Теннесси

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Штат США

Теннесси
англ. Tennessee

Флаг Теннесси Печать Теннесси

Девиз штата

«Земледелие и торговля»
(англ. Agriculture and Commerce)

Прозвище штата

«Добровольческий Штат»

Столица

Нашвилл

Крупнейший город

Мемфис

Крупные города

Нашвилл, Ноксвилл, Чаттануга, Кларксвилл

Население

6 403 353 (2011 год)
17-е по США
плотность
58,61 чел./км²
17-е по США

Площадь

36-е место
всего
109 151 км²
водная поверхность
2 399 км² (2,2 %)
широта
34° 59′ с. ш. по 36° 41′ с. ш., 195 км
долгота 81° 39′ з. д. по 90° 19' з. д., 710 км

Высота над уровнем моря

максимальная 2 025 м
средняя 270 м
минимальная
54 м

Принятие статуса штата

1 июня 1796 года
16 по счёту
до принятия статуса
Юго-Западные территории

Губернатор

Билл Хэслем (Р)

Вице-губернатор

Рон Рэмси (Р)

Законодательный орган

Генеральная Ассамблея Теннесси
верхняя палата Сенат Теннесси
нижняя палата Палата Представителей Теннесси

Сенаторы

Ламар Александер (Р)
Боб Коркер (Р)

Часовой пояс

Восточное время: UTC-5/-4

Сокращение

TN

Официальный сайт:

www.tennessee.gov

Теннесси́[1][2] (англ. Tennessee [tɛnɨˈsiː]) — штат[3] на востоке США, один из так называемых штатов Юго-Восточного Центра. Население 6 403 353 человек (17-е место на 2011 г.). Столица — Нашвилл, крупнейший город — Мемфис. Вошёл в состав государства 16-м по счёту.





История

Территория Теннесси населена не менее 12 тыс. лет[4]. Наименования этнических групп, обитавших в этих краях до появления европейцев, неизвестны, но археологи выявляют несколько основных культур: архаическую (до Х в. до н. э.), лесную (Х в. до н. э. — Х в. н. э.) и миссисипскую (X—XV вв.), которые были предшественниками индейцев крики, занимавших долину реки Теннесси до прихода племён чероки.

Первыми попавшими сюда европейцами были испанские конкистадоры отряда Эрнандо де Сото (1540 г.). Они ещё застали здесь население крики и, вероятно, стали одной из причин депопуляции региона, невольно заразив индейцев европейскими болезнями. Освободившиеся земли вскоре заняли чероки, переселившиеся из Виргинии. По мере проникновения белых колонистов местное индейское население вытеснялось далее на юг и запад.

Первым британским постоянным поселением на территории Теннесси был форт Лаудон, расположенный близ современного городка Воноре в восточной части штата. В 1756 г. он был крайним западным форпостом английских колоний. В 1760 г. форт был захвачен индейцами, а его гарнизон полностью перебит. В 1760-х годах долина была постепенно освоена колонистами, которые сначала искали лишь новые территории для охоты. В конце того же десятилетия на востоке стало вновь появляться постоянное белое население. Во время американской революции здесь планировалось создать колонию Трансильвания, но индейцы чероки, заключившие союз с лоялистами, по-прежнему активно сопротивлялись колонизации. К 1780 г. белое население удерживалось только в регионе форта Ватагуа на виргинской границе, который превратился в центр борьбы как с индейцами, так и с британскими войсками. В середине 1780-х годов Ватагуа и вся западная часть Северной Каролины отделилась от США в независимое государство, но без поддержки с востока не смогла организовать оборону против индейцев и через четыре года вновь объединилась с Северной Каролиной. Тем не менее, в 1790 г. штат уступил эту территорию под контроль федерального правительства, которое управляло ей в составе Юго-западной территории до образования нового штата Теннесси в 1796 г.

Восточная граница штата, отделяющая его от Северной Каролины, прошла по горам Аппалачи, а на западе территория Теннесси достигала реки Миссисипи, которая в то время была границей с испанскими колониями. Колонизация западных территорий закончилась в 1830-х годах выселением чероки в Арканзас. На долгом пути к новым местам поселения погибло около 4 тыс. индейцев[5]. Чероки назвали эту депортацию «дорога слёз». Аналогичному выселению были подвергнуты и другие индейские племена, поэтому выражение дорога слёз относят и к ним. Особенно оно популярно среди индейцев пяти цивилизованных племён.

В 1861 г. штат Теннесси присоединился к конфедерации Юга[6] и превратился в театр боевых действий. Войска генерала Гранта и флот северян к 1862 г. полностью контролировали реки Кумберленд и Теннесси, но в горах восточной части штата южане удерживали позиции до 1865 г., откуда наносили контрудары в направлении Чаттануги и Нашвилла. В это время президент Линкольн назначил губернатором Теннесси Эндрю Джонсона, своего будущего преемника.

Законодательное собрание Теннесси одобрило поправки к конституции, запрещающие рабство, 22 февраля 1865 г.[7][8], а 7 апреля того же года ратифицировало и соответствующую поправку к конституции США, благодаря чему Теннесси стал единственным штатом бывшей Конфедерации, куда в период Реконструкции не был назначен военный губернатор. В 1864 г. губернатор Джонсон был избран вице-президентом США, а после убийства Линкольна в 1865 г. стал президентом. По окончании Реконструкции в Теннесси, как и в остальных южных штатах были приняты законы, ограничивающие права афроамериканцев, а в 1889 г. Генеральная ассамблея штата приняла ещё четыре закона, которые фактически стали реформой избирательного права, препятствующей участию в голосованиях для беднейших слоёв населения, включая афроамериканцев[9]. В конце XIX в. в Теннесси были также приняты законы о расовой сегрегации. Всего указанные законы касались около 24 % населения штата или 480 430 человек[10]. Большинство из них оставалось в силе до 1965 г. Теннесси считается центром музыки кантри. Здесь ежегодно проводятся фестивали кантри, которые собирают исполнителей со всей страны.

География

Штат Теннесси граничит с восемью другими штатами: Кентукки и Виргиния на севере; Северная Каролина на востоке; Джорджия, Алабама и Миссисипи на юге; Арканзас и Миссури на реке Миссисипи на западе.

Теннесси является местом с наибольшим количеством пещер в США, на сегодняшний день зарегистрировано более 8350К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3610 дней].

Штат делится рекой Теннесси на 3 части: Восточный, Средний и Западный Теннесси.

Восточный Теннесси находится в горной местности, именно там расположена самая высокая точка штата — гора Клингменс-Дом (2025 м), которая является также высшей точкой пути на Аппалачской тропе. В этой части штата берёт своё начало река Теннесси. Эта область покрыта плодородными долинами, отделёнными лесистыми горными хребтами. В Восточном Теннесси расположены города Ноксвилл и Чаттануга.

Средний Теннесси расположен на плато Камберленд, средняя высота которого 450—500 метров над уровнем моря.

Прозвище

Официальное прозвище штата — «Добровольческий штат». Теннесси получил это прозвище во время Англо-американской войны (1812—1815) благодаря своим добровольцам, внёсшим большой вклад в победу североамериканских штатов (в особенности — в битве при Новом Орлеане).

Виски Теннесси

Теннесси — единственный штат США, где официально разрешено производство особого вида американского кукурузного виски, названного по имени штата, — Теннесси виски. От бурбона (производимого большей частью в штате Кентукки) теннеси отличает особо тщательная обработка древесным углём из сахарного клёна: полученный после перегонки спирт по капле фильтруют через забитые кленовым углём бочки высотой более трёх метров. В результате виски получается особенно мягким. Наиболее известная марка виски теннесси — Jack Daniel’s.

Напишите отзыв о статье "Теннесси"

Примечания

  1. Соединённые Штаты Америки // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 168—169. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  2. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 363.</span>
  3. Указатель географических названий // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 245. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  4. [mcclungmuseum.utk.edu/permex/archaeol/archaeol.htm «Archaeology and the Native Peoples of Tennessee». University of Tennessee, Frank H. McClung Museum. Retrieved on December 5, 2007.]
  5. Satz Ronald. Tennessee's Indian Peoples. — Knoxville, Tennessee: University of Tennessee Press. — ISBN 0-87049-285-3.
  6. Fertig James Walter. The Secession and Reconstruction of Tennessee. — University of Chicago Press, 1898. — P. 23–30.
  7. [www.history.umd.edu/Freedmen/chronol.htm Chronology of Emancipation during the Civil War]. University of Maryland: Department of History. [www.webcitation.org/61DNAmS7C Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  8. [www.state.tn.us/tsla/exhibits/blackhistory/timelines/timeline_1861-1865.htm This Honorable Body: African American Legislators in 19th Century Tennessee]. Tennessee State Library and Archives. [www.webcitation.org/61DNBC7VB Архивировано из первоисточника 26 августа 2011].
  9. [tennesseeencyclopedia.net/imagegallery.php?EntryID=D033 Disfranchising Laws, The Tennessee Encyclopedia of History and Culture], Accessed 11 Mar 2008
  10. [http;//fisher.lib.virginia.edu/collections/stats/histcensus/php/state.php Historical Census Browser, 1900 US Census, University of Virginia], accessed 15 Mar 2008
  11. </ol>

Ссылки

  • [tennesseeencyclopedia.net/ Tennessee Encyclopedia Online]
  • [www.tennessee.gov State Government Website]
  • [www.southernlitreview.com/states/tennessee.htm Tennessee Literary Figures]
  • [www.ornl.gov Oak Ridge National Laboratory]
  • [quickfacts.census.gov/qfd/states/47000.html U.S. Census Bureau] (Бюро переписи США)
  • [www.genealogybuff.com/tn/ GenealogyBuff.com — Tennessee Library of Files]
  • [www.tennessee.gov/sos/bluebook/online/bbonline.htm Tennessee Blue Book] All things Tennessee
  • [www.hermitage.com/tennpol.htm Timeline of Modern Tennessee Politics]
  • [www.primalnature.org/Fall_Branch.pdf Fall Branch, Citico Creek Wilderness, Monroe County, Tennessee]

Отрывок, характеризующий Теннесси

– Куда головой лежит? – спросил Николай, подъезжая шагов на сто к подозрившему охотнику. Но не успел еще охотник отвечать, как русак, чуя мороз к завтрашнему утру, не вылежал и вскочил. Стая гончих на смычках, с ревом, понеслась под гору за зайцем; со всех сторон борзые, не бывшие на сворах, бросились на гончих и к зайцу. Все эти медленно двигавшиеся охотники выжлятники с криком: стой! сбивая собак, борзятники с криком: ату! направляя собак – поскакали по полю. Спокойный Илагин, Николай, Наташа и дядюшка летели, сами не зная как и куда, видя только собак и зайца, и боясь только потерять хоть на мгновение из вида ход травли. Заяц попался матёрый и резвый. Вскочив, он не тотчас же поскакал, а повел ушами, прислушиваясь к крику и топоту, раздавшемуся вдруг со всех сторон. Он прыгнул раз десять не быстро, подпуская к себе собак, и наконец, выбрав направление и поняв опасность, приложил уши и понесся во все ноги. Он лежал на жнивьях, но впереди были зеленя, по которым было топко. Две собаки подозрившего охотника, бывшие ближе всех, первые воззрились и заложились за зайцем; но еще далеко не подвинулись к нему, как из за них вылетела Илагинская краснопегая Ерза, приблизилась на собаку расстояния, с страшной быстротой наддала, нацелившись на хвост зайца и думая, что она схватила его, покатилась кубарем. Заяц выгнул спину и наддал еще шибче. Из за Ерзы вынеслась широкозадая, чернопегая Милка и быстро стала спеть к зайцу.
– Милушка! матушка! – послышался торжествующий крик Николая. Казалось, сейчас ударит Милка и подхватит зайца, но она догнала и пронеслась. Русак отсел. Опять насела красавица Ерза и над самым хвостом русака повисла, как будто примеряясь как бы не ошибиться теперь, схватить за заднюю ляжку.
– Ерзанька! сестрица! – послышался плачущий, не свой голос Илагина. Ерза не вняла его мольбам. В тот самый момент, как надо было ждать, что она схватит русака, он вихнул и выкатил на рубеж между зеленями и жнивьем. Опять Ерза и Милка, как дышловая пара, выровнялись и стали спеть к зайцу; на рубеже русаку было легче, собаки не так быстро приближались к нему.
– Ругай! Ругаюшка! Чистое дело марш! – закричал в это время еще новый голос, и Ругай, красный, горбатый кобель дядюшки, вытягиваясь и выгибая спину, сравнялся с первыми двумя собаками, выдвинулся из за них, наддал с страшным самоотвержением уже над самым зайцем, сбил его с рубежа на зеленя, еще злей наддал другой раз по грязным зеленям, утопая по колена, и только видно было, как он кубарем, пачкая спину в грязь, покатился с зайцем. Звезда собак окружила его. Через минуту все стояли около столпившихся собак. Один счастливый дядюшка слез и отпазанчил. Потряхивая зайца, чтобы стекала кровь, он тревожно оглядывался, бегая глазами, не находя положения рукам и ногам, и говорил, сам не зная с кем и что.
«Вот это дело марш… вот собака… вот вытянул всех, и тысячных и рублевых – чистое дело марш!» говорил он, задыхаясь и злобно оглядываясь, как будто ругая кого то, как будто все были его враги, все его обижали, и только теперь наконец ему удалось оправдаться. «Вот вам и тысячные – чистое дело марш!»
– Ругай, на пазанку! – говорил он, кидая отрезанную лапку с налипшей землей; – заслужил – чистое дело марш!
– Она вымахалась, три угонки дала одна, – говорил Николай, тоже не слушая никого, и не заботясь о том, слушают ли его, или нет.
– Да это что же в поперечь! – говорил Илагинский стремянный.
– Да, как осеклась, так с угонки всякая дворняшка поймает, – говорил в то же время Илагин, красный, насилу переводивший дух от скачки и волнения. В то же время Наташа, не переводя духа, радостно и восторженно визжала так пронзительно, что в ушах звенело. Она этим визгом выражала всё то, что выражали и другие охотники своим единовременным разговором. И визг этот был так странен, что она сама должна бы была стыдиться этого дикого визга и все бы должны были удивиться ему, ежели бы это было в другое время.
Дядюшка сам второчил русака, ловко и бойко перекинул его через зад лошади, как бы упрекая всех этим перекидыванием, и с таким видом, что он и говорить ни с кем не хочет, сел на своего каураго и поехал прочь. Все, кроме его, грустные и оскорбленные, разъехались и только долго после могли притти в прежнее притворство равнодушия. Долго еще они поглядывали на красного Ругая, который с испачканной грязью, горбатой спиной, побрякивая железкой, с спокойным видом победителя шел за ногами лошади дядюшки.
«Что ж я такой же, как и все, когда дело не коснется до травли. Ну, а уж тут держись!» казалось Николаю, что говорил вид этой собаки.
Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостоивает говорить с ним.


Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.
Всё разбежалось. Дядюшка снял Наташу с лошади и за руку провел ее по шатким досчатым ступеням крыльца. В доме, не отштукатуренном, с бревенчатыми стенами, было не очень чисто, – не видно было, чтобы цель живших людей состояла в том, чтобы не было пятен, но не было заметно запущенности.
В сенях пахло свежими яблоками, и висели волчьи и лисьи шкуры. Через переднюю дядюшка провел своих гостей в маленькую залу с складным столом и красными стульями, потом в гостиную с березовым круглым столом и диваном, потом в кабинет с оборванным диваном, истасканным ковром и с портретами Суворова, отца и матери хозяина и его самого в военном мундире. В кабинете слышался сильный запах табаку и собак. В кабинете дядюшка попросил гостей сесть и расположиться как дома, а сам вышел. Ругай с невычистившейся спиной вошел в кабинет и лег на диван, обчищая себя языком и зубами. Из кабинета шел коридор, в котором виднелись ширмы с прорванными занавесками. Из за ширм слышался женский смех и шопот. Наташа, Николай и Петя разделись и сели на диван. Петя облокотился на руку и тотчас же заснул; Наташа и Николай сидели молча. Лица их горели, они были очень голодны и очень веселы. Они поглядели друг на друга (после охоты, в комнате, Николай уже не считал нужным выказывать свое мужское превосходство перед своей сестрой); Наташа подмигнула брату и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха.
Немного погодя, дядюшка вошел в казакине, синих панталонах и маленьких сапогах. И Наташа почувствовала, что этот самый костюм, в котором она с удивлением и насмешкой видала дядюшку в Отрадном – был настоящий костюм, который был ничем не хуже сюртуков и фраков. Дядюшка был тоже весел; он не только не обиделся смеху брата и сестры (ему в голову не могло притти, чтобы могли смеяться над его жизнию), а сам присоединился к их беспричинному смеху.
– Вот так графиня молодая – чистое дело марш – другой такой не видывал! – сказал он, подавая одну трубку с длинным чубуком Ростову, а другой короткий, обрезанный чубук закладывая привычным жестом между трех пальцев.
– День отъездила, хоть мужчине в пору и как ни в чем не бывало!
Скоро после дядюшки отворила дверь, по звуку ног очевидно босая девка, и в дверь с большим уставленным подносом в руках вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком, и полными, румяными губами. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Несмотря на толщину больше чем обыкновенную, заставлявшую ее выставлять вперед грудь и живот и назад держать голову, женщина эта (экономка дядюшки) ступала чрезвычайно легко. Она подошла к столу, поставила поднос и ловко своими белыми, пухлыми руками сняла и расставила по столу бутылки, закуски и угощенья. Окончив это она отошла и с улыбкой на лице стала у двери. – «Вот она и я! Теперь понимаешь дядюшку?» сказало Ростову ее появление. Как не понимать: не только Ростов, но и Наташа поняла дядюшку и значение нахмуренных бровей, и счастливой, самодовольной улыбки, которая чуть морщила его губы в то время, как входила Анисья Федоровна. На подносе были травник, наливки, грибки, лепешечки черной муки на юраге, сотовой мед, мед вареный и шипучий, яблоки, орехи сырые и каленые и орехи в меду. Потом принесено было Анисьей Федоровной и варенье на меду и на сахаре, и ветчина, и курица, только что зажаренная.