Тактические построения в футболе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Тактическое построение в футболе, тактическая схема — определённая расстановка футболистов и их поведение во время игры с целью выполнения задач, установленных тренером. По стартовой позиции определённого игрока можно определить его главные задачи в матче.





Нотация

Цифры означают количество игроков каждой линии, считая от вратаря. Первую (постоянную) линию — вратаря — в схемах обычно не упоминают. В случае трех цифр они обозначают, соответственно, количество защитников, полузащитников и нападающих. Например: 4-5-1 — четыре защитника, пять полузащитников, один нападающий. Большее число цифр означает дополнительные линии наряду с этими тремя; отнесение роли их игроков к тому или другому классу индивидуально для каждой схемы.

История развития тактических схем

В 1863 году в Англии футбол отделился от регби, и были утверждены первые футбольные правила. В то время матчи проходили на очень низком уровне. Из одиннадцати игроков только вратарь и один защитник защищали собственные ворота, а остальные девять игроков толпились около ворот противника и пытались забить гол. Такое неравномерное деление не могло быть планомерным и тактически грамотным — нападающие полностью контролировали большую часть поля. В помощь защитнику в середину поля отошло два полузащитника. Они принимали участие в защите ворот, а во время атак не шли слишком близко к воротам соперника. О таком примитивном позиционировании уже можно было сказать: «тактическая схема». Формально её можно было назвать «1-2-7» (защитник, два полузащитника и семь нападающих).

Систему 1-2-7 применяла сборная Англии в начале 1870-х годов в матчах против шотландцев. Шотландия использовала на одного защитника больше — 2-2-6 — и выиграла. Со временем побеждённые переняли эту новинку.

Классические построения

Схема 2-3-5 («пирамида»)

В 1883 году команда Кембриджского университета вышла на игру с двумя защитниками и тремя полузащитниками, перед которыми играло пять форвардов (2-3-5). Крайние полузащитники во время обороны следили за флангами, а средний играл ближе к нападению и часто становился одним из самых результативных игроков (например, Дьёрдь Шароши). В этой схеме средний нападающий оттягивался немного назад, создавая простор для фланговых игроков. Такую схему и применяли большинство ведущих команд в начале XX века (до 1930-х годов).

Основные вариации:

Итальянская система

Отличалась особой ролью полусредних нападающих («инсайдов») — сразу после потери мяча они атаковали футболистов противника, становясь вместе с полузащитниками своеобразными «волнорезами» на дороге противника. Три форварда играли на острие: два крайних и центральный. Как правило, это были быстрые, жёсткие игроки с сильным и точным ударом (Сильвио Пиола, Раймундо Орси).

Австрийская система

Её разработали в 30-х годах. Основа совпадала с классической «пирамидальной». В обороне наибольшее внимание уделяли внутренней зоне перед своими воротами и густо заставляли её игроками. Эта система была рассчитана на атаку — кроме пяти нападающих, для создания численного преимущества в нападение шли один-два полузащитника. Таким образом можно было долгое время держать ворота противника в осаде. При свободной игре такое позиционирование практически идеально. Но из-за несовершенства системы во время быстрого перехода от атаки к обороне защитники имели серьёзные проблемы. Окончательно австрийцы отказались от такой расстановки только после чемпионата мира 1954 года.

Швейцарская система («замо́к»)

Швейцарские тренеры, понимая слабость национального футбола, старались расставить защитников как можно надёжнее. Главная идея системы «замок» — задний защитник. Он стоял позади линии четырёх игроков обороны и атаковал каждого, кто прорывался через первый эшелон защиты. Швейцарская система не сбалансирована, поскольку опирается только на защиту. Команде тяжело было играть на результат с такой расстановкой. В то же время это был важный шаг к совершенствованию игры в защите — швейцарцы показали умения соединять и персональную опеку, и зонную оборону.

Схема с тремя защитниками — 3-2-5 («W-M», либо «дубль-вэ»)

В 1925 году ФИФА изменила правило про положение «вне игры»: теперь игрок не был «вне игры», если в момент передачи (на него) перед ним стояло как минимум два футболиста (то есть, в большинстве случаев — вратарь и один полевой игрок). До этого правило предусматривало трёх игроков. Защитники легко прерывали атаки противника — даже если вратарь и защитник стояли около самих ворот, другой защитник выбегал чуть ли не в центр поля и вся территория между ними была зоной офсайда. С 1925 года нападающие получили большую свободу действия по всей ширине поля. Одним пасом форварду можно было вывести его на опасную позицию как справа, так и слева. Два защитника уже не могли контролировать всю ширину поля. Нужно было оттянуть назад дополнительного игрока. После долгих экспериментов основные принципы игры с тремя защитниками сформулировал тренер «Арсенала» Герберт Чепмен. Благодаря эффективным нововведениям «Арсенал» за восемь лет пять раз выиграл чемпионат и дважды Кубок Англии. В связи со своеобразным расположением футболистов схему начали называть «дубль-вэ» или «дубль-вэ эм».

Задачи игроков в системе 3-2-5:

  • 3 защитника. Правый защитник покрывает левого крайнего нападающего противника, левый — правого крайнего. Средний играет против центрфорварда.
  • 2 полузащитника играют против двух полусредних нападающих («инсайдов»). Большую часть времени помогают обороне.
  • Первая линия нападения — два инсайда. Играют между полузащитниками и тремя нападающими на острие. Задачи: вывести на хорошую позицию одного из трёх форвардов впереди, а во время обороны отойти назад, мешая соперникам разыгрывать мяч в середине поля.
  • Ближайшие к воротам противника — два крайних и средний нападающих. Задачи крайних: на скорости пройти флангом и дать пас среднему, который играет в штрафной площадке. Оборонительных функций практически не имели.

Схема 4-2-4 («бразильская»)

С середины 50-х годов схемы игры с тремя защитниками начали постепенно изменяться. В первую очередь — в линии нападения. Средний нападающий все чаще отходил назад и играл роль организатора атак.

25 ноября 1953 года в Лондон на товарищеский матч против Англии приехала команда Венгрии. Журналисты и комментаторы были удивлены игрой номинального центрфорварда гостей Нандора Хидегкути, который постоянно оттягивался назад, вынуждая своего опекуна Гарри Джонстона идти за ним до середины поля. Английский защитник не был готов к таким ситуациям, не знал, что делать, и оставлял за спиной большую дыру в центре обороны. Этим пользовались остальные четыре венгерских нападающих. Венгрия разгромила британцев 6:3. Впервые за всю историю английского футбола хозяева проиграли сборной с континента. Венгры были одними из пионеров схемы 4-2-4.

Окончательно мир принял новинку после чемпионата мира 1958 года, на котором такую расстановку использовала Бразилия, которая стала чемпионом.

Четыре игрока в обороне — надёжный залог того, что контратаку соперника можно будет остановить достойными силами. Таким образом, пространство около своих ворот стало плотнее заполненным футболистами, а это облегчило отбор мяча. В этой системе повысились возможности полузащитников — теперь они могли концентрироваться и на атакующих действиях (тогда как в схеме 3-2-5 полузащитники неотступно покрывали инсайдов соперника). Когда команда оборонялась, глубоко до середины поля возвращались все четыре нападающих. Таким образом они создавали себе простор для маневров и избегали попадания в офсайд.

Современные построения

Схема 4-3-3 («тотальный футбол»)

Игроки, расположившиеся по данной схеме, равномерно покрывают все поле. При развитии атаки в атакующих действиях участвуют шесть человек, а защитники остаются на подстраховке. С учетом того, что вся атакующая группа находится в штрафной и около неё, защита выдвигается к центральной линии — чтобы не создавать разрывов между полузащитой и защитой. Это автоматически влечёт за собой выбор в пользу прессинга на чужой половине поля и уплотнения командного построения в зоне мяча. А значит, от защитников требуется уметь справляться с контратаками, которые начинаются длинным пасом на ход нападающим, а полузащите — быстро накрывать игрока, владеющего мячом, чтобы свести подобные контратаки к минимуму.

Главным же нововведением, сопровождавшим эту схему и давшим ей название, было то, что теперь роли игроков были не фиксированны. Каждый мог играть роль защитника, полузащитника или нападающего в зависимости от игровой ситуации. Эта "текучесть" позволила схеме победить итальянскую оборонительную схему катеначчо.

Происхождение и история

Эта схема игры ведёт своё начало, как и многие схемы, от 4-2-4. Успехи сборной Бразилии на чемпионатах мира сделали её популярной во всём мире. Однако, широкое использование показало не только её сильные стороны — а именно, атаку, но и слабости — в первую очередь, оборонительные. Поэтому было решено «пожертвовать» одним форвардом и перевести его в полузащиту. Так и появилась эта схема 4-3-3.

Золотым веком данной схемы игры являются 70-е годы XX века. Именно этой схемы придерживался «Аякс», трижды побеждавший в финалах Кубка Чемпионов. Эта схема была основной для сборной Нидерландов, популяризовавшей ее по всему миру.

Постепенно она уступила первенство схеме 4-4-2, которая имеет больший акцент на оборону и позволяет строить сбалансированную команду даже при отсутствии высококлассных игроков. Но и по сей день она применяется (в основном, клубами в Нидерландах и национальной сборной этой страны), хотя сейчас роли игроков в этой схеме несколько отличаются от тех, что были в «классической» 4-3-3.

Переосмысление

«Барселона» при Гвардиоле применила переосмысление этой схемы для обеспечения полного, или тотального контроля мяча весь матч, что во многом позволило ей стать лучшей командой мира 2009 года, установившей мировой рекорд (выиграв сразу шесть кубков за сезон).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2155 дней]

Крайние защитники и крайние нападающие здесь совмещают роль с ролью крайних полузащитников, соответственно, в атаке и обороне, а передние центральные полузащитники — инсайдов, что роднит схему с «методо».[1]

Схема 4-4-2

В этой схеме — два чистых нападающих. Парадоксально, но в современных условиях схема 4-4-2 является по сути оборонительной. Это связано с тем, что наиболее распространёнными сегодня схемами являются 4-2-3-1 и 4-3-3, в которых подразумеваются три центральных полузащитника. В схеме 4-4-2 им противостоят только два центральных полузащитника, больше ориентированных на оборонительные действия. Таким образом, преимущество в центральной зоне получает соперник, а позиционное развитие своих атак через центр становится трудным.[2]

После отбора мяча защитники сразу пасуют мяч нападающим, либо мяч выводится вперёд через свободную фланговую зону. По сути, команда строит игру на контратаках. Желательна высокая физическая готовность и работоспособность всех игроков без исключения, высокая скорость у фланговых полузащитников. У форвардов желательна способность играть в жёсткий силовой футбол, принимать и сохранять мяч в условиях сильного противодействия, будучи в численном меньшинстве на своём участке поля.

Данная схема считается классической в английском футболе, но имеет свои особенности: обилие физической борьбы, навесы с правого фланга в направлении высокорослого нападающего[2]

4-4-1-1

Данная схема предполагает наличие четырех защитников, двух центральных и двух крайних полузащитников (действующих в одну линию), атакующего полузащитника и ярко выраженного бомбардира. Предполагается хорошее видение поля со стороны атакующего полузащитника и поддержка атаки с флангов. Гус Хиддинк во время своей работы со сборной России использовал эту схему, но атакующий полузащитник (чаще всего им был Андрей Аршавин) иногда смещался на фланг.

4-2-3-1

Основная схема в современном футболе. В него играют практически во всех странах, за исключением Италии. Сбалансированно совмещает эффективную атаку и защиту при широкой свободе действий для игроков на поле.

Крайние защитники располагаются немного впереди центральных и при атаке поддерживают ее сбоку-сзади, выполняя роль крайних полузащитников. Центр поля контролирует "треугольник" центральных полузащитников, задние из которых также выполняют роль опорных, а передний является плеймейкером и/или ложной десяткой. Крайние полузащитники совмещают роль с ролью крайних нападающих.

При уходе крайнего защитника глубоко в атаку соответствующий крайний или центральный полузащитник подстраховывает его. Аналогично, центральные полузащитники подстраховывают центральных защитников, когда те приходят в штрафную соперника на розыгрыш стандартов.

При обороне крайние полузащитники отходят на уровень опорных, образуя с защитниками две выраженные линии по 4 человека. Плеймейкер и форвард при этом отходят до центра, навязывая там борьбу и предоставляя партнерам возможность для паса и контратаки в случае перехвата.

4-6-0

Данная схема играется без чистых нападающих. Над четырьмя защитниками располагаются шесть полузащитников, роль которых зависит от особенностей расстановки и тактических задач. Данную схему в начале 10-х годов XXI-го века использовала сборная Шотландии под руководством Крейга Левейна. Более распространенный вариант данной схемы с одним ложным нападающим был применен сборной Испании на Евро 2012.

4-4-2 «алмаз» (4-3-1-2)

Схема, которую в настоящее время часто используют в «Интернационале» и «Пари Сен-Жермен». В этой схеме — два нападающих, один атакующий полузащитник, три опорных полузащитника и четыре защитника. Схема 4-3-1-2 является по сути оборонительной. Команда, играющая с данной схемой, довольно мало владеет мячом, а развитие атак через фланги становится трудным. Для нормального функционирования данной схемы нужны высококлассные нападающие (Ибрагимович), поскольку нападающим при такой схеме часто приходится в поисках мяча отходить назад или на фланги.

4-3-2-1 («ёлочка»)

Данная схема состоит из 4 защитников, 3 опорников, 2 атакующих полузащитников и 1 нападающего.В схеме 4-3-2-1 атаку начинают три полузащитника. Они играют ближе к воротам соперника, так что в этой схеме очень важно иметь надежную защиту, чтобы успешно отражать контратаки. В атаке эта схема использует всего одного нападающего, но его поддерживают два форварда, которым необходим высокий навык передач и ударов с дальней дистанции. Схема 4-3-2-1 используется если надо контролировать центр поля и наносить множество ударов по воротам соперника.

5-3-2

Эту схему удачно использовала сборная Германии в 1990-х годах. В наше время используется редко; фактически, слилась с 3-5-2.

3-5-2

Схема, при которой крайние полузащитники отвечают за всю бровку, как в атаке, так и в обороне. Нужны сильные в оборонительном плане опорные полузащитники, способные также отдать первый пас. Если же крайние полузащитники не успевают вернуться в оборону, один из опорников "садится" на место центрального защитника, а центральные крайние расходятся по флангам. В атаке один из крайних центральных защитников выдвигается вперёд, в зависимости от расположения мяча. 2 опорных полузащитника выполняют функции разыгрывающих, крайние полузащитники должны быть способны обыграть один в один защитника и выполнить подачу в штрафную. Плеймейкер располагается под нападающими и должен уметь отдать последний пас. Один из нападающих выполняет функции таргетмэна (борьба за мяч в штрафной, игра в стенку), второй быстрый, ловкий, с хорошем ударом (может отходить в середину поля, для получения мяча и "разгона" атаки). Ярким примером является ПФК ЦСКА эпохи Валерия Газзаева, выигравший впервые для России Кубок УЕФА и современный туринский Ювентус.

3-3-3-1

Схема похожа на 4-6-0, но имеет 3 защитника и есть нападающий.

5-4-1

В данной схеме три центральных защитника, два крайних защитника, которые настроены как на оборону, так и на атаку, три опорных полузащитника, один атакующий полузащитник и один форвард. Схема оборонительная. Форвард часто изолирован от остальной команды. Игра команды основана на прорывах крайних защитников по флангам и последующих оттуда навесах на единственного форварда.

3-4-3

В данной схеме нужны оборонительные крайние полузащитники, которые при обороне опускаются назад и выполняют функции крайних защитников. По сути, при обороне схема 3-4-3 перестраивается в 5-2-3. В другом же варианте 2 крайних нападающих действуют ближе к середине поля, освобождая края для полузащитников. В этом случае крайние полузащитники отвечают за всю бровку, как в атаке, так и в обороне. Расстановка 3-4-3 является суператакующей, она очень восприимчива к контратакам, поэтому схема предполагает скоростных центральных защитников.

4-2-2-2

В этой схеме мы видим четырёх защитников, двух опорных полузащитников, двух атакующих полузащитников, которые играют как в центре, так и на флангах, и двух форвардов.

4-1-2-1-2

В этой схеме мы видим четырех защитников, одного центрального опорного полузащитника (ЦОП), правого и левого полузащитников, центрального атакующего полузащитника, и двух нападающих. Ключевой элемент схемы 4-1-2-1-2 - ромб из игроков в центре поля. При использовании этой схемы желательно иметь сильного опорного полузащитника (ЦОП), который станет помогать четверым защитникам. Хорошим дополнением к защитным навыкам станет высокий навык дриблинга, помогающий начать атаку. Левому (ЛП) и правому (ПП) полузащитникам потребуется высокая скорость и навык навесов, чтобы отправлять мяч атакующему полузащитнику и двум форвардам. При этом они должны быть способны быстро вернуться назад, если мяч окажется у соперника.

4-2-1-3

Схема, используемая в настоящее время в Реале. Схема с ложной девяткой. Его роль исполняет человек, который старается разгонять атаки, связывая зону между опорниками, флангами атаки и центр. форвардом. Многие энциклопедии и эксперты[кто?] называют таких игроков ЦАП или центральный атакующий полузащитник.

Напишите отзыв о статье "Тактические построения в футболе"

Примечания

  1. Wilson, Jonathan. [www.guardian.co.uk/sport/blog/2010/oct/26/the-question-barcelona-reinventing-w-w The Question: Are Barcelona reinventing the W-W formation?], The Guardian (26 October 2010).
  2. 1 2 [www.footclub.com.ua/news/Ukraina/Sbornaya/1497499774/Tri-modeli-dlya-sbornoy-Ukrainy Три модели для сборной Украины / Футбольный Клуб]. Проверено 11 февраля 2013. [www.webcitation.org/6ESBH4Eqe Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013].

Источники

  • Арпад Чанади. Футбол; Стратегия: Пер. с венг. Ю. Гербста — Москва: Физкультура и спорт, 1981. — 208 с.

Ссылки

  • [eosof.ru/publ/2-1-0-3 Эволюция Игровых Схем]

Отрывок, характеризующий Тактические построения в футболе

– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.
– Да, меня совсем иначе воспитывали, – сказала старшая, красивая графиня Вера, улыбаясь.
Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно.
Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, то, что она сказала, было справедливо и уместно; но, странное дело, все, и гостья и графиня, оглянулись на нее, как будто удивились, зачем она это сказала, и почувствовали неловкость.
– Всегда с старшими детьми мудрят, хотят сделать что нибудь необыкновенное, – сказала гостья.
– Что греха таить, ma chere! Графинюшка мудрила с Верой, – сказал граф. – Ну, да что ж! всё таки славная вышла, – прибавил он, одобрительно подмигивая Вере.
Гостьи встали и уехали, обещаясь приехать к обеду.
– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал.
– Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх.
– А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья.
Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.
Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы.
Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.
– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.
– Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… – сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?
И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.
– Кончено! – сказал Борис.
– Навсегда? – сказала девочка. – До самой смерти?
И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.


Графиня так устала от визитов, что не велела принимать больше никого, и швейцару приказано было только звать непременно кушать всех, кто будет еще приезжать с поздравлениями. Графине хотелось с глазу на глаз поговорить с другом своего детства, княгиней Анной Михайловной, которую она не видала хорошенько с ее приезда из Петербурга. Анна Михайловна, с своим исплаканным и приятным лицом, подвинулась ближе к креслу графини.
– С тобой я буду совершенно откровенна, – сказала Анна Михайловна. – Уж мало нас осталось, старых друзей! От этого я так и дорожу твоею дружбой.
Анна Михайловна посмотрела на Веру и остановилась. Графиня пожала руку своему другу.
– Вера, – сказала графиня, обращаясь к старшей дочери, очевидно, нелюбимой. – Как у вас ни на что понятия нет? Разве ты не чувствуешь, что ты здесь лишняя? Поди к сестрам, или…
Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления.
– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро.
– Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком…
– Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую.
Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты.
– Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера.
– Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери.
Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее.

В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.
– Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle [княгиня такая то] желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали.
– Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила?
– Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели.
– Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, [Он за мной волочился,] – вспомнила графиня с улыбкой.
– Всё такой же, – отвечала Анна Михайловна, – любезен, рассыпается. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. [Высокое положение не вскружило ему головы нисколько.] «Я жалею, что слишком мало могу вам сделать, милая княгиня, – он мне говорит, – приказывайте». Нет, он славный человек и родной прекрасный. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Я не знаю, чего я не сделала бы для его счастья. А обстоятельства мои до того дурны, – продолжала Анна Михайловна с грустью и понижая голос, – до того дурны, что я теперь в самом ужасном положении. Мой несчастный процесс съедает всё, что я имею, и не подвигается. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre [буквально] нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. – Она вынула платок и заплакала. – Мне нужно пятьсот рублей, а у меня одна двадцатипятирублевая бумажка. Я в таком положении… Одна моя надежда теперь на графа Кирилла Владимировича Безухова. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его.
Графиня прослезилась и молча соображала что то.
– Часто думаю, может, это и грех, – сказала княгиня, – а часто думаю: вот граф Кирилл Владимирович Безухой живет один… это огромное состояние… и для чего живет? Ему жизнь в тягость, а Боре только начинать жить.
– Он, верно, оставит что нибудь Борису, – сказала графиня.
– Бог знает, chere amie! [милый друг!] Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить.
И с приемами петербургской деловой барыни, умеющей пользоваться временем, Анна Михайловна послала за сыном и вместе с ним вышла в переднюю.
– Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына.
– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.


– Mon cher Boris, [Дорогой Борис,] – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть…
– Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас.
Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают.
– Мы можем уехать, – сказал сын по французски.
– Mon ami! [Друг мой!] – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его.
Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать.
– Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста.
Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся.
– Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке.
Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы.
– Mon cher, voue m'avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его.
Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею.
Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью.
В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.