Таран (король пиктов)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Таран мап Энтфидих
Король пиктов
693 — 697
Предшественник: Бруде III
Преемник: Бруде IV
 
Отец: Энтфидих
Мать: Дерилея

Таран — король пиктов в 693697 годах.



Биография

Таран был сыном Энтфидиха и его жены Дерилеи, которая была сестрой Бруде III, благодаря чему Таран и стал королём Пиктов, наследуя как раз таки своему дяде.

Его мать, Дерилея, также была замужем за Даргарта, который был потомком Комгалла Дал Риадского. У них родились трое детей: Бруде IV, Нехтон III и дочь.

В 697 году Таран был свергнут своими единоутробными братьями. Согласно Анналам Ольстера, в 698 году он удалился в Ирландию.

Напишите отзыв о статье "Таран (король пиктов)"

Литература

  • Anderson, Alan O., Early Sources of Scottish History A.D. 500 to 1286, volume 1, (Reprinted with corrections, Stamford, 1990)
  • Anderson, Marjorie O., Kings and Kingship in Early Scotland, (Edinburgh, 1973)
  • Clancy, Thomas Owen, «Philosopher-King: Nechtan mac Der-Ilei», in the Scottish Historical Review, 83, 2004, pp. 125–149

Отрывок, характеризующий Таран (король пиктов)

– О, да!
– Отчего вы никогда не бывали у Annette? – спросила маленькая княгиня у Анатоля. – А я знаю, знаю, – сказала она, подмигнув, – ваш брат Ипполит мне рассказывал про ваши дела. – О! – Она погрозила ему пальчиком. – Еще в Париже ваши проказы знаю!
– А он, Ипполит, тебе не говорил? – сказал князь Василий (обращаясь к сыну и схватив за руку княгиню, как будто она хотела убежать, а он едва успел удержать ее), – а он тебе не говорил, как он сам, Ипполит, иссыхал по милой княгине и как она le mettait a la porte? [выгнала его из дома?]
– Oh! C'est la perle des femmes, princesse! [Ах! это перл женщин, княжна!] – обратился он к княжне.
С своей стороны m lle Bourienne не упустила случая при слове Париж вступить тоже в общий разговор воспоминаний. Она позволила себе спросить, давно ли Анатоль оставил Париж, и как понравился ему этот город. Анатоль весьма охотно отвечал француженке и, улыбаясь, глядя на нее, разговаривал с нею про ее отечество. Увидав хорошенькую Bourienne, Анатоль решил, что и здесь, в Лысых Горах, будет нескучно. «Очень недурна! – думал он, оглядывая ее, – очень недурна эта demoiselle de compagn. [компаньонка.] Надеюсь, что она возьмет ее с собой, когда выйдет за меня, – подумал он, – la petite est gentille». [малютка – мила.]
Старый князь неторопливо одевался в кабинете, хмурясь и обдумывая то, что ему делать. Приезд этих гостей сердил его. «Что мне князь Василий и его сынок? Князь Василий хвастунишка, пустой, ну и сын хорош должен быть», ворчал он про себя. Его сердило то, что приезд этих гостей поднимал в его душе нерешенный, постоянно заглушаемый вопрос, – вопрос, насчет которого старый князь всегда сам себя обманывал. Вопрос состоял в том, решится ли он когда либо расстаться с княжной Марьей и отдать ее мужу. Князь никогда прямо не решался задавать себе этот вопрос, зная вперед, что он ответил бы по справедливости, а справедливость противоречила больше чем чувству, а всей возможности его жизни. Жизнь без княжны Марьи князю Николаю Андреевичу, несмотря на то, что он, казалось, мало дорожил ею, была немыслима. «И к чему ей выходить замуж? – думал он, – наверно, быть несчастной. Вон Лиза за Андреем (лучше мужа теперь, кажется, трудно найти), а разве она довольна своей судьбой? И кто ее возьмет из любви? Дурна, неловка. Возьмут за связи, за богатство. И разве не живут в девках? Еще счастливее!» Так думал, одеваясь, князь Николай Андреевич, а вместе с тем всё откладываемый вопрос требовал немедленного решения. Князь Василий привез своего сына, очевидно, с намерением сделать предложение и, вероятно, нынче или завтра потребует прямого ответа. Имя, положение в свете приличное. «Что ж, я не прочь, – говорил сам себе князь, – но пусть он будет стоить ее. Вот это то мы и посмотрим».