Терминология для обозначения гомосексуальности

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Терминология для обозначения гомосексуальности и однополых отношений весьма разнообразна. Различные понятия, возникшие в разные периоды времени в различных культурах, могут охватывать как гомосексуальное поведение, так и гомосексуальные идентичности. При этом со временем термины могут изменять своё значение и коннотацию, устаревать или, наоборот, входить в ежедневный обиход. В данной статье приводится обзор основной терминологии, затрагивающей однополые отношения.





Историческая терминология

Одним из старейших наименований для однополых сексуальных контактов являются понятия педерастии и содомии.[1]

Педерастией в античное время назывались сексуальные отношения мальчиков с мужчинами. Начиная с XVI века педерастами в Европе стали называть всех мужчин, практикующих однополые анальные сексуальные контакты. В русском жаргонном языке этот термин получил множество вариантов — «педер», «педерас», «педик», «педрила», «пидор», «пидорас» и другие, которые, в первую очередь, относятся к мужчинам, выполняющим пассивную рецептивную роль.[2]

Начиная с Эпохи Возрождения мальчиков и юношей, находящихся на содержании у взрослых мужчин или предлагающие услуги мужской проституции в Европе называли катамитами (производное от Ганимеда — молодого возлюбленного Зевса).[2]

Термин «содомия» или «содомский грех» в средние века обозначал любой «неестественный» сексуальный контакт, однако чаще всего содомитами называли мужчин, практикующих однополые сексуальные контакты.[2] Обычно различали «собственно содомию», под которой понималось совокупление с проникновением, и «прочую содомию».[3] Вопрос о том, относить ли сексуальные контакты между женщинами к «настоящей» или к «ненастоящей» содомии, порождал много споров среди богословов, так как, на их взгляд, между женщинами невозможно «настоящее проникновение».[3]

В средневековой христианской Европе имелось и множество других терминов для обозначения однополых сексуальных практик. Часто не делалось никакого различия между гомосексуальными контактами и ересью.[4] В старофранцузском языке появилось слово bougre, ставшее синонимом содомии.[4][2] Интересно, что это слово происходит от латинского обозначения болгар и возникло из-за существовавшей в средневековой Франции болгарской секты, членов которой Католическая церковь обвинила в совершении ритуальных анальных сношений.[4][2] Позднее это слово проникло и в английский язык, трансформировавшись в buggery.[4][2] В 1533 году в результате принятия в Англии закона Buggery Act это слово стало юридическим термином.[5] От него же происходит и жаргонное русское слово «бугор».[2]

В древнерусском церковном праве кроме понятия «содомия», включающего любые анальные сношения и скотоложество, существовало также понятие «мужеблудие», включающее любые сексуальные контакты между мужчинами и «мужеложство», подразумевающее конкретно лишь анальные сношения.[2] Позднее термин «мужеложство» именно в значении анальных сексуальных контактов между мужчинами вошёл в русское и советское уголовное право.[2] Мужчин, занимающихся мужеложством, называли мужеложцами или мужеложниками.[2]

Термином «малакия» на Руси традиционно называли мастурбацию.[6][7] Однако, по мнению многих традиционных богословов, в Библии это слово означает пассивных гомосексуалов.[8] Такое понимание, например, обнаруживается и в русском переводе Библейской энциклопедии Брокгауза, где под малакией подразумевается мужчина или юноша, «который позволяет мужеложникам использовать себя для удовлетворения сексуальных потребностей».[9]

При наличии большого количества различных наименований для различных проявлений однополой сексуальности в законодательных документах многих народов использовались многочисленные размытые обозначения вроде «противоестественного блуда».[10]

Для обозначения женской гомосексуальности существует значительно меньше терминов, чем для мужчин.[5] В античное время женщин, имеющих однополые сексуальные контакты, называли трибадами.[5] Позднее от этого слова был образован термин «трибадизм», который впоследствии сузил своё значение для обозначения конкретной сексуальной практики между женщинами.[5][11] В новое время появились и другие термины — «сапфическая любовь» и «лесбийская любовь» (также «лесбиянка», «лесбиянство», «лесбизм» и другие производные), образованные от имени древнегреческой поэтессы Сапфо и острова Лесбос, на котором она жила.[12][13][14]

Появление первой научной терминологии

С появлением и развитием сексологии учёные, занимающиеся изучением однополой любви, стали искать более нейтральные термины для обозначения таких отношений.[15] Кроме того, возникновение в Европе правозащитного движения, направленного на декриминализацию однополых отношений, также внесло свою лепту в развитие терминологии.

Лишь к началу XIX века в медицинской и юридической литературе происходит разграничение содомии по двум основным группам — однополые сексуальные контакты и сексуальные контакты с животными. Вначале для обозначения однополых сексуальных контактов стал использовался термин «педерастия».[16] Это понятие использовал в своих работах, например, Иоганн Людвиг Каспер.[16][17] Однако термин «педерастия», прежде всего, относился для описания сексуальных контактов с подростками.[16] Для описания же однополых отношений между взрослыми стало использоваться понятие «сексуальной инверсии», первоначально возникшее во французском языке.[16]

Понятие сексуальной инверсии было введёно в обиход в 1880-х годах в работах Шарко, Маньяна и Шевалье и заменило имевший до этого широкое распространение в научной литературе на французском языке термин «содомия».[18][16] При этом термин «инверсия» уже употреблялся в немецкой сексологической литературе в другом значении. Так, Альберт Молль делает различие между инверсией и гомосексуальностью, понимая под инверсией лишь те случаи, когда мужчина чувствует себя как женщина и его влечение направлено лишь на «настоящих» мужчин.[18]

По причине того, что вводящий в заблуждение термин «педерастия» по отношению к однополым сексуальным контактам между взрослыми мужчинами, по-прежнему, использовался в научной литературе (в частности, в немецкоязычной), немецкий юрист и правозащитник Карл Генрих Ульрихс выступал за введение нового термина.[19] В 1864 году Ульрихс предложил термин «уранизм» для обозначения однополой сексуальности.[20][21][15] Ульрихс сам был гомосексуален и считал, что между урнингами (гомосексуальными мужчинами) и дионингами (гетеросексуальными мужчинами) существует настолько огромная разница, что он даже причислял урнингов к «третьему полу».[22][23] Кроме того, мужчин, испытывающих влечение как к мужчинам, так и женщинам, Ульрихс назвал уранодионингами.[24] Позднее Ульрихс распространяет эти термины и на женщин, испытывающих однополые велечения, и называет их урниндами.[20] Однако термины Ульрихса не прижились в науке.[15]

Понятие «третьего пола» использовалось и другими авторами.[25][16] Однако если, например, Карл Ульрихс относил к третьему полу гомосексуальных мужчин, то Магнус Хиршфельд критиковал такое употребление и причислял к третьему полу всех людей, отличающихся от «абсолютных половых типов», и разделял их на четыре группы: гермафродиты, андрогины, гомосексуалы и трансвеститы.[26] Хиршфельд относил все перечисленные категории к «промежуточным сексуальным ступеням».[26]

В 1869 году немецким психиатром Карлом Вестфалем был предложен термин «контрэрсексуальность» (от фр. contraire — противоположный)[20] или «противоположная сексуальность».[27] Этот термин для обозначения однополой сексуальности (наряду с производными от него словами «контрэрсексуализм», «контрэрсексуальный» и «контрэрсексуал») довольно активно использовался в научной литературе, в частности такими учёными как Крафт-Эбинг, Молль, Эллис и другими, однако, и этот термин, как и термин «уранизм» был позднее вытеснен термином «гомосексуальность».[28]

Гомосексуальность и гомосексуализм

Возникновение терминов

В 1869 году австрийский публицист венгерского происхождения Карл Мария Кертбени в своих анонимных брошюрах впервые употребляет термин Homosexual для обозначения мужчин, испытывающих половое влечение к лицам того же пола[29][30]. Немецкий сексолог, доктор Магнус Хиршфельд в своей монографии «Гомосексуальность мужчины и женщины», первое издание которой вышло в 1914 году, проводит анализ различной терминологии, связанной с однополой сексуальностью, и отмечает, что наряду с термином homosexual для обозначения свойства (то есть в качестве прилагательного) Кертбени использует также и ставший сегодня привычным для немецкого языка термин homosexuell. Далее Хиршфельд отмечает, что в качестве существительного Кертбени использует слова Homosexualität и Homosexualismus, а для обозначения людей — Homosexualist и Homosexualistin, не получившие сегодня распространения ввиду использования терминов Homosexueller и Homosexuelle[31].

Следует отметить, что вновь образованные термины «гомосексуальность» и «гетеросексуальность» первоначально обозначали исключительно сексуальное поведение, то есть конкретные сексуальные контакты, а не чувства, желания или фантазии[32]. Хиршфельд критикует положение, при котором гомосексуальность ассоциируется лишь с однополыми сексуальными актами, в первую очередь с анальным сексом, и отмечает, что гомосексуальным может быть и человек, ни разу не вступивший в однополые сексуальные контакты, равно как и человек, практикующий однополые контакты, может не быть гомосексуальным[33].

Термин «бисексуальность» возник позже с помощью приставки би- («оба», «два») и дополнил континуум гомосексуальность — бисексуальность — гетеросексуальность[15]. В начале XX века эти слова и производные от них прочно укрепились в научной и обыденной речи[15]. Гомосексуальностью стали называть влечение к представителям своего пола, а гетеросексуальностью — влечение к представителям противоположного пола. Бисексуальность означает смешанное влечение к лицам обоих полов[15].

Противоречия при использовании в русском языке

В русском языке термин «гомосексуализм» встречается уже в начале XX века в Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, где обозначается в качестве синонима к термину «уранизм» и характеризуется как «половое извращение». При этом гомосексуальных мужчин словарь называет «педерастами» и «урнингами», а гомосексуальных женщин — «трибадами»[34].

Смысловое и семантическое неравенство в паре «гомо»/«гетеро» в русском языке выражено сильнее, чем, например, в английском, французском или немецком языках. Так, в русском языке кроме слова «гомосексуальность» активно употребляется термин «гомосексуализм», однако понятие «гетеросексуализм» не имеет широкого употребления[15]. То же самое касается и слова «гомосексуалист», ведь термин «гетеросексуалист» не употребляется[15].

В последнее время в научной русскоязычной литературе вместо термина «гомосексуализм» всё чаще употребляется термин «гомосексуальность». Причиной этого, по мнению некоторых специалистов, может являться негативное значение суффикса «-изм»[35]. Такое мнение, в частности, высказывают Л. С. Клейн[36], И. С. Кон[15], Г. Б. Дерягин[37], Д. В. Воронцов[38], М. М. Бейлькин[39].

Термины «гомосексуализм» и «гомосексуалист» часто критикуются самими гомосексуальными людьми, предпочитающими по отношению к себе употребление слов «гомосексуал» или «гей» и считающими слово «гомосексуалист» оскорбительным и политизированным[40].

До введения в 1999 году классификации болезней МКБ-10 «гомосексуализм» был диагнозом советской и российской медицины. Соответствующий указ Минздрава использует в приложении уже термин «гомосексуальность», которая не трактуется как заболевание[41][42].

В 2013 году при принятии Государственной Думой закона о запрете «пропаганды гомосексуализма» юридические эксперты парламента указали на отсутствие в законодательстве России определения термина «гомосексуализм». Директор по развитию Московской Хельсинкской группы Андрей Юров также указал на правовую неопределенность термина и расценил его как «жаргонизм»[43]. В результате депутаты исключили данный термин из закона[44].

«Православная энциклопедия» употребляет слово «гомосексуализм» для обозначения однополых сексуальных практик и отличает его от гомосексуальности, под которой понимается сексуальное влечение человека преимущественно к лицам одного с ним пола, но также и подразумевая сексуальное поведение. При этом также отдельно рассматривается бисексуальность как тип сексуальной ориентации[45].

Поздняя терминология

Новая терминология периода гей-эмансипации

В 1924 году немецким астрологом, писателем и психоаналитиком Карлом-Гюнтером Хаймзотом (нем.) был придуман термин «гомофилия» (с греч. φιλία — «любовь»)[46]. Термин «гомофилия» начинает набирать значение в западной культуре в конце 1940-х годов, когда многие люди стали отвергать термин «гомосексуальность» из-за присутствия в нём корня «секс»[47]. В конце 1950-х — начале 1960-х годов термин «гомофилия» уже получил широкое распространение[48]. Различные группы, возникшие в этот период, носили общее название гомофильного движения. Особо активно «гомофильные» настроения наблюдались в Скандинавии, Нидерландах, Франции, США, Великобритании и ФРГ[49][50]. В это же время был создан и термин «гомотропия» (от греч. τρόπος — «направление»), однако он не был принят и не прижился[49].

В начале XX века в английской гомосексуальной субкультуре начинает активно использоваться слово «гей», которое затем появляется в США и в 1950-е годы получает также распространение в Западной Европе[51]. В США этот термин перестаёт быть сленговым словом и наполняется политическим и идеологическим значением[51]. Согласно Игорю Кону, геем называют не просто гомосексуального мужчину, но носителя особого самосознания, представителя субкультуры, борца за гражданские права[51]. В начале 1990-х годов это слово также получает распространение и в России[51].

В середине-конце 1980-х годов в английском языке возник акроним ЛГБ для обозначения лесбиянок, геев и бисексуалов. С 1990-х годов он был расширен до ЛГБТ и стал включать и трансгендеров[52][53]. В настоящее время существуют его расширенные версии, включающие также и другие группы людей, например, квиров, интерсексуалов, асексуалов и других.

В 1990-е годы некоторые американские гей-активисты стали демонстративно называть себя словом «квир» (англ. queer), изначально являющимся одним из самых грубых оскорблений для гомосексуалов, имеющихся в английском языке[51]. Тем самым они подчёркивали то, что не только не испытывают стыд за себя, но и гордятся своей сексуальностью[51]. Однако многие гомосексуалы не приемлют это слово[54]. Вместе с тем, понятие «квир» включает в себя не только гомосексуалов независимо от пола и образа жизни, но и все категории лиц, которые не хотят называться словом straight, куда можно также отнести и женщин, предпочитающих геев в качестве сексуальных партнёров, и даже гетеросексуалов, которые не чувствуют себя «обычными гетеросексуалами»[55].

Научная терминология

В начале 1990-х годов возникло понятие МСМ — мужчины, практикующие секс с мужчинами, которое используется, в основном, в области профилактики инфекций, передающихся половым путём. Термин обозначает всех мужчин, постоянно или периодически практикующих однополые сексуальные контакты. Быстрому распространению термина способствовали результаты исследований, согласно которым распространение инфекционных заболеваний связано с сексуальным поведением человека, а не с его сексуальной идентичностью и сексуальными предпочтениями. Наряду с МСМ используется также и термин ЖСЖ для обозначения женщин, имеющих сексуальные контакты с женщинами[56].

Для обозначения людей различных сексуальных ориентаций, отличных от гетеросексуальности, часто используется собирательный термин «сексуальные меньшинства» (или, короче, «секс-меньшинства»), который, впрочем, может иметь совершенно различные интерпретации, от достаточно узких, включая лишь гомосексуалов, до достаточно широких, включая всех лиц, чья сексуальная ориентация, сексуальные предпочтения или сексуальное поведение выходят за рамки привычных полоролевых моделей[57]. Однако чаще сексуальными меньшинствами обозначаются гомосексуальные и бисексуальные люди[58]. Гомосексуальные и бисексуальные люди в русском языке нередко называются «лицами нетрадиционной ориентации», а однополые отношения называются «нетрадиционными сексуальными отношениями». Некоторые авторы включают в «нетрадиционную ориентацию» по аналогии с «сексуальными меньшинствами» также педофилию, садомазохизм и другие отличные от гетеронормативности модели поведения[59].

Для обозначения мужской гомосексуальности в психиатрии также используется термин «коммаскуляция»[60][61]. В русской культуре этот термин имеет негативную коннотацию[61].

Сленг и жаргон

В русском языке для обозначения гомосексуальных мужчин часто используется слово «голубой». Это обозначение является более новым и его этимология и история не изучены[5]. Некоторые исследователи связывают его с ласковым обращением «голубчик» (от слова «голубь»), другие — с намёком на аристократизм и «голубую кровь»[5]. По мнению историка и специалиста по геральдике В. В. Похлёбкина, слово «голубой» стало использоваться в русском языке примерно с 1980-х годов сначала в гей-среде для самообозначения, а затем как эвфемизм для обозначения гомосексуальности вообще[62]. Доктор филологических наук Е. П. Сеничкина отмечает, что в начале XXI века слово «голубой» потеряло функцию эвфемизма и стало деэвфемизмом, то есть снова приобрело негативную окраску[63].

По мнению Владимира Козловского, занимающегося изучением арго русской гомосексуальной культуры, слово «голубой» восходит к американизму blueribbon («голубая лента»), которое в тюремном сленге конца XIX — начала ХХ веков означало пассивного гомосексуального мужчину[64]. Согласно Козловскому, это слово в 1920—1930-е годы проникло в русский тюремный сленг, а затем в 1960—1970-е годы получило широкое распространение в молодёжной среде, а затем и вошло в общеупотребительную лексику[64]. Несмотря на то, что позиция Козловского оказалась весьма слабой, в лингвистических кругах она стала доминирующей[64]. Существует и множество других самых разнообразных версий происхождения этого обозначения[64].

Для обозначения гомосексуальности в русском сленге употребляется слово «голубизна́»[65], возможно, являющееся связующим между словами «голубь» и «голубой»[64]. В качестве эвфемизма это слово фиксируется в русском языке с 1990-х годов, однако в XXI веке приобретает характер «стёртого эвфемизма», то есть воспринимается как прямое обозначение[66].

Широкое употребление термина «голубой»[67] по отношению к гомосексуалам привело к тому, что это слово стало прочно ассоциироваться с гомосексуальностью в таких словосочетаниях как «голубой вагон», «голубой щенок», «голубая дивизия», «голубой огонёк»[64]. В последние годы наблюдается появление параэвфемизмов «синий» и «светло-синий», выступающих в речи уже как эвфемизмы слова «голубой»[64]. Слово «голубой» даже проникло в английский язык в сленг австралийских гомосексуалов в виде goluboy, которое воспринимается австралийцами как искажённое gal-boy (от англ. gal — девочка, англ. boy — мальчик) и используется для обозначения женоподобных гомосексуальных мужчин[64].

По отношению к лесбиянкам и всему, связанному с женской гомосексуальностью, в русском разговорном языке употребляется также прилагательное «розовый»[68].

В русском блатном жаргоне, своими корнями уходящим в тюремную лексику, по отношению к пассивным гомосексуальным мужчинам (ср. «Опущенный») используются такие обозначения как «петух»[69], «попер» и другие[70].

Напишите отзыв о статье "Терминология для обозначения гомосексуальности"

Примечания

  1. Кон, 2003, с. 9.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Кон, 2003, с. 10.
  3. 1 2 Hirschfeld, 2001, с. 24.
  4. 1 2 3 4 Hirschfeld, 2001, с. 21.
  5. 1 2 3 4 5 6 Кон, 2003, с. 11.
  6. Кон И. С. [books.google.de/books?id=Uy1TvBNdxQIC&pg=PA22 Клубничка на берёзе: Сексуальная культура в России]. — 3-е изд. — Время, 2010. — С. 22. — 602 с. — (Диалог). — ISBN 978-5-9691-0554-6.
  7. Пушкарёва Н. Л. «А се грехи злые, смертные…»: Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России. — Ладомир, 1999. — С. 26. — ISBN 5-86218-285-3.
  8. Gordon D. Fee. The First Epistle to the Corinthians. — Wm. B. Eerdmans Publishing, 1987. — P. 243. — ISBN 0802825079, ISBN 9780802825070.
  9. Ринекер Ф., Майер Г. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_bible/2485/Малакия Малакия] // Библейская энциклопедия Брокгауза. — Christliche Verlagsbuchhandlung Paderborn, 1999. — 1226 с.
  10. Hirschfeld, 2001, с. 38.
  11. Schäfer, 2006, с. 13.
  12. Кон, 2003, с. 11-12.
  13. Hirschfeld, 2001, с. 22.
  14. Schäfer, 2006, с. 14.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Кон, 2003, с. 12.
  16. 1 2 3 4 5 6 Schäfer, 2006, с. 10.
  17. Köllner, 2001, с. 60.
  18. 1 2 Hirschfeld, 2001, с. 27.
  19. Hirschfeld, 2001, с. 12.
  20. 1 2 3 Hirschfeld, 2001, с. 5.
  21. Köllner, 2001, с. 69.
  22. Köllner, 2001, с. 69-70, 71.
  23. Кон, 2003, с. 16.
  24. Köllner, 2001, с. 71.
  25. Hirschfeld, 2001, с. 29.
  26. 1 2 Hirschfeld, 2001, с. 30.
  27. Кон, 2003, с. 15.
  28. Hirschfeld, 2001, с. 5-6.
  29. Köllner, 2001, с. 54.
  30. Claudia Bruns, Tilmann Walter. [books.google.de/books?id=IP5oBQP69s0C&pg=PA155 Von Lust und Schmerz: Eine Historische Antropologie der Sexualität]. — Köln: Böhlau Verlag, 2004. — S. 155. — 332 S. — ISBN 3-412-07303-2.
  31. Hirschfeld, 2001, с. 4.
  32. [nbn-resolving.de/urn:nbn:de:bvb:12-bsb00044943-4 Nationalsozialistischer Terror gegen Homosexuelle: verdrängt und ungesühnt] / Burkhard Jellonnek, Rüdiger Lautmann (Hrsg.). — Paderborn: Ferdinand Schöningh Verlag, 2002. — S. 98. — 428 S. — ISBN 3-506-74204-3.
  33. Hirschfeld, 2001, с. 33.
  34. [ru.wikisource.org/wiki/МЭСБЕ/Уранизм Уранизм] — Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  35. Бурега, В. В. [www.pravoslavie.ru/smi/54825.htm Отношение к проблеме гомосексуализма в современном западном христианстве]. Православие.ру (13 июля 2012). Проверено 23 августа 2013.
  36. Клейн, Л. С. [1001.ru/books/I+I/kleyn/issue1/ Другая любовь: природа человека и гомосексуальность]. — СПб.: Фолио-Пресс, 2000. — 864 с. — ISBN 5-7627-0146-8, 9785762701464.
  37. Дерягин Г. Б. [sudmed-nsmu.narod.ru/articles/homosex.html Криминальная сексология]. — Москва: «Щит-М», 2008. — С. 437. — ISBN 978-5-93004-274-0.
  38. Воронцов Д. В. «Семейная жизнь — это не для нас»: мифы и ценности мужских гомосексуальных пар // Семейные узы: Модели для сборки. Книга 1. — Москва: Новое литературное обозрение, 2004. — С. 576—607. — 632 с. — (Библиотека журнала «Неприкосновенный Запас»). — ISBN 5-86793-281-8, 5-86793-283-4.
  39. Бейлькин, М. М. [libes.ru/194446.read?page=15 Гордиев узел сексологии]. — Растов-на-Дону: Феникс, 2007. — 704 с. — ISBN 978-5-222-11794-1, 978-5-9900959-0-X.
  40. Кочарян Г. С. [www.mps.kh.ua/arhiv-pdf/2007/3/06-12.pdf Гомосексуальные отношения и общество] // [www.mps.kh.ua/arhiv/2007/3/06-12.html Медицинская психология]. — 2007. — № 3. — С. 41. [web.archive.org/web/20140121043648/www.mps.kh.ua/arhiv-pdf/2007/3/06-12.pdf Архивировано] из первоисточника 21 января 2014.
  41. [sankurtur.ru/officially/item/463/ Приказ Минздрава РФ от 27 мая 1997 г. N 170 «О переходе органов и учреждений здравоохранения РФ на международную статистическую классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем Х пересмотра» (в ред. Приказа Минздрава России от 12 01 98 № 3)]. МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Проверено 29 августа 2013.
  42. [xray1.nm.ru/book/mkb/mkb215_a.htm Международной классификации болезней 10-го пересмотра. Класс V. Психические расстройства и расстройства поведения (F00-F99)]. Проверено 29 августа 2013.
  43. [www.rosbalt.ru/main/2012/05/15/980808.html Юристы Госдумы не согласны с запретом пропаганды гомосексуализма]. РосБалт. Проверено 29 августа 2013.
  44. [www.vz.ru/news/2013/6/6/636085.html Госдума исключила из законопроекта о гей-пропаганде слово «гомосексуализм»]. Взгляд. Проверено 29 августа 2013.
  45. [www.pravenc.ru/text/166121.html Гомосексуализм] // Православная энциклопедия. — Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия», 2006. — Т. 12. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-017-X.
  46. Volkmar Sigusch, Günter Grau. [books.google.de/books?id=HvflAgAAQBAJ&pg=PA272&&dq=homophilie Personenlexikon der Sexualforschung]. — Campus Verlag, 2009—813 S. — S. 272  (нем.)
  47. Verqueere Wissenschaft, 2005, с. 27.
  48. Köllner, 2001, с. 55.
  49. 1 2 Köllner, 2001, с. 56.
  50. Verqueere Wissenschaft, 2005, с. 28.
  51. 1 2 3 4 5 6 Кон, 2003, с. 13.
  52. Acronyms, initialisms & abbreviations dictionary, Volume 1, Part 1. Gale Research Co., 1985, ISBN 978-0-8103-0683-7
  53. [books.google.com/books?id=JDtUAAAAMAAJ Factsheet five, Issues 32-36, Mike Gunderloy, 1989]
  54. Кон, 2003, с. 14.
  55. Verqueere Wissenschaft, 2005, с. 29.
  56. Юрий Саранков. [www.infoshare.ru/files/programmy/msm/biblioteka/medical_issues/sarankov_Medical_Needs.pdf Медицинские потребности и проблемы мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами]. — Киев: СПИД Фонд Восток-Запад, 2006. — С. 5. — 104 с.
  57. Rebekka Wiemann. Sexuelle Minderheit // [books.google.de/books?id=PM9rai5kRZEC&pg=PA31 Sexuelle Orientierung im Völker- und Europarecht]. — Berlin: BWV, 2013. — Bd. 36. — S. 31-33. — 341 S. — ISBN 978-3-8305-3121-0.
  58. Kenneth H. Mayer, MD, Judith B. Bradford, PhD, Harvey J, Makadon, MD, Ron Stall, PhD, MPH, Hilary Goldhammer, MS, и Stewart Landers. JD. MCP. [www.lmunet.edu/dcom/hec/PDFs/Sexual%20and%20Gender%20Minority%20Health.pdf Sexual and Gender Minority Health: What We Know and What Needs to Be Done] (англ.). — «The LGBT population comprises many diverse groups, increasingly referred to as sexual and gender minorities. The classification of lesbians, gays, and bisexuals within research studies is generally made on the basis of sexual orientation. The term sexual orientation encompasses more than sexual behavior, because individuals may identify with a specific sexual minority group without expressing those behaviors. <..> Gender is a construct of biological, psychosocial, and cultural factors generally used to classify individuals as male or female.»  Проверено 22 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7LO4Awf Архивировано из первоисточника 24 августа 2013].
  59. [politike.ru/dictionary/472/word/netradicionaja-seksualnaja-orientacija Нетрадиционная сексуальная ориентация] // А.Белояр. [www.xpomo.com/ruskolan/book/slovnik.pdf Толковый словарь демократического новояза и эвфемизмов]
  60. [vocabulary.ru/dictionary/28/word/komaskuljacija Коммаскуляция] // В. М. Блейхер, И. В. Крук. Толковый словарь психиатрических терминов
  61. 1 2 [vocabulary.ru/dictionary/978/word/komaskuljacija Коммаскуляция] // Жмуров В. А. Большая энциклопедия по психиатрии, 2-е изд., 2012
  62. Похлёбкин В. В.. Голубой, голубая // [www.e-reading.co.uk/bookreader.php/137170/Pohlebkin_-_Slovar'_mezhdunarodnoii_simvoliki_i_emblematiki.pdf Словарь международной символики и эмблематики]. — 3-е изд.. — М.: Междунар. отношения, 2001. — С. 122. — 560 с. — ISBN 5-7133-0869-3.
  63. Сеничкина, 2008, с. 98, 20.
  64. 1 2 3 4 5 6 7 8 Марк Пашков. [sexolog-ru.narod.ru/ethimology.html Об этимологии слова «голубой» в гомосексуальной коннотации, или почему российских геев называют «голубыми»?]. Тезисы статей и докладов на сайте сексолога Михаила Бейлькина [www.Sexolog-ru.narod.ru Sexolog-ru.narod.ru]. Проверено 29 декабря 2011. [www.webcitation.org/65BUDnDI5 Архивировано из первоисточника 3 февраля 2012].
  65. [www.gramota.ru/slovari/dic/?bts=x&word=Голубизна Голубизна] // Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — Первое издание. — СПб.: Норинт, 1998.
  66. Сеничкина, 2008, с. 97, 20.
  67. [www.gramota.ru/slovari/dic/?bts=x&word=Голубой Голубой] // Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — Первое издание. — СПб.: Норинт, 1998.
  68. [www.gramota.ru/slovari/dic/?bts=x&word=Розовый Розовый] // Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — Первое издание. — СПб.: Норинт, 1998.
  69. [www.gramota.ru/slovari/dic/?bts=x&word=Петух Петух] // Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — Первое издание. — СПб.: Норинт, 1998.
  70. Ворохов А. Д., Исаев Д. Д., Столяров А. Д. [ecsocman.hse.ru/data/745/785/1219/93-97.pdf Социально-психологические факторы гомосексуального поведения у заключенных] // Социологические исследования. — 1990. — № 6. — С. 93-97. [www.webcitation.org/65QWSb7J3 Архивировано] из первоисточника 13 февраля 2012.

Литература

  • Кон И. С. [de.slideshare.net/chronozaur/ss Лики и маски однополой любви: Лунный свет на заре]. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : ACT, 2003. — 576 с. — ISBN 5-17-015194-2.</span>
  • Warren Johansson. [williamapercy.com/wiki/images/Etymology.pdf Etymology] // Encyclopedia of Homosexuality : [англ.] / Edited by Wayne Dynes. — N. Y. : Garland Publishing, 1990. — P. 373—374. — 1522 p. — ISBN 0-8240-6544-1.</span>
  • [books.google.de/books?id=kLYREQKQwoIC&printsec=frontcover Verqueere Wissenschaft?: Zum Verhältnis von Sexualwissenschaft und Sexualreformbewegung in Geschichte und Gehenwart] / Ursula Ferdinand, Andreas Pretzel, Andreas Seeck (Hg.). — 2. Aufl.. — Münster: LIT Verlag, 2005. — Т. 1. — 521 S. — (Berliner Schriften zur Sexualwissenschaft und Sexualpolitik). — ISBN 3-8258-4049-2.
  • Erhardt Köllner. [books.google.de/books?id=0lntI1N46PMC&printsec=frontcover Homosexualität als anthropologische Herausforderung: Konzeption einer Homosexuellen Antropologie]. — Bad Heilbrunn / Obb.: Klinkhardt, 2001. — 521 S. — ISBN 3-7815-1138-3.
  • Christian Schäfer. Therminologie // [books.google.de/books?id=RemqUXsMyMsC&printsec=frontcover Widernatürlicher Unzucht (§§ 175, 175a, 175b, 182 a.F. StGB)]. — Berlin: BWV, 2006. — S. 7-16. — 359 S. — (Juristische Zeitgeschichte). — ISBN 3-8305-1241-4.
  • Magnus Hirschfeld. Name und Begriff der männlichen und weiblichen Homosexualität // [books.google.de/books?id=eV8jAAAAQBAJ&printsec=frontcover Die Homosexualität des Mannes und des Weibes]. — 2. Aufl.. — Berlin: de Gruyter, 2001. — 332 S. — ISBN 3-11-017251-8.
  • [bok-o-bok.ru/images/all/files/pdf/BOB2013-SMI2a.pdf Как корректно писать о лесбиянках, геях, бисексуалах и трансгендерах]. — СПб.: Издательство фестиваля «Бок о Бок», 2013.

Ссылки

  • [www.psychologos.ru/articles/view/gomoseksualnost_i_terminy Гомосексуальность и термины]. Энциклопедия «Психологос» (под ред. Н. И. Козлова). Проверено 20 июля 2014.
  • Юлия Вишневецкая. [vz.ru/opinions/2013/1/28/617871.html «Несите, голуби, несите»]. Взгляд (28 января 2013). Проверено 28 декабря 2013.
  • Олександр Мостяєв. [archive.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/Ukralm/2012_9/mostyajev.pdf «Гомосексуалізм» чи «гомосексуальність»: проблема вживання терміна в українській мові] // Українознавчий альманах. — Киев, 2012. — Вып. 9. — С. 61-65.


Отрывок, характеризующий Терминология для обозначения гомосексуальности

«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.
Из трех назначений масонства Пьер сознавал, что он не исполнял того, которое предписывало каждому масону быть образцом нравственной жизни, и из семи добродетелей совершенно не имел в себе двух: добронравия и любви к смерти. Он утешал себя тем, что за то он исполнял другое назначение, – исправление рода человеческого и имел другие добродетели, любовь к ближнему и в особенности щедрость.
Весной 1807 года Пьер решился ехать назад в Петербург. По дороге назад, он намеревался объехать все свои именья и лично удостовериться в том, что сделано из того, что им предписано и в каком положении находится теперь тот народ, который вверен ему Богом, и который он стремился облагодетельствовать.
Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.