Терское горнопромышленное акционерное общество

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Терское горнопромышленное акционерное общество было зарегистрировано в Москве в 1898 г. (Устав Высочайше утвержден 15 мая 1898 г., изменен 22 января 1899 г.) с целью освоения и разработки рудных месторождений в горах Осетии. Директором Общества служил немецкий специалист К. К. Геберле, около 30 лет ведавший в Германии серебро-свинцовыми рудниками[2]

Вот как описана история возникновения Общества в статье И. Стрижова "Демонзагатский серебро-свинцовый рудник Терского горнопромышленного акционерного общества", опубликованной в № 5 Горного Журнала за май 1901 г.:

Наиболее разведанные и солидные месторождения были выделены из рудников Г. И. Кристи и князя С. Н. Трубецкого, и для них этими лицами, совместно с кн. П. Н. Трубецким, Л. В. Готье и А. Стульсом было учреждено „Терское горнопромышленное акционерное Общество“, которое и открыло свою деятельность 8 июля 1899 года. Терское горнопромышленное общество, с одной стороны, приступило к подготовке для эксплуатации переданных ему рудников и к постройке рудообогатительной фабрики, а с другой стороны, продолжало деятельность „Г. И. Кристи и князя С. Н. Трубецкого“ по поискам новых руд и разведкам их, так что при выяснении рудных месторождений средней части северного Кавказа я связываю результаты работ Товарищества „Кристи и кн. Трубецкого“ и „Терского горнопромышленного Общества“, при чем я вел самое производство последних до 1899 г., а с этого времени осматривал рудники по крайней мере 2 раза в год.

В начале 1899 г. для ведения работ Терского общества были приглашены специалисты по серебро-свинцовому и цинковому делу германский инженер К. К, Геберле и горный инженер Л. И. Семянников. В 1900 г. Гуларский рудник был также передан Терскому горнопромышленному О-ву. При этих обширных работах разведки отдельных месторождений были поручены штейгерам (уст. - горный мастер, заведующий рудничными работами), под руководством геолога или инженера. Из горных инженеров, кроме упомянутых выше двух лиц, к этому делу были прикосновенны еще П. П. Шапирер, служивший около 3 месяцев, М. М. Протодьяконов, находящийся и теперь на Фаснальской фабрике, и германский горный инженеръ 0. К. Геберле.

Демонзагатский рудник Терского горнопромышленного акционерного общества находится в средней части Северного Кавказа на земле селений Дунта и Хунсаръ Владикавказского округа, Терской области, на левом берегу реки Сонгути-дон, впадающей в р. Урух.

Руда Демонзагатского рудника будет подвергаться механической обработке на Фансальской рудообогатительной фабрике, которую Терское Горнопромышленное Общество строит на поляне при впадении реки Сардыдон в р. Сангути-дон. Эта фабрика при полном ходе рассчитана на обработку 12 т. п. руды в сутки, но первоначально она будетъ обрабатывать лишь 3 т. п. в сутки.[3]

В разное время на рудниках Терского горнопромышленного акционерного общества трудились видные русские горные инженеры М. М. Протодьяконов и И. Н. Стрижов



См. также

Напишите отзыв о статье "Терское горнопромышленное акционерное общество"

Примечания

  1. [www.scripophily.ru/details.php?sid=79 Scripophily.ru Старинные ценные бумаги]
  2. [www.zlatodar.ru/product/Akciya_Terskogo_Gornopromyshlennogo_obschestva_187_1899.html ЗЛАТОДАР. Акция Терского горнопромышленного АО]
  3. [elib.uraic.ru/bitstream/123456789/6030/1/gorn_mag_1901_5.pdf Горный журнал. Часть официальная, № 5, май 1901 г.]

Отрывок, характеризующий Терское горнопромышленное акционерное общество

Князь Андрей во время своей, большей частью адъютантской, службы много видел приемных важных лиц и различные характеры этих приемных были для него очень ясны. У графа Аракчеева был совершенно особенный характер приемной. На неважных лицах, ожидающих очереди аудиенции в приемной графа Аракчеева, написано было чувство пристыженности и покорности; на более чиновных лицах выражалось одно общее чувство неловкости, скрытое под личиной развязности и насмешки над собою, над своим положением и над ожидаемым лицом. Иные задумчиво ходили взад и вперед, иные шепчась смеялись, и князь Андрей слышал sobriquet [насмешливое прозвище] Силы Андреича и слова: «дядя задаст», относившиеся к графу Аракчееву. Один генерал (важное лицо) видимо оскорбленный тем, что должен был так долго ждать, сидел перекладывая ноги и презрительно сам с собой улыбаясь.
Но как только растворялась дверь, на всех лицах выражалось мгновенно только одно – страх. Князь Андрей попросил дежурного другой раз доложить о себе, но на него посмотрели с насмешкой и сказали, что его черед придет в свое время. После нескольких лиц, введенных и выведенных адъютантом из кабинета министра, в страшную дверь был впущен офицер, поразивший князя Андрея своим униженным и испуганным видом. Аудиенция офицера продолжалась долго. Вдруг послышались из за двери раскаты неприятного голоса, и бледный офицер, с трясущимися губами, вышел оттуда, и схватив себя за голову, прошел через приемную.
Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.