Товарный дефицит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Товарный дефици́т (от лат. dēficit «не хватает, недостаёт») — недостаток отдельных товаров и услуг, которые покупатели не могут приобрести, несмотря на наличие денег[1].

Дефицит свидетельствует о несовпадении спроса и предложения и отсутствии уравновешивающей цены.





Причины появления дефицита

Дефицит товара — это симптом превышения спроса на этот товар над предложением. Эпизоды товарного дефицита возможны и в плановой и в рыночной экономиках. Однако в рыночной экономике с плавающими ценами торговый дефицит считается неравновесным состоянием, которое быстро корректируется рынком путём роста цен, роста объёма производства и падения спроса на товар. С другой стороны, плановая экономика в сочетании с государственным регулированием цен лишена этого естественного рыночного корректирующего механизма, и поэтому в такой экономике возможны случаи долговременного (и даже перманентного) товарного дефицита.

Оборотная сторона торгового дефицита в условиях плановой экономики — это появление товаров, на которые регулирующий орган устанавливает завышенные цены или завышенные квоты производства. Такие товары имеют тенденцию скапливаться на складах или на полках магазинов — затоваривание. Сосуществование дефицита и неликвидных товаров привело в СССР к появлению феномена «нагрузки», когда дефицитный товар разрешалось покупать только в комплекте с неликвидным.

Мнения экономистов

Существует мнение, что централизованное планирование невозможно в принципе, в частности, из-за огромного количества позиций, подлежащих планированию[2]. Как указывал в начале XX века итальянский математик В. Парето[3]:

[при планировании] не математика помогала бы экономике, а экономика математике. Если бы действительно можно было знать все эти уравнения, то единственный доступный способ решить их — это наблюдать практическое решение, которое даёт рынок.

Впервые на проблемы экономического расчёта при социализме указал Л. фон Мизес — один из основателей Австрийской экономической школы. В работе, опубликованной в 1920 году, он писал[4]:

Возможность рационального расчёта в рыночной экономике основана на том, что известны цены в денежном выражении, позволяющие такой расчёт осуществлять.

Мизес подчёркивал, что для верного расчёта нужно знать не только цены на конечные продукты, но и на все промежуточные продукты и факторы производства. Он считал, что немыслим никакой другой механизм, кроме конкурентного рынка, способный учесть все возможные обстоятельства[4].

Нобелевский лауреат по экономике Фридрих Август Хайек считал, что отсутствие регулирующего воздействия рыночных цен неизбежно приведёт к диктату производителя[5]:

В социалистическом государстве производство не будет иметь вообще никакой определённой цели. […] Государство будет производить что-нибудь, а потребителям придётся брать то, что произведено.

Исследователь советской политической системы М. С. Восленский[6] указывал, что дефицит товаров народного потребления был закономерным явлением, связанным с недостаточным финансированием лёгкой промышленности (группа «Б»), из-за чрезмерных расходов на тяжёлую и военную промышленность (группа «А»)[7]:

Для экономики [социализма] характерен постоянный кризис недопроизводства [товаров народного потребления]. Он именно постоянный, а не периодический. […] Кризис недопроизводства стал повседневностью экономической жизни соцстран.

Мнения марксистов

В. И. Ленин считал, что при социализме[8]

… население со временем научится самостоятельно понимать и осознавать, в каком объёме и какую именно работу нужно выполнять

См. также

Напишите отзыв о статье "Товарный дефицит"

Ссылки

  • Владимир Гендлин. [kommersant.ru/doc/2781938 Дефицит приходит во время еды] Как проваливались попытки власти накормить народ. Журнал «Коммерсантъ Деньги» № 33, стр. 35 (24 августа 2015). Проверено 24 августа 2015. [web.archive.org/web/20150824082613/kommersant.ru/doc/2781938 Архивировано из первоисточника 24 августа 2015].
  • [ecsocman.edu.ru/data/820/847/1217/001_Arhivy_govoryat.pdf Статистика на 1950-е годы]
  • [archive.is/8UJRq#selection-41.1-41.68 Отоваренная мечта: советские фотографии о жизни в условиях дефицита]

Источники

  • «Каждый знает, за кем стоит» — д/ф, 1983 год, Польша, режиссёр Мария Змаж-Кочанович;
  • «Что привезли? Жизнь в очередях Польской Народной Республики» — д/ф, 2010 год, режиссёр Конрад Старчевски;

Примечания

  1. Спиридонова Н. В. Теоретический анализ экономических систем: Учебное пособие. Стандарт третьего поколения. — СПб: Издательский дом «Питер», 2013. — С. 123. — 240 с. — ISBN 9785496000352.
  2. [www.qanda.org/Transcript/?ProgramID=1019 Q&A: Thomas Sowell, Hoover Institution, Senior Fellow]
  3. Pareto, V. Manuel d’economie politique. — 2d ed. — 1927. — Р. 233—234. Цит. по: Хайек Ф. А. Индивидуализм и экономический порядок. — Челябинск: Социум, 2011. — С. 218.
  4. 1 2 Л. фон Мизес. Экономический расчёт при социализме. Напечатано по-русски в сб.: Мизес Л. Социализм. — М.: Catallaxy, 1994. Цит. по: Хайек Ф. А. Индивидуализм и экономический порядок. — Челябинск: Социум, 2011. — С. 172.
  5. Хайек Ф. А. Индивидуализм и экономический порядок — Челябинск: Социум, 2011. — С. 192.
  6. Автор широко известного труда «Номенклатура»
  7. Восленский М. Номенклатура. — Гл. 4.
  8. Цит по книге: Джин Кэллахан Экономика для обычных людей, Челябинск, Социум, 2006, стр. 203

Отрывок, характеризующий Товарный дефицит

– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?