Торговый центр

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Торго́вый центр (нем. Einkaufszentrum, галерея, пассаж, торгово-развлекательный комплекс, молл) — группа предприятий торговли, управляемых как единое целое и находящихся в одном здании или комплексе зданий. По определению Международного совета торговых центров, торговым центром можно считать группу архитектурно объединённых розничных предприятий, управляемых единой компанией, обеспеченных парковкой и расположенных на специально спланированном участке[1].





История

Первые торговые центры стали появляться в XIX векеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней]. В их число входят «Пассаж» в Санкт-Петербурге (1848), «ГУМ» (1893) и «Петровский пассаж» (1906) в Москве.

Характеристика

Современный торговый центр может представлять собой большой торгово-развлекательный комплекс — многоэтажное здание, в котором кроме магазинов могут находиться также кафе, бары, казино, кинотеатр, боулинг. Как правило, комплекс оборудован эскалаторами, лифтами, снабжён парковкой для личного транспорта покупателей и расположен около станций метро и остановок общественного транспорта или в спальных районах города. Такой торгово-развлекательный комплекс может представлять собой образец сосредоточия современной массовой культуры.

Крупнейшим торговым центром в мире по общей площади является Дубаи Молл, который находится в г. Дубай (Объединённые Арабские Эмираты), рядом с небоскрёбом Бурдж-Халифа. В отношении размера торговой площади является шестым по величине в миреК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

Торговые центры в России

Длительное время торговля в России велась исключительно на рынках, временных торговых рядах, ярмарках и лавках. Ранними примерами торговых центров в России в XVII—XIX веках являются торговые ряды, гостиные дворы и пассажи: Гостиный двор в Санкт-Петербурге, Верхние торговые ряды в Москве (ГУМ). В середине 1990-х годов в Москве появились первые современные торговые центры. Это были относительно крупные торговые форматы (площадью до 10 тысяч квадратных метров). Позднее стали появляться более масштабные торговые форматы (площадью от 20 тысяч квадратных метров). Среди них: «Рамстор», IKEA, МЕГА. В конце 1990-х — начале 2000-х годов появились первые торговые комплексы в российских регионахК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

Торгово-развлекательные центры в Москве

Быстрое развитие торговых центров в Москве началось после распада СССР. В 1997 году на Манежной площади появился подземный трехэтажный торговый комплекс «Охотный ряд», включающий в себя около 100 магазинов. В 1998 году был построен торговый центр «Наутилус», имеющий площадь около 6500 квадратных метров. В 2001 году открылся «Глобал Сити» общей площадью 16 000 квадратных метров. В 2002 году появились «Ашан СИТИ Ленинградский» (72 000 квадратных метров), «Атриум» (103 500 квадратных метров), «МЕГА Теплый Стан» общей площадью 190 000 квадратных метров. Новый рекорд был установлен в 2004 году, когда заработал торговый центр «МЕГА Химки» площадью 211 000 квадратных метров. В 2005 году открылись «БарвихаLuxuryVillage» площадью 98 000 квадратных метров, «Рио» (92 000 квадратных метров) и «ЕвроПарк» (86 000 квадратных метров). В 2006 году заработали «МЕГА Белая Дача» площадью 300 000 квадратных метров, «Европейский» (180 000 квадратных метров) и «Город» (134 000 квадратных метров). В 2010 году появились VEGAS общей площадью 396 000 квадратных метров и торговый центр «Гагаринский» (200 000 квадратных метров). В 2013 году появился торгово-развлекательный комплекс «СпортЕХ» специализирующийся на спортивных товарах и спортивном досуге. В 2015 году построены торговые центры «Авиапарк», «Колумбус», «Мозаика» и «Кунцево Плаза».

Крупнейшие торговые центры Москвы[2] на основе показателей чистой арендной площади (GLA):

  1. Мега Белая дача — 183 000
  2. Vegas — 180 000
  3. Мега Химки — 175 000
  4. Золотой Вавилон Ростокино — 170 000
  5. Мега Теплый Стан — 150 000
  6. СпортЕХ — 132 000
  7. Афимолл Сити — 114 000

ЦУМ

В 1857 году коммерсанты Эндрю Мюр и Арчибальд Мерилиз основали акционерную компанию «Мюр и Мерилиз». В начале 80-х годов XIX века компания выкупила строение на Театральной площади. К 1908 году выкупленное строение было переоборудовано в крупный магазин и названо в честь основателей компании «Мюр и Мерилиз» (ныне ЦУМ). В магазине был представлен широкий ассортимент товаров — от одежды до ювелирных украшений. Торговый центр был оборудован по последнему слову техники: имелись лифт и телефонная будка. «Мюр и Мерилиз» привлек пристальное внимание состоятельной общественности — его посещение превратилось в модное и увеселительное мероприятие. Универмаг оставался популярным местом времяпровождения у москвичей и после революции 1917 года. Тогда же он был переименован в ЦУМК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

ГУМ

Строительство одного из самых первых торговых центров в России — «Верхних торговых рядов» (ныне ГУМ), началось при Екатерине II. При жизни императрицы проект реализовать не удалось. Недостроенное здание сгорело во время пожара 1812 года. В 1888 году было учреждено «Акционерное общество Верхних торговых рядов на Красной площади в Москве». Задачей общества являлась глобальная реконструкция торговых рядов, которая началась в 1890 году. Уже к 1893 году стройка была закончена. Был отстроен огромный комплекс, включавший в себя более 1000 магазинов. В 30-е годы XX века здание хотели снести и отстроить на его месте Народный комиссариат тяжёлой промышленности, однако, проект не был реализован.

Военторг

В 1913 году началась история Военторга на Воздвиженке (Центральный военный универсальный магазин, ЦВУМ). В помещении находились не только торговые лавки, но также и всевозможные мастерские (швейные, обувные, портняжные). В здании нередко проводились выставки известных в те годы художников. Некоторые из помещений сдавались для проживания. С приходом советской власти ЦВУМ оставался главным военным универмагом страныК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

Детский мир

В конце 1957 года на Лубянке открылся универмаг Детский мир (ныне Центральный детский мир). Посетить универмаг приезжали со всего СССР. В Детском мире был представлен широкий ассортимент игрушек и одежды. С 1996 года магазин принадлежит группе компаний «Детский мир», которая является крупнейшим оператором детских товаров на территории РоссииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

Торгово-развлекательные центры в Санкт-Петербурге

Пассаж

В мае 1848 года в Санкт-Петербурге открылся Пассаж. Автором идеи постройки новой торговой галереи стал аристократ, граф Яков Иванович Эссен-Стенбок-Фермор. Прототипом здания послужила Голицинская галерея в Москве. На первом этаже Пассажа были размещены склады, на втором — помещения для торговых заведений, на третьем — жилые помещения. В корпусе со стороны Итальянской улицы разместился концертный зал. Название универмага «Пассаж» происходит от французского «passer» — бродить. В октябре 1917 года началась советская эпоха, изменившая судьбу торговой галереи. В мае 1920 года советское правительство приняло постановление о запрещении негосударственной торговли. Пассаж как частный магазин перестал существовать. Универмаг вновь открылся 3 февраля 1922 года как кооперативное предприятие, принадлежащее Петроградскому единому потребительскому обществу с новым именем «Универсаль Пассаж» и был призван олицетворять успехи советской кооперации. В сентябре 1933 года Пассаж стал образцово-показательным универмагом в системе государственной торговли. С начала 2000-х годов Пассаж — не только часть исторического наследия Санкт-Петербурга, но и процветающее торговое предприятие нового типаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3012 дней].

Торгово-развлекательные центры в других населённых пунктах России

Галерея

Правовое регулирование

Основными действующими нормативными правовыми актами Российской Федерации и правовыми актами города Москвы в сфере торговли являются:

  • [base.garant.ru/12171992/1/#block_100 Федеральный закон от 28 декабря 2009 года № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»;]
  • [base.garant.ru/12178678/ Приказ Минпромторга России от 16 июля 2010 года № 602 «Об утверждении Формы торгового реестра, Порядка формирования торгового реестра и Порядка предоставления информации, содержащейся в торговом реестре»;] 

  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=103896;fld=134;dst=1000000001,0;rnd=0.33757480583153665 Приказ Минпромторга России от 28 июля 2010 года № 637 «Об утверждении методических рекомендаций по разработке региональных программ развития торговли»]; 

  • [docs.cntd.ru/document/901724765 Закон города Москвы от 9 декабря 1998 года № 29 «О торговой деятельности в городе Москве»;]
  • [base.garant.ru/397772/ Постановление Правительства Москвы от 11 октября 2011 года 
№ 477-ПП «Об утверждении Государственной программы города Москвы „Экономическое развитие и инвестиционная привлекательность города Москвы“ на 2012—2018 годы».]

См. также

Напишите отзыв о статье "Торговый центр"

Примечания

  1. А. Ф. Шакирова [agps-2006.narod.ru/ttb/2009-3/03-03-09.ttb.pdf Особенности проектирования систем оповещения и управления эвакуацией для торгово-развлекательных комплексов]
  2. [www.malls.ru/rus/news/50626.shtml Названы крупнейшие торговые центры Москвы]. Моллы.Ru.

Литература

  • Нагаев Р. Т. «Энциклопедический словарь „Недвижимость“» — Казань: Изд-во ГУП «Идеал-Пресс», 2001. — 896 с.
  • Кристиан Рекалкати. «Через год в России появится торговый центр нового поколения»// Commercial Real estate. — 2007. — #8(68)/16-30.04.07

Ссылки

  • [www.likos.com.ua/trade-center-classification/ Классификация торговых центров (ICSC и ULI)]
  • [www.tocenter.ru/ Все торговые центры, пассажи и моллы России] // tocenter.ru
  • [www.megamagnat.ru/tc/ Рейтинг российских торговых центров] // megamagnat.ru
  • [yapotrebitel.ru История торговых центров Москвы]
  • [minpromtorg.gov.ru Министерство промышленности и торговли РФ]
  • [dtu.mos.ru Департамент торговли и услуг города Москвы]


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Торговый центр

– Да, да, пожалуйста, а то поздно, – проговорил он и, кивнув головой, опустил ее и опять закрыл глаза.
Ежели первое время члены совета думали, что Кутузов притворялся спящим, то звуки, которые он издавал носом во время последующего чтения, доказывали, что в эту минуту для главнокомандующего дело шло о гораздо важнейшем, чем о желании выказать свое презрение к диспозиции или к чему бы то ни было: дело шло для него о неудержимом удовлетворении человеческой потребности – .сна. Он действительно спал. Вейротер с движением человека, слишком занятого для того, чтобы терять хоть одну минуту времени, взглянул на Кутузова и, убедившись, что он спит, взял бумагу и громким однообразным тоном начал читать диспозицию будущего сражения под заглавием, которое он тоже прочел:
«Диспозиция к атаке неприятельской позиции позади Кобельница и Сокольница, 20 ноября 1805 года».
Диспозиция была очень сложная и трудная. В оригинальной диспозиции значилось:
Da der Feind mit seinerien linken Fluegel an die mit Wald bedeckten Berge lehnt und sich mit seinerien rechten Fluegel laengs Kobeinitz und Sokolienitz hinter die dort befindIichen Teiche zieht, wir im Gegentheil mit unserem linken Fluegel seinen rechten sehr debordiren, so ist es vortheilhaft letzteren Fluegel des Feindes zu attakiren, besondere wenn wir die Doerfer Sokolienitz und Kobelienitz im Besitze haben, wodurch wir dem Feind zugleich in die Flanke fallen und ihn auf der Flaeche zwischen Schlapanitz und dem Thuerassa Walde verfolgen koennen, indem wir dem Defileen von Schlapanitz und Bellowitz ausweichen, welche die feindliche Front decken. Zu dieserien Endzwecke ist es noethig… Die erste Kolonne Marieschirt… die zweite Kolonne Marieschirt… die dritte Kolonne Marieschirt… [Так как неприятель опирается левым крылом своим на покрытые лесом горы, а правым крылом тянется вдоль Кобельница и Сокольница позади находящихся там прудов, а мы, напротив, превосходим нашим левым крылом его правое, то выгодно нам атаковать сие последнее неприятельское крыло, особливо если мы займем деревни Сокольниц и Кобельниц, будучи поставлены в возможность нападать на фланг неприятеля и преследовать его в равнине между Шлапаницем и лесом Тюрасским, избегая вместе с тем дефилеи между Шлапаницем и Беловицем, которою прикрыт неприятельский фронт. Для этой цели необходимо… Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует…] и т. д., читал Вейротер. Генералы, казалось, неохотно слушали трудную диспозицию. Белокурый высокий генерал Буксгевден стоял, прислонившись спиною к стене, и, остановив свои глаза на горевшей свече, казалось, не слушал и даже не хотел, чтобы думали, что он слушает. Прямо против Вейротера, устремив на него свои блестящие открытые глаза, в воинственной позе, оперев руки с вытянутыми наружу локтями на колени, сидел румяный Милорадович с приподнятыми усами и плечами. Он упорно молчал, глядя в лицо Вейротера, и спускал с него глаза только в то время, когда австрийский начальник штаба замолкал. В это время Милорадович значительно оглядывался на других генералов. Но по значению этого значительного взгляда нельзя было понять, был ли он согласен или несогласен, доволен или недоволен диспозицией. Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки, поднял голову и с неприятною учтивостью на самых концах тонких губ перебил Вейротера и хотел сказать что то; но австрийский генерал, не прерывая чтения, сердито нахмурился и замахал локтями, как бы говоря: потом, потом вы мне скажете свои мысли, теперь извольте смотреть на карту и слушать. Ланжерон поднял глаза кверху с выражением недоумения, оглянулся на Милорадовича, как бы ища объяснения, но, встретив значительный, ничего не значущий взгляд Милорадовича, грустно опустил глаза и опять принялся вертеть табакерку.
– Une lecon de geographie, [Урок из географии,] – проговорил он как бы про себя, но довольно громко, чтобы его слышали.
Пржебышевский с почтительной, но достойной учтивостью пригнул рукой ухо к Вейротеру, имея вид человека, поглощенного вниманием. Маленький ростом Дохтуров сидел прямо против Вейротера с старательным и скромным видом и, нагнувшись над разложенною картой, добросовестно изучал диспозиции и неизвестную ему местность. Он несколько раз просил Вейротера повторять нехорошо расслышанные им слова и трудные наименования деревень. Вейротер исполнял его желание, и Дохтуров записывал.
Когда чтение, продолжавшееся более часу, было кончено, Ланжерон, опять остановив табакерку и не глядя на Вейротера и ни на кого особенно, начал говорить о том, как трудно было исполнить такую диспозицию, где положение неприятеля предполагается известным, тогда как положение это может быть нам неизвестно, так как неприятель находится в движении. Возражения Ланжерона были основательны, но было очевидно, что цель этих возражений состояла преимущественно в желании дать почувствовать генералу Вейротеру, столь самоуверенно, как школьникам ученикам, читавшему свою диспозицию, что он имел дело не с одними дураками, а с людьми, которые могли и его поучить в военном деле. Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною. Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи императоры.
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся). Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»