Открытый российский фестиваль анимационного кино

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Таруса-1998»)
Перейти к: навигация, поиск
Открытый российский фестиваль анимационного кино
Жанр

мультипликация

Годы проведения

1996 - н.в.

Страна

Россия Россия

Город

Таруса (1996-2001)
Суздаль (с 2002)

www.suzdalfest.ru/

Открытый российский фестиваль анимационного кино (Тару́са, Су́здаль) — фестиваль профессиональной анимации, произведённой на территории Российской Федерации или Белоруссии, а также гражданами этих государств, работающими в других странах. Существует с 1996 года. В настоящее время проводится в городе Суздале.





История

Фестиваль проводится с 1996 года (до 2001 года проходил около города Таруса), с 2002 — в городе Суздале.

По замыслу создателей, фестиваль является единственным профессиональным смотром всей российской анимации, произведённой за год. Поначалу призы вручались по профессиям: «Лучший режиссёр», «Лучший сценарий», «Лучший художник-постановщик», «Лучший аниматор», «Лучший звук» и т. д. Также вручались призы за лучшего персонажа мультфильма и приз «Фортуна», суть которого в том, что награждается фильм по абсолютно случайному выбору (поскольку каждая попытка любой группы людей выразить себя на анимационном языке достойна поощрения). Затем критерии судейства неоднократно менялись.

Неизменным остаётся Рейтинг фестиваля, который создаётся в результате всеобщего голосования. Три лучших фильма получают призовые «дощечки» с автографами самых авторитетных мастеров анимации.

Оргкомитет

Генеральный директор с 1996 — продюсер Александр Герасимов.

Председателем Оргкомитета с 1996 по 2006 был сценарист Владимир Голованов. С 2006 года — председатель Оргкомитета Сергей Лазарук.

Программный директор — кинокритик Наталья Лукиных.

Президенты

С 2009 года президентом на год становится режиссёр — обладатель гран-при фестиваля:

Номинации

  • Гран-при фестиваля.
  • Лучшая режиссура.
  • Лучшая драматургия.
  • Лучшее изобразительное решение.
  • Лучший мультипликат.
  • Лучшее звуковое решение.
  • Лучший фильм для детей.
  • Лучший студенческий фильм.
  • Лучший дебютный фильм.
  • Лучший сериал (цикл).
  • Лучшая работа в прикладной анимации.

См. также

Напишите отзыв о статье "Открытый российский фестиваль анимационного кино"

Ссылки

  • [www.alexnews.info/archives/3001/ Интервью с участником фестиваля Верой Токаревой]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=176972 Отчет о XX Суздальском фестивале 2015 г.]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=156753 Отчет о XIX Суздальском фестивале 2014 г.]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=140368 Отчет о XVIII Суздальском фестивале 2013 г.]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=120694 Отчет о XVII Суздальском фестивале 2012 г.]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=101627 Отчет о XVI Суздальском фестивале 2011 г.]
  • [www.proficinema.ru/mainnews/festival/detail.php?ID=81210 Отчет о XV Суздальском фестивале 2010 г.]

Отрывок, характеризующий Открытый российский фестиваль анимационного кино



Получив известие о болезни Наташи, графиня, еще не совсем здоровая и слабая, с Петей и со всем домом приехала в Москву, и все семейство Ростовых перебралось от Марьи Дмитриевны в свой дом и совсем поселилось в Москве.
Болезнь Наташи была так серьезна, что, к счастию ее и к счастию родных, мысль о всем том, что было причиной ее болезни, ее поступок и разрыв с женихом перешли на второй план. Она была так больна, что нельзя было думать о том, насколько она была виновата во всем случившемся, тогда как она не ела, не спала, заметно худела, кашляла и была, как давали чувствовать доктора, в опасности. Надо было думать только о том, чтобы помочь ей. Доктора ездили к Наташе и отдельно и консилиумами, говорили много по французски, по немецки и по латыни, осуждали один другого, прописывали самые разнообразные лекарства от всех им известных болезней; но ни одному из них не приходила в голову та простая мысль, что им не может быть известна та болезнь, которой страдала Наташа, как не может быть известна ни одна болезнь, которой одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине болезнь, не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т. д., записанных в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов. Эта простая мысль не могла приходить докторам (так же, как не может прийти колдуну мысль, что он не может колдовать) потому, что их дело жизни состояло в том, чтобы лечить, потому, что за то они получали деньги, и потому, что на это дело они потратили лучшие годы своей жизни. Но главное – мысль эта не могла прийти докторам потому, что они видели, что они несомненно полезны, и были действительно полезны для всех домашних Ростовых. Они были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большей частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина – почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты) потому, что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей, любящих больную. Они удовлетворяли той вечной человеческой потребности надежды на облегчение, потребности сочувствия и деятельности, которые испытывает человек во время страдания. Они удовлетворяли той вечной, человеческой – заметной в ребенке в самой первобытной форме – потребности потереть то место, которое ушиблено. Ребенок убьется и тотчас же бежит в руки матери, няньки для того, чтобы ему поцеловали и потерли больное место, и ему делается легче, когда больное место потрут или поцелуют. Ребенок не верит, чтобы у сильнейших и мудрейших его не было средств помочь его боли. И надежда на облегчение и выражение сочувствия в то время, как мать трет его шишку, утешают его. Доктора для Наташи были полезны тем, что они целовали и терли бобо, уверяя, что сейчас пройдет, ежели кучер съездит в арбатскую аптеку и возьмет на рубль семь гривен порошков и пилюль в хорошенькой коробочке и ежели порошки эти непременно через два часа, никак не больше и не меньше, будет в отварной воде принимать больная.
Что же бы делали Соня, граф и графиня, как бы они смотрели на слабую, тающую Наташу, ничего не предпринимая, ежели бы не было этих пилюль по часам, питья тепленького, куриной котлетки и всех подробностей жизни, предписанных доктором, соблюдать которые составляло занятие и утешение для окружающих? Чем строже и сложнее были эти правила, тем утешительнее было для окружающих дело. Как бы переносил граф болезнь своей любимой дочери, ежели бы он не знал, что ему стоила тысячи рублей болезнь Наташи и что он не пожалеет еще тысяч, чтобы сделать ей пользу: ежели бы он не знал, что, ежели она не поправится, он не пожалеет еще тысяч и повезет ее за границу и там сделает консилиумы; ежели бы он не имел возможности рассказывать подробности о том, как Метивье и Феллер не поняли, а Фриз понял, и Мудров еще лучше определил болезнь? Что бы делала графиня, ежели бы она не могла иногда ссориться с больной Наташей за то, что она не вполне соблюдает предписаний доктора?