Тора

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

    Портал Библия

ХристианствоИудаизм

Бог монотеистических культур
основные понятия

            

    Портал «Религия»

То́ра[1] (ивр.תּוֹרָה‏‎ — тора́, букв. «учение, закон») в ашкеназском произношении: То́йро (юго-восточный диалект — Польша, Украина), Тэ́йро (северо-восточный диалект — Белоруссия, Литва) — в широком смысле, совокупность иудейского традиционного религиозного закона.





Определения термина

  • Торой называют Пятикнижие Моисе́ево (греч. πεντάτευχος) или Кни́ги Моисе́евы, причем как сам текст, так и печатные или рукописные экземпляры (свитки).
  • В самом Пятикнижии «Торой» часто называется отдельное предписание Бога, отдельные заповеди или совокупность законов, относящихся к тому или иному предмету, например, «закон (Тора) всесожжения» (Лев. 6:2), «закон (Тора) о жертве повинности» (Лев. 7:1) и т. п.
  • Слово «Тора» встречается также в смысле поучения или родительского наставления (Прит. 1:8 и др.).
  • Дальнейшее расширение значения произошло с различением Письменного Закона (Тора ше-би-хтав) и Устного Закона (Тора ше-бе-‘ал пе): встречающееся в Пятикнижии множественное число торот было интерпретировано как относящееся к этим двум сферам Божественного откровения, которые традиционно рассматриваются как данные Моисею на горе Синай.
  • В самом широком смысле Торой называют всю совокупность иудейского традиционного закона.

Высказывания, посвящённые Торе

По какой же схеме был построен мир? Тора говорит: "Я была для Ашема генеральным планом по построению этого мира! Все шесть Дней Творения Ашем держал меня перед Собой. Он смотрел на стих (1:1) «В начале сотворил Б-г небо и землю» и соответственно создавал небо и землю. Он смотрел на слова (1:3) «И сказал Б-г: „Да будет свет“ и воплощал эти слова, создавая свет, и т.д»." Таким образом, во все время Творения следовал Он шаг за шагом словам Торы, придавая вселенной тот вид, который соответствует плану, содержащемуся в Торе.

— из книги [www.istok.ru/library/learn-n-teach/midrash/bereshit/bereshit_4751.html «Мидраш рассказывает»]

Происхождение Торы

Согласно традиционной иудаистской точке зрения, текст Торы был записан Моисеем со слов Всевышнего. Существует, однако, разногласие по поводу того, была ли записана вся Тора в течение сорока дней на горе Синай, или она писалась в течение сорока лет пребывания еврейского народа в пустыне и была завершена незадолго до смерти Моисея.

Согласно мнению рабби Йехуды в Талмуде, последние строки Второзакония, в которых описывается смерть Моисея, были записаны Иисусом Навином (Йехошуа). Многие авторитеты, однако, не согласны с этой точкой зрения, поскольку считается, что Тора по своему уровню святости соответствует только пророческому дару Моисея и никого другого из пророков, живших после него.

Маймонид (Рамбам) в своей формулировке 13 догматов веры подчёркивает[2]:

8. Верую полной верой, что вся Тора, находящаяся ныне в руках наших, — это [Тора], данная учителю нашему Моше (да пребудет он в мире).

9. Верую полной верой, что Тора эта не будет заменена и что не будет другой Торы от Творца (благословенно Имя Его).

По его мнению, отражающему официальную позицию иудаизма, эти два пункта являются одними из важнейших в мировоззрении иудея. Большинство современных библейских ученых[кто?] считают, что книги были написаны в годы Вавилонского пленения (около 600 г. до н. э.) и были завершены уже во времена персидского периода (около 400 г. до н. э.)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2436 дней]

Напишите отзыв о статье "Тора"

Комментарии к Торе

В связи с тем, что текст Торы, а также её истинный смысл достаточно труден для понимания (в том числе даже для изучающих её людей), на протяжении веков мудрецы пытались комментировать отдельные её положения для остальных людей. Некоторые комментаторы, например Раши, подготовили комментарии практически к каждому предложению Письменной Торы. Кроме того, по данным традиции, Моисей на горе Синай вместе с Письменной Торой получил и устную, которая раскрывает глубинный, скрытый смысл, дополняет Письменную и объясняет то, что там «недосказано».

Многие поколения Устная Тора передавалась лишь в виде устного предания из поколения в поколения, пока не была записана во II веке в виде Мишны, а позднее — в Гемаре, которые вместе составляют Талмуд.

Современные издания Талмуда включают комментарии многих выдающихся мудрецов Торы из разных поколений: от гаоним (раннее средневековье) до XVII века.

Другая часть комментариев вошла в Мидраш. Есть мидраши на книги Бытие (Брешит Рабба), Левит (Вайикра Рабба) (ранние мидраши), на книгу Исход (Шмот Рабба).[3]

Существует также Тосефта (пояснения и дополнения к Мишне)[4].

Пшат и драш

  • Пшат (ивр.פְּשָׁט‏‎) — буквальное толкование смысла библейского или талмудического текста.[5]
  • Драш (ивр.דְּרָשׁ‏‎, также друш ивр.דְּרוּשׁ‏‎) — толкование библейского или талмудического текста посредством совмещения логических и софистических построений.[6]

Еврейские комментаторы Торы выделяют в её тексте несколько слоёв. Первый и самый внешний называется пшат (букв. простой) — то есть простой, прямой смысл. Второй — ремез (букв. намёк) — «смысл, извлекаемый с помощью намёков, содержащихся в тексте; соотнесение одного фрагмента с другими по аналогичным местам.»[7] Более глубинный — драш (букв. смысл) и есть смысл.

Самый сокровенный — сод (букв. тайна) — каббалистический смысл текста, доступный лишь избранным, познавшим все другие смыслы. Мы интуитивно узнаём еврейский текст потому, что там, так или иначе, присутствуют все перечисленные смыслы.[8]

Заповеди связанные с Торой

Свиток Торы

Се́фер-Тора́ (ивр.סֵפֶר תּוֹרָה‏‎, `Книга Закона`) — пергаментный свиток с текстом Торы, используемый главным образом для чтения в синагоге (см. недельная глава), является наиболее священным предметом еврейского религиозного культа. Для хранения используется футляр из ткани или дерева, а сам Сефер Тора хранится в особом шкафу (Арон кодеш), помещённом на центральном месте в синагоге.

Заповеди, связанные со свитком Торы

  • Согласно Талмуду[9], Библия предписывает, чтобы каждый еврей владел свитком Торы[10]. Даже если еврей унаследовал свиток Торы от отца, он, тем не менее, обязан иметь свой собственный свиток[9]. Еврей может заказать свиток Торы у писца или купить готовый свиток, однако «тот, кто пишет Тору сам, как бы получил её на горе Синай»[11]. Согласно Талмуду, тот, кто исправил хотя бы одну букву в свитке Торы, как бы написал весь свиток[11], из чего развился обычай, который наделяет каждого еврея правом символически исполнить заповедь написания собственного свитка Торы. Писец пишет первый и последний параграфы в свитке только контуром, и работа завершается церемонией сиюм Тора («Завершение Торы»), на которой каждый из присутствующих удостаиваются чести обвести одну из букв по контуру или формально поручить писцу сделать это от его имени.
  • Со свитком Торы следует обращаться с особым почтением и благоговением[12]. Когда свиток Торы выносят из синагоги, следует вставать[13]; вошло в обычай благоговейно кланяться или целовать футляр Торы, когда свиток проносят рядом. К пергаменту запрещено прикасаться руками[14], поэтому при чтении свитка пользуются особой указкой (яд).
  • Свиток Торы можно продавать только в том случае, если нельзя иначе приобрести средства на женитьбу, учёбу[15] или выкуп пленных. Если свиток случайно упал на пол, община обязана поститься на протяжении всего этого дня. Ради спасения свитка Торы и даже синагогального ковчега (хранилища свитка) разрешено и даже предписано нарушить субботу[16]. Перед чтением Торы у сефардов и после чтения у ашкеназов свиток торжественно поднимают вверх (хагбаа), показывают раскрытый свиток общине, которая при этом произносит: «Вот закон, который предложил Моисей сынам Израилевым (Втор. 4:44) по повелению Господа через Моисея».

Чтение Торы

Впервые публичное чтение священного текста «Книги Торы» упоминается в связи с реформой царя Иосии (Иошияху) (622 год до н. э.) (4Цар. 22-23; 2Пар. 34:14-33). Контекст, в котором упоминается «Книга Торы», позволяет предположить, что речь идёт не о Пятикнижии в целом, а лишь об одной из его книг — Второзаконии. Точно так же, когда в литературе периода вавилонского пленения говорится о «Книге Торы» или «Книге Моисея», контекст свидетельствует о том, что подразумевается книга Второзакония.[17] В самом Пятикнижии название «Книга Торы» встречается только во Второзаконии и всегда подразумевает само Второзаконие.

Изучение Торы

Изучение Торы является одной из основ иудаизма[18]. Первостепенная важность изучения Торы многократно подчёркивалась авторитетами иудаизма, например:

  • «Изучение Торы равноценно использованию всех остальных заповедей, вместе взятых» (раввин Шнеур Залман из Ляд).
  • «Даже под страхом смерти мы не можем прекратить изучать Тору» (Рабби Акива).

Изучение включает в себя две повелевающие заповеди — изучать Тору самому и почитать обучающих ей и знающих её.

Заповедь изучения Торы касается каждого еврея, независимо от общественного и материального положения. Каждому рекомендуется установить постоянное время после молитвы для самостоятельного изучения Торы. При совершенной невозможности самостоятельного изучения, следует максимально поддерживать тех, кто учится (в таком случае заповедь будет считаться исполненной).

Традиционно, изучение Торы вменялось в обязанность мужчинам, однако женщинам также рекомендуется изучать разделы Торы, относящиеся к практическому исполнению заповедей.

В иудаизме существует запрет на непосредственное изучение Торы неевреями. Он, однако, не распространяется на Семь заповедей потомков Ноя (разрешено изучать эти заповеди и отрывки, связанные с ними). Запрет изучения Торы неевреем не относится к тому, кто готовится принять гиюр. Существуют также мнения, что всё Пятикнижие разрешено к изучению.

«По мнению ряда галахических авторитетов (р. Вайнберг, р. Кляйн, р. Файнштейн, р. Йосеф и др.), запрет преподавания Торы распространяется только на ситуацию, когда аудитория является целиком нееврейской. Однако можно обучать Торе еврея в присутствии неевреев, даже если последний при этом тоже сможет учиться.»

По возможности, Тору следует изучать в оригинале — на иврите, поскольку в переводе смысл неизбежно искажается в той или иной степени.

Кроме традиционного метода изучения (в синагогах) существует ещё несколько других методов:

  • Хаврута — изучения Торы и Талмуда в парах (2 человека), когда один учащийся дополняет другого и они вместе толкуют праши. Это один из известнейших методов. Им в своё время обучались многие мудрецы Торы, мнения которых потом вошли в Талмуд.
  • Гематрия — изучения Торы путём применения толкований слова или группы слов по числовому значению составляющих их букв или путём замены одних букв другими по определённой системе. Гематрия служит также для замещения числа словом или группой слов, в которых числовое значение букв по сумме равно этому числу. Является одним из классических методов каббалистики.

См. также

Примечания

  1. [www.gramota.ru/slovari/dic/?lop=x&bts=x&zar=x&word=%D0%A2%D0%BE%D1%80%D0%B0 ГРАМОТА.РУ — Проверка слова]
  2. [machanaim.org/philosof/rambam/dogm.htm «Учитель поколений Рамбам», изд. «Амана»]
  3. [www.eleven.co.il/article/12756 мидраш] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  4. [www.eleven.co.il/article/14140 Тосефта] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  5. [www.eleven.co.il/article/15497 Пшат] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  6. [www.eleven.co.il/article/15275 Драш] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  7. www.ort.spb.ru/nesh/njs11/midrash.htm
  8. [www.jew.spb.ru/ami/A389/A389-071.html Новый еврейский язык: давайте напишем Мишну.]
  9. 1 2 Талмуд, Санхедрин 21б
  10. в стихе Втор. 31:19: «Итак, напишите себе эту песню», — слово «песня» трактуется как вся Тора
  11. 1 2 Талмуд, Менахот 30а
  12. Маймонид, Мишнэ Тора, Сефер Тора 10:2
  13. Талмуд, Киддушин 33б
  14. Талмуд, Шаббат 14а и др.
  15. Талмуд, Меггила 27а
  16. Талмуд, Шаббат 16:1
  17. ср. Нав. 1:8 с Втор. 17:19—20; Нав. 8:32, 34 с Втор. 27:8 и 31:11-12; Нав. 23:6 с Втор. 5:29 и 17:20; II Цар. 14:6 с Втор. 24:16
  18. [www.eleven.co.il/article/14022 Талмуд-Тора] — статья из Электронной еврейской энциклопедии

Ссылки

  • [www.publishersrow.com/etorah/ Новый русский идиоматический перевод с масоретским текстом Ленинградского кодекса и классическим еврейским переводом на английский]
  • [sites.google.com/site/normalizedpentateuch/ Подстрочное Пятикнижие (с идиоматическим переводом, Самаритянским Пятикнижием и морфологией)]
  • [istok.ru/library/jewish-education/torah/tanach/ Тора с комментариями Раши и Сончино, Книги Пророков и Писания.]
  • [www.eleven.co.il/article/14133 Тора] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  • [www.ru.chabad.org/parshah/default_cdo/aid/719929 Недельная глава Торы: содержание, тексты, уроки.]
  • [www.jewradio.net/charter/tora Аудио уроки Торы. Пятикнижие с комментариями Раши.] Уроки Торы на Еврейском Радио.
  • [toldot.ru/besedy.php Беседы о Торе. Рав Зильбер.]
  • [www.toldot.ru/torah/torah.php Тора. Пророки. Писания.]
  • [shchedrovitskiy.ru/PentateuchOfMoses.php Введение в Ветхий Завет. Пятикнижие Моисеево] Комментарий к Торе Дмитрия Щедровицкого
  • bible.ort.org/intro1.asp?lang=2
  • [shperk.ru/vlc/modules/wfsection/print.php?articleid=578 Законы изучения Торы для неевреев.]
  • [www.jewish.ru/library/tradition/2007/05/prn_news994249438.php#3 Об искажении переводов Библии.]
  • [toldot.ru/tora/classes/israel/ учить Тору] в Интернете.
  • [www.evreyatlanta.org Комментарии рава И. Зельмана.]
  • [www.chassidus.ru/library/tora_inline/bereyshis/bereyshis.htm Тора с русским переводом и комментариями.]
  • [toldot.ru/tora/library/ Тора с русским переводом и комментариями.]
  • [toraonline.ru/ Танах на русском языке.]
  • [desertmishkan.blogspot.com/2010/09/blog-post.html Копии свитков Торы для изучения онлайн]
  • [www.worldjewishtv.com/search/?q=%CD%E0%EF%E8%F1%E0%ED%E8%E5%20%D2%EE%F0%FB Фильм «Написание Торы» (СССР, 1989)]
  • [www.biblia.ru/reading/articles/show/?4&prn=y История Синодального перевода Библии]


Отрывок, характеризующий Тора

Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг:
– Как старички пороптали, много вас начальства…
– Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча.
Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки.
– Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он.
Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться.
– Староста где? – кричал Ростов.
Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы.
– Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им.
– А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал.
– Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга.
– Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята!
– Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне.
Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними.
– Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу.
– Разве можно так с господами говорить? Ты думал что?
– Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак!
Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.
– Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо!
– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.
Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его?
По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась.
«Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья.
Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз.
Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты.
«И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья.
Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.


Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру.
Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.
– Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская.