Тебя, Бога, хвалим (BWV 16)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Тебя, Бога, хвалим (нем. Herr Gott, dich loben wir, BWV 16) — церковная кантата, созданная Иоганном Себастьяном Бахом. Была написана в Лейпциге для празднования Нового года и впервые исполнена 1 января 1726 года.



История и слова

Бах написал кантату на третьем году своей жизни в Лейпциге на первый день Нового года, который также является праздником обрезания и наречения имени Иисуса, и впервые исполнил её 1 января 1726 года[1]. Предписанное чтение в этот праздник — Послание к Галатам, по вере мы наследуем (Гал. 3:23—29), и из Евангелия от Луки, обрезание и наречение имени Иисуса (Лк. 2:21). Текст кантаты был взят из публикации 1711 года Георга Христиана Лехмса (Georg Christian Lehms), сконцентрированной на хвале и благодарении без связи с чтениями. Поэт начал с четырёх строк из немецкого перевода Te Deum, выполненного Мартином Лютером, — Herr Gott, dich loben wir (Тебя, Бога, хвалим). Далее следует речитатив и ария благодарности за прошлые дары, далее — молитва с просьбой о благословении и впредь. У поэта нет завершающего хорала, и Бах выбрал строфу Пауля Эбера Helft mir Gotts Güte preisen[2].

Исполнители и структура

Кантата исполняется тремя солистами — альтом, тенором и басом, четырёхголосым хором, охотничьим рожком, двумя гобоями, oboe da caccia, двумя скрипками, альтом, виолеттой (альтернативной) и генерал-басом[1].

  1. Хор: Herr Gott, dich loben wir
  2. Речитатив (бас): So stimmen wir bei dieser frohen Zeit
  3. Ария (бас, тутти): Laßt uns jauchzen, laßt uns freuen
  4. Речитатив (альт): Ach treuer Hort
  5. Ария (тенор): Geliebter Jesu, du allein
  6. Хорал: All solch dein Güt wir preisen

Напишите отзыв о статье "Тебя, Бога, хвалим (BWV 16)"

Примечания

  1. 1 2 Dürr Alfred. Die Kantaten von Johann Sebastian Bach. — Bärenreiter-Verlag, 1971. — Vol. 1.
  2. [www.bach-cantatas.com/Texts/Chorale082-Eng3.htm Helft mir Gottes Güte preisen / Text and Translation of Chorale]. bach-cantatas.com (2009). Проверено 17 декабря 2011. [www.webcitation.org/6AUvNUFPD Архивировано из первоисточника 7 сентября 2012].

Отрывок, характеризующий Тебя, Бога, хвалим (BWV 16)

– Диспозиция! – желчно вскрикнул Кутузов, – а это вам кто сказал?… Извольте делать, что вам приказывают.
– Слушаю с.
– Mon cher, – сказал шопотом князю Андрею Несвицкий, – le vieux est d'une humeur de chien. [Мой милый, наш старик сильно не в духе.]
К Кутузову подскакал австрийский офицер с зеленым плюмажем на шляпе, в белом мундире, и спросил от имени императора: выступила ли в дело четвертая колонна?
Кутузов, не отвечая ему, отвернулся, и взгляд его нечаянно попал на князя Андрея, стоявшего подле него. Увидав Болконского, Кутузов смягчил злое и едкое выражение взгляда, как бы сознавая, что его адъютант не был виноват в том, что делалось. И, не отвечая австрийскому адъютанту, он обратился к Болконскому:
– Allez voir, mon cher, si la troisieme division a depasse le village. Dites lui de s'arreter et d'attendre mes ordres. [Ступайте, мой милый, посмотрите, прошла ли через деревню третья дивизия. Велите ей остановиться и ждать моего приказа.]
Только что князь Андрей отъехал, он остановил его.
– Et demandez lui, si les tirailleurs sont postes, – прибавил он. – Ce qu'ils font, ce qu'ils font! [И спросите, размещены ли стрелки. – Что они делают, что они делают!] – проговорил он про себя, все не отвечая австрийцу.
Князь Андрей поскакал исполнять поручение.
Обогнав всё шедшие впереди батальоны, он остановил 3 ю дивизию и убедился, что, действительно, впереди наших колонн не было стрелковой цепи. Полковой командир бывшего впереди полка был очень удивлен переданным ему от главнокомандующего приказанием рассыпать стрелков. Полковой командир стоял тут в полной уверенности, что впереди его есть еще войска, и что неприятель не может быть ближе 10 ти верст. Действительно, впереди ничего не было видно, кроме пустынной местности, склоняющейся вперед и застланной густым туманом. Приказав от имени главнокомандующего исполнить упущенное, князь Андрей поскакал назад. Кутузов стоял всё на том же месте и, старчески опустившись на седле своим тучным телом, тяжело зевал, закрывши глаза. Войска уже не двигались, а стояли ружья к ноге.
– Хорошо, хорошо, – сказал он князю Андрею и обратился к генералу, который с часами в руках говорил, что пора бы двигаться, так как все колонны с левого фланга уже спустились.
– Еще успеем, ваше превосходительство, – сквозь зевоту проговорил Кутузов. – Успеем! – повторил он.
В это время позади Кутузова послышались вдали звуки здоровающихся полков, и голоса эти стали быстро приближаться по всему протяжению растянувшейся линии наступавших русских колонн. Видно было, что тот, с кем здоровались, ехал скоро. Когда закричали солдаты того полка, перед которым стоял Кутузов, он отъехал несколько в сторону и сморщившись оглянулся. По дороге из Працена скакал как бы эскадрон разноцветных всадников. Два из них крупным галопом скакали рядом впереди остальных. Один был в черном мундире с белым султаном на рыжей энглизированной лошади, другой в белом мундире на вороной лошади. Это были два императора со свитой. Кутузов, с аффектацией служаки, находящегося во фронте, скомандовал «смирно» стоявшим войскам и, салютуя, подъехал к императору. Вся его фигура и манера вдруг изменились. Он принял вид подначальственного, нерассуждающего человека. Он с аффектацией почтительности, которая, очевидно, неприятно поразила императора Александра, подъехал и салютовал ему.