Зависимая территория Росса

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Территория Росса»)
Перейти к: навигация, поиск
зависимая территория Росса
англ. Ross Dependency

Официальный Флаг
Главные базы
Скотт
Мак Мёрдо
Статус
Зависимая территория
Новой Зеландии
Дата вступления 1923
Сектор с160°в.д. по 150°з.д.
Территория 450 000 км²
Население 159—1370 чел.
Часовой пояс
UTC +12/+13
Интернет-домен .nz, .aq
Телефонный код +64-2409

Зависимая территория Росса (англ. Ross Dependency) — сектор Антарктики, на который претендует Новая Зеландия, является частью королевства Новой Зеландии. Включает в себя все территории, лежащие южнее 60° ю.ш. и между 160° в.д. и 150°з.д. Территория получила своё название в честь Джеймса Кларка Росса, британского моряка, открывшего море Росса.

Территория включает в себя часть Земли Виктории, шельфовый ледник Росса, острова Росса, Баллени, Скотт и Рузвельт.





Научные станции

Научные базы Скотт (Новая Зеландия) и Мак-Мёрдо (США) — единственные круглогодично действующие станции в данном секторе. Для их обслуживания имеются две взлётно-посадочных полосы, обеспечивающие круглогодичное сообщение с внешним миром. В летнее время грузы доставляются морским путём.

Италия имеет свою сезонную станцию Цуккелли в заливе Терра-Нова, действующую в летнее время. С 1969 по 1995 Новая Зеландия также имела сезонную станцию Ванда в Сухих долинах. С 1987 по 1992 организация Гринпис также имела свою собственную станцию на острове Росса, но из-за нехватки финансирования станцию пришлось закрыть.

Юрисдикция

В 1841 году исследователем Джеймсом Кларком Россом была открыта Земля Виктории, которая, вместе с прилегающими территориями, была объявлена им владением Великобритании. В 1923 Великобритания передала эту территорию в управление Новой Зеландии. Генерал-губернатор Новой Зеландии также являлся губернатором зависимой территории Росса. Согласно условиям договора об Антарктике, который Новая Зеландия подписала в 1959, никакое государство не вправе выдвигать новые претензии на данную территорию. Новая Зеландия сохраняет контроль над территорией, но таким образом, чтобы не ущемлять права других стран и не нарушать договор. Если бы территориальные претензии Новой Зеландии были бы приняты, то она бы получила огромную территорию, намного превосходящую её собственную, но почти полностью покрытую льдом.

Флаг

В настоящее время, только национальный флаг Новой Зеландии служит официальным символом зависимой территории Росса. Другим «официальным» флагом одно время был Новозеландский Почтовый флаг, обозначавший почтовое отделение базы Скотт. Новозеландский вексиллолог Джеймс Дигнан спроектировал флаг, который стал употребляться для обозначения территории, но не стал официальным её символом.

Почтовые марки

См. также

Напишите отзыв о статье "Зависимая территория Росса"

Ссылки

  • [www.mfat.govt.nz/Foreign-Relations/1-Global-Issues/Antarctica/1-New-Zealand-Relationship-with-Antarctica/rossdependency.php Управление территории Росса]
  • [www.antarcticanz.govt.nz/ Новозеландская Антарктика]
  • [www.scottbase50years.co.nz/ 50 лет базе Скотт]
  • [stamps.nzpost.co.nz/Cultures/en-NZ/Stamps/OtherCountriesAndTerritories/RossDependency/ Почтовые марки территории Росса]
  • [www.100megsfree3.com/glaw/scott/maps.htm Карта территории, центральная часть]


Отрывок, характеризующий Зависимая территория Росса

– Avant tout dites moi, comment vous allez, chere amie? [Прежде всего скажите, как ваше здоровье?] Успокойте друга, – сказал он, не изменяя голоса и тоном, в котором из за приличия и участия просвечивало равнодушие и даже насмешка.
– Как можно быть здоровой… когда нравственно страдаешь? Разве можно оставаться спокойною в наше время, когда есть у человека чувство? – сказала Анна Павловна. – Вы весь вечер у меня, надеюсь?
– А праздник английского посланника? Нынче середа. Мне надо показаться там, – сказал князь. – Дочь заедет за мной и повезет меня.
– Я думала, что нынешний праздник отменен. Je vous avoue que toutes ces fetes et tous ces feux d'artifice commencent a devenir insipides. [Признаюсь, все эти праздники и фейерверки становятся несносны.]
– Ежели бы знали, что вы этого хотите, праздник бы отменили, – сказал князь, по привычке, как заведенные часы, говоря вещи, которым он и не хотел, чтобы верили.
– Ne me tourmentez pas. Eh bien, qu'a t on decide par rapport a la depeche de Novosiizoff? Vous savez tout. [Не мучьте меня. Ну, что же решили по случаю депеши Новосильцова? Вы все знаете.]
– Как вам сказать? – сказал князь холодным, скучающим тоном. – Qu'a t on decide? On a decide que Buonaparte a brule ses vaisseaux, et je crois que nous sommes en train de bruler les notres. [Что решили? Решили, что Бонапарте сжег свои корабли; и мы тоже, кажется, готовы сжечь наши.] – Князь Василий говорил всегда лениво, как актер говорит роль старой пиесы. Анна Павловна Шерер, напротив, несмотря на свои сорок лет, была преисполнена оживления и порывов.
Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтузиасткой. Сдержанная улыбка, игравшая постоянно на лице Анны Павловны, хотя и не шла к ее отжившим чертам, выражала, как у избалованных детей, постоянное сознание своего милого недостатка, от которого она не хочет, не может и не находит нужным исправляться.
В середине разговора про политические действия Анна Павловна разгорячилась.
– Ах, не говорите мне про Австрию! Я ничего не понимаю, может быть, но Австрия никогда не хотела и не хочет войны. Она предает нас. Россия одна должна быть спасительницей Европы. Наш благодетель знает свое высокое призвание и будет верен ему. Вот одно, во что я верю. Нашему доброму и чудному государю предстоит величайшая роль в мире, и он так добродетелен и хорош, что Бог не оставит его, и он исполнит свое призвание задавить гидру революции, которая теперь еще ужаснее в лице этого убийцы и злодея. Мы одни должны искупить кровь праведника… На кого нам надеяться, я вас спрашиваю?… Англия с своим коммерческим духом не поймет и не может понять всю высоту души императора Александра. Она отказалась очистить Мальту. Она хочет видеть, ищет заднюю мысль наших действий. Что они сказали Новосильцову?… Ничего. Они не поняли, они не могут понять самоотвержения нашего императора, который ничего не хочет для себя и всё хочет для блага мира. И что они обещали? Ничего. И что обещали, и того не будет! Пруссия уж объявила, что Бонапарте непобедим и что вся Европа ничего не может против него… И я не верю ни в одном слове ни Гарденбергу, ни Гаугвицу. Cette fameuse neutralite prussienne, ce n'est qu'un piege. [Этот пресловутый нейтралитет Пруссии – только западня.] Я верю в одного Бога и в высокую судьбу нашего милого императора. Он спасет Европу!… – Она вдруг остановилась с улыбкою насмешки над своею горячностью.
– Я думаю, – сказал князь улыбаясь, – что ежели бы вас послали вместо нашего милого Винценгероде, вы бы взяли приступом согласие прусского короля. Вы так красноречивы. Вы дадите мне чаю?
– Сейчас. A propos, – прибавила она, опять успокоиваясь, – нынче у меня два очень интересные человека, le vicomte de MorteMariet, il est allie aux Montmorency par les Rohans, [Кстати, – виконт Мортемар,] он в родстве с Монморанси чрез Роганов,] одна из лучших фамилий Франции. Это один из хороших эмигрантов, из настоящих. И потом l'abbe Morio: [аббат Морио:] вы знаете этот глубокий ум? Он был принят государем. Вы знаете?