Телефонный план нумерации

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Телефо́нный пла́н нумера́ции — система, позволяющая пользователям телефонов совершать и принимать междугородные и международные телефонные звонки. Код зоны нумерации (называемый ABC для географически определяемой зоны нумерации или DEF — для географически не определяемой зоны нумерации) — 3 десятичных знака для Российской Федерации — та часть телефонного номера, которая указывает междугородный узел связи. Телефонными планами нумерации коды зон присваиваются междугородным узлам связи, так что звонящий абонент может связаться с телефонами за пределами своего местного узла связи. Обычно код зоны, находящийся перед номером, соответствует определённому географическому местоположению.

Различают открытые и закрытые планы нумерации.

При открытом плане нумерации местное телефонное соединение устанавливается набором только местного номера без набора национального номера.
При закрытом плане нумерации набор национального номера необходим для телефонного соединения любого вида — местного, внутризонового, междугороднего.

Международный союз электросвязи отдаёт предпочтение закрытому плану нумерации. В соответствии с приказом Мининформсвязи, в 2008 году Россия должна была полностью перейти на закрытый план нумерации[1]. Однако по состоянию на 20 августа 2013 года закрытый план нумерации был введён только в Москве.

Абонентам, совершающим звонки внутри своей зоны (например, абонентам в своём же городе), обычно не требуется набирать код зоны. В международных телефонных номерах код зоны следует непосредственно за международным телефонным кодом страны.

Хотя Международный союз электросвязи (ITU) пытается сделать так, чтобы по всему миру были внедрены единые стандарты доступа к международной и междугородной связи, до сих пор в разных странах существуют различные способы доступа к внезоновым звонкам. Например, ITU рекомендует, чтобы для международного доступа использовался код 00. Однако эти рекомендации действуют не во всех государствах. Например, США и Канада используют Североамериканский план нумерации со своими правилами. Россия так же использует свой способ доступа (через «восьмёрку»)[2].

Международный план нумерации устанавливает телефонные коды стран, то есть коды, определяющие целые страны или группы стран. Стандарт E.164 регулирует телефонные коды стран на международном уровне и устанавливает максимальную длину полного международного телефонного номера. Каждая страна сама устанавливает нумерацию внутри своей телефонной сети. В результате, региональные коды зон могут иметь:

Обычно коды зон определяют и стоимость звонка. Звонки внутри своей зоны или небольшой группы соседних или перекрывающих друг друга зон стоят намного меньше звонков за пределы такой зоны или группы зон. Кроме того, существуют специальные коды зон для бесплатных и платных звонков, для звонков в сотовые сети связи. Существуют также исключения: в некоторых странах (например, в Израиле) звонки тарифицируются по одной стоимости независимо от того, куда звонит абонент, а в других (например, в Великобритании) код зоны обычно делится на две части с разной стоимостью.





Открытые планы нумерации

При открытом плане нумерации есть различие между набором номера при звонках внутри телефонной зоны, за её пределы и для междугородних звонков. При звонке «внутри кода», в пределах, например, города, нужно просто набрать номер, но при звонке за пределы зоны нужно набирать ещё и код. Как правило, при звонке за пределы зоны нужно перед кодом набирать ещё и «выход на межгород» (обычно «0», в России — «8»). Например, при звонке на номер в Амстердаме (Нидерланды):

  • xxx xxxx (внутри Амстердама, код не нужен)
  • 0 (20) xxx xxxx (из-за пределов Амстердама)
  • +31 20 xxx xxxx (из-за пределов Королевства Нидерландов)

В США и Канаде, а также в некоторых других странах и территориях используется так называемый Североамериканский план нумерации (англ. North American Numbering Plan (NANP)). В нём код «выхода» — 1, далее может использоваться код страны, территории или зоны. Например, звонок в Сан-Франциско осуществляется так:

  • xxx xxxx (местный звонок, код не нужен)
  • 1 415 xxx xxxx (из-за пределов Сан-Франциско)
  • 415 xxx xxxx (с мобильного телефона внутри США)
  • +1 415 xxx xxxx (из-за пределов CША)

Тем не менее, в некоторой части Северной Америки начинают использоваться новые коды, и использование +1 перед кодом зоны становится обязательным. Звонки с мобильных телефонов отличаются тем, что набор +1 на них пока ещё не необходим, но большинство мобильных телефонов легко программируются и добавляют префикс к набираемому номеру автоматически.

Страны редко меняют тип своего плана нумерации с открытого на закрытый или наоборот. Закрытый план нумерации, который был разработан в Северной Америке, предусматривает фиксированную длину кода и местного номера. Открытый план нумерации, развившийся параллельно в разных странах, не стандартизирован. Длина кода и местного номера в нём может варьировать. Закрытые планы нумерации, в целом, используются реже, чем открытые.

Закрытые планы нумерации

Закрытый план нумерации подразумевает, кроме прочего, стандартную длину абонентского номера, и в закрытом плане нумерации во всех случаях используется полный набор номера, включая звонки внутри зоны и местные вызовы. Такие планы традиционны для небольших стран и территорий, когда код зоны не используется. Кроме того, использование закрытых планов нумерации распространено в странах, где традиционно развивалась система абонентских номеров со стандартной длиной. Многие страны идут по пути присоединения кода зоны к абонентскому номеру.

К примеру, для звонка в Осло до 1992 года следовало набирать так:

  • xxx xxx (из самого Осло — код не требовался)
  • (02) xxx xxx (внутри Норвегии, кроме Осло)
  • +47 2 xxx xxx (из-за пределов Норвегии)

После 1992 года, когда план нумерации был изменён на закрытый:

  • 22xx xxxx (внутри Норвегии, включая Осло)
  • +47 22xx xxxx (из-за пределов Норвегии)

В других странах (например Франции, Бельгии, Швейцарии и в ЮАР) код выхода требуется и для внутренних звонков — как местных внутри зоны, так и внутри страны:

  • Париж 01 xxxx xxxx (из-за пределов Франции +33 1 xxxx xxxx)
  • Брюссель 02 xxx xxxx (из-за пределов Бельгии +32 2 xxx xxxx)
  • Женева 022 xxx xxxx (из-за пределов Швейцарии +41 22 xxx xxxx)
  • Кейптаун 021 xxx xxxx (из-за пределов ЮАР +27 21 xxx xxxx)

К преимуществам открытого плана нумерации можно отнести удобство набора абонентами более коротких местных номеров. Однако повсеместное использование мобильных телефонов, которые позволяют одинаково легко хранить и полные и короткие номера в записной книжке существенно упрощает абонентам использование номеров в закрытом плане. Однако это не уменьшит затруднения пользователей стационарных телефонов, таксофонов и центров связи.

К преимуществам закрытой нумерации для конечного потребителя услуги связи можно отнести возможность легкого перевода любого национального номера в международный формат и исключения неоднозначности короткого номера.

В ближайшем будущем Россия также перейдёт на закрытый план нумерации (см. Телефонный план нумерации России)[1].

См. также

Напишите отзыв о статье "Телефонный план нумерации"

Ссылки

  1. 1 2 [minsvyaz.ru/common/upload/prikaz_17-11-2006_N142.pdf Приказ Мининформсвязи № 142 от 17.11.2006 г.]
  2. Кроме Республики Крым и Севастополя (с 7.05.2015 и 24.09.2014 соответственно), которые унаследовали набор номера через 0 и 00 от телефонного плана нумерации Украины

Напишите отзыв о статье "Телефонный план нумерации"

Ссылки

  • www.itu.int/dms_pub/itu-t/opb/sp/T-SP-E.164D-11-2011-PDF-E.pdf
  • www.itu.int/dms_pub/itu-t/opb/sp/T-SP-E.164C-2011-PDF-E.pdf
  • www.itu.int/dms_pub/itu-t/opb/sp/T-SP-LT.1-2014-PDF-E.pdf

Отрывок, характеризующий Телефонный план нумерации

Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…
Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.
– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.
– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.
– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе.
Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.
– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.
Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала.