Твинскролл

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Твинскролл (двойная улитка, англ. Twin-scroll) — вариант исполнения Турбонаддува, имеющий два канала для выхлопных газов.

В погоне за повышением коэффициента полезного действия автомобильного турбонаддува, экономии топлива и уменьшения себестоимости, производители автомобилей начали экспериментировать с геометрией крыльчатки турбины, формой хаузинга и принципом действия. Так как установка на большинство автомобилей системы би/твин турбо или турбины вкупе с компрессором была дорога, они начали свои эксперименты.

Первыми, кто установил на свои автомобили турбину с двойной крыльчаткой были Porsche, выпустив в 1978 году двигатель тип-930 3.3T.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3473 дня] Затем уже за ними потянулись и остальные производители, такие как BMW, Volvo, Peugeot, Subaru[1] и т. д.





Конструкция

Такая турбина отличается от «сингловой» наличием двух крыльчаток, и соответственно разделённой надвое «горячей частью» тем самым, достигая максимальной эффективности в большом диапазоне оборотов (от 3000 до 7000 и более об/мин).

Принцип действия

Выхлопные газы, выходя из цилиндра, попадают в выпускной коллектор, и далее в «горячую часть» турбины, разница с «синглскролл» турбиной в том, что  в улитке присутствуют два кольцевых канала для выхлопных газов двигателя, раскручивающих одну единственную турбину. Наличие двухканального корпуса позволяет направлять выхлопные газы на крыльчатку турбины под разными углами, в зависимости от оборотов двигателя, что в целом повышает отдачу и эффективность мотора с турбокомпрессором. Разумеется пиковая мощность на «двойной улитке» немного меньше чем на одиночной, о чём нам говорят графики, но на низких оборотах мы получаем большой прирост мощности и «сводим на нет» турбояму.

Плюсы и минусы

К минусам данного типа турбин можно отнести то, что они имеют чуть более низкую мощность «на верхах» чем у синглскролла. Так как твинскролл является поиском золотой середины между турбиной с одиночной крыльчаткой и твин-турбо, то она имеет меньшую мощность, но так же и меньшую стоимость чем последний, и большую стабильность в мощности и примерно одинаковую стоимость с первым.

Теперь к плюсам. Из-за своей геометрии выпускного коллектора выхлопные газы из цилиндров разделяются по потокам по схеме 1-4 2-3 (для четырёхцилиндрового двигателя), к тому же разделённые потоки имеют меньшую температуру (примерно на 50-70 градусов), вследствие этого меньше нагревают «горячую часть» турбины и подкапотное пространство, что естественно хорошо, так как через компрессор в цилиндры «задувается» более холодный воздух и повышается производительность. Также, из-за меньшей температуры наддува, частично решается проблема с перегревом дальних (крайних) цилиндров (в основном для 5-6 цилиндровых двигателей), так как охлаждающая жидкость к ним поступает в последнюю очередь и уже весьма разогретой.[2] Уменьшается, в некоторых случаях совсем пропадает турбояма из-за увеличенного наддува на низких оборотах. Тем самым нет большого скачка в мощности как в турбинах со стандартной геометрией.

Напишите отзыв о статье "Твинскролл"

Примечания

  1. [topruscar.ru/terms/twin-scroll Twin-scroll (твинскролл)]
  2. [www.popsci.com/content/two-one-turbocharger How It Works: Two-In-One Turbocharger] // Popular Science, Mar 9th, 2012  (англ.)

Отрывок, характеризующий Твинскролл

Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.