Тегеран

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Тегеран
перс. تهران
Герб
Страна
Иран
Остан
Тегеран
Координаты
Внутреннее деление
22 муниципальных округа
Мэр
Площадь
707 (1500)[1] км²
Высота НУМ
1200 м
Официальный язык
Население
8 778 535[2] человек (2012)
Плотность
10 тыс. чел./км²
Агломерация
Национальный состав
Конфессиональный состав
Названия жителей
Техрани́ (ед.ч), техраниа́н (мн. ч.)
Часовой пояс
Телефонный код
+98 21
Почтовые индексы
13ххх-15ххх
Официальный сайт

[www.tehran.ir/ ran.ir]
 (перс.) (англ.)</div>

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Тегера́н произношение  (перс. تهران‎ — [tʰehˈɾɒ:n], разг. [tʰehˈɾu:n]) — столица и крупнейший город Ирана и один из крупнейших городов Азии. Административный центр одноимённого остана, политический, экономический, транспортный, торгово-финансовый и культурный центр страны.

Тегеран расположен на севере страны у подножья горного хребта Эльбурс, в 90 км к югу от побережья Каспийского моря. Город растягивается на 40—50 км с запада на восток вдоль горного склона. Северные районы Тегерана (Шемиран) находятся на высоте до 2000 м над уровнем моря, а южные пригороды (Рей, Султанабад) вплотную подходят к территории каменистой пустыни Кавир.

Население Тегерана с пригородами (Большой Тегеран) превышает 13 млн человек. Тегеран отличается чрезвычайным разнообразием национального и конфессионального состава. Основу населения города составляют персы, азербайджанцы и мазендеранцы. Основная религия — ислам. Кроме того, в Тегеране присутствуют крупные национальные и религиозные меньшинства — армяне, ассирийцы, курды, евреи, бахаи, зороастрийцы.





Происхождение названия

Существует несколько теорий происхождения названия «Тегеран» (перс. تهران‎).

Согласно официальному сайту города, название города происходит от слов «дно» (ته — тех) и устаревшего «склон» (ران — ран). Таким образом, слово «Тегеран» — تهران можно расшифровать как техран — «подножье горного склона», то есть Тегеран — город у подножья горного склона. Эта теория представляется реалистичной, поскольку Тегеран в действительности расположен на южном склоне горы Точал[4].

Другая теория гласит, что «Тегеран» происходит от названия парфянского города Тиран, располагавшегося недалеко от современной столицы Ирана. Само название «Тиран» переводится как «Обитель Тира» (бог дождя в зороастрийской мифологии). Интересно, что неподалеку от Тирана существовал город Мехран — «обитель Мехра» (бог воды), который в настоящее время является «спальным районом» на окраине Тегерана. Ранее оба эти города входили в состав Рея, который сегодня также является пригородом Тегерана[4][5].

Из третьей теории следует, что Тегеран означает «тёплое место» в противоположность «холодному месту» — Шемирану — району на севере города[6].

История

Древний Тегеран

Раскопки показывают, что поселение людей на месте современного Тегерана существовало уже в 6 тысячелетии до нашей эры. Поселенцы прибывали к склонам Эльбурса, спасаясь от знойного жара солончаковых пустынь на юге. Изначально Тегеран был деревней, расположенной в нескольких километрах на северо-запад от города Рей — одного из древнейших городов Ирана. Основой экономики Тегерана в это время было сельское хозяйство, в частности, выращивание овощей и фруктов.

Толчком к возвышению Тегерана как политического центра стало разрушение монголами Рея в 1228 году. Жители разрушенного города устремились в почти нетронутый Чингисханом Тегеран. Известно, что в своих трудах, относящихся к 1275 году, Мохаммед Закария Газвини описывает Тегеран, как «важный торговый город». В это время Тегеран делился на 12 районов (махале), которые управлялись военными. В основном городская застройка XIII века представляла собой глиняные или вырезанные в скальной породе жилища. Подобный тип поселений можно также обнаружить на территории северного Ирака. В 1340 году Тегеран описывается Хамдоллой Мостафи как один из четырёх районов Варамина, крупнейшего на тот момент города в местной монгольской провинции Ильханидов. При этом восстановленный Рей уже перешёл под фактическое управление Тегеранских властей[7].

В июле 1404 года испанец Руй Гонсалес де Клавихо, следовавший в Самарканд, с дипломатической миссией к Тамерлану, стал, вероятно, первым европейцем, посетившим Тегеран. Он описывает его как крупный город, на севере которого расположена резиденция Тимуридов, а Рей — как заброшенное поселение. План Тегерана начала XV века был восстановлен благодаря определённому расположению поминальных храмов Имамзаде: так, например, Имамзаде-Сеид-Исмаил (древнейший памятник архитектуры в Тегеране) находился тогда на южной границе города. Северо-западная оконечность Тегерана находилась в современном районе дворца Голестан. Начиная с XV века Тегеран в поисках прохладного воздуха и источников воды начал активно разрастаться на север, городские кварталы появились на склонах хребта Точал.

В 15531554 годах шах Тахмасп I, второй правитель династии Сефевидов, выстроил в Тегеране базар, а также городские стены со 114 (по числу сур Корана) орудийными башнями. Сефевиды выбрали Тегеран одним из своих главных бастионов, так как, с одной стороны, в Рее находилась усыпальница родоначальника династии Сеида-Хамзы, с другой — Тегеран к тому времени стал традиционным пристанищем для шиитских беженцев (Сефевиды были первой шиитской династией правителей Ирана). Несколько раньше Тахмасп вынужден был перенести столицу из Табриза в Газвин (150 км на запад от Тегерана), в связи с угрозой захвата Табриза турками. Тахмасп рассматривал Тегеран как свою возможную резиденцию в случае непосредственной угрозы Газвину. Европейскими путешественниками указывается, что городские стены непропорционально мощны для небольшого провинциального городка. Их периметр составлял 8 км, они окружали территорию 4,5 км², при том что население Тегерана не превышало 20 тыс. человек.

Постоянную резиденцию в Тегеране, названную Chahar baq («4 сада») строит Аббас II. По приказу Сулеймана I в городе строят целый дворец (Диван-хане), где в 1721 году, накануне вторжения в Иран афганцев, последний шах Сефевидов примет османского султана Ахмета III.

Наконец, настоящий строительный бум произошёл в Тегеране в XVIII веке. Правители Зендов, пришедшие на смену Сефевидам, начали активно застраивать правительственный квартал. Карим-хан приказал построить в Тегеране дворец, гарем и резиденции для государственных учреждений. Вероятно, он намеревался перенести столицу в Тегеран, но позже столичные функции были переданы Ширазу (древней столице Персии). Со смертью Карим-хана, за Тегеран разворачивается борьба между лояльным Зендам Гафур-ханом и Мохаммед-хан-Каджаром. 12 марта 1786 года Мохаммед-хан вступает в Тегеран и окончательно переносит столицу туда. Этому решению способствовало удачное стратегическое положение Тегерана на пересечении торговых путей, а также угроза северным провинциям Ирана со стороны Российской империи.

Столица Ирана

Фетх Али-шах, племянник Мохаммеда Каджара, внёс наиболее весомый вклад в строительство Тегерана. В частности, в период его правления в Тегеране были построены Мраморный дворец и Шахская мечеть. К 1830 году население Тегерана достигло 150 тыс. человек. При Мохаммед-шахе Каджаре Тегеран вышел за пределы городских стен. Роскошные дворцы были выстроены на севере города, на склонах Демавенда.

При Фетх Али-шахе в Тегеране было разгромлено (11 февраля 1829 года) прибывшее представляться шаху из Тебриза русское посольство, во главе с Александром Грибоедовым, который погиб при этом столкновении.

Самая масштабная реконструкция за всю историю Тегерана началась в 1870 году при Насреддин-шахе. Он приказал взорвать все древние фортификационные сооружения, и на их месте появились новые городские кварталы. Была уничтожена старая стена и выстроена новая, в форме неправильного восьмиугольника, длиной 19 км. Через те места, где располагались 12 богато отделанных городских ворот, сегодня проложены главные магистрали, ведущие в город. Кроме того, при Насреддин-шахе была проведена реконструкция большого количества зданий, а также выстроена централизованная система водоснабжения. К концу его правления (1897) население города превышало 250 тыс. человек, большинство из которых жили за городскими стенами.

В 1925 году Иран возглавил Реза Пехлеви, и в 1930-х годах город пережил ещё одно обновление. По приказу Реза-шаха Пехлеви, «стены Насреддина» были уничтожены, а на их месте проложены широкие проспекты. Большое количество зарубежных архитекторов были приглашены шахом для строительства новых зданий для государственных и коммерческих учреждений. Среди них были и русские архитекторы Николай Марков (школа «Эльбурс»), Владислав Городецкий (железнодорожный вокзал) и другие[8]. После реконструкции площадь Тегерана возросла более чем на порядок по сравнению с Тегераном времён Фетх-Али Шаха, составив 46 км².

В 1943 году в Тегеране проходила международная конференция глав правительств трёх союзных держав антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании, на которой были определены примерные сроки открытия Второго фронта. Противоречивая история, связанная с группой немецких шпионов, якобы засланных в Тегеран для убийства Рузвельта, описана в советском художественном фильме «Тегеран-43» и в российском историческом фильме «Поединки. Правдивая история. Тегеран-43». На Конференции были также объявлены гарантии независимости и территориальной целостности Ирана после окончания войны.

После войны население Тегерана достигло 1 млн человек. При Мохаммеде Пехлеви, последнем шахе, многие древние постройки старого города были уничтожены, так как шах полагал, что им не место в современном Тегеране. На месте уникальных фортификационных сооружений и дворцов ныне расположены «стандартные» небоскрёбы, либо широкие автострады. С началом типовой жилой застройки, пик которой пришёлся на 1960-е годы, Тегеран окончательно утратил свой средневековый шарм. Сам шах перебрался с семьёй на север города, в Ниаваран.

В 1969 году Шемиран был включён в состав Тегерана, после чего расширение на север прекратилось. По новой градостроительной доктрине, город стал развиваться на запад и восток. Городская застройка вплотную подходит к Кереджу. На западе и на юге города построены огромные промышленные районы. Резкий скачок цен на нефть в 1970-х и последовавший за этим энергетический кризис на Западе придали новый толчок развитию города. Шах намеревался использовать сверхдоходы от экспорта нефти для строительства нового района Тегерана, который стал бы символом власти Пехлеви. Проект «Шахестана» был готов в 1976 году, однако деньги быстро закончились, и район так и не был построен.

8 сентября 1978 года в Тегеране, как и во всём Иране, начались демонстрации противников шахского режима, которые вскоре переросли в массовые выступления. Первое такое крупное выступление состоялось в сентябре и было разогнано полицией. Начиная с этого момента экономика Тегерана практически «встала» из-за тотальных забастовок. В конце концов, 16 января 1979 года шах, не в силах противостоять демонстрантам, навсегда покинул Иран, а 1 февраля миллионы тегеранцев встречали опального имама Рухоллу Хомейни, высланного из страны 15-ю годами ранее. В городе начались стычки между хомейнистами и их противниками. 9 февраля с мелкой потасовки между техниками в аэропорту Мехрабад начались грандиозные уличные столкновения, в ходе которых за двое суток сторонники Хомейни взяли под контроль все правительственные учреждения, силовые ведомства и полицейские участки. 11 февраля отмечается в Иране как День победы Революции. 4 ноября 1979 года воинственно настроенными студентами было захвачено американское посольство, сотрудники которого оставались в плену 444 дня. После Исламской Революции названия многих улиц и площадей в Тегеране были переименованы: площадь Шахъяд («Памяти шаха») стала называться Азади («Свобода»), улица Ариямехр («Солнце ариев» — титул шаха) была переименована в Шариф («Благородная»), площадь Тупхане («Артиллерийская») — площадь имама Хомейни[9].

В ходе ирано-иракской войны, с мая 1985 года Тегеран регулярно подвергался обстрелу иракскими ракетами Р-11, что влекло за собой значительные жертвы среди гражданского населения и разрушения. Ближе к концу войны, весной 1988 года интенсивность обстрелов достигла пика: за 6 недель иракские войска выпустили по городу 190 ракет. Обстрел происходил в ответ на аналогичные (но гораздо менее интенсивные) ракетные обстрелы Багдада. В Тегеран стекались беженцы из западных и юго-западных провинций, а около 30 % тегеранцев бежали на север Ирана[10]. К тому же, в Тегеран устремился поток беженцев из соседнего Афганистана, где в это время тоже шла война.

В 1986 году была создана городская администрация Большого Тегерана, который занял площадь около 1,5 тыс. км². Тегеран был разделен на 22 городских округа. С начала 1990-х территориальное расширение Тегерана практически прекратилось. В 2001 году в Тегеране запущено метро. В 2007 году закончено строительство башни Милад, которая стала 4-м по высоте сооружением в мире и первым в Иране. 27 июня 2007 года в некоторых районах Тегерана начались массовые беспорядки, вызванные неожиданным объявлением о скором введением квот на продажу бензина частным лицам. Недовольными автолюбителями были сожжены 12 бензоколонок[11].

Население

Когда Тегеран стал столицей Ирана в конце XVIII века, население города составляло порядка 100 тыс. человек. В течение XX века население Тегерана постоянно росло большими темпами. В 1956 году правительство приняло ряд мер, ограничивающих строительство в городской черте, а также поправки к семейной политике. В 1976 году прирост населения составил 4 %, а в 2000 году — 1,1 %.

В настоящее время в черте города проживает около 8,7 млн человек[12], а с пригородами население Тегерана составляет 13 млн человек, с близлежащими городами — спутниками — более 15 млн. Такой резкий рост населения объясняется тем, что 60 % жителей города — приезжие[13]. Маятниковая миграция в Тегеран составляет около 1,5—2 млн человек ежедневно, главным образом из Кереджа[14].

Демографическая история Тегерана[15]
1891 1922 1932 1956 1966 1980 1986 1991
Население 160 000 210 000 249 504 1 512 082 2 719 730 5 361 335 6 042 584 6 475 527
Плотность (чел./км²) 6540 8590 10 200 15 120 9610 9600 8430 8990
Годовой прирост, % 3 4 4,6 5,9 5,8 4,1
Прирост мигрантов 3800 1700 24 900 25 900 47 500 35 000

Языки

Тегеран является крупнейшим персоговорящим городом в мире. Население города настолько этнически разнообразно, что смешение различных языков и диалектов привело к появлению тегеранского диалекта персидского языка, который стал стандартным для Ирана. В частности, некоторые правила тегеранского разговорного диалекта (например, замена долгого /а/ на /u/) были активно переняты остальными иранцами.

Большая часть населения Тегерана говорит также на исфаханском, йездском, ширазском, еврейско-таджикском диалектах, а также на языке дари. Интересно, что до XIX века большинство населения города составляли мазендеранцы, до сих пор компактно проживающие в северных районах[13].

Второй по распространённости язык — азербайджанский[16][17].

Кроме того, существуют общины курдов, гилянцев, луров, белуджей, туркмен, арабов, армян, ассирийцев[18].

Религия

Подавляющее большинство жителей Тегерана — мусульмане-шииты, они составляют 96 % населения.

Бахаи составляют 2,8 % населения — это около 200 тыс. человек. Христиане также имеются в Тегеране, к ним относятся, в первую очередь, последователи Армянской апостольской церкви, Русской православной церкви и Ассирийской церкви[19]. Их количество после Исламской революции 1979 года резко упало. Армянская апостольская церковь представлена в Тегеране общиной из 120 тыс. человек. В городе расположено 42 прихода армянской церкви и множество армянских культурных центров, школ, библиотек, спортивных комплексов.

Около 10 тыс. человек относятся к Ассирийской церкви, имеется также 5 тыс. халдейских католиков, придерживающихся восточно-сирийского обряда. В городе есть грузинская православная община, русская православная община (с церковью Св. Николая) и несколько различных евангелических общин[19].

В еврейскую общину входит 16—18 тыс. человек. В Тегеране есть 18 синагог. При общине имеются также многочисленные школы и библиотеки[19]. В зороастрийскую общину входит 10 тыс. человек. Община поддерживает два храма огня (Аташкаде)[19]. К прочим религиозным меньшинствам относятся сунниты, присутствуют незначительные общины сикхов, индуистов, буддистов, мандеев, езидов и суфиев.

Беженцы

Из-за военных операций США в Афганистане и Ираке Тегеран стал основным пунктом назначения огромного количества беженцев из этих стран, среди которых арабы, таджики, пуштуны, хазарейцы. Беженцы чаще всего служат в быстро растущем городе в качестве дешёвой рабочей силы.

Социальные проблемы

Бедность

В 1995 году около 27 % населения Тегерана проживало за чертой бедности, хотя уровень жизни тегеранских бедняков значительно превосходит уровень жизни малоимущих из регионов страны[20]. В 1996 году уровень грамотности населения составлял 84,7 %, средняя продолжительность жизни — 70,5 лет[21]. Бедные тегеранцы проживают, в основном, в южных районах города, часто — в трущобах. Их неформально называют «живущими на камнях» (перс. كوهنشينان‎ — kuhneshinan). Особенно массивные бедные кварталы расположены в пригородах Эсламшахр и Чахар-Дангеш, с населением 350 и 250 тыс. человек соответственно[22]. В таких трущобах живут, как правило, иммигранты и беженцы.

В конце 1978 года бедный юг Тегерана стал очагом антиправительственных восстаний, окончательно подавить которые не представлялось возможным. Пользуясь временной неразберихой, вызванной революцией, бедняки застраивали окрестности города трущобами незаконно, часто ночью. Только за 1980 год в трущобах поселились 100 тыс. приезжих, в 1986 году — 450 тыс. Это было связано с небывалом наплывом беженцев из Курдистана и Афганистана.

В начале 1990-х годов мэрия Тегерана начала предпринимать попытки разрушить незаконные постройки. В августе 1991 года разрушение поселения Багерабад вызвало волнения в пригородах, которые пришлось подавлять с помощью полиции. В марте 1992 года группа ветеранов ирано-иракской войны выразила протест правительству Тегерана в связи с положением жителей трущоб, после чего волнения вспыхнули вновь. При его подавлении погибло 6 человек, 300 были арестованы, 5 впоследствии казнены. Последнее крупное выступление произошло в Эсламшахре в 1995 году.

Наркотики

В Иране веками производили и употребляли опиум. В 1949 году 11 % населения Ирана употребляло наркотики. 1,3 млн человек употребляли наркотики в Тегеране[23]. Тегеран расположен на одном из основных путей наркотрафика из Афганистана и Пакистана на Запад. Основные пути идут через провинции Хорасан и Систан и Белуджистан, через Тегеран, далее в Турцию и на Балканы[24].

В 1999 году в Тегеране насчитывалось порядка 240 тыс. наркоманов, хотя эта цифра может быть неточной, поскольку расхождения в оценке Министерства здравоохранения и ООН составляют до 60 %[25]. В 2002 году правоохранительные органы ежедневно задерживали до 150—200 наркодилеров и наркоманов[26]. Распространение наркотиков стало причиной повышенной смертности, преступности. Для борьбы с наркоманией в Тегеране открываются специализированные реабилитационные центры и проводится агитация.

География

Тегеран расположен на севере Ирана, в одноимённой провинции, на южном склоне горы Точал хребта Эльбурс, отделяющего город от Каспийского моря. Город вытянут с севера на юг на 26 км и с запада на восток на 40 км. Площадь составляет около 1550 км². Перепад высоты в пределах городской черты составляет почти 700 м: от 1100 на юге до 1800 на севере.

Тегеран состоит из старого города, реконструированного в 18701872 годах, и нового города, который начал строиться в 1940-х годах. В градостроительной структуре преобладают регулярные кварталы XIXXX веков, разрезанные прямоугольной сетью улиц с площадями, скверами, фонтанами и застроенные многоэтажными отелями, банками, административными зданиями в духе современной западноевропейской архитектуры, а также особняками-коттеджами и 10-12-этажными жилыми домами. Современный Тегеран распространяется на север, северо-запад и северо-восток за счёт образования многочисленных новых районов (Арьямехр, Тегеран-Парс и других).

Северные районы менее других подвержены загрязнению. Там проживают наиболее состоятельные жители Тегерана. Центральные районы занимают, как правило, офисы, банки и прочие учреждения. На юге и западе, ближе к пустыне располагаются промышленные предприятия. К крупным пригородам Тегерана относятся Кередж и Рей.

Климат

Тегеран располагается на наклонной равнине между горной цепью Эльбурс на севере и солончаковой пустыней Деште-Кевир на юго-востоке. Поэтому в северных районах города климат прохладный и влажный, тогда как в южных — горячий и сухой. Климат Тегерана является субтропическим, засушливым. Самый жаркий месяц — июль, самый холодный — январь. Из-за особенностей географического положения Тегерана, амплитуда колебания температуры достигает 65°. Снег выпадает в основном с ноября по март, но в большей части города снег лежит в январе и феврале. Иногда бывают зимой довольно сильные морозы (по меркам столь низкой географической широты города).

Среднегодовое количество осадков — 240 мм, большая часть выпадает зимой, весной и осенью. Летом дожди крайне редки.

Климат Тегерана
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 19,2 22,8 29,4 33,4 37,2 41,1 43,0 42,0 39,0 32,6 26,4 21,3 43,0
Средний максимум, °C 7,9 10,8 15,9 22,4 27,6 33,9 36,5 35,8 31,5 24,8 16,4 10,3 22,8
Средняя температура, °C 4,3 6,4 11,2 17,6 22,7 28,2 30,9 30,2 26,1 19,5 12,3 6,4 18,0
Средний минимум, °C 1,2 3,0 7,3 13,0 17,7 22,5 25,4 25,2 21,0 15,3 8,6 3,5 13,6
Абсолютный минимум, °C −13 −10 −8 −1,2 2,4 9,2 13,4 13,0 9,7 2,0 −7,3 −8,7 −13
Норма осадков, мм 32 31 41 32 11 2 1 1 1 8 18 28 206
Источник: [www.pogoda.ru.net/climate2/40754.htm «Погода и Климат»]

Экологическое состояние

Тегеран (особенно центральная и южная части города) страдает от загрязнённого воздуха. Город часто покрыт смогом, что становится причиной различных лёгочных заболеваний. Экологическая обстановка является к тому же одним из крупнейших факторов смертности в Тегеране. Согласно данным мэрии Тегерана, в 2006 году болезни, вызванные смогом, стали причиной смерти 10 тыс. жителей города[27].

Смог появляется во многом из-за большой концентрации промышленных предприятий. Несмотря на то, что система Тегеранского метрополитена имеет несколько линий, она недостаточно развита для транспортных нужд населения, (связывает между собой лишь малую часть районов столицы), поэтому люди вынуждены пользоваться автобусами и своим личным автотранспортом, в то время как большая часть автомобилей в Тегеране выпущена в 19701980-х годах и не соответствует современным экологическим требованиям. Также, аэропорт Мехрабад расположен в городской черте. Важную роль играет и физико-географическое положение Тегерана — город расположен на северо-западной окраине солончаковой пустыни, а горная цепь затрудняет движение влажного воздуха с Каспийского моря.

Для борьбы с загрязнением мэрия призывает автолюбителей отказаться от бензина в пользу сжиженного газа. Въезд в центральные районы большегрузных автомобилей запрещён.

Административное деление

Большая часть Тегерана располагается на территории шахрестана Тегеран. В генеральном плане 1968 года под юрисдикцию столичной мэрии было отведено 1800 км². За пределами этих границ строительство было запрещено, поскольку оставшаяся равнинная земля использовалась для сельскохозяйственных нужд. Но с течением времени сельские поселения превратились в города-спутники Тегерана: Рей, Эсламшахр, Дарсанабад, Акбарабад, Кудс, Шахрияр и другие. В 1996 году границы города перешли пределы шахрестана Тегеран, в городскую черту были включены районы в шахрестанах Шемиранат (север), Рей (юг) и Эсламшахр (юго-запад)[28].

Тегеран поделён на 22 городских округа. Общая площадь этих округов составляет 707 км². Последними (в 1991 году) в состав Тегерана вошли 21-й и 22-й округа (крупнейший), «растянув» город почти на 50 км[28].

Районы

Наряду с городскими округами Тегеран условно разделен на 112 районов (нахийе).[28] Они не имеют собственного административного аппарата, являясь историческими районами а не административными единицами. Как правило, у районов нет даже чётких границ. Часто один район может располагаться сразу в нескольких округах. Среди крупнейших районов:

Городское управление

Городское управление осуществляет Исламский городской совет Тегерана (شورای اسلامی شهر تهران — Шуройе Эсломийе шахре Техрон). Совет состоит из 15 депутатов, избираемых населением на 4 года. Исламский совет отвечает за управление городскими службами, составление и соблюдение городского бюджета и за выборы мэра. В свою очередь, каждом районе Тегерана имеется отделение Совета. Нынешний мэр Тегерана — Мохаммед Багер Галибаф вступил в должность в сентябре 2005 года, сменив на этом посту Махмуда Ахмадинежада.

Экономика

В 1382 году (по иранскому календарю; 20032004 годы по григорианскому календарю) городской бюджет Тегерана составил 7,72 трлн риалов (≈1,93 млрд рублей). При этом долг муниципалитета составлял 3—4 трлн риалов (≈1 млрд рублей)[29].

До того как стать столицей Ирана, Тегеран был фактически крупной фермерской деревней. С открытием в Иране крупных запасов нефти в стране началась индустриализация. Благосостояние Тегерана быстро выросло, город разросся, превратившись в крупный экономический центр. Фермерские хозяйства уничтожались, и на их месте строились заводы и фабрики, а также новые жилые кварталы.

По сей день Тегеран остаётся важнейшим экономическим и промышленным центром Ирана. Промышленные предприятия города дают 35 % совокупной стоимости промышленной продукции Ирана, в нём сосредоточено около 30 % рабочих страны. В частности, более 50 % потребляемой в Иране текстильной и электронной продукции производится на заводах в Тегеране[30].

Развито разнообразное машиностроение и металлообработка (12 автосборочных и авиационных заводов, ремонтные заводы, производство радиоаппаратуры, телевизоров, стиральных машин, холодильников и др.), химическая, нефтеперерабатывающая, металлургическая промышленность, производство стройматериалов, стекольных и фарфоро-фаянсовых изделий, текстильная, пищевая (в том числе крупная табачная фабрика), кожевенно-обувная промышленность. Сохранились кустарные производства. Большая часть промышленных предприятий расположена в промзоне на западе города, между Тегераном и Кереджем. Среди особо крупных предприятий — Iran Khodro, занимающий целый городской округ, выпускающий автомобили Samand.

В Тегеране имеется фондовая биржа, на которой в 2006 году было выставлено 420 компаний. Биржа была открыта в 1968 году, прекратила свою работу после Исламской революции и вновь возобновила в 1989 году. Тегеранская фондовая биржа является государственным некоммерческим объединением.

Российские компании

В Тегеране работают несколько российских компаний, чья деятельность связана главным образом с нефтегазовой и атомной энергетикой.

Транспорт

Тегеран — центральный узел железных и шоссейных дорог. Тегеран, как и весь Иран, известен своими автомобильными дорогами отличного качества. Общая протяжённость шоссейных дорог в Тегеране превышает 280 км, эстакад, мостов и развязок — 180 км. Ещё 130 км дорог и 120 км эстакад находятся в процессе строительства[31].

С запада к Тегерану подходят три фактически дублирующих друг друга шоссе — «Старое» и «Новое» Кереджское шоссе и проспект Фатх. С юга — проспект Саиди, проспект Шахида Тондгуяна, проспект Раджаи и проспект Хаваран. Шоссе Сулган-Санган выходит из Тегерана на север через Эльбурс и ведет в Мазендеран.

В отличие от большинства прочих крупных городов Ирана, в Тегеране отсутствует кольцевая автодорога, вместо неё было выстроено полукольцо протяжённостью 32 км, огибающее Тегеран с юга. Крупные магистрали «пронзают» Тегеран с севера на юг и с запада на восток, среди которых Проспект Наваба Сефеви (18 км) и Улица Азади — Энгелаб (41 км).

Тегеранский метрополитен работает с 2001 года. В настоящее время действует 67 станций на 4 линиях, общая длина которых превышает 120 км. Метро соединяет Тегеран с крупным городом-спутником Кередж. Ещё одна ветка идёт с севера на юг, к городу Рей. Ведётся строительство ещё 2 линий. Всего в ближайшие годы планируется запустить 5 линий. Многие станции метро отделаны национальными орнаментами.

Центральный железнодорожный вокзал расположен в районе Джавадийе. Отсюда расходятся железные дороги к Зенджану и Тебризу на северо-запад, к Мешхеду на восток, к Хорремшехру на юго-запад и к Йезду и Бендер-Аббасу на юго-восток. Здание вокзала было построено в 1930-х годах по проекту украинского архитектора Владислава Городецкого.[32]. Скоростное железнодорожное сообщение действует на линии Тегеран-Кередж.

Тегеран обслуживается двумя крупными аэропортами. Старый аэропорт Мехрабад расположен на западе Тегерана в черте города, до осени 2007 года он обслуживал практически все международные рейсы. По совместительству Мехрабад — база Военно-воздушных сил Ирана. В настоящее время большая часть рейсов переведена в новый аэропорт имени Имама Хомейни, построенный в 30 км на юг от Тегерана. К «Хомейни» ещё не подведена линия метро, однако он связан с Тегераном скоростной автомагистралью.

В Тегеране имеется сеть автостанций, причём обслуживающие их автобусы двигаются по огороженной от других автомобилей полосе. Центральный автовокзал и 4 дополнительных терминала предназначены для пригородного сообщения. С центрального автовокзала автобусы ходят практически в каждый город в Иране по очень низким ценам. Имеется большое количество агентств такси. Существует специальная служба «такси для женщин». Таксисты работают исключительно в пределах городской черты.

Наземный общественный транспорт представлен автобусами и троллейбусами. Используются сочленённые троллейбусы Skoda 15Tr, одиночные автобусы иранских марок Shahab Khodro, Iran Khodro. Есть сеть скоростного автобуса (BRT) включающая в себя 5 маршрутов, где автобусы ходят по полностью выделенным полосам. На маршрутах скоростного автобуса используются одиночные машины иранской марки Shahab Khodro и сочленённые китайские автобусы King Long, YoungMan и Yutong. В 2016 году часть троллейбусов была подвергнута капитальному ремонту с изменением дизайна кузова.

Автомобильные «пробки» являются насущной проблемой для Тегерана. Для борьбы с ними, в частности, все городские дороги разделили на три зоны: общедоступные, частично ограниченные (с допуском по номерам) и запретные (используемые автобусами, такси и машинами «скорой помощи»)[31].

Средства массовой информации

Самое крупное новостное агентство в Иране — ИРНА[33] (Информационное агентство Исламской республики), основанное в 1934 году. Другие информационные агентства — «Фарс»,[34] «Мехр»[35]. Оппозиционное властям новостное агентство «Иран-Дохт»[36] располагается в Калифорнии, но имеет возможность вещания на Тегеран. Также транслируются новости на английском (BBC Persian) и французском языке.

Основные ежедневные периодические издания: «Джомхури-йе Ислами-йе Ресалат», «Кейхан», «Ахбар», «Техран Эмруз» и «Этелаат». «Tehran Times», «Kayhan International», «Iran Daily», «Iran News» выходят на английском языке. Самая популярная в Иране газета «Хамшехри» также выходит в Тегеране. Издание основано в 1992 году столичным муниципалитетом. Газета «Иран» является единственным государственным ежедневным изданием. «Иран» издаёт Информационное агентство Ирана ИРНА.

За телевидение и радиовещание отвечает также государственная «Организация по телерадиовещанию Исламской Республики Иран»[37] (IRIB), расположенная в Тегеране, в ведении которой находятся 13 телеканалов и 8 радиостанций. Кроме Ирана IRIB вещает на другие страны, среди них Армения, Россия, Китай, США, Великобритания и непризнанная Нагорно-Карабахская Республика.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1991 день]

Культура

Бульвар Вали-Аср

Бульвар Вали-Аср (перс. ولی‌عصر‎) — средоточие как деловой, так и «неформальной» жизни Тегерана. Это одна из самых длинных улиц в Тегеране, растянувшаяся на 18 км с юга на север. В престижных северных кварталах вдоль Вали-Аср расположено огромное количество финансовых учреждений, посольств, дорогих ресторанов, бутиков и прочих заведений. Вали-Аср — излюбленное место отдыха тегеранцев и туристов, в особенности молодёжи.

Недалеко от Бульвара Вали-Аср расположено единственное на территории Тегерана общественное заведение, где возможно употреблять алкогольные напитки, а женщинам позволено ходить с непокрытой головой — так называемый «Армянский клуб»[38]. В Тегеране проживает довольно крупная христианская армянская диаспора, которой правительством позволено производить вино и употреблять его «в культовых целях», чем нередко пользуются остальные горожане, поскольку надзор за соблюдением исламских законов со времени Революции 1979 года заметно ослаб[39].

Музеи

Самый знаменитый музей города — Археологический музей. Музей Абгине посвящён горшкам и керамике. В Музее Резы Аббаси хранятся образцы живописи и каллиграфии. При музее Расам находится школа коврового искусства, в музее собраны уникальные ковры. В Национальном музее (Иран Бастан Музеум) хранятся археологические находки доисламского Ирана. В городе имеется Антропологический музей, Музей исламского искусства, Музей стекла и керамики с драгоценными изделиями из хрусталя, перламутра, золота и лазурита. Особенно выделяется музей шахских драгоценностей Центрального банка Ирана. В нём хранятся также короны шахов Пехлеви.

Саадабад — дворец, находящийся в районе Шемиран. Комплекс состоит из нескольких дворцов и павильонов, в некоторых из них размещена Иранская организация культурного наследия. Во дворце Шахрам находится Военный музей, а в других павильонах — Музей воды, Музей изящных искусств, музей Бехзад и другие.

Архитектурные памятники

Большинство архитектурных памятников Тегерана относится к династии Каджаров, наиболее знаменит дворец Голестан — до 1979 года резиденция шаха и мечеть шаха. Дворец преобразован в музей.

На Площади Весны (Meidan-e Baharestan) находится каджарская Мечеть Шахида Моттахари, построенная Насреддин-шахом в 1830 году, мечеть занимает площадь 3700 м², внутри мечети — галереи, украшенные уникальным орнаментом. В мечети расположен также Теологический Факультет.

В 1971 году в Тегеране была построена Башня Свободы (Азади) по случаю 2500-летия иранской монархии. На вершину башни можно подняться на лифте и любоваться покрытыми снегом горами.

На юге города расположен Мавзолей Хомейни на кладбище Бехеште-Захра, в комплекс входят четыре минарета высотой 91 м.

Дворец Саадабад на севере города — бывшая летняя резиденция шаха. В комплекс входят несколько дворцов и парков. Недалеко от него расположен дворец Ниаваран.

В 2007 году в Тегеране была построена телебашня Бордже Милад высотой 435 м — четвёртая по высоте телебашня в мире.

Парки

В Тегеране имеется около 800 парков. Знамениты парки Данешчжу, Са’эй и Шатрандж.

Парк Меллат, который до революции назывался Шахский парк — один из самых больших в городе.

В центре города около Тегеранского Университета расположен парк Лале. В его восточной части — Музей сельского хозяйства, а в западной части — Музей современного искусства, на северо-западе — Музей ковров.

В Ниаваране находится парк Джамшидие, в котором тегеранцы проводят свободное время — там расположены открытые эстрады и рестораны.

Парк Шахре-Бази (до Исламской революции назывался Луна-парк) — место аттракционов.

Огромный Читгарский парк на окраине города разбит в персидском стиле, с живописными лесами и искусственными озёрами, до него можно доехать на метро.

Образование и наука

Тегеран — важнейший научно-образовательный центр в средней Азии. Первое высшее учебное заведение было открыто в Тегеране в 1851 году: Дар ул-Фунун. Тегеранский университет был основан в 1933 году — это первый в Иране государственный университет и крупнейший в стране. В 2011 году Технологический университет имени Амира Кабира в Тегеране сумел завоевать право провести 24-й турнир IYPT.

В городе расположено около 50 высших учебных заведений, среди которых:

Тегеранские университеты, как и во всём Иране, находятся под контролем государства. Несмотря на это, именно студенчество традиционно является главным очагом оппозиции властям. Так, студенты приняли самое активное участие в Революции 1979 года. Летом 1999 года студенты Тегеранского университета также инициировали беспорядки, перекинувшиеся на другие университеты и подавленные через 6 дней.

Искусство

Первый кинотеатр был открыт в Тегеране в 1904 году[40]. В настоящее время в столице Ирана действуют более 70 кинотеатров, крупнейшие из которых: «Пейванд», «Европа» и «Африка»[41]. Тегеранцы имеют возможность регулярно смотреть фильмы иранского и зарубежного производства, которые, тем не менее, сперва проходят проверку министерства культуры. Тегеран стал родиной таких известных режиссёров, как Аббас Киаростами, Мохсен Махмальбаф, Самира Махмальбаф, Маджид Маджиди и других.

Образ Тегерана фигурирует в таких фильмах, как драма «Вкус вишни» (Киаростами, 1997), где особенно ярко представлено разнообразие уличной жизни Тегерана, а также историческая комедия «Насреддин-шах — кинозвезда» (Махмальбаф, 1992) — вольная интерпретация истории становления кинематографа в Иране. Известный советский детектив «Тегеран-43» вопреки названию не снимался в Тегеране (тегеранские сцены снимались в павильоне Мосфильма и в историческом квартале Баку — Ичери Шехер). Цикл стихов Сергея Есенина «Персидские мотивы», где, в частности, описывается, как он «синими цветами Тегерана лечил былую рану в чайхане», — также своеобразная «выдумка»: Есенин никогда не был в Тегеране, а цикл стихов «Персидские мотивы» был написан им в пригороде Баку — Мардакянах.

Тегеранский симфонический оркестр, основанный в 1937 году, выступает в Театре Рудаки и, с 1971 года, в Городском театре. Тем не менее, театральное искусство пользуется в Иране переменной популярностью, особенно среди молодёжи. В таком мегаполисе как Тегеран действуют всего три театра, в которых ставятся пьесы: «Театр-е шехр» (Городской театр), «Рудаки» и «Бахман». Остальные театральные залы используются как правило для музыкальных постановок[42].

В Тегеране (и во всем Иране) большей популярностью пользуется особый вид театрального искусства — «Тазийе» (от араб. تعزیه‎ — «траур»). Тазийе — это своеобразный театральный жанр, происходящий из шиитских религиозных традиций. Сюжет таких пьес завязан вокруг одного события: гибели имама Хуссейна ибн Али в битве при Кербеле с Халифом Язидом I. Особенно популярны такие пьесы в праздник Шахсей-вахсей (День Ашура). Подобный вид театра появился в Иране в XIX веке в период правления Насреддин-шаха. По его личному приказу в Тегеране был построен большой Государственный театр (Теки-йе доулат), где эти пьесы ставились. Этот театр был уничтожен в ходе реконструкции Тегерана в 1930-х, однако традиция Тазийе по-прежнему популярна.

Фестивали

Спорт

Тегеран был первым городом на Среднем Востоке, где прошли Азиатские игры. 7-е Летние Азиатские игры прошли в Тегеране в 1974 году. В них приняли участие 3010 спортсменов из 25 стран[43]. Для их размещения на северо-западе Тегерана была выстроена олимпийская деревня.

В Тегеране расположен крупнейший в Иране стадион Азади («Свобода»), вмещающий до 100 000 зрителей, где тренируется сборная страны по футболу. Там же проходят важнейшие игры премьер-лиги. Другие крупные арены: «Шахид Дастгерди», «Шахид Шируди» и «Тахти». В иранской премьер-лиге семь тегеранских команд:

  • «Эстегляль»
  • «Персеполис»
  • «Саба Баттери»
  • «Пайкан»
  • «Рах Ахан» (Железные дороги)
  • «Паас-Тегеран»
  • «Сайпа» (База клуба расположена в Кередже — пригороде Тегерана)

Неподалеку от городских кварталов Шемиран и Дербенд расположен горнолыжный курорт. Горнолыжный комплекс оборудован на горе Точал и является 5-м в мире по высоте. Он был построен в 1976 году. Высочайшую точку комплекса (3730 м) соединяет с Дербендом 8-километровая канатная дорога. У подножья Точала расположены гостиницы. Вблизи Тегерана расположены также горнолыжные курорты Дизин (где проходил чемпионат мира по сноубордингу) и Шемшак. В местечке Аб-Али кроме горнолыжных спусков имеются теннисные корты, ипподром[44].

Города-побратимы

Интересные факты

  • Тегеран расположен на той же широте, что и северная Сахара, но при этом 2 месяца в году в Тегеране лежит снег.
  • Мэрия Тегерана начала пятилетний план по озеленению города, в ходе которого планируется посадить 15 млн деревьев[47].
  • В Тегеране строится самая большая на Среднем и Ближнем Востоке транспортная развязка стоимостью 20 трлн риалов, названная в честь командира КСИР времён ирано-иракской войны Ахмада Мотевассиляна[48].
  • Тегеран — 4-й по дороговизне город Ближнего Востока (после Тель-Авива, Дубая и Абу-Даби) и 77-й в мире[49].
  • Тегеран является центральным городом в сюжетной линии игры Battlefield 3.

Напишите отзыв о статье "Тегеран"

Примечания

  1. [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=2213 Мэрия Тегерана]
  2. [www.webcitation.org/query?url=world-gazetteer.com/wg.php?x=%26men=gcis%26lng=en%26des=wg%26srt=npan%26col=abcdefghinoq%26msz=1500%26pt=c%26va=%26srt=pnan&date=2010-01-10+15:19:25 World Gazetteer: World - largest cities (per geographical entity)]
  3. www.sci.org.ir/portal/faces/public/sci_en
  4. 1 2 [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=537&language=en-US تاريخچه تهران]
  5. [www.bbc.co.uk/persian/iran/story/2007/06/070629_oh_tehran_city.shtml تهران چگونه پایتخت شد؟]
  6. Ahmad Kasravi. Kārvand-e Kasravi / Ed. Yahyā Dokā. Téhéran, 1973. P. 273-83.
  7. Hamd-Allah Mostawfi. Nozhat al-qolub, éd. et tr. Le Strange. С. 53—60
  8. Mina Marefat, «The protagonists who shaped modern Tehran»
  9. [inosmi.ru/asia/20121124/202561710.html О переименовании тегеранских улиц]
  10. [www.iranchamber.com/history/iran_iraq_war/iran_iraq_war3.php Iran Chamber Society: History of Iran: Iran-Iraq War 1980—1988]
  11. [www.1tv.ru/owa/win/ort6_main.main?p_news_title_id=104979&p_news_razdel_id=9 Возмущённые граждане сожгли несколько заправок]
  12. [www.webcitation.org/query?url=world-gazetteer.com/wg.php?x=%26men=gcis%26lng=en%26des=wg%26srt=npan%26col=abcdefghinoq%26msz=1500%26pt=c%26va=%26srt=pnan&date=2010-01-10+15:19:25 World Gazetteer: World — largest cities (per geographical entity)]
  13. 1 2 [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=12511 Tehran, Political situation]
  14. [www.fao.org/docrep/005/x3994f/X3994F08.htm La Foresterie Urbaine Et Periurbaine]
  15. Источник: Atlas de Téhéran et Mansour Ohadi
  16. Azerbaijanis (author Brenda Shaffer), page 206. // Encyclopaedia of Modern Asia. Volume 1: Abacus to China. Editors: David Levinson and Karen Christensen. New York: Charles Scribner’s Sons, 2002, LXVII+ 529 pages. ISBN 9780684312422
  17. [looklex.com/e.o/teheran.htm Teheran — LookLex Encyclopaedia]
  18. [p2.www.britannica.com/oscar/print?articleId=277286&fullArticle=true&tocId=225449 All about Oscar]
  19. 1 2 3 4 Eliz Sanasarian: Religious Minorities in Iran. Cambridge University Press, Cambridge 2000, ISBN 0-521-77073-4
  20. Djavad Salehi-Isfahani. Mobility and the dynamics of poverty in Iran: What can we learn from the 1992-95 panel data? Mimeo, 10/11/2003
  21. Программа развития ООН, Human Development report of the Islam Republic of Iran, 1999
  22. Mike Davis. Le pire des mondes possibles. De l’explosion urbaine au bidonville global. La Découverte, 2006 (ISBN 978-2-7071-4915-2), p. 31
  23. Bijan Nissaramanesh, Mike Trace, Marcus Roberts. L’apparition de la réduction des risques en Iran. Bulletin № 8, Programme politique des drogues de la Fondation Beckley, juillet 2005
  24. [www.unodc.org/pdf/afg/afg_drug-situation_2002-10-01_1.pdf «Illicit drugs Situation in the regions neighbouring Afghanistan and the response of ODCCP», United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention, 2002]
  25. E. Razzaghi, A. Rahimi, M. Hosseni, A. Chatterjee. Rapid Situation Assessment (RSA) of drug abuse in Iran. Prevention Depart., State Welfare Organization, Ministry of Health, I.R. of Iran and United Nations International Drug Control Program, 1999
  26. Commandeur des forces de la police des stupéfiants de Téhéran Mehdi Aboui, cité // A. William Samii. Drug Abuse: Iran’s «Thorniest Problem». The Brown Journal of World Affairs, Volume IX, № 2, hiver-printemps 2003
  27. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/6245463.stm BBC NEWS | Middle East | Iran smog 'kills 3,600 in month']
  28. 1 2 3 [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=12517 Tehran, Administrative Districts]
  29. [www.tehrantimes.com/Index_view.asp?code=104673 Tehran Budget Insufficient]
  30. [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=12513 Tehran, Economy]
  31. 1 2 [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=12516 Tehran, Traffic & Transportation]
  32. [archive.travel.ru/iran/83882.html Мешхед — священный город шиитов]
  33. [www2.irna.ir/ وب سایتهای ایرنا — Irna]
  34. [www.farsnews.com/ FarsNewsAgency — خبرگزاري فارس]
  35. [www.mehrnews.com/ MehrNews.com — Iran, Iranian, Nuclear, political, world, sport, Cultural, economic, SocialAndOccations news and headlines]
  36. [www.irandokht.com/ Women of Iran: The Community — IranDokht.com]
  37. [www.irib.ir/ صدا و سیمای جمهوری اسلامی ایران]
  38. [www.lonelyplanet.com/worldguide/iran/tehran/where-to-eat/1000685879?list=true Armenian Club]
  39. [www.opendemocracy.net/people/article_903.jsp Drinking Tehran dry]
  40. [www.unesco.org/courier/2000_10/fr/doss21.htm Le cinéma iranien emporte la révolution]
  41. [www.irantour.org/Iran/Cinemas.html Telephone & Address of cinemas in Tehran Iran]
  42. [www.ceri-sciencespo.com/archive/february/artdm.pdf The Search Engine that Does at InfoWeb.net]
  43. [en.beijing2008.cn/36/81/article212058136.shtml Tehran 1974 Asian Games (photo attached)]
  44. [www.tripadvisor.com/Travel-g293999-s406/Tehran:Iran:Sports.And.Activities.html Tehran: Sports & Activities — TripAdvisor]
  45. [minsk.gov.by/ru/city/ Минский городской исполнительный комитет]
  46. [web.archive.org/web/20090105114236/el.mos.ru/cgi-bin/pbl_web?vid=2&osn_id=0&id_rub=2368&news_unom=35877 Москва и Тегеран стали городами-побратимами]
  47. [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=5215&ctl=Details&mid=22486&ItemID=48807 15m Saplings to Be Planted on National Lands]
  48. [www.tehran.ir/Default.aspx?tabid=5215&ctl=Details&mid=22486&ItemID=43612 Ghalibaf Proposes New Name for Biggest Overpass in Middle East]
  49. [www.payvand.com/news/08/aug/1038.html Tehran, Middle East’s 4th Most Expensive City]

Ссылки

Правительственные
  • [www.tehran.ir/default.aspx Официальный сайт мэрии Тегерана] (перс.)
  • [www.tehran.ir/Default.aspx?alias=www.tehran.ir/en Официальный сайт мэрии Тегерана] (англ.)
  • [www.tehrangis.com/ Информационный портал] (перс.)
  • [www.shora-tehran.ir/ Исламский совет Тегерана] (перс.)
  • [www.tehran.ir/Default.aspx?alias=www.tehran.ir/tcc Организация по контролю за движением] (перс.)
  • [www.ketabeavval.ir/ Официальные «Жёлтые страницы»] (перс.)
Прочие
  • [pogoda.mail.ru/?city=4033&extended=1 Погода в Тегеране]
  • [tehranshake.files.wordpress.com/2007/06/map_tehran.jpg Карта Тегерана]
  • [ipaattravel.ru/tegeran_sights.htm Обзор достопримечательностей Тегерана]
  • [maps.google.com/maps?ll=35.6962,51.423&t=h&z=12 Тегеран из космоса]
  • [tehrandaily.wordpress.com/ Tehran 24]
  • [www.worldisround.com/articles/98910/index.html Коллекция фотографий современного Тегерана]
  • [www.worldisround.com/articles/255726/index.html Старый Тегеран]
  • [baursak.info/?p=3343 Беспорядки в Тегеране, июнь 2009. Видео]
Предшественник:
Шираз
Столица Ирана (Персии)
с 1795
Преемник:
Действующий
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Тегеран

– Да я и так снимаю, – отвечал голос Лаврушки.
– А! ты уж встал, – сказал Денисов, входя в комнату.
– Давно, – сказал Ростов, – я уже за сеном сходил и фрейлен Матильда видел.
– Вот как! А я пг'одулся, бг'ат, вчег'а, как сукин сын! – закричал Денисов, не выговаривая р . – Такого несчастия! Такого несчастия! Как ты уехал, так и пошло. Эй, чаю!
Денисов, сморщившись, как бы улыбаясь и выказывая свои короткие крепкие зубы, начал обеими руками с короткими пальцами лохматить, как пес, взбитые черные, густые волосы.
– Чог'т меня дег'нул пойти к этой кг'ысе (прозвище офицера), – растирая себе обеими руками лоб и лицо, говорил он. – Можешь себе пг'едставить, ни одной каг'ты, ни одной, ни одной каг'ты не дал.
Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Тегеран&oldid=81577186»