Танец с саблями

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Танец с саблями
Композитор

Арам Хачатурян

Форма

балет

Время и место сочинения

1941, Пермь

Инструменты

симфонический оркестр

Танец с саблями — музыкальное произведение Арама Хачатуряна, написанное для последнего действия балета «Гаянэ» (1942). Наиболее известное и узнаваемое произведение композитора[1], сочетающее в себе армянскую народную музыку с джазовыми элементами. По словам Тиграна Мансуряна, это «контрапункт армянского свадебного танца из Гюмри и настоящего американского саксофона, приведший к очень интересному и органичному синтезу»[2].

В 1948 году «Танец с саблями» стал хитом музыкальных автоматов в США[3]. Популярность была столь высока, что Newsweek предложил назвать 1948 год «годом Хачатуряна в США»[4]. В этом году сразу три версии «Танца с саблями» (Чикагского симфонического оркестра, Нью-Йоркского филармонического оркестра и Оскара Леванта) достигли первого места хитпарада классической музыки журнала Billboard и попали в ежегодный список бестселлеров[5]. «Танец с саблями» стал первой записью Чикагского симфонического оркестра, проданной тиражом более миллиона экземпляров[6].

«Танец с саблями» оказал знаковое влияние на историю популярной музыки XX века[7]. Множество кавер-версий было записано музыкантами США, Великобритании и Германии. Музыкальная тема до сих пор используется в фильмах и телесериалах, а также для оформления выступлениий в фигурном катании. Billboard назвал «Танец с саблями» «произведением, известным всем эстрадным оркестрам из ныне существующих»[8].

Напишите отзыв о статье "Танец с саблями"



Примечания

  1. Frolova-Walker, Marina (Summer 1998). «[www.jstor.org/stable/831980 "National in Form, Socialist in Content": Musical Nation-Building in the Soviet Republics]». Journal of the American Musicological Society (University of California Press on behalf of the American Musicological Society) 51 (2): 362. DOI:10.2307/831980. “... Khachaturian's most popular piece, the Sabre Dance ...”
  2. д/ф [www.imdb.com/title/tt0396087/ «Khachaturian»] (2003)
  3. [books.google.com/books?id=-T8EAAAAMBAJ&pg=PA17&dq=Sabre+Dance+1948+jukebox&hl=en&sa=X&ei=bREiU6nrLo2X0gH0mYDoCw&ved=0CDgQ6AEwATge#v=onepage&q=Sabre%20Dance%201948%20jukebox&f=false Soviets throw book at Beria] (December 28, 1957), стр. 17.
  4. [books.google.ca/books?id=Alk6AQAAIAAJ&q=%22And+the+music+agenda+in+this+country%22&dq=%22And+the+music+agenda+in+this+country%22&hl=en&sa=X&ei=A4uLVfWjCsPxoASu8pPgDA&ved=0CDAQ6AEwAA Juke-Box Red], стр. 72.
  5. (1 January 1949) «The Year's Top Selling Classical Artists Over Retail Counters» (Billboard).
  6. Encyclopedia of Recorded Sound, Volume 1: A-L / Hoffman, Frank. — New York: Routledge, 2005. — P. [books.google.com/books?id=xV6tghvO0oMC&pg=PA184&dq=%22sabre+dance%22+20th+century&hl=en&sa=X&ei=gAFaUoP0M4vfkQfIiIHABQ&ved=0CEEQ6AEwBDgK#v=onepage&q=%22sabre%20dance%22%2020th%20century&f=false 184]. — ISBN 978-0-203-48427-2.
  7. Adalian Rouben Paul. Historical Dictionary of Armenia. — Lanham, Maryland: Scarecrow Press, 2010. — ISBN 978-0-8108-7450-3.
  8. (15 September 2007) «Casey At The Bat». Billboard.

Отрывок, характеризующий Танец с саблями

Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.
– Это Илагинский охотник что то с нашим Иваном бунтует, – сказал стремянный Николая.
Николай послал стремяного подозвать к себе сестру и Петю и шагом поехал к тому месту, где доезжачие собирали гончих. Несколько охотников поскакало к месту драки.
Николай слез с лошади, остановился подле гончих с подъехавшими Наташей и Петей, ожидая сведений о том, чем кончится дело. Из за опушки выехал дравшийся охотник с лисицей в тороках и подъехал к молодому барину. Он издалека снял шапку и старался говорить почтительно; но он был бледен, задыхался, и лицо его было злобно. Один глаз был у него подбит, но он вероятно и не знал этого.
– Что у вас там было? – спросил Николай.
– Как же, из под наших гончих он травить будет! Да и сука то моя мышастая поймала. Поди, судись! За лисицу хватает! Я его лисицей ну катать. Вот она, в тороках. А этого хочешь?… – говорил охотник, указывая на кинжал и вероятно воображая, что он всё еще говорит с своим врагом.
Николай, не разговаривая с охотником, попросил сестру и Петю подождать его и поехал на то место, где была эта враждебная, Илагинская охота.
Охотник победитель въехал в толпу охотников и там, окруженный сочувствующими любопытными, рассказывал свой подвиг.
Дело было в том, что Илагин, с которым Ростовы были в ссоре и процессе, охотился в местах, по обычаю принадлежавших Ростовым, и теперь как будто нарочно велел подъехать к острову, где охотились Ростовы, и позволил травить своему охотнику из под чужих гончих.