой он подвергал свою жизнь при исполнении своего намерения, еще сильнее возбуждала его.
Два одинаково сильные чувства неотразимо привлекали Пьера к его намерению. Первое было чувство потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастия, то чувство, вследствие которого он 25 го поехал в Можайск и заехал в самый пыл сражения, теперь убежал из своего дома и, вместо привычной роскоши и удобств жизни, спал, не раздеваясь, на жестком диване и ел одну пищу с Герасимом; другое – было то неопределенное, исключительно русское чувство презрения ко всему условному, искусственному, человеческому, ко всему тому, что считается большинством людей высшим благом мира. В первый раз Пьер испытал это странное и обаятельное чувство в Слободском дворце, когда он вдруг почувствовал, что и богатство, и власть, и жизнь, все, что с таким старанием устроивают и берегут люди, – все это ежели и стоит чего нибудь, то только по тому наслаждению, с которым все это можно бросить.
Это было то чувство, вследствие которого охотник рекрут пропивает последнюю копейку, запивший человек перебивает зеркала и стекла без всякой видимой причины и зная, что это будет стоить ему его последних денег; то чувство, вследствие которого человек, совершая (в пошлом смысле) безумные дела, как бы пробует свою личную власть и силу, заявляя присутствие высшего, стоящего вне человеческих условий, суда над жизнью.
С самого того дня, как Пьер в первый раз испытал это чувство в Слободском дворце, он непрестанно находился под его влиянием, но теперь только нашел ему полное удовлетворение. Кроме того, в настоящую минуту Пьера поддерживало в его намерении и лишало возможности отречься от него то, что уже было им сделано на этом пути. И его бегство из дома, и его кафтан, и пистолет, и его заявление Ростовым, что он остается в Москве, – все потеряло бы не только смысл, но все это было бы презренно и смешно (к чему Пьер был чувствителен), ежели бы он после всего этого, так же как и другие, уехал из Москвы.
Физическое состояние Пьера, как и всегда это бывает, совпадало с нравственным. Непривычная грубая пища, водка, которую он пил эти дни, отсутствие вина и сигар, грязное, неперемененное белье, наполовину бессонные две ночи, проведенные на коротком диване без постели, – все это поддерживало Пьера в состоянии раздражения, близком к помешательству.

Был уже второй час после полудня. Французы уже вступили в Москву. Пьер знал это, но, вместо того чтобы действовать, он думал только о своем предприятии, перебирая все его малейшие будущие подробности. Пьер в своих мечтаниях не представлял себе живо ни самого процесса нанесения удара, ни смерти Наполеона, но с необыкновенною яркостью и с грустным наслаждением представлял себе свою погибель и свое геройское мужество.
«Да, один за всех, я должен совершить или погибнуть! – думал он. – Да, я подойду… и потом вдруг… Пистолетом или кинжалом? – думал Пьер. – Впрочем, все равно. Не я, а рука провидения казнит тебя, скажу я (думал Пьер слова, которые он произнесет, убивая Наполеона). Ну что ж, берите, казните меня», – говорил дальше сам себе Пьер, с грустным, но твердым выражением на лице, опуская голову.