Теночтитлан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ацтекский город
Теночтитлан
кл. науатль Tenōchtitlan
<tr><td colspan="2" style="text-align:center;">
Модель города</td></tr>
Основан
Разрушен
Причины разрушения
Разрушен испанскими конкистадорами
Состав населения
Население
200 000
Современная локация

Теночтитла́н (кл. науатль Tenōchtitlan [tenoːtʃˈtitɬan], отоми Anbondo Amadetzānā) — ацтекский альтепетль (город-государство), находившийся на месте современного города Мехико[1]. Был основан примерно в 1325 году на острове посреди солёного озера Тескоко, в 1521 году был разрушен испанскими конкистадорами под руководством Эрнана Кортеса.





Название

Название Теночтитлан состоит из двух топонимов и буквально переводится, как «Город Теноча» и был назван в честь легендарного вождя Теноча, основавшего город[2]. По другой версии название города было образовано в результате словосочетания Камень (кл. науатль Tetl), Туна (кл. науатль Nochtli) и Изобилие (кл. науатль Tlan). Туны представляют собой плоды растения Нопаль, ацтеки верили в их божественное происхождение и придавали им сакральный смысл. Таким образом название можно буквально перевезти, как «город, на камнях которого в изобилии растут туны», что у ацтеков также могло интерпретироваться, как «еда для вселенной»[3].

В разное время имя могло немного по другому записыватьсяː Кортес обозначал город, как «Темиштитан» (кл. науатль Temixtitán), также встречаются варианты имени «Тенучтитлан» (кл. науатль Tenuchtitlán) «Тенуститлан» (кл. науатль Tenustitlán) или «Теонуститлан» (кл. науатль Theonustitlán). Сегодня нет консенсуса, относительно того, какое из имён является более достоверным, а какое нет, так как некоторые из них остаются популярными в академических кругах или в массовой культуре[4].

Основание города

Древние ацтеки были охотниками-кочевниками. Они кочевали на территории современной Северной Америки. По легенде родиной Ацтеков было мифическое место Ацтлан, а Бог солнца и войны Уицилопочтли сказал индейцам, чтобы они обосновались там, где увидят такую картину: орёл на кактусе будет держать в своих когтях добычу. Какую именно добычу сказано не было. Скитаясь в южных землях Северной Америки почти 260 лет, они увидели то, о чём говорил им бог солнца: орёл сидит на кактусе и держит в когтях змею (данный сюжет теперь отображен на мексиканском флаге). Согласно летописи Тлателолько, 20 июля 1325 году они основали город на западном берегу озера Тескоко и назвали его Теночтитлан. Озеро было богато рыбой и водоплавающей птицей, на берегу водилось много дичи[5]. В 1337 году к северу от Теночтитлана был основан город-спутник Тлателолько, где обосновались ацтеки, отделившиеся от племени.

Описание города

География

Город быстро рос: 7,5 км² и 100 000 жителей — таковы были показатели его роста примерно через 100 лет после основания. А в течение последующих ещё 100 лет город разросся до 13,5 км², на которых размещалось до 212 500 жителей (по другим данным, до 350 000 и даже — до 500 000 жителей). Испанский губернатор, назначенный Кортесом говорил о миллионном населении города. Жители города подняв восстание собрали армию из 200 000 человек только взрослых мужчин. Это означает, что к 1500 году это был самый большой город на Земле[6]. В городе было много каналов и озёр, так что приходилось нередко передвигаться с помощью лодок, как в современной Венеции. Сам город был окружён бесчисленным количеством дамб и мостов, ограждавших его от водотоков. Даже после полного разрушения испанцами и пожарами, после вымирания местного населения от эпидемий оспы и сифилиса Мехико и сейчас один из самых густонаселенных городов мира.

Теночтитлан делился на четыре квартала: Теопан, Мойотлан, Куэпопан и Астакалько. В середине города находился ритуальный центр, окружённый защитной стеной Коатепантли («змеиная стена»). Город был застроен храмами, школами, служебными постройками и домами. Строения из-за рыхлого грунта возводились на длинных сваях.

Сельское хозяйство

В городе было развито сельское хозяйство, несмотря на то, что он стоял на воде. Ацтеки создавали целые полосы плодородной земли, используя ил и водоросли. Эти искусственно созданные поля назывались чинампы. Чинампы отличались исключительной плодородностью (иногда урожай снимался 7 раз в год), и ацтеки умели и любили выращивать на них множество пряностей и цветов. Также они выращивали на этих полях много разнообразных овощей. Всё это они отвозили на огромный рынок в центре Теночтитлана, который вмещал от 25 до 100 тысяч человек.

Торговля

Испанцы, завоевавшие Теночтитлан, были поражены, увидев, насколько сильно развита торговля у ацтеков. Ацтеки были превосходными торговцами. Все товары на рынках Теночтитлана проходили тщательный осмотр, прежде чем попасть на прилавок. Испанцы утверждали, что денег у ацтеков не было. Покупатели обменивались своими товарами с продавцами. Иногда расплачивались за товар бобами какао. Жуликов и воров, если они попадались, жестоко наказывали.

Архитектура

В центре города были построены два главных 30-метровых храма (см. Темпло Майор) в виде пирамид: для богов Уицилопочтли и Тлалока. Тлалок был богом воды и дождя. На этих храмах-пирамидах ацтеки совершали жертвоприношения, вырезая у живого человека сердце каменным (обсидиановым) ножом,затем ещё бьющийся кровегонный орган сжигали в специальной чаше, а безжизненное тело сбрасывали к подножию храма. Ацтеки жили в небольших одноэтажных постройках, сделанных из прутьев, ила, глины. В таких маленьких домиках жили целые группы людей, выполнявших какой-то один вид работы. Каждый клан селился отдельным жилым массивом. Но правители ацтеков жили в громадных дворцах, окружённых большими, красивыми садами, их дворцы располагались ближе к храмам. Простые люди, наоборот, селились дальше от храмов.

В городе имелась сеть акведуков для снабжения питьевой водой. Главный акведук брал начало из источника на холме Чапультепек.

Гибель города

Испанцы, приплывшие в Америку в XVI веке, были поражены богатством городов ацтеков, их красотой и великолепием. Эрнан Кортес со своими солдатами и союзниками-индейцами вошёл в город 8 ноября 1519 года, но 1 июля 1520 года был вынужден бежать. Испанцы снова атаковали город 4 июня 1521 года. Теночтитлан пал спустя 70 дней после начала осады, 13 августа. Император ацтеков Монтесума II был убит, город — разрушен. Было убито 200 000 его жителей.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3014 дней] Завоеватель города ацтеков Эрнан Кортес объявил его владением короля Испании. С Теночтитланом пала и империя ацтеков (прекратила своё существование в 1520—1522 годах).

Библиография

Ацтекская группа источников

  • Анонимные авторы. [books.google.ru/books?printsec=frontcover&id=8Q0DFMQYchUC#v=onepage&q&f=false Кодекс Мальябекки] / Ред. и пер. В.Н. Талаха, С.А. Куприенко. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 202 с. — ISBN 978-617-7085-04-0.
  • Анонимный автор. [kuprienko.info/codice-mendoza/ Кодекс Мендоса] / Ред. и пер. С. А. Куприенко, В. Н. Талах.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 308 с. — ISBN 978-617-7085-05-7.
  • Пресвитер Хуан; Антонио Перес; фрай Педро де лос Риос (глоссы). [kuprienko.info/codice-mexicano-385-telleriano-remensis-con-codice-rios-codex-azteca/ Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос)] / Ред. и пер. С. А. Куприенко, В. Н. Талах.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 317 с. — ISBN 978-617-7085-06-4.
  • [kuprienko.info/skazaniya-o-solntsah-mify-i-istoricheskie-legendy-naua/ Сказания о Солнцах. Мифы и исторические легенды науа] / Ред. и пер. С. А. Куприенко, В. Н. Талах.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2014. — 377 с. — ISBN 978-617-7085-11-8.
  • Талах В.Н., Куприенко С.А. [kuprienko.info/talah-v-n-kuprienko-s-a-amerika-pervonachal-naya-istochniki-po-istorii-majya-naua-astekov-i-inkov/ Америка первоначальная. Источники по истории майя, науа (астеков) и инков] / Ред. В. Н. Талах, С. А. Куприенко.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 370 с. — ISBN 978-617-7085-00-2.
  • Тюрин Е.А., Зубарев В.Г., Бутовский А.Ю., [biblioclub.ru/index.php?page=book_view&book_id=210625 «История древней Центральной и Южной Америки» ]

Испанские источники

  • Альва Иштлильшочитль, Фернандо де. [kuprienko.info/don-fernando-de-alva-ixtlilxochitl-historia-de-la-nacion-chichimeca-su-poblacion-y-establecimiento-en-el-pais-de-anahuac-al-ruso/ История народа чичимеков, его поселения и обоснования в стране Анауак.]. www.kuprienko.info (22 марта 2010). — пер. с исп. - В. Талах, Украина, Киев, 2010. Проверено 29 июня 2010. [www.webcitation.org/618rn3DCA Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • Нора Молони. Археология. Оксфорд. — Москва, 1996.
  • Cortés, Hernán. Five Letters of Cortés to the Emperor. — 1969.
  • Díaz del Castillo, Bernal. The Conquest of New Spain. — 6th printing (1973). — Harmondsworth, England: Penguin Books, 1963. — ISBN 0-14-044123-9.
  • Smith, Michael E. (May 2005). «[www.public.asu.edu/%7Emesmith9/1-CompleteSet/MES-05-CitySize.pdf City Size in Late Post-Classic Mesoamerica]» (PDF). Journal of Urban History (SAGE Publications) 31 (4): pp.403–434. DOI:10.1177/0096144204274396. Проверено 2008-02-01.
  • Soustelle, Jacques. La vida cotidiana de los aztecas en visperas de la conquista. — Mexico City: Fondo de Cultura Economica, 1984.  (исп.)
  • Stannard, David E. American Holocaust: Columbus and the conquest of the New World. — 1992.
  • Walker, Charles. Wonders of the Ancient World. — 1980.

Напишите отзыв о статье "Теночтитлан"

Примечания

  1. [dic.academic.ru/dic.nsf/hist_dic/13742 Теночтитлан]
  2. [www.indiansworld.org/infoteno.html Теночтитлан]
  3. Andrew Light, Jonathan M. Smith. [books.google.com/books?id=Lx8Z9a5mOigC&pg=PA81 Philosophy and Geography III: Philosophies of Place]. Rowman & Littlefield, 1998. С. 81.
  4. [prezi.com/okeg2huh2kkt/la-fundacion-de-tenochtitlan/ La fundación de Tenochtitlan]
  5. El Calendario de Ketzalkoatl, Cuarta Edición. Oscar Ayotzintli. p 33 34 47
  6. Levy Buddy. Conquistador: Hernán Cortés, King Montezuma, and the Last Stand of the Aztecs. — Bantam Books, 2008. — P. 106. — ISBN 978-0553384710.

Ссылки

  • Теночтитлан // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  • [dic.academic.ru/dic.nsf/hist_dic/13742 Теночтитлан] — статья из Исторического словаря
  • [www.indiansworld.org/fototeno.html Теночтитлан в фотографиях (Мехико)]
  • [www.panam.ru/main/history/7.html Теночтитлан — столица ацтеков]


Отрывок, характеризующий Теночтитлан

Но это продолжалось только одну минуту. Государь вдруг нахмурился, как бы осуждая самого себя за свою слабость. И, приподняв голову, твердым голосом обратился к Мишо.
– Je vois, colonel, par tout ce qui nous arrive, – сказал он, – que la providence exige de grands sacrifices de nous… Je suis pret a me soumettre a toutes ses volontes; mais dites moi, Michaud, comment avez vous laisse l'armee, en voyant ainsi, sans coup ferir abandonner mon ancienne capitale? N'avez vous pas apercu du decouragement?.. [Я вижу, полковник, по всему, что происходит, что провидение требует от нас больших жертв… Я готов покориться его воле; но скажите мне, Мишо, как оставили вы армию, покидавшую без битвы мою древнюю столицу? Не заметили ли вы в ней упадка духа?]
Увидав успокоение своего tres gracieux souverain, Мишо тоже успокоился, но на прямой существенный вопрос государя, требовавший и прямого ответа, он не успел еще приготовить ответа.
– Sire, me permettrez vous de vous parler franchement en loyal militaire? [Государь, позволите ли вы мне говорить откровенно, как подобает настоящему воину?] – сказал он, чтобы выиграть время.
– Colonel, je l'exige toujours, – сказал государь. – Ne me cachez rien, je veux savoir absolument ce qu'il en est. [Полковник, я всегда этого требую… Не скрывайте ничего, я непременно хочу знать всю истину.]
– Sire! – сказал Мишо с тонкой, чуть заметной улыбкой на губах, успев приготовить свой ответ в форме легкого и почтительного jeu de mots [игры слов]. – Sire! j'ai laisse toute l'armee depuis les chefs jusqu'au dernier soldat, sans exception, dans une crainte epouvantable, effrayante… [Государь! Я оставил всю армию, начиная с начальников и до последнего солдата, без исключения, в великом, отчаянном страхе…]
– Comment ca? – строго нахмурившись, перебил государь. – Mes Russes se laisseront ils abattre par le malheur… Jamais!.. [Как так? Мои русские могут ли пасть духом перед неудачей… Никогда!..]
Этого только и ждал Мишо для вставления своей игры слов.
– Sire, – сказал он с почтительной игривостью выражения, – ils craignent seulement que Votre Majeste par bonte de c?ur ne se laisse persuader de faire la paix. Ils brulent de combattre, – говорил уполномоченный русского народа, – et de prouver a Votre Majeste par le sacrifice de leur vie, combien ils lui sont devoues… [Государь, они боятся только того, чтобы ваше величество по доброте души своей не решились заключить мир. Они горят нетерпением снова драться и доказать вашему величеству жертвой своей жизни, насколько они вам преданы…]
– Ah! – успокоенно и с ласковым блеском глаз сказал государь, ударяя по плечу Мишо. – Vous me tranquillisez, colonel. [А! Вы меня успокоиваете, полковник.]
Государь, опустив голову, молчал несколько времени.
– Eh bien, retournez a l'armee, [Ну, так возвращайтесь к армии.] – сказал он, выпрямляясь во весь рост и с ласковым и величественным жестом обращаясь к Мишо, – et dites a nos braves, dites a tous mes bons sujets partout ou vous passerez, que quand je n'aurais plus aucun soldat, je me mettrai moi meme, a la tete de ma chere noblesse, de mes bons paysans et j'userai ainsi jusqu'a la derniere ressource de mon empire. Il m'en offre encore plus que mes ennemis ne pensent, – говорил государь, все более и более воодушевляясь. – Mais si jamais il fut ecrit dans les decrets de la divine providence, – сказал он, подняв свои прекрасные, кроткие и блестящие чувством глаза к небу, – que ma dinastie dut cesser de rogner sur le trone de mes ancetres, alors, apres avoir epuise tous les moyens qui sont en mon pouvoir, je me laisserai croitre la barbe jusqu'ici (государь показал рукой на половину груди), et j'irai manger des pommes de terre avec le dernier de mes paysans plutot, que de signer la honte de ma patrie et de ma chere nation, dont je sais apprecier les sacrifices!.. [Скажите храбрецам нашим, скажите всем моим подданным, везде, где вы проедете, что, когда у меня не будет больше ни одного солдата, я сам стану во главе моих любезных дворян и добрых мужиков и истощу таким образом последние средства моего государства. Они больше, нежели думают мои враги… Но если бы предназначено было божественным провидением, чтобы династия наша перестала царствовать на престоле моих предков, тогда, истощив все средства, которые в моих руках, я отпущу бороду до сих пор и скорее пойду есть один картофель с последним из моих крестьян, нежели решусь подписать позор моей родины и моего дорогого народа, жертвы которого я умею ценить!..] Сказав эти слова взволнованным голосом, государь вдруг повернулся, как бы желая скрыть от Мишо выступившие ему на глаза слезы, и прошел в глубь своего кабинета. Постояв там несколько мгновений, он большими шагами вернулся к Мишо и сильным жестом сжал его руку пониже локтя. Прекрасное, кроткое лицо государя раскраснелось, и глаза горели блеском решимости и гнева.
– Colonel Michaud, n'oubliez pas ce que je vous dis ici; peut etre qu'un jour nous nous le rappellerons avec plaisir… Napoleon ou moi, – сказал государь, дотрогиваясь до груди. – Nous ne pouvons plus regner ensemble. J'ai appris a le connaitre, il ne me trompera plus… [Полковник Мишо, не забудьте, что я вам сказал здесь; может быть, мы когда нибудь вспомним об этом с удовольствием… Наполеон или я… Мы больше не можем царствовать вместе. Я узнал его теперь, и он меня больше не обманет…] – И государь, нахмурившись, замолчал. Услышав эти слова, увидав выражение твердой решимости в глазах государя, Мишо – quoique etranger, mais Russe de c?ur et d'ame – почувствовал себя в эту торжественную минуту – entousiasme par tout ce qu'il venait d'entendre [хотя иностранец, но русский в глубине души… восхищенным всем тем, что он услышал] (как он говорил впоследствии), и он в следующих выражениях изобразил как свои чувства, так и чувства русского народа, которого он считал себя уполномоченным.
– Sire! – сказал он. – Votre Majeste signe dans ce moment la gloire de la nation et le salut de l'Europe! [Государь! Ваше величество подписывает в эту минуту славу народа и спасение Европы!]
Государь наклонением головы отпустил Мишо.


В то время как Россия была до половины завоевана, и жители Москвы бежали в дальние губернии, и ополченье за ополченьем поднималось на защиту отечества, невольно представляется нам, не жившим в то время, что все русские люди от мала до велика были заняты только тем, чтобы жертвовать собою, спасать отечество или плакать над его погибелью. Рассказы, описания того времени все без исключения говорят только о самопожертвовании, любви к отечеству, отчаянье, горе и геройстве русских. В действительности же это так не было. Нам кажется это так только потому, что мы видим из прошедшего один общий исторический интерес того времени и не видим всех тех личных, человеческих интересов, которые были у людей того времени. А между тем в действительности те личные интересы настоящего до такой степени значительнее общих интересов, что из за них никогда не чувствуется (вовсе не заметен даже) интерес общий. Большая часть людей того времени не обращали никакого внимания на общий ход дел, а руководились только личными интересами настоящего. И эти то люди были самыми полезными деятелями того времени.
Те же, которые пытались понять общий ход дел и с самопожертвованием и геройством хотели участвовать в нем, были самые бесполезные члены общества; они видели все навыворот, и все, что они делали для пользы, оказывалось бесполезным вздором, как полки Пьера, Мамонова, грабившие русские деревни, как корпия, щипанная барынями и никогда не доходившая до раненых, и т. п. Даже те, которые, любя поумничать и выразить свои чувства, толковали о настоящем положении России, невольно носили в речах своих отпечаток или притворства и лжи, или бесполезного осуждения и злобы на людей, обвиняемых за то, в чем никто не мог быть виноват. В исторических событиях очевиднее всего запрещение вкушения плода древа познания. Только одна бессознательная деятельность приносит плоды, и человек, играющий роль в историческом событии, никогда не понимает его значения. Ежели он пытается понять его, он поражается бесплодностью.
Значение совершавшегося тогда в России события тем незаметнее было, чем ближе было в нем участие человека. В Петербурге и губернских городах, отдаленных от Москвы, дамы и мужчины в ополченских мундирах оплакивали Россию и столицу и говорили о самопожертвовании и т. п.; но в армии, которая отступала за Москву, почти не говорили и не думали о Москве, и, глядя на ее пожарище, никто не клялся отомстить французам, а думали о следующей трети жалованья, о следующей стоянке, о Матрешке маркитантше и тому подобное…
Николай Ростов без всякой цели самопожертвования, а случайно, так как война застала его на службе, принимал близкое и продолжительное участие в защите отечества и потому без отчаяния и мрачных умозаключений смотрел на то, что совершалось тогда в России. Ежели бы у него спросили, что он думает о теперешнем положении России, он бы сказал, что ему думать нечего, что на то есть Кутузов и другие, а что он слышал, что комплектуются полки, и что, должно быть, драться еще долго будут, и что при теперешних обстоятельствах ему не мудрено года через два получить полк.
По тому, что он так смотрел на дело, он не только без сокрушения о том, что лишается участия в последней борьбе, принял известие о назначении его в командировку за ремонтом для дивизии в Воронеж, но и с величайшим удовольствием, которое он не скрывал и которое весьма хорошо понимали его товарищи.
За несколько дней до Бородинского сражения Николай получил деньги, бумаги и, послав вперед гусар, на почтовых поехал в Воронеж.
Только тот, кто испытал это, то есть пробыл несколько месяцев не переставая в атмосфере военной, боевой жизни, может понять то наслаждение, которое испытывал Николай, когда он выбрался из того района, до которого достигали войска своими фуражировками, подвозами провианта, гошпиталями; когда он, без солдат, фур, грязных следов присутствия лагеря, увидал деревни с мужиками и бабами, помещичьи дома, поля с пасущимся скотом, станционные дома с заснувшими смотрителями. Он почувствовал такую радость, как будто в первый раз все это видел. В особенности то, что долго удивляло и радовало его, – это были женщины, молодые, здоровые, за каждой из которых не было десятка ухаживающих офицеров, и женщины, которые рады и польщены были тем, что проезжий офицер шутит с ними.
В самом веселом расположении духа Николай ночью приехал в Воронеж в гостиницу, заказал себе все то, чего он долго лишен был в армии, и на другой день, чисто начисто выбрившись и надев давно не надеванную парадную форму, поехал являться к начальству.