Томагавк (ракета)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
BGM-109 Tomahawk

Крылатая ракета Tactical Tomahawk Block IV во время испытаний. Южная Калифорния
Тип

крылатая ракета большой дальности

Статус

на вооружении

Разработчик

General Dynamics

Годы разработки

1972—1980

Начало испытаний

март 1980—1983

Принятие на вооружение

март 1983

Производитель

General Dynamics (первоначально)
Raytheon / McDonnell Douglas

Единиц произведено

7302[1][сн. 1]

Стоимость единицы

Tactical Tomahawk: 1,45 млн долл.[2]

Годы эксплуатации

1983 — н. в.

Основные эксплуатанты

ВМС США
Королевские ВМС
ВМС Испании

Базовая модель

BGM-109A

Модификации

BGM-109A/…/F
RGM/UGM-109A/…/E/H
BGM-109G
AGM-109C/H/I/J/K/L

↓Все технические характеристики

 Изображения на Викискладе

Томагавк или Томахок (англ. BGM-109 Tomahawk, [’tɒmə‚hɔ:k]) — американская многоцелевая высокоточная дозвуковая крылатая ракета (КР) большой дальности, стратегического и тактического назначения. Совершает полёт на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Находилась на вооружении кораблей и подводных лодок ВМС США, использовалась во всех значительных военных конфликтах с участием США с момента её принятия на вооружение в 1983 году. Ориентировочная стоимость составляет 1,45[3] млн долл. (2014).

BGM-109 Tomahawk разрабатывалась в целом ряде модификаций, включающих:

  • Ракеты морского базирования SLCM (англ. Sea-Launched Cruise Missile): BGM-109A/…/F, RGM/UGM-109A/…/E/H
  • Ракеты наземного базирования GLCM (англ. Ground-Launched Cruise Missile): BGM-109G
  • Ракеты воздушного базирования MRASM (англ. Medium-Range Air-to-Surface Missile): AGM-109C/H/I/J/K/L




История

В 1971 году руководство Военно-морских сил США инициировало работы по изучению возможности создания стратегической КР с подводным запуском. В начальной фазе работ рассматривались два варианта КР:

  • Первый вариант предусматривал разработку тяжелой КР с подводным стартом и боль­шой дальностью полёта — до 3000 морских миль (~5500 км) и размещение ракет на борту пяти ПЛАРБ типов «Джордж Вашингтон» и пяти типа «Этен Аллен» в пусковых установках БРПЛ UGM-27 «Поларис» (диаметром 55 дюймов), снимае­мых с вооружения. Тем самым ПЛАРБ становились носителями стратегических крылатых ракет ПЛАРК.
  • Второй вариант предполагал разработку более лёгкой КР под 533-мм (21 дюйм) торпедные аппараты подводных лодок с дальностью полёта до 1500 миль (2500 км).

2 июня 1972 года был выбран более лёгкий вариант под торпедные аппараты, а в ноябре того же года промышленности были выданы контракты на разработку SLCM (англ. Submarine-Launched Cruise Missile) — крылатой ракеты подводного базирования.

В январе 1974 года два наиболее перспективных проекта были отобраны для участия в конкурсных демонстрационных пусках, а в 1975 году проектам фирм «Дженерал Дайнемикс» и «Линг-Темко-Воут» (LTV) были присвоены обозначения ZBGM-109A и ZBGM-110A, соответственно (префикс «Z» в обозначении является статусным, и в системе обозначений МО США применялся для обозначения систем находящихся «на бумаге», то есть в ранней стадии разработки).

В феврале 1976 года первая попытка пуска из торпедного аппарата (ТА) прототипа YBGM-110A (префикс «Y» в обозначении) закончилась неудачно из-за неисправности ТА. Вторая попытка не была успешной, из-за нераскрытия консолей крыла. В марте 1976 года, учитывая два безупречных пуска прототипа YBGM-109A и его менее рискованную конструкцию, ВМС США объявила победителем конкурса по программе SLCM ракету BGM-109, а работы по проекту BGM-110 были прекращены[4].

В тот же период флотское руководство решило, что SLCM должна быть на вооружении надводных кораблей, поэтому значение акронима SLCM было изменёно на англ. Sea-Launched Cruise Missile — крылатая ракета морского базирования (КРМБ). Лётные испытания YBGM-109A, включая рельефометрическую систему коррекции TERCOM (англ. Terrain Contour Matching) продолжались в течение ряда лет.

В январе 1977 года, администрация президента Джимми Картера инициировала программу названную JCMP (англ. Joint Cruise Missile Project — Проект единой крылатой ракеты), которая предписывала ВВС и ВМС вести разработку их крылатых ракет на общей технологической базе. В это время, ВВС США разрабатывали крылатую ракету воздушного базирования AGM-86 ALCM (англ. Air-Launched Cruise Missile). Одним из следствий реализации программы JCMP стало то, что дальнейшее развитие получили только один тип маршевой двигательной установки (ТРДД Williams F107 ракеты AGM-86) и системы коррекции по рельефу местности TERCOM (McDonnell Douglas AN/DPW-23 ракеты BGM-109). Ещё одним следствием, стало прекращение работ по практически готовой к запуску в производство базовой модификации КР AGM-86A и проведение конкурсных лётных испытаний за роль основной крылатой ракеты воздушного базирования между удлинённым вариантом AGM-86 увеличенной до 2400 км дальности, обозначенным, как ERV ALCM (англ. Extended Range Vehicle, позднее стал AGM-86B) и AGM-109 (модификации YBGM-109A воздушного базирования). После проведённых в период между июлем 1979-го и февралём 1980 года, лётных испытаний, AGM-86B была объявлена победителем конкурса, а разработка AGM-109 ALCM воздушного базирования остановлена[5].

Морской вариант BGM-109 в это время продолжал развиваться. В марте 1980 года состоялось первое надводное лётное испытание серийной ракеты BGM-109A Tomahawk, с борта эс­минца типа «Спрюэнс» USS Merrill (DD-976) (англ. USS Merrill (DD-976)), а в июне того же года выполнен успешный пуск серийного «Томагавка» с подводной лодки USS Guitarro (SSN-665) типа «Стёджен». Это был первый в мире пуск стратегической КР с борта подводной лодки.

Лётные испытания КРМБ Tomahawk продолжались в течение трёх лет, за это время было произведено более 100 пусков, как результат, в марте 1983 года, было объявлено о достижении ракетой эксплуатационной готов­ности и были выданы рекомендации к принятию на вооружение.

Первыми модификациями этих ракет, известными как Tomahawk Block I, были стратегические BGM-109A TLAM-N (англ. Tomahawk Land-Attack Missile — Nuclear) с термоядерной боевой частью и противокорабельные BGM-109B TASM (англ. Tomahawk Anti-Ship Missile) с боевой частью в обычном снаряжении. Первоначально, модификации КР для различных типов среды запуска, обозначались присвоением цифрового суффикса, так, индексами BGM-109A-1 и −109B-1 обозначались ракеты надводного запуска, а BGM-109A-2 и −109B-2 — подводного. Однако, в 1986 году вместо цифрового суффикса, для обозначения среды запуска, в качестве первой литеры индекса («B» — обозначавшей множественность сред запуска) стали использоваться литеры «R» для КР надводных кораблей и «U» для КР подводных лодок.

Стоимость одного запуска КР «Томахок» в марте 2011 года составляла около 1,5 млн долларов США[6].

Испытания

Модификации

Флотские модификации

RGM/UGM-109A

Исходная модификация «Томагавка» (хотя на вооружение была принята позднее противокорабельной TASM) — крылатая ракета большой дальности с ядерной боевой частью. Первый пуск серийного образца был проведён в 1980 году, но из-за длительной доводки, ракета официально была принята на вооружение лишь в 1983 году[7].

Ракета имела инерциальную систему управления, дополненную рельефометрической системой коррекции TERCOM. Она оснащалась ядерной боевой частью W-80, с мощностью энерговыделения изменяемой от 5 до 200 килотонн. Дальность ракеты превышала 2500 км (самая дальнобойная модификация). Ракеты BGM-109A предназначались для размещения на надводных кораблях (позднее стала обозначаться как RGM) в пусковых установках ABL, и на подводных лодках (модификация UGM), запускаемые через стандартный 533-мм ТА[7].

Технически, BGM-109A рассматривалась ВМФ США как равно эффективное оружие превентивного/ответного удара, так как возможность базирования на неспециализированных носителях облегчала её развертывание у территории противника, а обнаружение и перехват ракеты из-за малой высоты полета представляли собой серьёзную проблему для существовавших в 1980-е средств ПВО[8].

Все ракеты BGM-109A были списаны в рамках договора СНВ-I[сн. 2] в начале 1990-х.

RGM/UGM-109B Tomahawk Anti-Ship Missile (TASM)

Одной из первых не-ядерных моделей ракеты (и первой моделью, принятой на вооружение) была дальнобойная противокорабельная ракета под обозначением RGM/UGM-109B TASM. Конструктивно, TASM представляла собой «Томагавк», на котором система TERCOM, бесполезная при полётах над морем, была заменена активной радиолокационной , аналогичной ГСН ПКР «Гарпун». Ракета предназначалась для поражения надводных целей на больших дистанциях и была оснащена 450-кг килограммовой полубронебойной боевой частью.

Максимальная дальность применения TASM составляла 450 километров. В отличие от советских дальнобойных ПКР вроде П-700 Гранит, TASM пролетал всё это расстояние на сверхмалой высоте (около 5 метров над уровнем моря) и не мог быть обнаружен корабельной РЛС на большом расстоянии[9].

Из-за дозвуковой скорости ракеты, полёт на максимальное расстояние занимал около получаса. За это время быстроходный корабль мог выйти из расчётного района нахождения, поэтому, прибыв в точку предполагаемого расположения цели, TASM начинал поисковый манёвр «змейка»[10]. ГСН TASM могла распознавать размеры кораблей и выбирать наиболее крупные[11]. При приближении к цели, ракета выполняла запрограммированные маневры уклонения и либо атаковала её в бреющем полете, ударяя в борт (для крупных кораблей), либо выполняла манёвр «горка» и падала на цель из пикирования (для небольших маневренных катеров). ГСН ракеты работала на переменных частотах, и могла функционировать в пассивном режиме, наводясь на радары противника.

Ракета могла запускаться из тех же пусковых, что и обычный «Томагавк», как и из торпедных аппаратов подводных лодок.

Несмотря на большую дальность и малую высоту полёта, TASM была довольно примитивной ракетой, не способной осуществлять координированные схемы атаки, поэтому ВМФ США оценивал его боевую ценность не слишком высоко. Кроме того, ракета не имела системы опознавания «свой-чужой», что делало её применение в присутствии рядом с целью дружественных или нейтральных судов затруднительным. Был выдвинут ряд предложений по модернизации ракеты, в частности — по оснащению её дополнительным целеуказанием с орбитальной платформы или палубного вертолёта, но они не были реализованы. В начале 2000-х, в связи с относительным снижением международной напряженности, ракета была снята с вооружения, и все существующие образцы были переделаны в другие модификации[11][12].

В 2012 году, фирма "Raytheon" предложила возродить TASM в виде дешевой модификации для существующих «Томагавков»[13]. Проект рассматривался флотом как запасное решение на случай неудачи новой дальнобойной противокорабельной ракеты LRASM; однако, главной претензией к проекту была относительно высокая ЭПР ракеты, что (при её дозвуковой скорости и отсутствии возможности прятаться за рельефом при действиях над морем) делало новую TASM легкой жертвой для современных систем ближней ПВО кораблей. В настоящее время, [какое?]проект пересмотрен в план создания модификации двойного назначения, способной поражать как наземные так и морские цели[14].

RGM/UGM-109C Tomahawk Land-Attack Missile — Conventional (TLAM-C)

Первая модификация с неядерной боевой частью, предназначенная для поражения наземных целей. Разрабатывалась ВМФ США для точного поражения стратегически важных объектов в тылу противника.

Вместо ядерной боевой части, ракета получила осколочно-фугасную 450-килограммовую боеголовку WDU-25/B. Более тяжёлая в сравнении с ядерной боевая часть вынудила уменьшить дальность полёта ракеты до 1250 км (1600 — в версии Block III).

Так как инерциальная система наведения обеспечивала КВО порядка 80 метров, что было недостаточно для неядерной боевой части, ракета была оснащена системой оптико-электронного распознавания целей AN/DXQ-1 DSMAC (Digital Scene Matching Area Correlation). Система позволяет ракете распознавать наземные цели, сопоставлять их с имеющимся в памяти бортового вычислителя изображением цели и выполнять наведение с КВО до 10 метров[15].

Первая модификация ракеты — Block-II — атаковала цель только на бреющем полёте, строго по курсу. Последующая модификация — Block-IIA — имела два режима атаки: «горка» с последующим пикированием на цель сверху и Programmed Warhead Detonation — подрыв ракеты точно в момент пролёта над целью.

Модификация Block-III, предпринятая в 1994 году, имела более мощный двигатель и новую боеголовку WDU-36/B меньшей массы, но сопоставимой мощности. Это позволило увеличить радиус ракеты до 1600 км. TLAM-C Block-III была первой ракетой в семействе, получившей в дополнение к инерциальному наведению и системе TERCOM систему наведения GPS.

Планировавшаяся, но не осуществлённая по экономическим причинам, модификация Block-IV TMMM (Tomahawk Multi-Mode Missile) предполагала создание единого образца ракеты, способной атаковать как наземные цели, так и корабли. Предполагалась установка новой радиолокационной системы распознавания цели. Программа была закрыта в пользу программы Tactical Tomahawk.

RGM/UGM-109D

Модификация TLAM-C с кассетной боевой частью, включающей 166 суббоеприпасов BLU-97/B CEB. Предназначалась для поражения площадных целей, вроде аэродромов, и скоплений войск противника. Из-за большой массы кассетной боевой части, эта модификация ракеты имела наименьшую дальность из всех, равную 870 километрам[15].

BGM-109E

Предполагавшаяся противокорабельная модификация, на замену TASM. Не осуществлена, разработка прекращена в середине 1980-х. Обозначение BGM-109E позже передано иной модификации ракеты[15].

BGM-109F

Предполагавшаяся противоаэродромная версия BGM-109D с более тяжёлыми суббоеприпасами для эффективного выведения из строя ВПП аэродрома. Не осуществлена, разработка прекращена в середине 1980-х[15].

BGM-109H

Предполагавшаяся версия ракеты TLAM-C Block-IV c пенетрационной боевой частью для поражения подземных объектов и укреплений. Не осуществлена. Обозначение BGM-109H позже передано иной модификации.

RGM/UGM-109E Tactical Tomahawk

Модификация ракеты, призванная сделать её более пригодной для тактической поддержки войск, то есть применения в непосредственной близости от линии фронта. В ходе программы были приняты меры по снижению стоимости ракеты в сравнении с предшествующими образцами, за счёт использования более лёгких материалов и более дешёвого двигателя Williams F415-WR-400/402. Система спутниковой связи UHF даёт возможность перенацеливать ракету в полёте на любую из 15-и заранее запрограммированных целей. Установленная на борту ТВ-камера позволяет оценивать состояние цели при приближении к ней ракеты, и принимать решение о продолжении атаки или перенацеливании ракеты на другую.

Из-за облегчённой конструкции ракета более не пригодна для запуска из торпедных аппаратов. Тем не менее, подводные лодки, оснащённые ВПУ Mk-41, по-прежнему могут применять эту ракету.

В настоящее время, ракета является основной модификацией, применяемой ВМФ США. 5 ноября 2013 года компанией «Рейтеон» ВМС США была поставлена трёхтысячная КР данной модификации[16] начиная с 2004 года[17].

RGM/UGM-109H Tactical Tomahawk Penetration Variant

Модификация Tactical Tomahawk, оснащённая проникающей боевой частью, предназначенной для поражения заглубленных в землю либо хорошо защищённых целей.

RGM/UGM-109E TLAM-E (Tomahawk Block IV)

Находящаяся в настоящее время в разработке модификация Tactical Tomahawk, с расширенными возможностями по тактическому применению и дополнительной способностью поражать движущиеся цели (включая надводные корабли).

Армейские модификации

GLCM (Ground-Launched Cruise Missile): BGM-109G Gryphon Армейская модификация BGM-109A, приспособленная для запуска с подвижной пусковой установки. Разработана в сотрудничестве между армией США и ВМС США для замены устаревшей ядерной крылатой ракеты MGM-13 Mace.

Конструктивно ракета была идентична BGM-109A за единственным исключением — использованием термоядерной боеголовки W-84 мощностью от 0,2 до 150 килотонн. Ракета имела эффективную дальность около 2500 километров. Запуск её осуществлялся со специально разработанной четырёхзарядной установки TEL, смонтированной на шасси MAN AG 8 X 8.

В мирное время ракеты базировались в укреплённых подземных укрытиях GAMA (GLCM Alert and Maintenance Area). В случае возникновения военной угрозы, батареи ракет должны были выдвинуться на заранее рассчитанные засекреченные боевые позиции. Каждая батарея включала 16 ракет. Всего с 1982 по 1988 было развернуто 6 ракетных крыльев с 448 боевыми ракетами, из них 304 в Западной Европе. Вместе с ракетами Першинг-2, «Грифоны» рассматривались как адекватный ответ советским БРСД «Пионер» в Восточной Европе.

Согласно договору 1987 года, «Грифоны» (хотя они не являлись баллистическими ракетами) были сняты с вооружения вместе с ракетами Першинг-2.

Модификации ВВС

AGM-109

Версия BGM-109A, доработанная для воздушного запуска с самолёта-бомбардировщика. Использовалась во время совместных работ флота и ВВС по программе JCMP (Joint Cruise Missile Project) в 1979. Проиграла конкурс ракете ВВС AGM-86 ALCM[11].

AGM-109C/H/I/J/K/L MRASM (Medium-Range Air-to-Surface Missile)

Планировавшиеся в 1980-х проекты ракет BGM-109 для ВВС. Основные модификации были аналогичны флотским модификациям, за исключением приспособленности для запуска с бомбардировщиков и вариаций используемых боеголовок. AGM-109I предполагалась как многоцелевая ракета с инфракрасной системой распознавания цели. Впоследствии, проект разделился на AGM-109L флота и AGM-109K ВВС. Из-за отсутствия интереса к программе со стороны флота, опасавшегося излишней стоимости разработки, совместная программа была закрыта в 1984. Ни одна ракета не была воплощена[11].

Тактико-технические характеристики

Существует множество модификаций этой ракеты, которые различаются в основном типом боезаряда, предельной дальностью полёта, типом системы наведения.

RGM/UGM-109A
TLAM-N
RGM/UGM-109B
TASM
BGM-109G
GLCM
RGM/UGM-109C
TLAM-C
RGM/UGM-109D
TLAM-D
RGM/UGM-109E
Tactical Tomahawk
RGM/UGM-109H
TTPV
AGM-109H/K
MRASM
AGM-109L
MRASM
Этап модернизации Tomahawk Block I Tomahawk Block II / IIA Tomahawk Block III Tomahawk Block II / IIB Tomahawk Block III Tomahawk Block IV
(ранее Block V)
Базирование Надводное / Подводное Мобильное наземное Надводное / Подводное Надводное / Подводное (с УВП) Надводное / Подводное Воздушное (B-52) Воздушное (A-6E)
Год начала поставок 1983 1986 1993 1988 1993 2004 2005 (план) разработка прекращена в 1984
Дальность 2500 км 460 км (550 км[18]) 2500 км 1250 км 1600 км (до 1850) 870 км 1250 км[19] 1600 км[19] (2400[20]) нет данных 2500 км (~600[21])
472/509 км (H/K)[сн. 3][22]
~600 км[21] (564[22])
Длина 5,56 м
6,25 м (со стартовым ускорителем)
5,84 м (5,94[22]) 4,88 м
Размах крыла 2,62 м
Диаметр 531 мм (518[19]) 518 мм 531 мм (518[19])
Масса 1180 кг
1450 кг (с СДУ)
1200 кг
1470 кг (с СДУ)
1310 кг
1590 кг (с СДУ)

1450 кг[18]
1220 кг
1490 кг (с СДУ)
~1500 кг 1200 кг 1315 кг (H)
1193 кг (K)[22]
1009 кг[22]
Запас топлива ~365 кг ~465 кг ~365 кг ~465 кг ~205 кг
Скорость полёта до 880 км/ч (0,5-0,75 М)
Маршевый двигатель ТРДД Williams[en] F107-WR-400
тягой 2,7 кН
ТРДД Williams F107-WR-402
тягой 3,1 кН
ТРДД Williams F107-WR-400
тягой 2,7 кН
ТРДД Williams F107-WR-402
тягой 3,1 кН
ТРДД Williams F415-WR-400/402 тягой 3,1 кН ТРД Teledyne CAE[en] J402-CA-401
тягой 3,0 кН
Стартовый двигатель РДТТ Atlantic Research Mk 106
тяга 26,7 кН в течение 12 с
РДТТ Mk 135 не применялся
Боевая часть ядерная
W80[en] (5-200 кт),
110 кг[18]
полубронебойная WDU-25/B,
450 кг (от Bullpup B)
ядерная W84[en] (5-150 кт) полубронебойная WDU-25/B, 450 кг ОФБЧ WDU-36/B, 340 кг (ВВ — PBXN-107) кассетная
166 БЭ комбинированного действия BLU-97/B CEB (англ.) (по 1,5 кг) в 24 кассетах
ОФБЧ WDU-36/B, 340 кг (PBXN-107 Type 2) проникающая
WDU-43/B
AGM-109H: 28 бетонобойных БЭ BLU-106/B BKEP по 19 кг (58 БЭ TAAM, всего 481 кг[22])
AGM-109K: осколочно-фугасная WDU-25A/B 450 кг (425[22])
ОФБЧ WDU-7/B 295 кг
(Проникающая WDU-18/B Condor[21])
Система управления на маршевом участке инерциальная (ИНС)
с коррекцией по контуру рельефа местности (TERCOM AN/DPW-23)
ИНС ИНС + TERCOM ИНС P-1000 + TERCOM AN/DPW-23 ИНС RPU (на КЛГ) + коррекция от TERCOM AN/DPW-23 и приёмника NAVSTAR (5-тиканальный) ИНС P-1000 + TERCOM AN/DPW-23 ИНС RPU (на КЛГ) + коррекция от TERCOM AN/DPW-23 и приёмника NAVSTAR (5-тиканальный) ИНС (на ВОГ) + Помехоустойчивый NAVSTAR + TERCOM + двухсторонняя спутниковая связь (УКВ) с носителем БИНС LN-35 (на КЛГ) + TERCOM AN/DPW-23
Система наведения на конечном участке АРЛГСН AN/DSQ-28 (10-20 ГГц) ОЭСК по цифровым картам местности AN/DXQ-1 (DSMAC (англ.)) ОЭСК DSMAC IIA ОЭСК AN/DXQ-1 (DSMAC) ОЭСК DSMAC IIA ОЭСК DSMAC IV ОЭСК DSMAC IV ОЭСК DSMAC II
+ Инфракрасная ГСН (IIR, у AGM-109K/L)
Точность (КВО) 80 м (35 м[18]) 80 м 20-25 м (10 м[18]) 10-15 м (8 м[18]) 20-25 м (10 м[18]) 10-15 м 5-10 м

Эффективность применения

Эффективность применения достигается за счёт:

  • малой высоты полёта (большое количество «мёртвых зон» для средств обнаружения ПВО);
  • высокой точности;
  • непопадания под действие выполняющихся договоров о стратегических вооружениях;[23]
  • низкой стоимости поддержания в боевом состоянии (по сравнению с баллистическими ракетами);
  • лёгкости развёртывания на неспециализированных кораблях и подводных лодках.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1708 дней]
  • дешевизны и, как следствие, большого количества ракет, состоящих на вооружении

Запуск

Запуск ракет осуществляется через торпедные аппараты подводных лодок калибра 533 миллиметра и более и с надводных кораблей из наклонных ПУ типа ABL (Mk 143) и установок вертикального пуска Mk 41 (также некоторые типы АПЛ оснащены этими вертикальными пусковыми установками). Для запуска ракет модификации BGM-109G, использовались наземные пусковые контейнерные установки TEL, но в связи с заключением в 1987 году договора между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, они были сняты с вооружения и уничтожены к 1991 году.

Противодействие

Так как «Томагавк» летит с дозвуковой скоростью, не может маневрировать с большими перегрузками, а также не может использовать ложные цели, то обнаруженная ракета уверенно поражается любыми современными средствами ПВО и ПРО, удовлетворяющими ограничениям по высотности.[24][25][26]

Носители

Современные

  • 23 АПЛ типа «Лос-Анджелес», 12 КР — всего 276 КР;
  • 4 модернизированных АПЛ типа «Огайо», до 154 КР (по 7 ракет в ПУ барабанного типа на каждую из 22 шахт от БРПЛ «Трайдент») — всего до 616 КР;
  • 3 АПЛ типа «Сивулф», до 50 зарядов к торпедным аппаратам, в том числе крылатые ракеты — всего до 150 КР;
  • 9 АПЛ типа «Вирджиния», до 12 КР — всего 108 КР;
  • Британская АПЛ типа «Суифтшюр» водоизмещение 4900 тонн , 5 торпедных аппаратов, 20 торпед и ракет;
  • Британская АПЛ типа «Трафальгар» водоизмещение 5200 тонн, 5 торпедных аппаратов, 25 торпед и ракет;
  • Британская ударная АПЛ типа «Астьют» (2007, первая из четырёх этого класса), водоизмещение 7200/7800 тонн, срок службы ~ 30 лет, 6 торпедных аппаратов, 48 торпед и ракет;
  • 61 эсминец типа «Арли Бёрк» в строю, ёмкость двух ВПУ Mk41 системы «Иджис» — 90/96 ячеек (в зависимости от серии корабля)[27][28]. В универсальном варианте вооружения корабль несет 8 «Томагавков», в ударном — 56, всего от 488 до 3416 КР;
  • 22 ракетных крейсера типа «Ticonderoga», ёмкость ВПУ Mk41 системы «Иджис» — 122 ячейки, типовая загрузка — 26 КР «Томагавк» — всего 2648 КР;
  • С 2016 года спуск 2 новых эсминцев типа DDG-1000 с 80 ПУ каждый[27] — итого 160 КР

Итого на 2015 у ВМС США может быть одновременно установлено: от 4286 до 7254 КР «Томагавк».

Списаные

Боевое применение

Всего, с момента принятия на вооружение, в боевых операциях, применено более 2000 КР[29]. 2000-я ракета была запущена в 2011 году с эсминца USS Barry (DDG-52) во время операции «Odyssey Dawn» в Ливии[30], в том же году был проведён пятисотый испытательный пуск этой КР за период эксплуатации[31].

  • Война в Персидском заливе (1991) — за всё время операции, согласно «Сводному отчёту о военно-воздушных силах в войне в Персидском заливе» (ориг. — «Gulf War Air Power Survey Summary Report»), было выпущено 297 ракет, 282 из которых успешно поразили установленные цели, 6 ракет отказали сразу после старта и пуск 9 ракет не состоялся по причинам отказов на борту.[32][33]
    В первые 4 дня операции на крылатые ракеты пришлось только 16 % воздушных ударов, а через 2 месяца, их доля достигла 55 % от общего числа ударов, причём 80 % всех ударов КР пришлось на «Томагавки». Среди проявившихся существенных недостатков — длительное время подготовки полётного задания для этого типа КР, оснащённых рельефометрической и оптико-электронной системами коррекции по цифровым картам местности, даже при наличии у расчёта необходимых изображений. Кроме того, малоинформативная равнинная местность, не содержащая достаточного количества ориентиров, или напротив, местность, способствующая маскировке объекта поражения, заставляли использовать одинаковые маршруты подхода к цели — в результате возрастали потери ракет[34].
  • Операция «Решительная сила» (1995)
  • Операция «Удар в пустыне» (1996)
  • Операция «Лиса пустыни» (1998) — на долю КР («Томахок» и CALCM) пришлось 72 % от всех воздушных ударов, при этом подготовка к пуску сократилась до 25 часов. Всего было применено 370 КР, из которых только 13 не поразили цели[34].
  • Война НАТО против Югославии (1999). Применено более 700 КР различного базирования.
  • Вторжение в Ирак (2003)
  • Интервенция в Ливию (2011)[35] — было выпущено более 200 ракет[30]

Поставки и экспорт

В период с 1998 по 2011 год было поставлено[36]:

  • В Великобританию
    • 55 ракет Tomahawk версии Block III, предназначенных для поражения наземных целей (26 в 1998 году, 7 в 2000 году и 22 в 2003 году)
    • 65 ракет Tactical Tomahawk для поражения наземных целей (между 2007 и 2011 годами)
  • Вооружённым силам США
    • 2135 ракет Tactical Tomahawk для поражения наземных целей (с 2007 года ежегодно по 440 ракет[сн. 4])

В 2012 году ВМС США заказали у компании Raytheon 361 крылатую ракету Tomahawk Block IV общей стоимостью 338 млн долл. Договор предусматривает передачу 238 ракет вертикального запуска для надводных кораблей и 123 ракет для подлодок. Поставка должна завершиться в августе 2014 года[37].

На вооружении

Основными эксплуатантами являются США и Великобритания. Нидерланды (в 2005) и Испания (в 2002 и 2005) были заинтересованы в приобретении Tomahawk, но позднее, в 2007 и 2009 году соответственно, отказались от их приобретения.

Аналоги

Напишите отзыв о статье "Томагавк (ракета)"

Примечания

  1. Закуплено по 2011 финансовый год включительно.
  2. Договор разрешает в качестве носителей атомных КР только стратегические бомбардировщики
  3. При полёте на уровне моря со скоростью 0,6 Маха.
  4. За исключением 65 ракет данного типа поставленных в указанный период Великобритании.

Источники

  1. [www.ncca.navy.mil/FMB/14pres/WPN_BOOK.PDF Weapons Procurement, Navy] (англ.). Fiscal Year 2014 Department of the Navy Budget Materials Volume 1-17. Departament of the Navy, USA (April 2013). — Бюджетные материалы 2014 финансового года, Военно-морского министерства США. Проверено 21 ноября 2013.
  2. [costofwar.com/en/publications/2011/analysis-fiscal-year-2012-pentagon-spending-request/ Analysis of the Fiscal Year 2012 Pentagon Spending Request] COSTOFWAR.COM
  3. rus.ruvr.ru/images/static/infographycs/syriamap.jpg
  4. Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-110.html LTV BGM-110] (англ.). Сайт Designation-Systems.net (2002). Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65j8yuw6T Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  5. Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-86.html Boeing AGM-86 ALCM] (англ.). Сайт Designation-Systems.net (2002). Проверено 15 июня 2010. [www.webcitation.org/65j8zTOAY Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  6. [lenta.ru/news/2011/03/29/talks/ США раскрыли стоимость операции в Ливии] Lenta.ru
  7. 1 2 Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-109.html Raytheon (General Dynamics) AGM/BGM/RGM/UGM-109 Tomahawk] (англ.). Сайт Designation-Systems.net (2004). Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65jDkalvZ Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  8. N. Friedman: «World Naval Weapons Systems, 1997/98»
  9. [missilethreat.com/cruise/id.136/cruise_detail.asp MissileThreat :: RGM/UGM-109B TASM]
  10. img15.nnm.ru/3/c/d/a/5/14163a5d352927084877adb26e0_prev.jpg
  11. 1 2 3 4 [www.ausairpower.net/TE-Cruise-Missiles-1985.html Cruise Missiles Parts I, II]
  12. Потенциально, не существует никаких препятствий к восстановлению производства TASM в любой момент: обе её составляющие — ракеты BGM-109 и ракеты AGM-84 «Harpoon» в настоящее время имеются в производстве
  13. [www.informationdissemination.net/2012/08/back-to-future-targeting-new-tasm.html Back to the Future – Targeting the New TASM] // Information Dissemination
  14. [www.prnewswire.com/news-releases/raytheon-demonstrates-new-seeker-technology-for-tomahawk-block-iv-missile-226830421.html Raytheon demonstrates new seeker technology for Tomahawk Block IV missile - POINT LOMA, Calif., Oct. 7, 2013] // PRNewswire
  15. 1 2 3 4 [www.designation-systems.net/dusrm/m-109.html Raytheon AGM/BGM/RGM/UGM-109 Tomahawk] // designation-systems.net
  16. [www.navair.navy.mil/index.cfm?fuseaction=home.NAVAIRNewsStory&id=5490 U.S. Navy celebrates delivery of 3,000th Tactical Tomahawk missile] (англ.). Naval Air System Command (8 November 2013). Проверено 12 ноября 2013.
  17. Barbara Grijalva. [www.tucsonnewsnow.com/story/23887211/raytheon-celebrates-miitary-milestone Raytheon celebrates military milestone] (англ.). Tucson News Now (6 November 2013). Проверено 12 ноября 2013.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 Белов, Валентинов, 1996, Совершенствование крылатой ракеты «Томахок».
  19. 1 2 3 4 [www.navy.mil/navydata/fact_display.asp?cid=2200&tid=1300&ct=2 The US Navy Fact File. Tomahawk® Cruise Missile] Оф. сайт ВМС США
  20. Шевченко, №8 2009, с. 68.
  21. 1 2 3 Carlo Kopp. [www.ausairpower.net/Tomahawk-Subtypes.html Tomahawk Cruise Missile Variants] (англ.). Air Power Australia (July 2005). — Technical Report APA-TR-2005-0702. Проверено 4 марта 2012. [www.webcitation.org/68i2n8sPu Архивировано из первоисточника 26 июня 2012].
  22. 1 2 3 4 5 6 7 Bill Gunston. An Illustrated Guide to Modern Airborne Missiles. — New York: Arco Pub., 1983. — P. 118-119. — 159 p. — (Illustrated Military Guides Series). — ISBN 0-668-05822-6.
  23. [www.inosmi.ru/translation/227155.html Рост ядерного превосходства США]. Keir A. Lieber, Daryl G. Press, «Foreign Affairs», США. inosmi.ru (2 мая 2006). Проверено 11 сентября 2007. [www.webcitation.org/65j909tOo Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  24. [www.arms-expo.ru/site.xp/049051048057124049049052052.html «Оса», (9К33, SA-8, SA-8A, Gecko) зенитный ракетный комплекс]
  25. [www.arms-expo.ru/site.xp/049057048054124049048050053.html «Тор» (9К330, SA-15, Gauntlet), зенитная ракетная система]
  26. www.arms-expo.ru/site.xp/049056051055124057056050.html «Панцирь-С1» (SA-20), зенитный ракетно-пушечный комплекс
  27. 1 2 [gzt.ru/politics/2008/02/10/220201.html Россия-2020, gzt.ru, 28.02.2008]
  28. [www.newalgorithm.com/news_1_293318.htm newalgorithm.com, «Томагавки», находящиеся на борту американского эсминца в Одесском порту, являются «слепыми», 9 июля 2007]
  29. [www.armstrade.org/includes/periodics/mainnews/2013/1112/100521180/detail.shtml Компания «Рейтеон» поставила ВМС США 3000-ю КР «Томагавк» Блок.4] (рус.). Сайт ЦАМТО (12 ноября 2013). Проверено 12 ноября 2013.
  30. 1 2 [www.navy.mil/submit/display.asp?story_id=62061 Navy Recognizes USS Barry Sailors for 2,000th Tomahawk Launch Milestone] (англ.). America's NAVY (9 August 2011). Проверено 12 ноября 2013.
  31. [www.raytheon.com/capabilities/rtnwcm/groups/public/documents/content/rms_prod_tomahawk_wp.pdf Tomahawk: Serving the U.S. and Allied Warfighte] (англ.). Оф. сайт Рейтеон (2012). Проверено 12 ноября 2013.
  32. [www.fas.org/sgp/library/gwpsum.doc Совдный отчет о Военно Воздушных Силах в Войне в Персидском Заливе] (англ.). [www.webcitation.org/68i2pizXE Архивировано из первоисточника 26 июня 2012].
  33. [www.pbs.org/wgbh/pages/frontline/gulf/weapons/tomahawk.html PBS Frontline — Weapons: Tomahawk missile] (англ.). [www.webcitation.org/68i2qDAPP Архивировано из первоисточника 26 июня 2012].
  34. 1 2 [army-news.ru/2012/05/opyt-boevogo-primeneniya-krylatyx-raket-morskogo-bazirovaniya-ssha/ Опыт боевого применения крылатых ракет морского базирования США] Армейский вестник
  35. [lenta.ru/news/2011/03/19/midreax/ ВМС США ударили по Ливии «Томагавками»] Lenta.ru
  36. [www.deagel.com/equipment/r1a001146.htm Tomahawk 1998-2011 Report] (англ.). Deagel.com (24 February 2012). Проверено 29 февраля 2012. [www.webcitation.org/68i2qtiFC Архивировано из первоисточника 26 июня 2012].
  37. [lenta.ru/news/2012/06/08/tomahawk/ ВМС США заказали "Томагавков" на 337 миллионов долларов]. Лента.ру (08.06.2012). Проверено 9 июня 2012. [www.webcitation.org/68i2rbB1I Архивировано из первоисточника 26 июня 2012].

Литература

  • Werrell, Kenneth P. The Evolution of the Cruise Missile. — Maxwell Air Force Base, Alabama: Air University Press, 1985. — 289 с.
  • Gibson, James N. Nuclear Weapons of the United States: An Illustrated History. — Atglen, Pennsylvania: Schiffer Publishing Ltd., 1996. — 240 с. — (Schiffer Military History). — ISBN 0-7643-0063-6.
  • Белов А., Валентинов А. Совершенствование крылатой ракеты «Томахок» (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 1996. — Вып. 596. — № 11. — С. 44-49. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Кожевников В. [commi.narod.ru/txt/0000/xx06.htm Ракетный комплекс «Томахок» морского базирования] (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда». — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Краснов А., Бессарабов Н. [commi.narod.ru/txt/1995/0606.htm Применение крылатых ракет и борьба с ними истребителей ПВО] (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 1995. — № 6. — С. 30-33. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Лумпуров К. Крылатые ракеты «Томахок» в ВМС США (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 1992. — № 2. — С. 58-60. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • [pentagonus.ru/publ/31-1-0-1079 На полигонах мира: Испытания КРМБ "Томахок" в США] (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 2009. — Вып. 744. — № 3. — С. на обложке. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Персидский залив: война в воздухе (рус.) // Крылья Родины. — М., 1992. — № 6. — С. 18-19. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0130-2701&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0130-2701].
  • Радомиров Р. [commi.narod.ru/txt/0000/xx07.htm Американские крылатые ракеты морского базирования] (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 1982. — № 2. — С. 79-82. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Шевченко И. Крылатые ракеты морского базирования (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная Звезда», 2011. — Вып. 876. — № 11. — С. 83-87. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].
  • Шевченко И. [pentagonus.ru/publ/sovremennoe_sostojanie_i_perspektivy_razvitija_krylatykh_raket_morskogo_bazirovanija_vms_ssha/32-1-0-1283 Современное состояние и перспективы развития крылатых ракет морского базирования ВМС США] (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — М.: «Красная звезда», 2009. — Вып. 749. — № 8. — С. 66-73. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-921X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-921X].

Ссылки

Русскоязычные

  • [rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/bgm109c_d/bgm109c_d.shtml Крылатая ракета «Tomahawk» BGM-109 A/С/D] (рус.). ИС «Ракетная техника» БГТУ. Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65j97enDT Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/bgm109b_e/bgm109b_e.shtml Противокорабельная ракета «Tomahawk» BGM-109 B/E] (рус.). ИС «Ракетная техника» БГТУ. Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65jDifnYq Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [ship.bsu.by/main.asp?id=1000008 Томагавк] Сайт «Энциклопедия кораблей»
  • [www.zavtra.com.ua/news/mir/46268/ Американские ракеты бьют по больному месту России (перевод). Российский стратегический паритет с США] zavtra.com.ua
  • [www.zavtra.com.ua/news/guns/49054/ Возможный исход ядерного столкновения США и РФ] zavtra.com.ua
  • [www.warandpeace.ru/ru/reports/view/14879/ «Крылатые ракеты: можно ли с ними бороться?», Анатолий Соколов, ВОЙНА и МИР]
  • [nvo.ng.ru/armament/2011-04-08/1_topol.html Мобильные «Тополя» под прицелом «Tomahawk»]

Иноязычные

  • [www.raytheon.com/capabilities/products/tomahawk/ Raytheon Missile Systems Tomahawk Cruise Missile] (англ.). Оф. сайт компании Raytheon. Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65jDjUTFN Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-109.html Raytheon (General Dynamics) AGM/BGM/RGM/UGM-109 Tomahawk] (англ.). Сайт Designation-Systems.net (2004). Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65jDkalvZ Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [www.globalsecurity.org/military/systems/munitions/bgm-109.htm BGM-109 Tomahawk] (англ.). Сайт GlobalSecurity.org (27 апреля 2005). Проверено 14 июня 2010.
  • Greg Goebel. [www.vectorsite.net/twcruz_4.html#m5 Cruise Missiles. ALCM & SLCM] (англ.). Greg Goebel's IN THE PUBLIC DOMAIN. Проверено 14 июня 2010. [www.webcitation.org/65jDlKJv8 Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [www.navy.mil/navydata/fact_display.asp?cid=2200&tid=1300&ct=2 Fact File] The US Navy

Отрывок, характеризующий Томагавк (ракета)

Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.
«Что с ней сделалось?» еще удивленнее сказал он сам себе.
Князь Андрей с бережливо нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что то. Она, подняв голову, разрумянившись и видимо стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого то внутреннего, прежде потушенного огня, опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такою же, какою она была на бале.
Князь Андрей подошел к Пьеру и Пьер заметил новое, молодое выражение и в лице своего друга.
Пьер несколько раз пересаживался во время игры, то спиной, то лицом к Наташе, и во всё продолжение 6 ти роберов делал наблюдения над ней и своим другом.
«Что то очень важное происходит между ними», думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться и забывать об игре.
После 6 ти роберов генерал встал, сказав, что эдак невозможно играть, и Пьер получил свободу. Наташа в одной стороне говорила с Соней и Борисом, Вера о чем то с тонкой улыбкой говорила с князем Андреем. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. Вера, заметив внимание князя Андрея к Наташе, нашла, что на вечере, на настоящем вечере, необходимо нужно, чтобы были тонкие намеки на чувства, и улучив время, когда князь Андрей был один, начала с ним разговор о чувствах вообще и о своей сестре. Ей нужно было с таким умным (каким она считала князя Андрея) гостем приложить к делу свое дипломатическое искусство.
Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?
– Я слишком мало знаю вашу сестру, – отвечал князь Андрей с насмешливой улыбкой, под которой он хотел скрыть свое смущение, – чтобы решить такой тонкий вопрос; и потом я замечал, что чем менее нравится женщина, тем она бывает постояннее, – прибавил он и посмотрел на Пьера, подошедшего в это время к ним.
– Да это правда, князь; в наше время, – продолжала Вера (упоминая о нашем времени, как вообще любят упоминать ограниченные люди, полагающие, что они нашли и оценили особенности нашего времени и что свойства людей изменяются со временем), в наше время девушка имеет столько свободы, что le plaisir d'etre courtisee [удовольствие иметь поклонников] часто заглушает в ней истинное чувство. Et Nathalie, il faut l'avouer, y est tres sensible. [И Наталья, надо признаться, на это очень чувствительна.] Возвращение к Натали опять заставило неприятно поморщиться князя Андрея; он хотел встать, но Вера продолжала с еще более утонченной улыбкой.
– Я думаю, никто так не был courtisee [предметом ухаживанья], как она, – говорила Вера; – но никогда, до самого последнего времени никто серьезно ей не нравился. Вот вы знаете, граф, – обратилась она к Пьеру, – даже наш милый cousin Борис, который был, entre nous [между нами], очень и очень dans le pays du tendre… [в стране нежностей…]
Князь Андрей нахмурившись молчал.
– Вы ведь дружны с Борисом? – сказала ему Вера.
– Да, я его знаю…
– Он верно вам говорил про свою детскую любовь к Наташе?
– А была детская любовь? – вдруг неожиданно покраснев, спросил князь Андрей.
– Да. Vous savez entre cousin et cousine cette intimite mene quelquefois a l'amour: le cousinage est un dangereux voisinage, N'est ce pas? [Знаете, между двоюродным братом и сестрой эта близость приводит иногда к любви. Такое родство – опасное соседство. Не правда ли?]
– О, без сомнения, – сказал князь Андрей, и вдруг, неестественно оживившись, он стал шутить с Пьером о том, как он должен быть осторожным в своем обращении с своими 50 ти летними московскими кузинами, и в середине шутливого разговора встал и, взяв под руку Пьера, отвел его в сторону.
– Ну что? – сказал Пьер, с удивлением смотревший на странное оживление своего друга и заметивший взгляд, который он вставая бросил на Наташу.
– Мне надо, мне надо поговорить с тобой, – сказал князь Андрей. – Ты знаешь наши женские перчатки (он говорил о тех масонских перчатках, которые давались вновь избранному брату для вручения любимой женщине). – Я… Но нет, я после поговорю с тобой… – И с странным блеском в глазах и беспокойством в движениях князь Андрей подошел к Наташе и сел подле нее. Пьер видел, как князь Андрей что то спросил у нее, и она вспыхнув отвечала ему.
Но в это время Берг подошел к Пьеру, настоятельно упрашивая его принять участие в споре между генералом и полковником об испанских делах.
Берг был доволен и счастлив. Улыбка радости не сходила с его лица. Вечер был очень хорош и совершенно такой, как и другие вечера, которые он видел. Всё было похоже. И дамские, тонкие разговоры, и карты, и за картами генерал, возвышающий голос, и самовар, и печенье; но одного еще недоставало, того, что он всегда видел на вечерах, которым он желал подражать.
Недоставало громкого разговора между мужчинами и спора о чем нибудь важном и умном. Генерал начал этот разговор и к нему то Берг привлек Пьера.


На другой день князь Андрей поехал к Ростовым обедать, так как его звал граф Илья Андреич, и провел у них целый день.
Все в доме чувствовали для кого ездил князь Андрей, и он, не скрывая, целый день старался быть с Наташей. Не только в душе Наташи испуганной, но счастливой и восторженной, но во всем доме чувствовался страх перед чем то важным, имеющим совершиться. Графиня печальными и серьезно строгими глазами смотрела на князя Андрея, когда он говорил с Наташей, и робко и притворно начинала какой нибудь ничтожный разговор, как скоро он оглядывался на нее. Соня боялась уйти от Наташи и боялась быть помехой, когда она была с ними. Наташа бледнела от страха ожидания, когда она на минуты оставалась с ним с глазу на глаз. Князь Андрей поражал ее своей робостью. Она чувствовала, что ему нужно было сказать ей что то, но что он не мог на это решиться.
Когда вечером князь Андрей уехал, графиня подошла к Наташе и шопотом сказала:
– Ну что?
– Мама, ради Бога ничего не спрашивайте у меня теперь. Это нельзя говорить, – сказала Наташа.
Но несмотря на то, в этот вечер Наташа, то взволнованная, то испуганная, с останавливающимися глазами лежала долго в постели матери. То она рассказывала ей, как он хвалил ее, то как он говорил, что поедет за границу, то, что он спрашивал, где они будут жить это лето, то как он спрашивал ее про Бориса.
– Но такого, такого… со мной никогда не бывало! – говорила она. – Только мне страшно при нем, мне всегда страшно при нем, что это значит? Значит, что это настоящее, да? Мама, вы спите?
– Нет, душа моя, мне самой страшно, – отвечала мать. – Иди.
– Все равно я не буду спать. Что за глупости спать? Maмаша, мамаша, такого со мной никогда не бывало! – говорила она с удивлением и испугом перед тем чувством, которое она сознавала в себе. – И могли ли мы думать!…
Наташе казалось, что еще когда она в первый раз увидала князя Андрея в Отрадном, она влюбилась в него. Ее как будто пугало это странное, неожиданное счастье, что тот, кого она выбрала еще тогда (она твердо была уверена в этом), что тот самый теперь опять встретился ей, и, как кажется, неравнодушен к ней. «И надо было ему нарочно теперь, когда мы здесь, приехать в Петербург. И надо было нам встретиться на этом бале. Всё это судьба. Ясно, что это судьба, что всё это велось к этому. Еще тогда, как только я увидала его, я почувствовала что то особенное».
– Что ж он тебе еще говорил? Какие стихи то эти? Прочти… – задумчиво сказала мать, спрашивая про стихи, которые князь Андрей написал в альбом Наташе.
– Мама, это не стыдно, что он вдовец?
– Полно, Наташа. Молись Богу. Les Marieiages se font dans les cieux. [Браки заключаются в небесах.]
– Голубушка, мамаша, как я вас люблю, как мне хорошо! – крикнула Наташа, плача слезами счастья и волнения и обнимая мать.
В это же самое время князь Андрей сидел у Пьера и говорил ему о своей любви к Наташе и о твердо взятом намерении жениться на ней.

В этот день у графини Елены Васильевны был раут, был французский посланник, был принц, сделавшийся с недавнего времени частым посетителем дома графини, и много блестящих дам и мужчин. Пьер был внизу, прошелся по залам, и поразил всех гостей своим сосредоточенно рассеянным и мрачным видом.
Пьер со времени бала чувствовал в себе приближение припадков ипохондрии и с отчаянным усилием старался бороться против них. Со времени сближения принца с его женою, Пьер неожиданно был пожалован в камергеры, и с этого времени он стал чувствовать тяжесть и стыд в большом обществе, и чаще ему стали приходить прежние мрачные мысли о тщете всего человеческого. В это же время замеченное им чувство между покровительствуемой им Наташей и князем Андреем, своей противуположностью между его положением и положением его друга, еще усиливало это мрачное настроение. Он одинаково старался избегать мыслей о своей жене и о Наташе и князе Андрее. Опять всё ему казалось ничтожно в сравнении с вечностью, опять представлялся вопрос: «к чему?». И он дни и ночи заставлял себя трудиться над масонскими работами, надеясь отогнать приближение злого духа. Пьер в 12 м часу, выйдя из покоев графини, сидел у себя наверху в накуренной, низкой комнате, в затасканном халате перед столом и переписывал подлинные шотландские акты, когда кто то вошел к нему в комнату. Это был князь Андрей.
– А, это вы, – сказал Пьер с рассеянным и недовольным видом. – А я вот работаю, – сказал он, указывая на тетрадь с тем видом спасения от невзгод жизни, с которым смотрят несчастливые люди на свою работу.
Князь Андрей с сияющим, восторженным и обновленным к жизни лицом остановился перед Пьером и, не замечая его печального лица, с эгоизмом счастия улыбнулся ему.
– Ну, душа моя, – сказал он, – я вчера хотел сказать тебе и нынче за этим приехал к тебе. Никогда не испытывал ничего подобного. Я влюблен, мой друг.
Пьер вдруг тяжело вздохнул и повалился своим тяжелым телом на диван, подле князя Андрея.
– В Наташу Ростову, да? – сказал он.
– Да, да, в кого же? Никогда не поверил бы, но это чувство сильнее меня. Вчера я мучился, страдал, но и мученья этого я не отдам ни за что в мире. Я не жил прежде. Теперь только я живу, но я не могу жить без нее. Но может ли она любить меня?… Я стар для нее… Что ты не говоришь?…
– Я? Я? Что я говорил вам, – вдруг сказал Пьер, вставая и начиная ходить по комнате. – Я всегда это думал… Эта девушка такое сокровище, такое… Это редкая девушка… Милый друг, я вас прошу, вы не умствуйте, не сомневайтесь, женитесь, женитесь и женитесь… И я уверен, что счастливее вас не будет человека.
– Но она!
– Она любит вас.
– Не говори вздору… – сказал князь Андрей, улыбаясь и глядя в глаза Пьеру.
– Любит, я знаю, – сердито закричал Пьер.
– Нет, слушай, – сказал князь Андрей, останавливая его за руку. – Ты знаешь ли, в каком я положении? Мне нужно сказать все кому нибудь.
– Ну, ну, говорите, я очень рад, – говорил Пьер, и действительно лицо его изменилось, морщина разгладилась, и он радостно слушал князя Андрея. Князь Андрей казался и был совсем другим, новым человеком. Где была его тоска, его презрение к жизни, его разочарованность? Пьер был единственный человек, перед которым он решался высказаться; но зато он ему высказывал всё, что у него было на душе. То он легко и смело делал планы на продолжительное будущее, говорил о том, как он не может пожертвовать своим счастьем для каприза своего отца, как он заставит отца согласиться на этот брак и полюбить ее или обойдется без его согласия, то он удивлялся, как на что то странное, чуждое, от него независящее, на то чувство, которое владело им.
– Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить, – говорил князь Андрей. – Это совсем не то чувство, которое было у меня прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она и там всё счастье надежды, свет; другая половина – всё, где ее нет, там всё уныние и темнота…
– Темнота и мрак, – повторил Пьер, – да, да, я понимаю это.
– Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня? Я знаю, что ты рад за меня.
– Да, да, – подтверждал Пьер, умиленными и грустными глазами глядя на своего друга. Чем светлее представлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представлялась своя собственная.


Для женитьбы нужно было согласие отца, и для этого на другой день князь Андрей уехал к отцу.
Отец с наружным спокойствием, но внутренней злобой принял сообщение сына. Он не мог понять того, чтобы кто нибудь хотел изменять жизнь, вносить в нее что нибудь новое, когда жизнь для него уже кончалась. – «Дали бы только дожить так, как я хочу, а потом бы делали, что хотели», говорил себе старик. С сыном однако он употребил ту дипломацию, которую он употреблял в важных случаях. Приняв спокойный тон, он обсудил всё дело.
Во первых, женитьба была не блестящая в отношении родства, богатства и знатности. Во вторых, князь Андрей был не первой молодости и слаб здоровьем (старик особенно налегал на это), а она была очень молода. В третьих, был сын, которого жалко было отдать девчонке. В четвертых, наконец, – сказал отец, насмешливо глядя на сына, – я тебя прошу, отложи дело на год, съезди за границу, полечись, сыщи, как ты и хочешь, немца, для князя Николая, и потом, ежели уж любовь, страсть, упрямство, что хочешь, так велики, тогда женись.
– И это последнее мое слово, знай, последнее… – кончил князь таким тоном, которым показывал, что ничто не заставит его изменить свое решение.
Князь Андрей ясно видел, что старик надеялся, что чувство его или его будущей невесты не выдержит испытания года, или что он сам, старый князь, умрет к этому времени, и решил исполнить волю отца: сделать предложение и отложить свадьбу на год.
Через три недели после своего последнего вечера у Ростовых, князь Андрей вернулся в Петербург.

На другой день после своего объяснения с матерью, Наташа ждала целый день Болконского, но он не приехал. На другой, на третий день было то же самое. Пьер также не приезжал, и Наташа, не зная того, что князь Андрей уехал к отцу, не могла себе объяснить его отсутствия.
Так прошли три недели. Наташа никуда не хотела выезжать и как тень, праздная и унылая, ходила по комнатам, вечером тайно от всех плакала и не являлась по вечерам к матери. Она беспрестанно краснела и раздражалась. Ей казалось, что все знают о ее разочаровании, смеются и жалеют о ней. При всей силе внутреннего горя, это тщеславное горе усиливало ее несчастие.
Однажды она пришла к графине, хотела что то сказать ей, и вдруг заплакала. Слезы ее были слезы обиженного ребенка, который сам не знает, за что он наказан.
Графиня стала успокоивать Наташу. Наташа, вслушивавшаяся сначала в слова матери, вдруг прервала ее:
– Перестаньте, мама, я и не думаю, и не хочу думать! Так, поездил и перестал, и перестал…
Голос ее задрожал, она чуть не заплакала, но оправилась и спокойно продолжала: – И совсем я не хочу выходить замуж. И я его боюсь; я теперь совсем, совсем, успокоилась…
На другой день после этого разговора Наташа надела то старое платье, которое было ей особенно известно за доставляемую им по утрам веселость, и с утра начала тот свой прежний образ жизни, от которого она отстала после бала. Она, напившись чаю, пошла в залу, которую она особенно любила за сильный резонанс, и начала петь свои солфеджи (упражнения пения). Окончив первый урок, она остановилась на середине залы и повторила одну музыкальную фразу, особенно понравившуюся ей. Она прислушалась радостно к той (как будто неожиданной для нее) прелести, с которой эти звуки переливаясь наполнили всю пустоту залы и медленно замерли, и ей вдруг стало весело. «Что об этом думать много и так хорошо», сказала она себе и стала взад и вперед ходить по зале, ступая не простыми шагами по звонкому паркету, но на всяком шагу переступая с каблучка (на ней были новые, любимые башмаки) на носок, и так же радостно, как и к звукам своего голоса прислушиваясь к этому мерному топоту каблучка и поскрипыванью носка. Проходя мимо зеркала, она заглянула в него. – «Вот она я!» как будто говорило выражение ее лица при виде себя. – «Ну, и хорошо. И никого мне не нужно».
Лакей хотел войти, чтобы убрать что то в зале, но она не пустила его, опять затворив за ним дверь, и продолжала свою прогулку. Она возвратилась в это утро опять к своему любимому состоянию любви к себе и восхищения перед собою. – «Что за прелесть эта Наташа!» сказала она опять про себя словами какого то третьего, собирательного, мужского лица. – «Хороша, голос, молода, и никому она не мешает, оставьте только ее в покое». Но сколько бы ни оставляли ее в покое, она уже не могла быть покойна и тотчас же почувствовала это.
В передней отворилась дверь подъезда, кто то спросил: дома ли? и послышались чьи то шаги. Наташа смотрелась в зеркало, но она не видала себя. Она слушала звуки в передней. Когда она увидала себя, лицо ее было бледно. Это был он. Она это верно знала, хотя чуть слышала звук его голоса из затворенных дверей.
Наташа, бледная и испуганная, вбежала в гостиную.
– Мама, Болконский приехал! – сказала она. – Мама, это ужасно, это несносно! – Я не хочу… мучиться! Что же мне делать?…
Еще графиня не успела ответить ей, как князь Андрей с тревожным и серьезным лицом вошел в гостиную. Как только он увидал Наташу, лицо его просияло. Он поцеловал руку графини и Наташи и сел подле дивана.
– Давно уже мы не имели удовольствия… – начала было графиня, но князь Андрей перебил ее, отвечая на ее вопрос и очевидно торопясь сказать то, что ему было нужно.
– Я не был у вас всё это время, потому что был у отца: мне нужно было переговорить с ним о весьма важном деле. Я вчера ночью только вернулся, – сказал он, взглянув на Наташу. – Мне нужно переговорить с вами, графиня, – прибавил он после минутного молчания.
Графиня, тяжело вздохнув, опустила глаза.
– Я к вашим услугам, – проговорила она.
Наташа знала, что ей надо уйти, но она не могла этого сделать: что то сжимало ей горло, и она неучтиво, прямо, открытыми глазами смотрела на князя Андрея.
«Сейчас? Сию минуту!… Нет, это не может быть!» думала она.
Он опять взглянул на нее, и этот взгляд убедил ее в том, что она не ошиблась. – Да, сейчас, сию минуту решалась ее судьба.
– Поди, Наташа, я позову тебя, – сказала графиня шопотом.
Наташа испуганными, умоляющими глазами взглянула на князя Андрея и на мать, и вышла.
– Я приехал, графиня, просить руки вашей дочери, – сказал князь Андрей. Лицо графини вспыхнуло, но она ничего не сказала.
– Ваше предложение… – степенно начала графиня. – Он молчал, глядя ей в глаза. – Ваше предложение… (она сконфузилась) нам приятно, и… я принимаю ваше предложение, я рада. И муж мой… я надеюсь… но от нее самой будет зависеть…
– Я скажу ей тогда, когда буду иметь ваше согласие… даете ли вы мне его? – сказал князь Андрей.
– Да, – сказала графиня и протянула ему руку и с смешанным чувством отчужденности и нежности прижалась губами к его лбу, когда он наклонился над ее рукой. Она желала любить его, как сына; но чувствовала, что он был чужой и страшный для нее человек. – Я уверена, что мой муж будет согласен, – сказала графиня, – но ваш батюшка…
– Мой отец, которому я сообщил свои планы, непременным условием согласия положил то, чтобы свадьба была не раньше года. И это то я хотел сообщить вам, – сказал князь Андрей.
– Правда, что Наташа еще молода, но так долго.
– Это не могло быть иначе, – со вздохом сказал князь Андрей.
– Я пошлю вам ее, – сказала графиня и вышла из комнаты.
– Господи, помилуй нас, – твердила она, отыскивая дочь. Соня сказала, что Наташа в спальне. Наташа сидела на своей кровати, бледная, с сухими глазами, смотрела на образа и, быстро крестясь, шептала что то. Увидав мать, она вскочила и бросилась к ней.
– Что? Мама?… Что?
– Поди, поди к нему. Он просит твоей руки, – сказала графиня холодно, как показалось Наташе… – Поди… поди, – проговорила мать с грустью и укоризной вслед убегавшей дочери, и тяжело вздохнула.
Наташа не помнила, как она вошла в гостиную. Войдя в дверь и увидав его, она остановилась. «Неужели этот чужой человек сделался теперь всё для меня?» спросила она себя и мгновенно ответила: «Да, всё: он один теперь дороже для меня всего на свете». Князь Андрей подошел к ней, опустив глаза.
– Я полюбил вас с той минуты, как увидал вас. Могу ли я надеяться?
Он взглянул на нее, и серьезная страстность выражения ее лица поразила его. Лицо ее говорило: «Зачем спрашивать? Зачем сомневаться в том, чего нельзя не знать? Зачем говорить, когда нельзя словами выразить того, что чувствуешь».
Она приблизилась к нему и остановилась. Он взял ее руку и поцеловал.
– Любите ли вы меня?
– Да, да, – как будто с досадой проговорила Наташа, громко вздохнула, другой раз, чаще и чаще, и зарыдала.
– Об чем? Что с вами?
– Ах, я так счастлива, – отвечала она, улыбнулась сквозь слезы, нагнулась ближе к нему, подумала секунду, как будто спрашивая себя, можно ли это, и поцеловала его.
Князь Андрей держал ее руки, смотрел ей в глаза, и не находил в своей душе прежней любви к ней. В душе его вдруг повернулось что то: не было прежней поэтической и таинственной прелести желания, а была жалость к ее женской и детской слабости, был страх перед ее преданностью и доверчивостью, тяжелое и вместе радостное сознание долга, навеки связавшего его с нею. Настоящее чувство, хотя и не было так светло и поэтично как прежнее, было серьезнее и сильнее.
– Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? – сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза. «Неужели это я, та девочка ребенок (все так говорили обо мне) думала Наташа, неужели я теперь с этой минуты жена , равная этого чужого, милого, умного человека, уважаемого даже отцом моим. Неужели это правда! неужели правда, что теперь уже нельзя шутить жизнию, теперь уж я большая, теперь уж лежит на мне ответственность за всякое мое дело и слово? Да, что он спросил у меня?»
– Нет, – отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал.
– Простите меня, – сказал князь Андрей, – но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя.
Наташа с сосредоточенным вниманием слушала, стараясь понять смысл его слов и не понимала.
– Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, – продолжал князь Андрей, – в этот срок вы поверите себя. Я прошу вас через год сделать мое счастье; но вы свободны: помолвка наша останется тайной и, ежели вы убедились бы, что вы не любите меня, или полюбили бы… – сказал князь Андрей с неестественной улыбкой.
– Зачем вы это говорите? – перебила его Наташа. – Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, – сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду.
– В год вы узнаете себя…
– Целый год! – вдруг сказала Наташа, теперь только поняв то, что свадьба отсрочена на год. – Да отчего ж год? Отчего ж год?… – Князь Андрей стал ей объяснять причины этой отсрочки. Наташа не слушала его.
– И нельзя иначе? – спросила она. Князь Андрей ничего не ответил, но в лице его выразилась невозможность изменить это решение.
– Это ужасно! Нет, это ужасно, ужасно! – вдруг заговорила Наташа и опять зарыдала. – Я умру, дожидаясь года: это нельзя, это ужасно. – Она взглянула в лицо своего жениха и увидала на нем выражение сострадания и недоумения.
– Нет, нет, я всё сделаю, – сказала она, вдруг остановив слезы, – я так счастлива! – Отец и мать вошли в комнату и благословили жениха и невесту.
С этого дня князь Андрей женихом стал ездить к Ростовым.


Обручения не было и никому не было объявлено о помолвке Болконского с Наташей; на этом настоял князь Андрей. Он говорил, что так как он причиной отсрочки, то он и должен нести всю тяжесть ее. Он говорил, что он навеки связал себя своим словом, но что он не хочет связывать Наташу и предоставляет ей полную свободу. Ежели она через полгода почувствует, что она не любит его, она будет в своем праве, ежели откажет ему. Само собою разумеется, что ни родители, ни Наташа не хотели слышать об этом; но князь Андрей настаивал на своем. Князь Андрей бывал каждый день у Ростовых, но не как жених обращался с Наташей: он говорил ей вы и целовал только ее руку. Между князем Андреем и Наташей после дня предложения установились совсем другие чем прежде, близкие, простые отношения. Они как будто до сих пор не знали друг друга. И он и она любили вспоминать о том, как они смотрели друг на друга, когда были еще ничем , теперь оба они чувствовали себя совсем другими существами: тогда притворными, теперь простыми и искренними. Сначала в семействе чувствовалась неловкость в обращении с князем Андреем; он казался человеком из чуждого мира, и Наташа долго приучала домашних к князю Андрею и с гордостью уверяла всех, что он только кажется таким особенным, а что он такой же, как и все, и что она его не боится и что никто не должен бояться его. После нескольких дней, в семействе к нему привыкли и не стесняясь вели при нем прежний образ жизни, в котором он принимал участие. Он про хозяйство умел говорить с графом и про наряды с графиней и Наташей, и про альбомы и канву с Соней. Иногда домашние Ростовы между собою и при князе Андрее удивлялись тому, как всё это случилось и как очевидны были предзнаменования этого: и приезд князя Андрея в Отрадное, и их приезд в Петербург, и сходство между Наташей и князем Андреем, которое заметила няня в первый приезд князя Андрея, и столкновение в 1805 м году между Андреем и Николаем, и еще много других предзнаменований того, что случилось, было замечено домашними.
В доме царствовала та поэтическая скука и молчаливость, которая всегда сопутствует присутствию жениха и невесты. Часто сидя вместе, все молчали. Иногда вставали и уходили, и жених с невестой, оставаясь одни, всё также молчали. Редко они говорили о будущей своей жизни. Князю Андрею страшно и совестно было говорить об этом. Наташа разделяла это чувство, как и все его чувства, которые она постоянно угадывала. Один раз Наташа стала расспрашивать про его сына. Князь Андрей покраснел, что с ним часто случалось теперь и что особенно любила Наташа, и сказал, что сын его не будет жить с ними.
– Отчего? – испуганно сказала Наташа.
– Я не могу отнять его у деда и потом…
– Как бы я его любила! – сказала Наташа, тотчас же угадав его мысль; но я знаю, вы хотите, чтобы не было предлогов обвинять вас и меня.
Старый граф иногда подходил к князю Андрею, целовал его, спрашивал у него совета на счет воспитания Пети или службы Николая. Старая графиня вздыхала, глядя на них. Соня боялась всякую минуту быть лишней и старалась находить предлоги оставлять их одних, когда им этого и не нужно было. Когда князь Андрей говорил (он очень хорошо рассказывал), Наташа с гордостью слушала его; когда она говорила, то со страхом и радостью замечала, что он внимательно и испытующе смотрит на нее. Она с недоумением спрашивала себя: «Что он ищет во мне? Чего то он добивается своим взглядом! Что, как нет во мне того, что он ищет этим взглядом?» Иногда она входила в свойственное ей безумно веселое расположение духа, и тогда она особенно любила слушать и смотреть, как князь Андрей смеялся. Он редко смеялся, но зато, когда он смеялся, то отдавался весь своему смеху, и всякий раз после этого смеха она чувствовала себя ближе к нему. Наташа была бы совершенно счастлива, ежели бы мысль о предстоящей и приближающейся разлуке не пугала ее, так как и он бледнел и холодел при одной мысли о том.
Накануне своего отъезда из Петербурга, князь Андрей привез с собой Пьера, со времени бала ни разу не бывшего у Ростовых. Пьер казался растерянным и смущенным. Он разговаривал с матерью. Наташа села с Соней у шахматного столика, приглашая этим к себе князя Андрея. Он подошел к ним.
– Вы ведь давно знаете Безухого? – спросил он. – Вы любите его?
– Да, он славный, но смешной очень.
И она, как всегда говоря о Пьере, стала рассказывать анекдоты о его рассеянности, анекдоты, которые даже выдумывали на него.
– Вы знаете, я поверил ему нашу тайну, – сказал князь Андрей. – Я знаю его с детства. Это золотое сердце. Я вас прошу, Натали, – сказал он вдруг серьезно; – я уеду, Бог знает, что может случиться. Вы можете разлю… Ну, знаю, что я не должен говорить об этом. Одно, – чтобы ни случилось с вами, когда меня не будет…
– Что ж случится?…
– Какое бы горе ни было, – продолжал князь Андрей, – я вас прошу, m lle Sophie, что бы ни случилось, обратитесь к нему одному за советом и помощью. Это самый рассеянный и смешной человек, но самое золотое сердце.
Ни отец и мать, ни Соня, ни сам князь Андрей не могли предвидеть того, как подействует на Наташу расставанье с ее женихом. Красная и взволнованная, с сухими глазами, она ходила этот день по дому, занимаясь самыми ничтожными делами, как будто не понимая того, что ожидает ее. Она не плакала и в ту минуту, как он, прощаясь, последний раз поцеловал ее руку. – Не уезжайте! – только проговорила она ему таким голосом, который заставил его задуматься о том, не нужно ли ему действительно остаться и который он долго помнил после этого. Когда он уехал, она тоже не плакала; но несколько дней она не плача сидела в своей комнате, не интересовалась ничем и только говорила иногда: – Ах, зачем он уехал!
Но через две недели после его отъезда, она так же неожиданно для окружающих ее, очнулась от своей нравственной болезни, стала такая же как прежде, но только с измененной нравственной физиогномией, как дети с другим лицом встают с постели после продолжительной болезни.


Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил…
Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала.
Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом.
Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции.
«Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie».
«Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас.
Мари».


В середине лета, княжна Марья получила неожиданное письмо от князя Андрея из Швейцарии, в котором он сообщал ей странную и неожиданную новость. Князь Андрей объявлял о своей помолвке с Ростовой. Всё письмо его дышало любовной восторженностью к своей невесте и нежной дружбой и доверием к сестре. Он писал, что никогда не любил так, как любит теперь, и что теперь только понял и узнал жизнь; он просил сестру простить его за то, что в свой приезд в Лысые Горы он ничего не сказал ей об этом решении, хотя и говорил об этом с отцом. Он не сказал ей этого потому, что княжна Марья стала бы просить отца дать свое согласие, и не достигнув бы цели, раздражила бы отца, и на себе бы понесла всю тяжесть его неудовольствия. Впрочем, писал он, тогда еще дело не было так окончательно решено, как теперь. «Тогда отец назначил мне срок, год, и вот уже шесть месяцев, половина прошло из назначенного срока, и я остаюсь более, чем когда нибудь тверд в своем решении. Ежели бы доктора не задерживали меня здесь, на водах, я бы сам был в России, но теперь возвращение мое я должен отложить еще на три месяца. Ты знаешь меня и мои отношения с отцом. Мне ничего от него не нужно, я был и буду всегда независим, но сделать противное его воле, заслужить его гнев, когда может быть так недолго осталось ему быть с нами, разрушило бы наполовину мое счастие. Я пишу теперь ему письмо о том же и прошу тебя, выбрав добрую минуту, передать ему письмо и известить меня о том, как он смотрит на всё это и есть ли надежда на то, чтобы он согласился сократить срок на три месяца».
После долгих колебаний, сомнений и молитв, княжна Марья передала письмо отцу. На другой день старый князь сказал ей спокойно:
– Напиши брату, чтоб подождал, пока умру… Не долго – скоро развяжу…
Княжна хотела возразить что то, но отец не допустил ее, и стал всё более и более возвышать голос.
– Женись, женись, голубчик… Родство хорошее!… Умные люди, а? Богатые, а? Да. Хороша мачеха у Николушки будет! Напиши ты ему, что пускай женится хоть завтра. Мачеха Николушки будет – она, а я на Бурьенке женюсь!… Ха, ха, ха, и ему чтоб без мачехи не быть! Только одно, в моем доме больше баб не нужно; пускай женится, сам по себе живет. Может, и ты к нему переедешь? – обратился он к княжне Марье: – с Богом, по морозцу, по морозцу… по морозцу!…
После этой вспышки, князь не говорил больше ни разу об этом деле. Но сдержанная досада за малодушие сына выразилась в отношениях отца с дочерью. К прежним предлогам насмешек прибавился еще новый – разговор о мачехе и любезности к m lle Bourienne.
– Отчего же мне на ней не жениться? – говорил он дочери. – Славная княгиня будет! – И в последнее время, к недоуменью и удивлению своему, княжна Марья стала замечать, что отец ее действительно начинал больше и больше приближать к себе француженку. Княжна Марья написала князю Андрею о том, как отец принял его письмо; но утешала брата, подавая надежду примирить отца с этою мыслью.
Николушка и его воспитание, Andre и религия были утешениями и радостями княжны Марьи; но кроме того, так как каждому человеку нужны свои личные надежды, у княжны Марьи была в самой глубокой тайне ее души скрытая мечта и надежда, доставлявшая ей главное утешение в ее жизни. Утешительную эту мечту и надежду дали ей божьи люди – юродивые и странники, посещавшие ее тайно от князя. Чем больше жила княжна Марья, чем больше испытывала она жизнь и наблюдала ее, тем более удивляла ее близорукость людей, ищущих здесь на земле наслаждений и счастия; трудящихся, страдающих, борющихся и делающих зло друг другу, для достижения этого невозможного, призрачного и порочного счастия. «Князь Андрей любил жену, она умерла, ему мало этого, он хочет связать свое счастие с другой женщиной. Отец не хочет этого, потому что желает для Андрея более знатного и богатого супружества. И все они борются и страдают, и мучают, и портят свою душу, свою вечную душу, для достижения благ, которым срок есть мгновенье. Мало того, что мы сами знаем это, – Христос, сын Бога сошел на землю и сказал нам, что эта жизнь есть мгновенная жизнь, испытание, а мы всё держимся за нее и думаем в ней найти счастье. Как никто не понял этого? – думала княжна Марья. Никто кроме этих презренных божьих людей, которые с сумками за плечами приходят ко мне с заднего крыльца, боясь попасться на глаза князю, и не для того, чтобы не пострадать от него, а для того, чтобы его не ввести в грех. Оставить семью, родину, все заботы о мирских благах для того, чтобы не прилепляясь ни к чему, ходить в посконном рубище, под чужим именем с места на место, не делая вреда людям, и молясь за них, молясь и за тех, которые гонят, и за тех, которые покровительствуют: выше этой истины и жизни нет истины и жизни!»
Была одна странница, Федосьюшка, 50 ти летняя, маленькая, тихенькая, рябая женщина, ходившая уже более 30 ти лет босиком и в веригах. Ее особенно любила княжна Марья. Однажды, когда в темной комнате, при свете одной лампадки, Федосьюшка рассказывала о своей жизни, – княжне Марье вдруг с такой силой пришла мысль о том, что Федосьюшка одна нашла верный путь жизни, что она решилась сама пойти странствовать. Когда Федосьюшка пошла спать, княжна Марья долго думала над этим и наконец решила, что как ни странно это было – ей надо было итти странствовать. Она поверила свое намерение только одному духовнику монаху, отцу Акинфию, и духовник одобрил ее намерение. Под предлогом подарка странницам, княжна Марья припасла себе полное одеяние странницы: рубашку, лапти, кафтан и черный платок. Часто подходя к заветному комоду, княжна Марья останавливалась в нерешительности о том, не наступило ли уже время для приведения в исполнение ее намерения.
Часто слушая рассказы странниц, она возбуждалась их простыми, для них механическими, а для нее полными глубокого смысла речами, так что она была несколько раз готова бросить всё и бежать из дому. В воображении своем она уже видела себя с Федосьюшкой в грубом рубище, шагающей с палочкой и котомочкой по пыльной дороге, направляя свое странствие без зависти, без любви человеческой, без желаний от угодников к угодникам, и в конце концов, туда, где нет ни печали, ни воздыхания, а вечная радость и блаженство.
«Приду к одному месту, помолюсь; не успею привыкнуть, полюбить – пойду дальше. И буду итти до тех пор, пока ноги подкосятся, и лягу и умру где нибудь, и приду наконец в ту вечную, тихую пристань, где нет ни печали, ни воздыхания!…» думала княжна Марья.
Но потом, увидав отца и особенно маленького Коко, она ослабевала в своем намерении, потихоньку плакала и чувствовала, что она грешница: любила отца и племянника больше, чем Бога.



Библейское предание говорит, что отсутствие труда – праздность была условием блаженства первого человека до его падения. Любовь к праздности осталась та же и в падшем человеке, но проклятие всё тяготеет над человеком, и не только потому, что мы в поте лица должны снискивать хлеб свой, но потому, что по нравственным свойствам своим мы не можем быть праздны и спокойны. Тайный голос говорит, что мы должны быть виновны за то, что праздны. Ежели бы мог человек найти состояние, в котором он, будучи праздным, чувствовал бы себя полезным и исполняющим свой долг, он бы нашел одну сторону первобытного блаженства. И таким состоянием обязательной и безупречной праздности пользуется целое сословие – сословие военное. В этой то обязательной и безупречной праздности состояла и будет состоять главная привлекательность военной службы.
Николай Ростов испытывал вполне это блаженство, после 1807 года продолжая служить в Павлоградском полку, в котором он уже командовал эскадроном, принятым от Денисова.
Ростов сделался загрубелым, добрым малым, которого московские знакомые нашли бы несколько mauvais genre [дурного тона], но который был любим и уважаем товарищами, подчиненными и начальством и который был доволен своей жизнью. В последнее время, в 1809 году, он чаще в письмах из дому находил сетования матери на то, что дела расстраиваются хуже и хуже, и что пора бы ему приехать домой, обрадовать и успокоить стариков родителей.
Читая эти письма, Николай испытывал страх, что хотят вывести его из той среды, в которой он, оградив себя от всей житейской путаницы, жил так тихо и спокойно. Он чувствовал, что рано или поздно придется опять вступить в тот омут жизни с расстройствами и поправлениями дел, с учетами управляющих, ссорами, интригами, с связями, с обществом, с любовью Сони и обещанием ей. Всё это было страшно трудно, запутано, и он отвечал на письма матери, холодными классическими письмами, начинавшимися: Ma chere maman [Моя милая матушка] и кончавшимися: votre obeissant fils, [Ваш послушный сын,] умалчивая о том, когда он намерен приехать. В 1810 году он получил письма родных, в которых извещали его о помолвке Наташи с Болконским и о том, что свадьба будет через год, потому что старый князь не согласен. Это письмо огорчило, оскорбило Николая. Во первых, ему жалко было потерять из дома Наташу, которую он любил больше всех из семьи; во вторых, он с своей гусарской точки зрения жалел о том, что его не было при этом, потому что он бы показал этому Болконскому, что совсем не такая большая честь родство с ним и что, ежели он любит Наташу, то может обойтись и без разрешения сумасбродного отца. Минуту он колебался не попроситься ли в отпуск, чтоб увидать Наташу невестой, но тут подошли маневры, пришли соображения о Соне, о путанице, и Николай опять отложил. Но весной того же года он получил письмо матери, писавшей тайно от графа, и письмо это убедило его ехать. Она писала, что ежели Николай не приедет и не возьмется за дела, то всё именье пойдет с молотка и все пойдут по миру. Граф так слаб, так вверился Митеньке, и так добр, и так все его обманывают, что всё идет хуже и хуже. «Ради Бога, умоляю тебя, приезжай сейчас же, ежели ты не хочешь сделать меня и всё твое семейство несчастными», писала графиня.