Tirpitz (1939)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Тирпиц (линкор)»)
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px; font-size: 120%; background: #A1CCE7; text-align: center;">Тирпиц</th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:4px 10px; background: #E7F2F8; text-align: center; font-weight:normal;">нем. Tirpitz</th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; ">
</th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; ">
«Тирпиц» в норвежском Альтен-фьорде
</th></tr>

<tr><th style="padding:6px 10px;background: #D0E5F3;text-align:left;">Служба:</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;background: #D0E5F3;text-align:left;"> </td></tr> <tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Класс и тип судна</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> линкор / тяжёлая артиллерийская плавбатарея </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Порт приписки</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> Тронхейм </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Изготовитель</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> верфь Кригсмарине в Вильгельмсхафене </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Заказан к постройке</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 1935 </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Строительство начато</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 2 ноября 1936 </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Спущен на воду</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 1 апреля 1939 </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Введён в эксплуатацию</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 25 февраля 1941 </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Выведен из состава флота</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> потоплен 12 ноября 1944 </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Статус</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> разобран на металл и дорожное покрытие (электрогенераторы временно использовались в качестве электростанции), отдельные части сохранились в музеях </td></tr> <tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px;background: #D0E5F3;">Основные характеристики</th></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Водоизмещение</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> официальное 35 000 т,
проектное 45 474 т,
максимальное (1944 год) 53 500 т </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Длина</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 241,7 м по ватерлинии;
253,6 м общая </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Ширина</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 36 м </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Высота</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 15 м (от киля до верхней палубы на миделе) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Осадка</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 9—10,6 м </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Бронирование</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> броневые пояса: 145…320 мм
палубы: 50…120 мм
були: 220 мм
орудийные башни: 130…360 мм (в том числе барбеты башен главного калибра: 342 мм)
боевая рубка: 360 мм </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Двигатели</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 12 паровых котлов Wagner
3 турбины Brown Boveri & Cie </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Мощность</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 163 026 л. с. (121 МВт) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Движитель</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> три трёхлопастных гребных винта диаметром по 4,7 м </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Скорость хода</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 30,8 узла (57 км/ч) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Дальность плавания</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 8 870 морских миль (16 430 км) на скорости 19 узлов (35,2 км/ч) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Экипаж</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 2 608 человек: 108 офицеров и 2 500 унтер-офицеров и матросов (1943) </td></tr> <tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px;background: #D0E5F3;">Вооружение</th></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Радиолокационное вооружение</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> Радиолокационные станции обнаружения надводных и воздушных целей </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Артиллерия</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 8 × 380 мм/L48.5 SK-C/34 (4 × 2)
12 × 150 мм/L55 SK-C/28 (6 х 2) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Зенитная артиллерия</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 16 × 105 мм/L65 SK-C/37 и L65 SK-C/33 (8 х 2)
16 × 37 мм/L83 SK-C/30 (одиночные)
12 × 20 мм/L65 MG C/30 (одиночные)
72 × 20 мм/L65 MG C/38 (в счетверённых («фирлинг») артиллерийских установках) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Минно-торпедное вооружение</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 2 × четырёхтрубных 533,4-мм торпедных аппарата (торпеды G7a T1) </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Авиационная группа</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 6 самолётов Arado Ar.196A-3, одна двусторонняя авиационная катапульта </td></tr>

«Ти́рпиц» (нем. Tirpitz) — второй линкор типа «Бисмарк», входивший в состав Кригсмарине. В боевых действиях практически не участвовал, однако своим присутствием в Норвегии угрожал арктическим конвоям в СССР и сковывал значительные силы британского флота[1]. Попытки уничтожить «Тирпиц» продолжались в течение более чем двух с половиной лет, периодически выводя корабль из строя, но увенчались полным успехом лишь в ноябре 1944 года после атаки с воздуха сверхтяжёлыми бомбами типа Tallboy. Детали линкора до сих пор находятся в военных музеях мира.





История применения

Корабль был спущен на воду 1 апреля 1939 года. Своё название получил в честь гросс-адмирала Альфреда фон Тирпица — основателя современного германского флота. Первоначально предполагалось, что «Тирпиц» будет действовать как рейдер, нападая на торговые караваны союзников в Северной Атлантике. Однако судьба линкора «Бисмарк» заставила и Гитлера, и гросс-адмирала Редера с большой осторожностью отнестись к возможностям крупных надводных артиллерийских кораблей, не имеющих поддержки авианосцев (их строительство в Германии было в результате на время ускорено, но в строй ни один из них в конце концов так и не вошел), потому «Тирпиц» использовался крайне осторожно и, как следствие, редко.

В январе 1942 года «Тирпиц» был отправлен в норвежские воды для охоты на арктические конвои в СССР и противодействия операции Archery британских коммандос на острове Вогсёй (норв. Vågsøy). Там, во фьордах, он и простоял практически всю Вторую Мировую войну. Однако даже простое присутствие «Тирпица» на Арктическом морском театре военных действий связывало значительные силы Королевского Флота, хотя за всё время пребывания в Норвегии он совершил только три наступательные операции. Несмотря на последнее, британское Адмиралтейство учитывало потенциальную опасность линкора и не прекращало усилий по его уничтожению. После неоднократных атак с воздуха и из-под воды «Тирпиц» был потоплен на стоянке в Тромсё 12 ноября 1944 года в результате авианалёта с применением сверхтяжёлых 5,5-тонных бомб Tallboy.

Операции «Тирпица»

Операция Sportpalast

В начале марта 1942 года немцами была попытка перехватить конвои PQ-12 и QP-8. PQ-12 вышел 1 марта 1942 года из порта в Исландии, а QP-8 - примерно в то же время из Мурманска. 5 марта «Тирпиц» в сопровождении трёх эскадренных миноносцев покинул базу и направился через Северный Ледовитый океан к Медвежьему острову. Из-за плохой погоды обнаружить конвои не удалось, лишь один из эсминцев обнаружил и потопил отставший от QP-8 советский лесовоз «Ижора». 9 марта «Тирпиц» был замечен самолётом с авианосца HMS Victorious и командовавший отрядом вице-адмирал (впоследствии - адмирал) Отто Цилиакс (нем. Otto Ciliax) принял решение немедленно прервать поход и возвратиться в базу.

Операция Rösselsprung

В июле 1942 года немецкое командование планировало использовать линкор «Тирпиц», броненосец «Адмирал Шеер» и тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер» совместно с эсминцами и миноносцами для атаки конвоя PQ-17 (план Rösselsprung — «Ход конём»). Из-за задержек с разрешением на начало операции (его давал лично Гитлер), выход в море состоялся лишь 5 июля. К этому моменту стало известно, что конвой уже распущен и «Тирпиц» повернул обратно[2]. Таким образом, прямого ущерба конвою «Тирпиц» не нанес. Однако PQ-17, распущенный и оставленный без охраны именно из-за угрозы со стороны «Тирпица», беспрецедентно сильно пострадал от атак германских авиации и подводных лодок.

Атака Лунина

В день выхода из передового пункта дислокации в Вестфьорде линкор был атакован советской подводной лодкой К-21 под командованием капитана 2-го ранга (впоследствии - контр-адмирала) Н. А. Лунина. Лодкой был произведён залп из четырёх кормовых торпедных аппаратов. Экипаж лодки результата своей торпедной атаки непосредственно не наблюдал, однако слышал два сильных взрыва и серию взрывов слабее. Лунин в своем докладе предположил, что взрывы объясняются попаданием торпед в линкор, одновременно допуская вероятность того, что торпеды попали в один из эсминцев эскорта; в штабе бригады подводных лодок Северного Флота на основании его доклада и данных разведки сделали вывод о потоплении эсминца и повреждении линкора. В советской и современной российской мемуарной и популярной литературе, а также публицистике многократно встречаются утверждения о повреждении «Тирпица» в ходе атаки К-21[3] (в советское время вплоть до наступления эпохи «гласности» в 1987 году это была официальная - в значении «единственно допускаемая» - точка зрения как в историографии, так и в литературе для массового читателя). Российский историк М. Э. Морозов предполагает, что из-за неправильного определения элементов движения цели, большого угла встречи и слишком большой дистанции стрельбы, германские корабли даже теоретически не могли получить попаданий, а услышанные экипажем К-21 взрывы объясняются либо подрывом торпед при их ударах о грунт (в конце траектории движения боевая торпеда в случае непоражения цели тонет), либо отдалёнными взрывами глубинных бомб, «профилактически» сбрасываемых кораблями эскорта[4]. В судовых документах «Тирпица» об операции «Ход конём» никаких упоминаний об атаке Лунина не содержится[5], но некоторые историки допускают возможность фальсификации этих документов.

Операция Sizilien

В сентябре 1943 года была проведена операция Sizilien («Сицилия») — рейд на остров Шпицберген. Германские войска высадились на острове при артиллерийской поддержке с линкора «Тирпиц», линейного крейсера «Шарнхорст» и девяти эскадренных миноносцев. Немцы занимали остров с 6 сентября по 9 сентября 1943 года. Операция Sizilien была единственны случаем, когда «Тирпиц» стрелял из своих орудий по иному противнику, нежели воздушные цели (однако по судам противника он так никогда и не произвёл ни одного выстрела).

Операции против «Тирпица»

Британцы не прекращали атаки на «Тирпиц» до тех пор, пока не потопили линкор.

Операция Title

30—31 октября 1942: попытка уничтожить «Тирпиц» с помощью управляемых подводных аппаратов под кодовым названием «Колесница» (англ. Chariot), представлявших собой торпеды, управляемые человеком[6]. К месту стоянки «Тирпица» аппараты должны были быть доставлены путём скрытной буксировки в подводном положении с помощью рыболовецкого катера «Arthur» (капитан — Leif Larsen).

30 октября катеру с торпедами на буксире удалось войти в Тронхеймс-фьорд. Когда до места стоянки «Тирпица» оставалось не более 15 миль (28 км), поднялся сильный встречный ветер с волной. 31 октября в 22:00 за кормой раздался громкий скрежет. «Артур» зашёл в ближайшую гавань, где водолаз обнаружил потерю обеих торпед. В этот момент до «Тирпица» оставалось менее 10 миль (18,5 км). Катер был затоплен и команда ушла пешком к шведской границе.

Немцы позднее обнаружили затопленный катер и после обследования пришли к выводу, что он предназначался для специальной операции.

Операция Source

В сентябре 1943 года произошла первая успешная операция против «Тирпица». Для атаки были использованы подводные мини-лодки класса «Экс»[en] (англ. X). Большую часть пути мини-лодки шли на буксире обычных подлодок. Из шести сверхмалых подводных лодок атаковать «Тирпиц» должны были три: X5 (лейт. Хенти-Крир), X6 (лейт. Дональд Кэмерон) и X7 (лейт. Бэзил Плейс). Лодка X5 была обнаружена и потоплена, но X6 и X7 сбросили под линкором четыре 2-тонных мины, начинённых аммотолом. После этого лодки также были обнаружены, а их команды попали в плен. Несмотря на обнаруженную опасность, «Тирпиц» не успел сняться со стоянки до взрыва мин. Взрыв нанёс линкору серьёзные повреждения: были повреждены шпангоуты в носовой части и сорвана со станины одна из турбин. Башня «C» весом около 2000 тонн была подброшена вверх и при падении заклинила шаровой погон. Исправить башню вне дока оказалось невозможно. Кроме того, вышли из строя все дальномеры и приборы управления огнём. В результате полученных повреждений линкор на шесть месяцев выбыл из строя и его максимальная скорость существенно уменьшилась[7].

За успешное проведение операции капитаны мини-подлодок X6 и X7 были награждены крестами Виктории — высшими военными наградами Британской империи.

Операция Tungsten

К апрелю 1944 года «Тирпиц» был отремонтирован и снова мог представлять опасность. В ответ на эту угрозу британский флот предпринял операцию с кодовым названием «Вольфрам» (англ. Tungsten). В атаке участвовали значительные силы флота, в том числе: два линкора, два эскадренных авианосца, два быстроходных лёгких авианосца, два крейсера и шестнадцать эсминцев. Атака началась 3 апреля, накануне выхода «Тирпица» на ходовые испытания после ремонта.

В налёте участвовали две волны торпедоносцев Fairey Barracuda в сопровождении истребителей эскорта. Атакующие самолёты несли, однако, не торпеды, а бомбы различных типов: бронебойные, фугасные, глубинные и осколочные. Первая волна нанесла удар в 05:30. К 08:00 атака была завершена: потери составили три самолёта. Экипаж «Тирпица» потерял 123 человека убитыми и 300 ранеными. Броневые пояса и броневая палуба линкора при этой атаке не были повреждены, однако надстройкам был нанесён заметный ущерб, потребовавший три месяца на ремонт для его устранения.

Операции Planet, Brawn, Tiger Claw и Mascot

Линейный корабль «Тирпиц» по-прежнему оставался угрозой, поэтому британское адмиралтейство продолжало планировать операции против него. Однако из-за плохой погоды в апреле-мае 1944 года англичанам пришлось отменить три налёта: операции Planet, Brawn и Tiger Claw.

Следующая атака союзников с использованием авианосцев (операция Mascot) состоялась в июле 1944 года. Однако к этому времени немцы значительно усилили противовоздушную оборону, в особенности систему дымовой завесы, в результате чего атака закончилась безуспешно: атакующие самолёты не добились попаданий.

Операции Goodwood I, II, III и IV

В августе 1944 года «Тирпиц» наконец прошёл морские испытания. Вскоре после этого британцы вновь совершили налёты (операции Goodwood I и Goodwood II), снова окончившиеся безрезультатно из-за плохой погоды.

Операции Paravane, Obviate и Catechism

«Операция Paravane» (англ. Параван) была предпринята Королевскими Воздушными Силами Великобритании 15 сентября с аэродрома Ягодник под Архангельском. Самолёты Avro Lancaster были вооружены 5,5-тонными бомбами Tallboy и экспериментальными 500-фунтовыми (227-кг) подводными «ходячими» (самотранспортирующимися) минами. Несмотря на дымовую завесу, поставленную для защиты «Тирпица», одна из бомб всё-таки попала в нос корабля, нанеся повреждения, сделавшие его практически немореходным. У немцев практически не было возможности поставить «Тирпиц» в сухой док на ремонт, поэтому в октябре линкор перевели в Тромсё в качестве «тяжёлой артиллерийской плавбатареи» на случай ожидавшегося вторжения союзников в Норвегию. Новое место дислокации корабля уже находилось в пределах досягаемости тяжёлых бомбардировщиков Бомбардировочного командования Королевских ВВС, базирующихся в Северной Шотландии, и британцы продолжили атаки на «Тирпиц», не зная о принятом немцами решении не восстанавливать корабль.

28 октября с базы Лоссимут в Шотландии был предпринят очередной налёт на «Тирпиц» под названием «Операция Obviate» (англ. Устранять), однако в последний момент корабль был скрыт облаками, и лишь одна бомба Tallboy, разорвавшись недалеко от корабля, погнула гребной вал.

Но в следующий раз, 12 ноября, во время «операции Catechism» (англ. Катехизис) над «Тирпицем» не было ни дымовой завесы, ни облаков. В корабль попали три бомбы Tallboy: одна отскочила от башенной брони, но две других пробили броню и проделали примерно 200-футовую (приблизительно 60 м) дыру в его левом борту, вызвав также пожар и последующий взрыв в пороховом погребе башни «С», причём взрыв оторвал её. В итоге «Тирпиц» завалился на борт, а затем перевернулся и примерно через 10 минут после атаки затонул к западу от Тромсё, в бухте Хокёйботн, унеся с собой на дно более 950 человек из находившихся на борту примерно 1700.

По причинам, до настоящего времени не до конца понятным, истребителям Люфтваффе не удалось помешать атаке британской бомбардировочной авиации на «Тирпиц» 12 ноября[уточнить]. Германской ПВО удалось лишь повредить двигатель одного из самолётов, участвовавших в налёте, но его команда спаслась, «жёстко» приземлившись в Швеции. В результате этого провала командир эскадрильи 9./JG 5 5-го воздушного флота Люфтваффе, ответственной за истребительное прикрытие района Тромсё, майор Генрих Эрлер был обвинён в преступном пренебрежении служебными обязанностями и приговорён к смертной казни, заменённой тремя годами заключения в крепости с предварительной отправкой на фронт в полевой штрафной лагерь (один из видов штрафных воинских формирований Третьего Рейха, отличавшийся особенно суровым режимом) до завершения войны.

Уничтожение «Тирпица» устранило последнюю серьёзную надводную угрозу для коммуникаций союзников в Северной Атлантике и Северном Ледовитом океане. Это позволило перевести главные надводные силы Королевского Флота — эскадренные авианосцы, быстроходные лёгкие авианосцы, линейные корабли и линейный крейсер «Ринаун» — с Атлантического театра войны, где они находились в качестве «сил сдерживания», — в Индийский и Тихий океаны, где они приняли участие в боевых действиях против Японии.

После войны

После войны обломки «Тирпица» были проданы норвежской компании, после чего линкор разрезали на части и вывезли. Однако значительный фрагмент носовой части остаётся там, где он и затонул в 1944 году. Кроме того, электрогенераторы с корабля были использованы как временная электростанция, снабжая рыбную промышленность вокруг города Хоннингсвог (норв. Honningsvåg).

В настоящее время фрагменты линкора используются Норвежским дорожным департаментом (Vegvesenet) как временное дорожное полотно при проведении ремонтных работ[8]. Некоторые части корабля были переплавлены на брошки и прочую бижутерию. Кроме того, значительный фрагмент бронеобшивки хранится в Королевском военно-морском музее «Explosion!» («Взрыв!») в Госпорте, Хэмпшир.

Недалеко от места потопления «Тирпица» существуют искусственные озёра, появившиеся в воронках от разрывов бомб Tallboy, не попавших в цель.

Командный состав

В культуре

  • С «Тирпицем» связана одна из миссий в игре Hidden & Dangerous 2, где группа британских разведчиков выполняет задание по минированию корабля. В игре миссия прошла удачно, был заминирован не только сам «Тирпиц», но и минный тральщик «Олаф», а также с последнего украдена шифровальная машина «Энигма».
  • «Тирпиц» был упомянут и в игре Call of Duty в Британских миссиях, где двое разведчиков осуществляют на линкоре диверсию — минирование котлов и уничтожение электронных блоков РЛС.
  • «Тирпиц» также был упомянут в игре Wolfenstein в начальном ролике, где агент Блажкович, главный герой, осуществил на корабле диверсию и пустил его ко дну.
  • «Тирпиц» необходимо уничтожить в одной из последних миссий в игре Battle of Europe.

См. также

Напишите отзыв о статье "Tirpitz (1939)"

Примечания

  1. За пассивную роль в войне норвежцы прозвали линкор «Одинокая Королева Севера» (норв. Den ensomme Nordens Dronning)
  2. Т. Тудейа, Д. Вудворд «Сумерки морских богов», — АСТ, 2002, стр. 366
  3. Например, [nvo.ng.ru/history/2000-03-17/5_submarine.html Советская подлодка К-21 стоила всего британского флота]. Независимое военное обозрение. В. Заборский 17 марта 2000
  4. М. Э. Морозов, К. Л. Кулагин. «Катюши» в бою. — Морская Коллекция, № 2, 2008
  5. [tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=3377&p=1 tsushima.su // Операция "Ход конём" в документах ТИРПИЦА]
  6. [www.bismarck-class.dk/tirpitz/history/tiropertitle.html «Tirpitz» — The History]
  7. Вудворд, стр. 419
  8. [www.birkelunden.no/index.php?option=com_content&task=view&id=1029&Itemid=28 Статья с фотографиями плит с «Тирпица» (норв.)]

Литература

  • Тарас А.Е. Вторая мировая война на море. — Мн.: Харвест, 2003. — 640 с. — (Военно-историческая библиотека). — ISBN 985-13-1707-1.
  • Дэвид Вудворд. [www.books.ru/shop/books/278027 «Тирпиц». Боевые действия линкора в 1942-1944 годах] = Dawid Woodward THE TIRPITZ and the Battle for the North Atlantic. — М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2005. — 255 с. — ISBN 5-9524-1636-5.
  • Ткачёв A. В. Охота на Тирпица. — М.: Андреевский флаг, 1993.
  • Niklas Zetterling, Michael Tamelander. [books.google.com.ua/books?id=y_gfn7yBiIoC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=true Tirpitz: The Life and Death of Germany's Last Super Battleship]. — Havertown, Pa: Casemate Publishers, 2009. — 360 p. — ISBN 1-935-14918-0.

Ссылки

  • [ship.bsu.by/main.asp?id=100137 Энциклопедия кораблей]
  • [brummel.borda.ru/?1-10-0-00000016-000-0-0-1159387755 М. Морозов «Атака германского линкора»]
  • [www.youtube.com/watch?v=rrf5ULS31Yo&NR=1 Утопить «Тирпиц» (документальный фильм)]
  • [www.tirpitz-museum.no «Tirpitz Museum»]
  •  (нем.) [einestages.spiegel.de/external/ShowTopicAlbumBackground/a5463/l0/l0/F.html Untergang der «Tirpitz»]
  • [photo-war.com/ru/archives/items1521.htm Аэрофотоснимок — линкор Тирпиц на якорной стоянке в Ка-фьорде, Норвегия.] - фотография из альбома лётчика-наблюдателя Ф. С. Горячего.

Координаты: 69°38′50″ с. ш. 18°48′30″ в. д. / 69.64722° с. ш. 18.80833° в. д. / 69.64722; 18.80833 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=69.64722&mlon=18.80833&zoom=14 (O)] (Я)


Отрывок, характеризующий Tirpitz (1939)

– Vous savez, que je ne suis pas bonapartiste, mon prince. [Вы знаете, князь, что я не бонапартистка.]
– «Dieu sait quand reviendra»… [Бог знает, вернется когда!] – пропел князь фальшиво, еще фальшивее засмеялся и вышел из за стола.
Маленькая княгиня во всё время спора и остального обеда молчала и испуганно поглядывала то на княжну Марью, то на свекра. Когда они вышли из за стола, она взяла за руку золовку и отозвала ее в другую комнату.
– Сomme c'est un homme d'esprit votre pere, – сказала она, – c'est a cause de cela peut etre qu'il me fait peur. [Какой умный человек ваш батюшка. Может быть, от этого то я и боюсь его.]
– Ax, он так добр! – сказала княжна.


Князь Андрей уезжал на другой день вечером. Старый князь, не отступая от своего порядка, после обеда ушел к себе. Маленькая княгиня была у золовки. Князь Андрей, одевшись в дорожный сюртук без эполет, в отведенных ему покоях укладывался с своим камердинером. Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка, подарок отца, привезенный из под Очакова. Все эти дорожные принадлежности были в большом порядке у князя Андрея: всё было ново, чисто, в суконных чехлах, старательно завязано тесемочками.
В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.
– Но надо быть снисходительным к маленьким слабостям; у кого их нет, Аndre! Ты не забудь, что она воспитана и выросла в свете. И потом ее положение теперь не розовое. Надобно входить в положение каждого. Tout comprendre, c'est tout pardonner. [Кто всё поймет, тот всё и простит.] Ты подумай, каково ей, бедняжке, после жизни, к которой она привыкла, расстаться с мужем и остаться одной в деревне и в ее положении? Это очень тяжело.
Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим.
– Ты живешь в деревне и не находишь эту жизнь ужасною, – сказал он.
– Я другое дело. Что обо мне говорить! Я не желаю другой жизни, да и не могу желать, потому что не знаю никакой другой жизни. А ты подумай, Andre, для молодой и светской женщины похорониться в лучшие годы жизни в деревне, одной, потому что папенька всегда занят, а я… ты меня знаешь… как я бедна en ressources, [интересами.] для женщины, привыкшей к лучшему обществу. M lle Bourienne одна…
– Она мне очень не нравится, ваша Bourienne, – сказал князь Андрей.
– О, нет! Она очень милая и добрая,а главное – жалкая девушка.У нее никого,никого нет. По правде сказать, мне она не только не нужна, но стеснительна. Я,ты знаешь,и всегда была дикарка, а теперь еще больше. Я люблю быть одна… Mon pere [Отец] ее очень любит. Она и Михаил Иваныч – два лица, к которым он всегда ласков и добр, потому что они оба облагодетельствованы им; как говорит Стерн: «мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали». Mon pеre взял ее сиротой sur le pavе, [на мостовой,] и она очень добрая. И mon pere любит ее манеру чтения. Она по вечерам читает ему вслух. Она прекрасно читает.
– Ну, а по правде, Marie, тебе, я думаю, тяжело иногда бывает от характера отца? – вдруг спросил князь Андрей.
Княжна Марья сначала удивилась, потом испугалась этого вопроса.
– МНЕ?… Мне?!… Мне тяжело?! – сказала она.
– Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце.
– Ты всем хорош, Andre, но у тебя есть какая то гордость мысли, – сказала княжна, больше следуя за своим ходом мыслей, чем за ходом разговора, – и это большой грех. Разве возможно судить об отце? Да ежели бы и возможно было, какое другое чувство, кроме veneration, [глубокого уважения,] может возбудить такой человек, как mon pere? И я так довольна и счастлива с ним. Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы, как я.
Брат недоверчиво покачал головой.
– Одно, что тяжело для меня, – я тебе по правде скажу, Andre, – это образ мыслей отца в религиозном отношении. Я не понимаю, как человек с таким огромным умом не может видеть того, что ясно, как день, и может так заблуждаться? Вот это составляет одно мое несчастие. Но и тут в последнее время я вижу тень улучшения. В последнее время его насмешки не так язвительны, и есть один монах, которого он принимал и долго говорил с ним.
– Ну, мой друг, я боюсь, что вы с монахом даром растрачиваете свой порох, – насмешливо, но ласково сказал князь Андрей.
– Аh! mon ami. [А! Друг мой.] Я только молюсь Богу и надеюсь, что Он услышит меня. Andre, – сказала она робко после минуты молчания, – у меня к тебе есть большая просьба.
– Что, мой друг?
– Нет, обещай мне, что ты не откажешь. Это тебе не будет стоить никакого труда, и ничего недостойного тебя в этом не будет. Только ты меня утешишь. Обещай, Андрюша, – сказала она, сунув руку в ридикюль и в нем держа что то, но еще не показывая, как будто то, что она держала, и составляло предмет просьбы и будто прежде получения обещания в исполнении просьбы она не могла вынуть из ридикюля это что то.
Она робко, умоляющим взглядом смотрела на брата.
– Ежели бы это и стоило мне большого труда… – как будто догадываясь, в чем было дело, отвечал князь Андрей.
– Ты, что хочешь, думай! Я знаю, ты такой же, как и mon pere. Что хочешь думай, но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах… – Она всё еще не доставала того, что держала, из ридикюля. – Так ты обещаешь мне?
– Конечно, в чем дело?
– Andre, я тебя благословлю образом, и ты обещай мне, что никогда его не будешь снимать. Обещаешь?
– Ежели он не в два пуда и шеи не оттянет… Чтобы тебе сделать удовольствие… – сказал князь Андрей, но в ту же секунду, заметив огорченное выражение, которое приняло лицо сестры при этой шутке, он раскаялся. – Очень рад, право очень рад, мой друг, – прибавил он.
– Против твоей воли Он спасет и помилует тебя и обратит тебя к Себе, потому что в Нем одном и истина и успокоение, – сказала она дрожащим от волнения голосом, с торжественным жестом держа в обеих руках перед братом овальный старинный образок Спасителя с черным ликом в серебряной ризе на серебряной цепочке мелкой работы.
Она перекрестилась, поцеловала образок и подала его Андрею.
– Пожалуйста, Andre, для меня…
Из больших глаз ее светились лучи доброго и робкого света. Глаза эти освещали всё болезненное, худое лицо и делали его прекрасным. Брат хотел взять образок, но она остановила его. Андрей понял, перекрестился и поцеловал образок. Лицо его в одно и то же время было нежно (он был тронут) и насмешливо.
– Merci, mon ami. [Благодарю, мой друг.]
Она поцеловала его в лоб и опять села на диван. Они молчали.
– Так я тебе говорила, Andre, будь добр и великодушен, каким ты всегда был. Не суди строго Lise, – начала она. – Она так мила, так добра, и положение ее очень тяжело теперь.
– Кажется, я ничего не говорил тебе, Маша, чтоб я упрекал в чем нибудь свою жену или был недоволен ею. К чему ты всё это говоришь мне?
Княжна Марья покраснела пятнами и замолчала, как будто она чувствовала себя виноватою.
– Я ничего не говорил тебе, а тебе уж говорили . И мне это грустно.
Красные пятна еще сильнее выступили на лбу, шее и щеках княжны Марьи. Она хотела сказать что то и не могла выговорить. Брат угадал: маленькая княгиня после обеда плакала, говорила, что предчувствует несчастные роды, боится их, и жаловалась на свою судьбу, на свекра и на мужа. После слёз она заснула. Князю Андрею жалко стало сестру.
– Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену , и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду… хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю…
Говоря это, он встал, подошел к сестре и, нагнувшись, поцеловал ее в лоб. Прекрасные глаза его светились умным и добрым, непривычным блеском, но он смотрел не на сестру, а в темноту отворенной двери, через ее голову.
– Пойдем к ней, надо проститься. Или иди одна, разбуди ее, а я сейчас приду. Петрушка! – крикнул он камердинеру, – поди сюда, убирай. Это в сиденье, это на правую сторону.
Княжна Марья встала и направилась к двери. Она остановилась.
– Andre, si vous avez. la foi, vous vous seriez adresse a Dieu, pour qu'il vous donne l'amour, que vous ne sentez pas et votre priere aurait ete exaucee. [Если бы ты имел веру, то обратился бы к Богу с молитвою, чтоб Он даровал тебе любовь, которую ты не чувствуешь, и молитва твоя была бы услышана.]
– Да, разве это! – сказал князь Андрей. – Иди, Маша, я сейчас приду.
По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах.
– Ah! je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза.
Князь Андрей строго посмотрел на нее. На лице князя Андрея вдруг выразилось озлобление. Он ничего не сказал ей, но посмотрел на ее лоб и волосы, не глядя в глаза, так презрительно, что француженка покраснела и ушла, ничего не сказав.
Когда он подошел к комнате сестры, княгиня уже проснулась, и ее веселый голосок, торопивший одно слово за другим, послышался из отворенной двери. Она говорила, как будто после долгого воздержания ей хотелось вознаградить потерянное время.
– Non, mais figurez vous, la vieille comtesse Zouboff avec de fausses boucles et la bouche pleine de fausses dents, comme si elle voulait defier les annees… [Нет, представьте себе, старая графиня Зубова, с фальшивыми локонами, с фальшивыми зубами, как будто издеваясь над годами…] Xa, xa, xa, Marieie!
Точно ту же фразу о графине Зубовой и тот же смех уже раз пять слышал при посторонних князь Андрей от своей жены.
Он тихо вошел в комнату. Княгиня, толстенькая, румяная, с работой в руках, сидела на кресле и без умолку говорила, перебирая петербургские воспоминания и даже фразы. Князь Андрей подошел, погладил ее по голове и спросил, отдохнула ли она от дороги. Она ответила и продолжала тот же разговор.
Коляска шестериком стояла у подъезда. На дворе была темная осенняя ночь. Кучер не видел дышла коляски. На крыльце суетились люди с фонарями. Огромный дом горел огнями сквозь свои большие окна. В передней толпились дворовые, желавшие проститься с молодым князем; в зале стояли все домашние: Михаил Иванович, m lle Bourienne, княжна Марья и княгиня.
Князь Андрей был позван в кабинет к отцу, который с глазу на глаз хотел проститься с ним. Все ждали их выхода.
Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.
– Едешь? – И он опять стал писать.
– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.
Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь.
– Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу.
Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно.
– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.
Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил.
– Ну, – сказал он, обратившись к жене.
И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки».
– Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа.
Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо.
Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло.
– Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты.
Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате.
– Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.



В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.
С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст.
Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол.
– Ну, батюшка Михайло Митрич, – обратился он к одному батальонному командиру (батальонный командир улыбаясь подался вперед; видно было, что они были счастливы), – досталось на орехи нынче ночью. Однако, кажется, ничего, полк не из дурных… А?
Батальонный командир понял веселую иронию и засмеялся.
– И на Царицыном лугу с поля бы не прогнали.