Ташмухамедов, Муса

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Муса Ташмухамедов
узб. Muso Toshmuhammad

Айбек (Муса Ташмухамедов)
Имя при рождении:

Муса Ташмухамедов

Псевдонимы:

Айбек

Дата рождения:

28 декабря 1904 (10 января 1905)(1905-01-10)

Место рождения:

Ташкент,
Сырдарьинская область (Российская империя)

Дата смерти:

1 июля 1968(1968-07-01) (63 года)

Место смерти:

Ташкент,
УзССР, СССР

Гражданство:

Российская империя Российская империяСССР СССР

Род деятельности:

поэт, прозаик, переводчик

Годы творчества:

1930-е — 1960-е годы

Направление:

социалистический реализм

Жанр:

роман

Язык произведений:

узбекский

Премии:

Награды:

Муса Ташмухаме́дов (узб. Muso Toshmuhammad; 1904/1905 — 1968) — узбекский, советский поэт и писатель, работавший под псевдонимом Айбе́к (узб. Oybek). Народный писатель Узбекской ССР (1965). Академик АН УзССР (1943). Лауреат Сталинской премии первой степени (1946). Член ВКП(б) с 1948 года [1].





Биография

Муса Ташмухамедов родился 28 декабря 1904 года (10 января 1905 года) в Ташкенте в небогатой семье ткача, постоянно кочевавшего со своим товаром по степным и горным кишлакам тогдашнего Туркестана. Иногда отец брал с собой сына. Очень впечатлительный и вдумчивый мальчик с огромным удовольствием слушал разные истории и сказки.

В ту пору представители неимущего сословия, желавшие дать своим детям образование, могли обратиться лишь к начальной школе. Так Муса в семилетнем возрасте был отправлен на учебу с обычной прибауткой, в которой родители давали наказ учителю:

Звать его Мухаммад Муса,
Ваша честь, мясо твое,
Нам оставь только кости его.

Свои воспоминания об этой школе писатель отразил в повести «Детство» (1962), которая была опубликована в 1963 году. Повесть является блестящим образцом мемуарной литературы. Айбек, следуя за маленьким Мусой, шаг за шагом раскрывает его жизненный путь, показывает формирование его характера, становление личности. Вместе с изменениями в обществе изменяются нравственные идеалы, взгляды маленького героя и все ярче проявляются его мечты и стремления.

Труд Айбека многогранен. Как и многие узбекские писатели, Айбек начал свой литературный путь с поэзии. В 1923 году было напечатано первое его стихотворение "Чья земля?". Он является одним из первых узбекских романистов. Его перу принадлежат такие произведения, как: "Священная кровь", "Навои", "Ветер золотой долины", "Солнце не померкнет", "Великий путь". Писать начал еще студентом экономического факультета САГУ, который окончил в 1930 году.

Первый большой роман писателя «Священная кровь» (1943), посвящён жизни народов Средней Азии, Узбекистана в годы Первой мировой войны. Этот роман был экранизирован на студии "Узбекфильм".

Еще с юных лет Айбек был увлечен произведениями великого узбекского поэта и мыслителя Алишера Навои. Но прежде чем написать произведение о нем, писатель тщательно изучил и просмотрел огромный архивный материал. В 30-е годы Айбек работал над созданием образа великого мыслителя, поэта и политического деятеля А. Навои. Айбек хотел, чтобы над землей, как соловей, летели песни Навои.

В 1939 году он написал поэму о великом поэте, а в 1943 году был завершен роман, в котором Айбек показал Навои только как общественного и государственного деятеля. О его творческом пути говорится лишь мимоходом и то лишь в конце книги. Значение романа "Навои", как одного из лучших реалистических произведений, выходит далеко за пределы узбекской литературы. Он переведен на многие языки, в том числе и на русский.

Айбек автор ряда исследований, научных статей, рецензий: «Творческий путь Абдулла Кадыри»(1936), «Узбекская поэзия последних лет» (1933), «Узбекская литература» (1943), «Литература, история, современность»(1966).

Айбек известен также и как переводчик с русского на узбекский язык. Им переведены на узбекский язык такие произведения, как: «Евгений Онегин» А. С. Пушкина, «Фауст» И. В. Гёте, «Маскарад» М. Ю. Лермонтова, М. Горького, Гомера (отрывки из "Илиады"), эпос «Давыд Сасунский», В. Г. Белинского и других.

Занимался много общественной работой, член СП Узбекистана. Депутат ВС СССР 2 созыва (1946—1950) и 5—6 созывов (1958—1966) созывов.

Умер Айбек 1 июля 1968 года. Похоронен в Ташкенте на Чигатайском мемориальном кладбище.

В память Айбека названа станция Ташкентского метрополитена. Имя носил Кашкадарьинский областной узбекский музыкально-драматический театр.

Награды и премии

  • народный писатель УзССР (1965)
  • Сталинская премия первой степени (1946) — за роман «Навои» (1945)
  • Государственная премия УзССР имени Хамзы — за книгу «Детство» (1962)
  • два ордена Ленина
  • четыре других ордена и медали

Напишите отзыв о статье "Ташмухамедов, Муса"

Примечания

  1. Большая Российская энциклопедия: В 30 т. / Председатель науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред С. Л. Кравец. Т. 1. А — Анкетирование. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2005. — 766 с.: ил.: карт.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ташмухамедов, Муса

«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.