Три века

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Три века. Россия от смуты до нашего времени

Автор:

В.В. Каллаш

Язык оригинала:

русский

Оригинал издан:

1912, 1913 г.

Издатель:

Сытина

Шеститомник «Три Века» — один из монументальных иллюстрированных трудов по истории России. Выпуск издания был приурочен к 300-летию дома Романовых.





Описание

Отлично изданный шеститомник «Три века» был завершающим изданием известной «юбилейной серии» русского издателя Сытина. Тома красочно оформлены многочисленными иллюстрациями, изданы на дорогой бумаге. В составлении принимал участие, традиционно для Товарищества Сытина, авторитетный авторский коллектив, включающий таких известных ученых как Ю. В. Готве, А. Е. Пресняков, Н. Л. Бродский и многих других. В статьях шеститомника описывались различные темы, но общий тон был тревожным, и описание реформ Никона, и рассказ о земских учреждениях убеждали читателя, что смутные времена — весь период существования России. Особенно тревожно звучали строки, посвящённые новейшей истории страны: «Правительственная власть может игнорировать Государственную Думу: она только тогда с ней считается, когда это соответствует её видам. Мы находимся в тупике, и, чтобы выбраться из него, надо вырастить новые силы».

Тома шеститомника

  1. Том первый: XVII век. Первая половина. 260 стр., 22 иллюстрации.
  2. Том второй: XVII век. Вторая половина. 272 стр., 22 иллюстрации.
  3. Том третий: XVIII век. Первая половина. 299 стр., 22 иллюстрации.
  4. Том четвёртый: XVIII век. Вторая половина. 289 стр., 28 иллюстраций.
  5. Том пятый: XIX век. Первая половина. 296 стр., 34 иллюстрации.
  6. Том шестой: XIX век. Вторая половина. 340 стр., 30 иллюстраций.

Видео

[www.youtube.com/watch?v=4isotbYfFx4&context=C394c489ADOEgsToPDskJT-AQYo8QB0AhtmTxr_Oa9 Видеообзор издания на YouTube]

Источники

  • [artefakt.in.ua/item/blog5.html Три века: шеститомник и судьба его создателя]

См. также

Напишите отзыв о статье "Три века"

Отрывок, характеризующий Три века

– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?
Но княжна, не договорив, заплакала.
– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.
– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.
– Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…
Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.
– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».