Тоффи и горилла

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тоффи и горилла
Жанр

пародия, сатира

Автор(ы)

Рои Арад

Сценарист(ы)

Рои Арад
Шауль Бецер
Эрез Химан

Ведущий(е)

Шахар Розенцвейг

Композитор

Шай Нобельман

Страна производства

Израиль

Язык

Иврит

Производство
Продюсер(ы)

Хадас Аарон

Продолжительность

2-15 минут

Вещание
Телеканал(ы)

Bip

Формат изображения

4:3

Период трансляции

с ~2007 г.

Ссылки
[www.bip.co.il/bip-programs/toffee-gorilla&Partner=bipmenubar .co.il/bip-programs/toffee-gorilla&Partner=bipmenubar]

Тоффи и горилла (ивр.טופי והגורילה‏‎) — телевизионная передача, представляющая собой пародию на детские образовательные и развлекательные телепрограммы, в которых взрослый ведущий в доступной форме учит кукольных персонажей, ведущих себя, как дети. Передача выходила на израильском сатирико-юмористическом кабельном канале «Бип» (ивр.ביפ‏‎). Передача привлекла к себе внимание за пределами Израиля одним из сюжетов, выложенном в файлообменные сети и посвящённом распятию Христа.





Сюжет и ведущие

Короткие (2-3 минуты) сюжеты из серии «Тоффи и горилла» с начала 2007 года размещались на израильском сайте Flix. Эти сюжеты были стилизованы под передачи раннего периода телевещания и размещались под видом записей старых телепрограмм; в отдельных эпизодах ведущие изображают известных деятелей израильской и мировой истории: Йонатана Нетаньяху и Иди Амина, Моше Даяна и других[1].

Осенью 2007 года было сообщено о том, что серия будет выходить в телевизионном формате[2]. Права на программу приобрёл развлекательный кабельный канал «Бип». Канал «Бип» (вначале как молодёжный, а затем как юмористический) демонстрировался компанией израильского кабельного телевидения HOT начиная с 2000 года. Одним из основных авторов канала являлся Рои Арад (англ. Roy Arad) — автор идеи и один из сценаристов передачи «Тоффи и горилла». Канал существовал до 2010 года, а после снятия с производства был перенесён в Интернет в виде развлекательного портала, на котором размещены записи юмористических и сатирических передач, в том числе «Тоффи и горилла»[3].

В передаче «Тоффи и горилла» два основных ведущих: девушка Тоффи — Ириска (актриса и модель Шахар Розенцвейг[4]), обычно появляющаяся в купальнике-бикини, и плюшевая горилла Шуки (кукловод Ари Пеппер). В отдельных выпусках также действовали другие куклы-персонажи и приглашённые знаменитости (в их числе член кнессета от коммунистического блока ХАДАШ Дов Ханин, поэт Ронни Сомек, музыканты Шай Нобельман и Рам Орион[5]).

Стандартный телевизионный выпуск, в отличие от сюжетов, размещавшихся в Интернете, продолжается 15 минут. Сюжет выпуска обычно посвящён некой центральной теме; среди тем фигурировали деньги, телевизионный рейтинг, феминизм, экология, США. Наиболее острые сатирические выпады направлены против империализма, милитаризма, сексистских и националистических клише[5].

Общественная реакция

Передача привлекла к себе некоторое внимание в израильских средствах массовой информации. Положительного отзыва она удостоилась на новостном портале YNet, курируемом центральной газетой «Едиот Ахронот»[6], в тель-авивской газете «Ха-Ир» её создателю Рои Араду было предоставлено место для подробного рассказа о ней[5], фотография ведущих была размещена на титульной странице молодёжного приложения к газете «Маарив»[7].

За пределами Израиля внимание привлёк в первую очередь ролик из числа размещённых на портале Flix в марте 2007 года. Сюжет включает краткий разговор между Тоффи и Шуки о христианстве, в ходе которого горилла выражает желание ассимилироваться и Тоффи заявляет, что в этом случае он должен исполнить роль Христа. Сюжет завершается сценой, в которой Тоффи распинает Шуки, а затем убивает его ударом молотка[8]. Сюжет, выложенный в международную файлообменную сеть YouTube в сентябре 2010 года[9], попал в поле внимания широкой публики только накануне Пасхи 2011 года и вызвал негодующую реакцию со стороны ряда СМИ и общественных деятелей. Среди деятелей, выступивших по этому поводу, были американский политик-антисионист Дэвид Дюк, использовавший видео для атаки на «антихристианский Израиль»[10], и диакон РПЦ, публицист Андрей Кураев, сообщивший в своём блоге, что сюжет транслировался на израильском телевидении[11]. В эфире «Эха Москвы» с критикой сюжета выступил телеведущий Максим Шевченко, заявивший, что такой юмор может вызвать подъём антисемитизма[12].

Напишите отзыв о статье "Тоффи и горилла"

Примечания

  1. [www.flix.co.il/tapuz/user/tofi Сюжеты «Тоффи и горилла» на сайте FLIX]
  2. [www.mouse.co.il/CM.television_articles_item,378,209,15150,.aspx Что произойдёт на телевидении в этом году?] (иврит). Ахбар Ха-Ир (15 сентября 2007). Проверено 14 октября 2011.
  3. [www.bip.co.il/bip-programs/toffee-gorilla&Partner=bipmenubar «Тоффи и горилла»] на сайте «Бип»
  4. [ladypedia.co.il/שחר_רוזנצוויג/ Шахар Розенцвейг на Ледипедии]
  5. 1 2 3 Рои Арад. [www.mouse.co.il/CM.articles_item,789,209,18794,.aspx Бикини и горилла — это сатира?] (иврит). Ха-Ир (12 января 2008). Проверено 14 октября 2011.
  6. Лирон Синай. [www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-3573761,00.html Ириска] (иврит). YNet (29 июля 2008). Проверено 14 октября 2011. [www.webcitation.org/69sLUZNpV Архивировано из первоисточника 13 августа 2012].
  7. [archive.is/20120717130452/www.antenna.co.il/images/user/file/tofiCover.jpg Обложка журнала «Молодёжный Маарив»]
  8. [www.flix.co.il/tapuz/v/watch-1395040-.html Сюжет «Иисус в бикини» на портале Flix]
  9. [www.therightperspective.org/2011/04/24/israeli-tv-mocks-christ-crucifixion/ Israeli TV Mocks Christ Crucifixion] (англ.). The Right Perspective (29 июля 2008). Проверено 14 октября 2011. [www.webcitation.org/69sLWu98I Архивировано из первоисточника 13 августа 2012].
  10. David Duke. [www.davidduke.com/general/new-dr-david-duke-video-the-insanity-of-christian-zionism_23652.html The Insanity of Christian Zionism!] (англ.). The Official Website of Representative David Duke, PhD(недоступная ссылка — история) (May 3, 2011). Проверено 14 октября 2011. [web.archive.org/20110504050120/www.davidduke.com/general/new-dr-david-duke-video-the-insanity-of-christian-zionism_23652.html Архивировано из первоисточника 4 мая 2011].
  11. [diak-kuraev.livejournal.com/187586.html Кто безтормознее и круче пастора, сжигающего Коран?] в блоге диакона Андрея Кураева
  12. [echo.msk.ru/programs/personalno/769882-echo/ Особое мнение Максима Шевченко на радио Эхо Москвы]

Ссылки

  • [www.bip.co.il/bip-programs/toffee-gorilla&Partner=bipmenubar «Тоффи и горилла»] на сайте «Бип»
  • [www.flix.co.il/tapuz/user/tofi Сюжеты «Тоффи и горилла» на сайте FLIX]
  • [www.antenna.co.il/he/Production.aspx?iid=15 Тофи и горилла] на сайте продюсерской фирмы «Антена хафакот»  (иврит)

Отрывок, характеризующий Тоффи и горилла

– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.
Князь Андрей не только после своего путешествия, но и после всего похода, во время которого он был лишен всех удобств чистоты и изящества жизни, испытывал приятное чувство отдыха среди тех роскошных условий жизни, к которым он привык с детства. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам.
Билибин был человек лет тридцати пяти, холостой, одного общества с князем Андреем. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. Как князь Андрей был молодой человек, обещающий пойти далеко на военном поприще, так, и еще более, обещал Билибин на дипломатическом. Он был еще молодой человек, но уже немолодой дипломат, так как он начал служить с шестнадцати лет, был в Париже, в Копенгагене и теперь в Вене занимал довольно значительное место. И канцлер и наш посланник в Вене знали его и дорожили им. Он был не из того большого количества дипломатов, которые обязаны иметь только отрицательные достоинства, не делать известных вещей и говорить по французски для того, чтобы быть очень хорошими дипломатами; он был один из тех дипломатов, которые любят и умеют работать, и, несмотря на свою лень, он иногда проводил ночи за письменным столом. Он работал одинаково хорошо, в чем бы ни состояла сущность работы. Его интересовал не вопрос «зачем?», а вопрос «как?». В чем состояло дипломатическое дело, ему было всё равно; но составить искусно, метко и изящно циркуляр, меморандум или донесение – в этом он находил большое удовольствие. Заслуги Билибина ценились, кроме письменных работ, еще и по его искусству обращаться и говорить в высших сферах.
Билибин любил разговор так же, как он любил работу, только тогда, когда разговор мог быть изящно остроумен. В обществе он постоянно выжидал случая сказать что нибудь замечательное и вступал в разговор не иначе, как при этих условиях. Разговор Билибина постоянно пересыпался оригинально остроумными, законченными фразами, имеющими общий интерес.
Эти фразы изготовлялись во внутренней лаборатории Билибина, как будто нарочно, портативного свойства, для того, чтобы ничтожные светские люди удобно могли запоминать их и переносить из гостиных в гостиные. И действительно, les mots de Bilibine se colportaient dans les salons de Vienne, [Отзывы Билибина расходились по венским гостиным] и часто имели влияние на так называемые важные дела.
Худое, истощенное, желтоватое лицо его было всё покрыто крупными морщинами, которые всегда казались так чистоплотно и старательно промыты, как кончики пальцев после бани. Движения этих морщин составляли главную игру его физиономии. То у него морщился лоб широкими складками, брови поднимались кверху, то брови спускались книзу, и у щек образовывались крупные морщины. Глубоко поставленные, небольшие глаза всегда смотрели прямо и весело.
– Ну, теперь расскажите нам ваши подвиги, – сказал он.
Болконский самым скромным образом, ни разу не упоминая о себе, рассказал дело и прием военного министра.
– Ils m'ont recu avec ma nouvelle, comme un chien dans un jeu de quilles, [Они приняли меня с этою вестью, как принимают собаку, когда она мешает игре в кегли,] – заключил он.
Билибин усмехнулся и распустил складки кожи.
– Cependant, mon cher, – сказал он, рассматривая издалека свой ноготь и подбирая кожу над левым глазом, – malgre la haute estime que je professe pour le православное российское воинство, j'avoue que votre victoire n'est pas des plus victorieuses. [Однако, мой милый, при всем моем уважении к православному российскому воинству, я полагаю, что победа ваша не из самых блестящих.]
Он продолжал всё так же на французском языке, произнося по русски только те слова, которые он презрительно хотел подчеркнуть.
– Как же? Вы со всею массой своею обрушились на несчастного Мортье при одной дивизии, и этот Мортье уходит у вас между рук? Где же победа?
– Однако, серьезно говоря, – отвечал князь Андрей, – всё таки мы можем сказать без хвастовства, что это немного получше Ульма…
– Отчего вы не взяли нам одного, хоть одного маршала?
– Оттого, что не всё делается, как предполагается, и не так регулярно, как на параде. Мы полагали, как я вам говорил, зайти в тыл к семи часам утра, а не пришли и к пяти вечера.
– Отчего же вы не пришли к семи часам утра? Вам надо было притти в семь часов утра, – улыбаясь сказал Билибин, – надо было притти в семь часов утра.
– Отчего вы не внушили Бонапарту дипломатическим путем, что ему лучше оставить Геную? – тем же тоном сказал князь Андрей.
– Я знаю, – перебил Билибин, – вы думаете, что очень легко брать маршалов, сидя на диване перед камином. Это правда, а всё таки, зачем вы его не взяли? И не удивляйтесь, что не только военный министр, но и августейший император и король Франц не будут очень осчастливлены вашей победой; да и я, несчастный секретарь русского посольства, не чувствую никакой потребности в знак радости дать моему Францу талер и отпустить его с своей Liebchen [милой] на Пратер… Правда, здесь нет Пратера.
Он посмотрел прямо на князя Андрея и вдруг спустил собранную кожу со лба.
– Теперь мой черед спросить вас «отчего», мой милый, – сказал Болконский. – Я вам признаюсь, что не понимаю, может быть, тут есть дипломатические тонкости выше моего слабого ума, но я не понимаю: Мак теряет целую армию, эрцгерцог Фердинанд и эрцгерцог Карл не дают никаких признаков жизни и делают ошибки за ошибками, наконец, один Кутузов одерживает действительную победу, уничтожает charme [очарование] французов, и военный министр не интересуется даже знать подробности.
– Именно от этого, мой милый. Voyez vous, mon cher: [Видите ли, мой милый:] ура! за царя, за Русь, за веру! Tout ca est bel et bon, [все это прекрасно и хорошо,] но что нам, я говорю – австрийскому двору, за дело до ваших побед? Привезите вы нам свое хорошенькое известие о победе эрцгерцога Карла или Фердинанда – un archiduc vaut l'autre, [один эрцгерцог стоит другого,] как вам известно – хоть над ротой пожарной команды Бонапарте, это другое дело, мы прогремим в пушки. А то это, как нарочно, может только дразнить нас. Эрцгерцог Карл ничего не делает, эрцгерцог Фердинанд покрывается позором. Вену вы бросаете, не защищаете больше, comme si vous nous disiez: [как если бы вы нам сказали:] с нами Бог, а Бог с вами, с вашей столицей. Один генерал, которого мы все любили, Шмит: вы его подводите под пулю и поздравляете нас с победой!… Согласитесь, что раздразнительнее того известия, которое вы привозите, нельзя придумать. C'est comme un fait expres, comme un fait expres. [Это как нарочно, как нарочно.] Кроме того, ну, одержи вы точно блестящую победу, одержи победу даже эрцгерцог Карл, что ж бы это переменило в общем ходе дел? Теперь уж поздно, когда Вена занята французскими войсками.