Тулеев, Аман Гумирович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Аман Гумирович Тулеев
Аманкелді Молдағазыұлы Төлеев<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Аман Тулеев на встрече с Дмитрием Медведевым. Апрель 2016 г.</td></tr>

Губернатор Кемеровской области
1 июля 1997 года — н.в.
(c 25 января по 4 мая 2001 года находился в отставке, обязанности губернатора исполнял
Мазикин, Валентин Петрович)
Предшественник: Кислюк, Михаил Борисович
Министр РФ по сотрудничеству с государствами – участниками СНГ
22 августа 1996 года — 1 июля 1997 года
Предшественник: Серов, Валерий Михайлович
Преемник: Адамишин, Анатолий Леонидович
Председатель Законодательного Собрания Кемеровской области
5 апреля 1994 года — 16 января 1997 года
Предшественник: Должность учреждена (он сам как председатель Кемеровского облсовета)
Преемник: Филатов, Александр Алексеевич
Председатель Кемеровского облисполкома
27 декабря 1990 года — 27 августа 1991 года
Предшественник: Найдов, Михаил Иванович
Преемник: Кислюк, Михаил Борисович (как глава администрации области)
 
Рождение: г. Красноводск, Туркменская ССР, СССР
Отец: Тулеев Молдагазы Колдыбаевич (1914—1943)
Мать: Насырова (Власова) Мунира Файзовна (1921—2001)
Супруга: Тулеева Эльвира Фёдоровна (1943)
Дети: сыновья Дмитрий (1968) и Андрей (1972—1998)
Партия: КПСС (1968—1991 гг.), КПРФ (до 2000 г.), Единая Россия (с 2005 г.)
Образование: Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта
Профессия: Инженер путей сообщения
 
Награды:
Конфессиональные награды:

Награды субъектов Российской Федерации:


Ама́н Гуми́рович Туле́ев (Амангельды́ Молдагазы́евич Туле́ев, каз. Аманкелді Молдағазыұлы Төлеев; род. 13 мая 1944 года, Красноводск, Туркменская ССР, СССР) — российский политический и государственный деятель.

Губернатор Кемеровской области (1 июля 1997 — 25 января 2001; 4 мая 2001 — 16 апреля 2015; 22 сентября 2015 — по н.в.).

Член бюро Высшего совета партии «Единая Россия»[1].





Биография

Родился 13 мая 1944 года в городе Красноводске Туркменской ССР (ныне — город Туркменбашы Балканского велаята Туркменистана).

Отец — Тулеев Молдагазы Колдыбаевич (1914—1943), казах по национальности, погиб на фронте. Мать — Власова (урождённая Насырова) Мунира Файзовна (1921—2001), наполовину татарка, наполовину башкирка[2]. Вырастил и воспитал отчим — Власов Иннокентий Иванович (1923—1984). После 1964 из соображений благозвучия Тулеев стал использовать имя и отчество «Аман Гумирович».

Окончил Тихорецкий техникум железнодорожного транспорта (1964 г.), Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта (1973 г.; заочно) по специальности — «инженер путей сообщения по эксплуатации железных дорог» и Академию общественных наук (1989 г.; заочно).

Трудовую деятельность начал дежурным по станции на железнодорожной станции Мундыбаш Новокузнецкого отделения Западно-Сибирской железной дороги (1964 г.). После службы в рядах Советской Армии (1964—67 гг.) вернулся на прежнее место работы, где работал дежурным по станции (1967—68 гг.), старшим помощником начальника станции (1968—69 гг.) и начальником станции Мундыбаш Новокузнецкого отделения Западно-Сибирской железной дороги (1969—73 гг.). Затем — начальник станции Междуреченск Новокузнецкого отделения Западно-Сибирской железной дороги (1973—78 гг.), заместитель начальника (1978—83 гг.) и начальник Новокузнецкого отделения Кемеровской железной дороги (1983—85 гг.), заведующий отделом транспорта и связи Кемеровского обкома КПСС (1985—88 гг.) и начальник Кемеровской железной дороги (1988—90 гг.).

Политическая деятельность

25 января 2001 года подал в отставку с поста губернатора Кемеровской области. Вновь выставил свою кандидатуру на досрочных выборах 22 апреля 2001 года и победил, получив 93,5 % голосов. 4 мая 2001 года вновь вступил в должность губернатора Кемеровской области.

Трижды — в 1991, 1996 и 2000 — баллотировался на пост президента России. Во время выборов президента РСФСР 12 июня 1991 года получил 6,81 % голосов избирателей (четвёртый результат из шести). На президентских выборах 1996 года снял свою кандидатуру накануне первого тура выборов и призвал своих избирателей отдать свои голоса в поддержку кандидата от народно-патриотического блока Геннадия Зюганова. Тем не менее за время досрочного голосования (до снятия кандидатуры) за Тулеева было подано 308 голосов, зачисленных как действительные. На выборах-2000 набрал 2,95 % голосов, почти все голоса были поданы в Кемеровской области, где уровень поддержки превысил 50 % и даже окончательный российский результат В. В. Путина.

На выборах в Госдуму 1999 года Тулеев ещё входил в список КПРФ, но в Кузбассе уже поддерживал «Единство». В 2000 году был исключён из НПСР. А в декабре 2003 года губернатор возглавил региональный список «Единой России», которая благодаря этому набрала в Кемеровской области 52 % голосов. Все 35 депутатов Совета народных депутатов Кемеровской области были избраны от блока «Служу Кузбассу», сформированного при поддержке Тулеева.

В июле 1999 года отказался принять от Б. Н. Ельцина орден Почёта, мотивировав это так: «Я просто не могу принципиально принять награды от власти, которая ввергла страну в нищету»[4]. Однако в сентябре 2000 года принял эту награду от В. В. Путина.[5]

В 2005 президент РФ Владимир Путин продлил Тулееву срок полномочий до 2010 года[6]. В этом же году Аман Тулеев вступил в партию «Единая Россия».

Учредитель регионального общественного благотворительного фонда «Помощь» и общественного благотворительного фонда «Семипалатинский след».

20 апреля 2010 — президент РФ Дмитрий Медведев продлил Тулееву срок полномочий до 2015 года.[7]

В 20132014 гг. фигурирует в десятке самых эффективных губернаторов РФ по версии «Фонда развития гражданского общества».

В 2014 году вошел в состав консультативной комиссии Госсовета РФ.

16 апреля 2015 года, в связи с истечением срока полномочий, Президент России Владимир Путин назначал Тулеева временно исполняющим обязанности Губернатора Кемеровской области до вступления в должность лица, избранного Губернатором Кемеровской области.

26 мая 2015 года на праймериз Единой России на пост кандидата в губернаторы Кемеровской области в Новокузнецком драматическом театре набрал большинство голосов.

13 сентября 2015 года вновь избран главой Кузбасса, набрав 96,69 процента голосов[8].

22 сентября 2015 года вступил в должность губернатора Кемеровской области[9]

На парламентских выборах осенью 2016 года возглавил партийный список Единой России по Республике Алтай. Алтайскому краю, Кемеровской и Томской областям[10].

Борьба с терроризмом

Аман Тулеев неоднократно принимал участие в переговорах с террористами. В 1991 году, будучи народным депутатом РСФСР, Тулеев помог освободить из автобуса захваченную в заложницы вблизи Красной площади Машу Пономаренко, предложив себя в обмен на девочку[11]. В 1995 году он вёл переговоры с Евгением Жеренковым, захватившим людей на кемеровском автовокзале, угрожая взорвать самодельную бомбу[11]. В 1999 году в Чечне Тулеев был приговорён к смертной казни за якобы принятое им христианство[12][13]. В 2001 году губернатор Тулеев принял участие в обезвреживании Андрея Пангина, взявшего в заложники водителя такси в кемеровском аэропорту[11].

В 2007 году после телефонных переговоров Тулеева с прапорщиком милиции Шаталовым, угрожавшим взорвать жилой дом и забаррикадировавшимся у себя в квартире, новокузнецким силовикам удалось обезвредить террориста и взять его живым[11].

13 марта 2009 года Аман Тулеев вёл переговоры с грабителем, захватившим в заложники трёх женщин-кассиров и двух охранников в банке[14].

Научная деятельность, публикации

Доктор политических наук (тема диссертации «Политическое лидерство: региональная специфика и механизмы реализации»)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4209 дней].

Академик Международной академии информатизации.

Автор многочисленных публикаций в периодической печати. Опубликовал книги:

  • «Долгое эхо путча» — М.: 1992;
  • «Власть в руках человека и … человек в руках власти» — Новосибирск: 1993;
  • «На изломах жизни…(публичные лекции по социологии)» — Новосибирск: 1993;
  • «Цена иллюзий» — Новокузнецк: 1995;
  • «Отечество — боль моя» — М.: 1995;
  • «Судите сами» — Кемерово: 1996;
  • «Преодоление» — Кемерово: 2009;
  • «Всё у нас получится! (Из деловых записок губернатора Кемеровской области)» — Кемерово, 2013.

Собственность и доходы

Семейный доход А. Г. Тулеева за 2011 год составил сумму 8,8 млн рублей. В 2010 году губернатор получил доход в размере 3 млн рублей[15].

Семья

  • Супруга — Тулеева (урожденная Соловьёва) Эльвира Фёдоровна (1943 г.р.);
    • Дети: сын Дмитрий (1968 г.р.) и Андрей (1972—1998, погиб в автокатастрофе в Ташкенте)[16];
      • Внуки: Станислав Андреевич Тулеев (1992 г.р.), Андрей Дмитриевич Тулеев (1999 г.р.) и Татьяна Дмитриевна Тулеева (2005 г.р.)[17].

Награды

Государственные награды Российской Федерации

Поощрения Президента и Правительства Российской Федерации

Иностранные награды

Конфессиональные награды

Иные награды

Напишите отзыв о статье "Тулеев, Аман Гумирович"

Примечания

  1. [er.ru/persons/bureau/ Бюро Высшего совета Партии]. Единая Россия. Проверено 17 сентября 2013.
  2. [www.kommersant.ru/doc/2300869 Я приверженец классики — интервью с Аманом Тулеевым]
  3. [lenta.ru/lib/14172021/full/ Тулеев, Аман] — Lenta.ru
  4. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=221530 Аман Тулеев отказался от почета]//Коммерсантъ, № 118 (1762) от 08.07.1999
  5. [www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_33_aId_35876.html ГУБЕРНАТОР КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРИНЯЛ ОТ ВЛАДИМИРА ПУТИНА ОРДЕН ПОЧЁТА, ОТ КОТОРОГО ОТКАЗАЛСЯ ГОД НАЗАД]//Деловая пресса, № 38(62) от 25.09.2000
  6. [www.vedomosti.ru/newspaper/article/2005/04/15/90865 Анфиса Воронина, Анна Николаева. На своем месте] Ведомости № 67 (1348), 15 апреля 2005
  7. [www.vedomosti.ru/politics/news/996984/tuleev_stal_gubernatorom_kuzbassa_chetvertyj_raz Тулеев стал губернатором Кузбасса четвертый раз] Ведомости
  8. [www.rg.ru/2015/09/14/reg-sibfo/itogi-anons.html Тулеев набрал на выборах губернатора Кузбасса 96,69 процента голосов]
  9. [www.kp.ru/daily/26436/3307300/ Аман Тулеев стал губернатором в пятый раз]
  10. Максим Иванов. [kommersant.ru/doc/3024791 Предварительные лица] Журнал "Коммерсантъ Власть" №26 от 04.07.2016, стр. 9
  11. 1 2 3 4 [www.rg.ru/2009/03/19/amantuleev.html Губернатор взял на себя переговоры с террористом]
  12. [www.1tv.ru/news/social/139120 Смертный приговор вынесен в Чечне губернатору Кемеровской области Амангельды Тулееву]
  13. [databasebank.ru/137/114 Кто и почему приговорил к смерти Амана Тулеева]
  14. «[www.rg.ru/2009/03/19/amantuleev.html Ликвидация]». М. Кларисс. «Российская газета» № 47 (4871) от 19-25 марта 2009. Также: [www.rg.ru/2009/03/18/reg-sibir/sled-anons.html], [www.rg.ru/2009/03/16/reg-sibir/bank-ograblenie-anons.html]
  15. [www.vedomosti.ru/special/incomes-governors-2012.shtml Сколько зарабатывают российские чиновники]. Ведомости. Проверено 25 декабря 2012. [www.webcitation.org/6DDe4LsaC Архивировано из первоисточника 27 декабря 2012].
  16. [www.rospres.com/hearsay/7837/ Новости — Руспрес]
  17. Иван Голунов. [slon.ru/russia/vysokopostavlennye_nasledniki_2-418363.xhtml?r=1007&g=41#Table Высокопоставленные наследники – 2] (рус.). Slon.ru. Проверено 15 ноября 2013.
  18. [www.gazeta.ru/politics/news/2012/04/27/n_2316081.shtml «Ведомости»: Медведев наградит десятки чиновников, в том числе Нургалиева и Володина]
  19. [www.vedomosti.ru/politics/news/1689737/razdast_po_zaslugam Раздаст по заслугам]
  20. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=43769 Указ Президента Российской Федерации от 17.01.2008 № 52]
  21. Указ Президента РФ от 28 марта 2003 г. № 371
  22. [www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1048885260 ЦентрАзия]
  23. [pravo.gov.ru:8080/page.aspx?102533 Указ Президента Российской Федерации от 16 мая 2014 года № 337 «О награждении орденом Александра Невского Тулеева А. М.»]
  24. Указ Президента РФ от 5 июля 1999 г. № 869
  25. [www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_33_aId_35876.html Губернатор Кемеровской области принял от Владимира Путина орден почета, от которого отказался год назад]
  26. [pravo.levonevsky.org/bazaru09/raspor/sbor22/text22534.htm Распоряжение Президента Российской Федерации от 12 мая 2004 года № 195-рп «О поощрении Тулеева А. М.»]
  27. [open.lexpro.ru/document/76859 Распоряжение Правительства РФ от 12 мая 2004 года N 614-р «О награждении Почётной грамотой Правительства Российской Федерации Тулеева А. Г.»]
  28. [pravo.levonevsky.org/bazaru09/raspor/sbor19/text19502.htm Распоряжение Правительства РФ от 25 апреля 2005 года N 457-р «О награждении Почётной грамотой Правительства Российской Федерации Тулеева А. Г.»]
  29. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;836221 Распоряжение Президента Российской Федерации от 25 августа 2005 года № 368-рп «О поощрении членов Государственного совета Российской Федерации»]
  30. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=49537&PSC=1&PT=3&Page=1 Распоряжение Президента Российской Федерации от 12 декабря 2008 года № 777-рп «О награждении Почётной грамотой Президента Российской Федерации»]
  31. [pravo.gov.ru:8080/page.aspx?100446 Распоряжение Правительства Российской Федерации от 24 апреля 2014 года № 661-р «О награждении медалью Столыпина П. А. II степени Тулеева А. М.»]
  32. [www.president.gov.ua/ru/documents/1719.html Указ Президента Украины № 517/2004]
  33. [tribuna.com.ua/news/137829.htm Кучма наградил Тулеева орденом Ярослава Мудрого 5-й степени]
  34. [ru.president.az/articles/11711 Распоряжение Президента Азербайджанской Республики о награждении орденом «Достлуг» А. М. Тулеева]
  35. [ria-sibir.ru/viewnews/3756.html Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев награждён Орденом «Достык» (Дружбы) Республики Казахстан]
  36. [old.metallpress.ru/archive/3528137.html Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев награждён орденом Дружбы народов]
  37. Указ Президента Республики Казахстан от 11 декабря 1998 года № 4161 «О награждении Памятной медалью в честь презентации столицы Республики Казахстан „Астана“ группы работников».
  38. [www.politsib.ru/news/?id=9198&print=on «Доблести Кузбасса» не хватило блеска бриллиантов]
  39. [www.pravoslavie.ru/news/print27666.htm Кемеровская и Новокузнецкая епархия отпраздновала своё 15-летие]
  40. [kemoblast.ru/news/governor/2014/05/20/gubernator-a-g-tuleev-nagrazhden-medalyu-za-znachitelnyj.html Губернатор А. Г. Тулеев награждён медалью «За значительный вклад в развитие города Севастополя»]
  41. 1 2 3 [www.kemerovoobl.ru/ Кемеровская область]
  42. [www.tomsk.gov.ru/ru/rule/avards/honors_symbol.html Знак отличия «За заслуги перед Томской областью»]
  43. [admnkz.info/web/guest/418 Почетные граждане города Новокузнецка]

Ссылки

  • [www.ako.ru/Official/gubernator.asp?n=1 Биография на официальном сайте администрации Кемеровской области]
  • [www.ako.ru/priemAko/default.asp Интернет-приёмная Амана Тулеева]
  • [www.kuzbassfm.ru/search.php?searchstr=%F2%F3%EB%E5%E5%E2 Региональная пресса об Амане Тулееве]
  • [er.ru/persons/30/ Страница Тулеева на сайте партии «Единая Россия»]
  • [news.yandex.ru/people/tuleev_aman.html Пресс-портрет Тулеева в Яндекс. Новостях]
  • [www.ogoniok.com/5049/22/ Я приверженец классики — интервью с Аманом Тулеевым]
  • [www.itar-tass.com/c49/538356.html Кузбасс реализует масштабные, жизненно важные проекты — губернатор Кемеровской области Аман ТУЛЕЕВ] Интервью на сайте ИТАР-ТАСС
  • [expert.ru/expert/2013/46/prezident-shahterskoj-respubliki/ Президент шахтерской республики] Интервью журналу «Эксперт»

Отрывок, характеризующий Тулеев, Аман Гумирович

– Вишь, в самый раз, – приговаривал Платон, обдергивая рубаху. Француз, просунув голову и руки, не поднимая глаз, оглядывал на себе рубашку и рассматривал шов.
– Что ж, соколик, ведь это не швальня, и струмента настоящего нет; а сказано: без снасти и вша не убьешь, – говорил Платон, кругло улыбаясь и, видимо, сам радуясь на свою работу.
– C'est bien, c'est bien, merci, mais vous devez avoir de la toile de reste? [Хорошо, хорошо, спасибо, а полотно где, что осталось?] – сказал француз.
– Она еще ладнее будет, как ты на тело то наденешь, – говорил Каратаев, продолжая радоваться на свое произведение. – Вот и хорошо и приятно будет.
– Merci, merci, mon vieux, le reste?.. – повторил француз, улыбаясь, и, достав ассигнацию, дал Каратаеву, – mais le reste… [Спасибо, спасибо, любезный, а остаток то где?.. Остаток то давай.]
Пьер видел, что Платон не хотел понимать того, что говорил француз, и, не вмешиваясь, смотрел на них. Каратаев поблагодарил за деньги и продолжал любоваться своею работой. Француз настаивал на остатках и попросил Пьера перевести то, что он говорил.
– На что же ему остатки то? – сказал Каратаев. – Нам подверточки то важные бы вышли. Ну, да бог с ним. – И Каратаев с вдруг изменившимся, грустным лицом достал из за пазухи сверточек обрезков и, не глядя на него, подал французу. – Эхма! – проговорил Каратаев и пошел назад. Француз поглядел на полотно, задумался, взглянул вопросительно на Пьера, и как будто взгляд Пьера что то сказал ему.
– Platoche, dites donc, Platoche, – вдруг покраснев, крикнул француз пискливым голосом. – Gardez pour vous, [Платош, а Платош. Возьми себе.] – сказал он, подавая обрезки, повернулся и ушел.
– Вот поди ты, – сказал Каратаев, покачивая головой. – Говорят, нехристи, а тоже душа есть. То то старички говаривали: потная рука торовата, сухая неподатлива. Сам голый, а вот отдал же. – Каратаев, задумчиво улыбаясь и глядя на обрезки, помолчал несколько времени. – А подверточки, дружок, важнеющие выдут, – сказал он и вернулся в балаган.


Прошло четыре недели с тех пор, как Пьер был в плену. Несмотря на то, что французы предлагали перевести его из солдатского балагана в офицерский, он остался в том балагане, в который поступил с первого дня.
В разоренной и сожженной Москве Пьер испытал почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек; но, благодаря своему сильному сложению и здоровью, которого он не сознавал до сих пор, и в особенности благодаря тому, что эти лишения подходили так незаметно, что нельзя было сказать, когда они начались, он переносил не только легко, но и радостно свое положение. И именно в это то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, – он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки все обманули его. И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве. Те страшные минуты, которые он пережил во время казни, как будто смыли навсегда из его воображения и воспоминания тревожные мысли и чувства, прежде казавшиеся ему важными. Ему не приходило и мысли ни о России, ни о войне, ни о политике, ни о Наполеоне. Ему очевидно было, что все это не касалось его, что он не призван был и потому не мог судить обо всем этом. «России да лету – союзу нету», – повторял он слова Каратаева, и эти слова странно успокоивали его. Ему казалось теперь непонятным и даже смешным его намерение убить Наполеона и его вычисления о кабалистическом числе и звере Апокалипсиса. Озлобление его против жены и тревога о том, чтобы не было посрамлено его имя, теперь казались ему не только ничтожны, но забавны. Что ему было за дело до того, что эта женщина вела там где то ту жизнь, которая ей нравилась? Кому, в особенности ему, какое дело было до того, что узнают или не узнают, что имя их пленного было граф Безухов?
Теперь он часто вспоминал свой разговор с князем Андреем и вполне соглашался с ним, только несколько иначе понимая мысль князя Андрея. Князь Андрей думал и говорил, что счастье бывает только отрицательное, но он говорил это с оттенком горечи и иронии. Как будто, говоря это, он высказывал другую мысль – о том, что все вложенные в нас стремленья к счастью положительному вложены только для того, чтобы, не удовлетворяя, мучить нас. Но Пьер без всякой задней мысли признавал справедливость этого. Отсутствие страданий, удовлетворение потребностей и вследствие того свобода выбора занятий, то есть образа жизни, представлялись теперь Пьеру несомненным и высшим счастьем человека. Здесь, теперь только, в первый раз Пьер вполне оценил наслажденье еды, когда хотелось есть, питья, когда хотелось пить, сна, когда хотелось спать, тепла, когда было холодно, разговора с человеком, когда хотелось говорить и послушать человеческий голос. Удовлетворение потребностей – хорошая пища, чистота, свобода – теперь, когда он был лишен всего этого, казались Пьеру совершенным счастием, а выбор занятия, то есть жизнь, теперь, когда выбор этот был так ограничен, казались ему таким легким делом, что он забывал то, что избыток удобств жизни уничтожает все счастие удовлетворения потребностей, а большая свобода выбора занятий, та свобода, которую ему в его жизни давали образование, богатство, положение в свете, что эта то свобода и делает выбор занятий неразрешимо трудным и уничтожает самую потребность и возможность занятия.
Все мечтания Пьера теперь стремились к тому времени, когда он будет свободен. А между тем впоследствии и во всю свою жизнь Пьер с восторгом думал и говорил об этом месяце плена, о тех невозвратимых, сильных и радостных ощущениях и, главное, о том полном душевном спокойствии, о совершенной внутренней свободе, которые он испытывал только в это время.
Когда он в первый день, встав рано утром, вышел на заре из балагана и увидал сначала темные купола, кресты Ново Девичьего монастыря, увидал морозную росу на пыльной траве, увидал холмы Воробьевых гор и извивающийся над рекою и скрывающийся в лиловой дали лесистый берег, когда ощутил прикосновение свежего воздуха и услыхал звуки летевших из Москвы через поле галок и когда потом вдруг брызнуло светом с востока и торжественно выплыл край солнца из за тучи, и купола, и кресты, и роса, и даль, и река, все заиграло в радостном свете, – Пьер почувствовал новое, не испытанное им чувство радости и крепости жизни.
И чувство это не только не покидало его во все время плена, но, напротив, возрастало в нем по мере того, как увеличивались трудности его положения.
Чувство это готовности на все, нравственной подобранности еще более поддерживалось в Пьере тем высоким мнением, которое, вскоре по его вступлении в балаган, установилось о нем между его товарищами. Пьер с своим знанием языков, с тем уважением, которое ему оказывали французы, с своей простотой, отдававший все, что у него просили (он получал офицерские три рубля в неделю), с своей силой, которую он показал солдатам, вдавливая гвозди в стену балагана, с кротостью, которую он выказывал в обращении с товарищами, с своей непонятной для них способностью сидеть неподвижно и, ничего не делая, думать, представлялся солдатам несколько таинственным и высшим существом. Те самые свойства его, которые в том свете, в котором он жил прежде, были для него если не вредны, то стеснительны – его сила, пренебрежение к удобствам жизни, рассеянность, простота, – здесь, между этими людьми, давали ему положение почти героя. И Пьер чувствовал, что этот взгляд обязывал его.


В ночь с 6 го на 7 е октября началось движение выступавших французов: ломались кухни, балаганы, укладывались повозки и двигались войска и обозы.
В семь часов утра конвой французов, в походной форме, в киверах, с ружьями, ранцами и огромными мешками, стоял перед балаганами, и французский оживленный говор, пересыпаемый ругательствами, перекатывался по всей линии.
В балагане все были готовы, одеты, подпоясаны, обуты и ждали только приказания выходить. Больной солдат Соколов, бледный, худой, с синими кругами вокруг глаз, один, не обутый и не одетый, сидел на своем месте и выкатившимися от худобы глазами вопросительно смотрел на не обращавших на него внимания товарищей и негромко и равномерно стонал. Видимо, не столько страдания – он был болен кровавым поносом, – сколько страх и горе оставаться одному заставляли его стонать.
Пьер, обутый в башмаки, сшитые для него Каратаевым из цибика, который принес француз для подшивки себе подошв, подпоясанный веревкою, подошел к больному и присел перед ним на корточки.
– Что ж, Соколов, они ведь не совсем уходят! У них тут гошпиталь. Может, тебе еще лучше нашего будет, – сказал Пьер.
– О господи! О смерть моя! О господи! – громче застонал солдат.
– Да я сейчас еще спрошу их, – сказал Пьер и, поднявшись, пошел к двери балагана. В то время как Пьер подходил к двери, снаружи подходил с двумя солдатами тот капрал, который вчера угощал Пьера трубкой. И капрал и солдаты были в походной форме, в ранцах и киверах с застегнутыми чешуями, изменявшими их знакомые лица.
Капрал шел к двери с тем, чтобы, по приказанию начальства, затворить ее. Перед выпуском надо было пересчитать пленных.
– Caporal, que fera t on du malade?.. [Капрал, что с больным делать?..] – начал Пьер; но в ту минуту, как он говорил это, он усумнился, тот ли это знакомый его капрал или другой, неизвестный человек: так непохож был на себя капрал в эту минуту. Кроме того, в ту минуту, как Пьер говорил это, с двух сторон вдруг послышался треск барабанов. Капрал нахмурился на слова Пьера и, проговорив бессмысленное ругательство, захлопнул дверь. В балагане стало полутемно; с двух сторон резко трещали барабаны, заглушая стоны больного.
«Вот оно!.. Опять оно!» – сказал себе Пьер, и невольный холод пробежал по его спине. В измененном лице капрала, в звуке его голоса, в возбуждающем и заглушающем треске барабанов Пьер узнал ту таинственную, безучастную силу, которая заставляла людей против своей воли умерщвлять себе подобных, ту силу, действие которой он видел во время казни. Бояться, стараться избегать этой силы, обращаться с просьбами или увещаниями к людям, которые служили орудиями ее, было бесполезно. Это знал теперь Пьер. Надо было ждать и терпеть. Пьер не подошел больше к больному и не оглянулся на него. Он, молча, нахмурившись, стоял у двери балагана.
Когда двери балагана отворились и пленные, как стадо баранов, давя друг друга, затеснились в выходе, Пьер пробился вперед их и подошел к тому самому капитану, который, по уверению капрала, готов был все сделать для Пьера. Капитан тоже был в походной форме, и из холодного лица его смотрело тоже «оно», которое Пьер узнал в словах капрала и в треске барабанов.
– Filez, filez, [Проходите, проходите.] – приговаривал капитан, строго хмурясь и глядя на толпившихся мимо него пленных. Пьер знал, что его попытка будет напрасна, но подошел к нему.
– Eh bien, qu'est ce qu'il y a? [Ну, что еще?] – холодно оглянувшись, как бы не узнав, сказал офицер. Пьер сказал про больного.
– Il pourra marcher, que diable! – сказал капитан. – Filez, filez, [Он пойдет, черт возьми! Проходите, проходите] – продолжал он приговаривать, не глядя на Пьера.
– Mais non, il est a l'agonie… [Да нет же, он умирает…] – начал было Пьер.
– Voulez vous bien?! [Пойди ты к…] – злобно нахмурившись, крикнул капитан.
Драм да да дам, дам, дам, трещали барабаны. И Пьер понял, что таинственная сила уже вполне овладела этими людьми и что теперь говорить еще что нибудь было бесполезно.
Пленных офицеров отделили от солдат и велели им идти впереди. Офицеров, в числе которых был Пьер, было человек тридцать, солдатов человек триста.
Пленные офицеры, выпущенные из других балаганов, были все чужие, были гораздо лучше одеты, чем Пьер, и смотрели на него, в его обуви, с недоверчивостью и отчужденностью. Недалеко от Пьера шел, видимо, пользующийся общим уважением своих товарищей пленных, толстый майор в казанском халате, подпоясанный полотенцем, с пухлым, желтым, сердитым лицом. Он одну руку с кисетом держал за пазухой, другою опирался на чубук. Майор, пыхтя и отдуваясь, ворчал и сердился на всех за то, что ему казалось, что его толкают и что все торопятся, когда торопиться некуда, все чему то удивляются, когда ни в чем ничего нет удивительного. Другой, маленький худой офицер, со всеми заговаривал, делая предположения о том, куда их ведут теперь и как далеко они успеют пройти нынешний день. Чиновник, в валеных сапогах и комиссариатской форме, забегал с разных сторон и высматривал сгоревшую Москву, громко сообщая свои наблюдения о том, что сгорело и какая была та или эта видневшаяся часть Москвы. Третий офицер, польского происхождения по акценту, спорил с комиссариатским чиновником, доказывая ему, что он ошибался в определении кварталов Москвы.
– О чем спорите? – сердито говорил майор. – Николы ли, Власа ли, все одно; видите, все сгорело, ну и конец… Что толкаетесь то, разве дороги мало, – обратился он сердито к шедшему сзади и вовсе не толкавшему его.
– Ай, ай, ай, что наделали! – слышались, однако, то с той, то с другой стороны голоса пленных, оглядывающих пожарища. – И Замоскворечье то, и Зубово, и в Кремле то, смотрите, половины нет… Да я вам говорил, что все Замоскворечье, вон так и есть.
– Ну, знаете, что сгорело, ну о чем же толковать! – говорил майор.
Проходя через Хамовники (один из немногих несгоревших кварталов Москвы) мимо церкви, вся толпа пленных вдруг пожалась к одной стороне, и послышались восклицания ужаса и омерзения.
– Ишь мерзавцы! То то нехристи! Да мертвый, мертвый и есть… Вымазали чем то.
Пьер тоже подвинулся к церкви, у которой было то, что вызывало восклицания, и смутно увидал что то, прислоненное к ограде церкви. Из слов товарищей, видевших лучше его, он узнал, что это что то был труп человека, поставленный стоймя у ограды и вымазанный в лице сажей…
– Marchez, sacre nom… Filez… trente mille diables… [Иди! иди! Черти! Дьяволы!] – послышались ругательства конвойных, и французские солдаты с новым озлоблением разогнали тесаками толпу пленных, смотревшую на мертвого человека.


По переулкам Хамовников пленные шли одни с своим конвоем и повозками и фурами, принадлежавшими конвойным и ехавшими сзади; но, выйдя к провиантским магазинам, они попали в середину огромного, тесно двигавшегося артиллерийского обоза, перемешанного с частными повозками.
У самого моста все остановились, дожидаясь того, чтобы продвинулись ехавшие впереди. С моста пленным открылись сзади и впереди бесконечные ряды других двигавшихся обозов. Направо, там, где загибалась Калужская дорога мимо Нескучного, пропадая вдали, тянулись бесконечные ряды войск и обозов. Это были вышедшие прежде всех войска корпуса Богарне; назади, по набережной и через Каменный мост, тянулись войска и обозы Нея.
Войска Даву, к которым принадлежали пленные, шли через Крымский брод и уже отчасти вступали в Калужскую улицу. Но обозы так растянулись, что последние обозы Богарне еще не вышли из Москвы в Калужскую улицу, а голова войск Нея уже выходила из Большой Ордынки.
Пройдя Крымский брод, пленные двигались по нескольку шагов и останавливались, и опять двигались, и со всех сторон экипажи и люди все больше и больше стеснялись. Пройдя более часа те несколько сот шагов, которые отделяют мост от Калужской улицы, и дойдя до площади, где сходятся Замоскворецкие улицы с Калужскою, пленные, сжатые в кучу, остановились и несколько часов простояли на этом перекрестке. Со всех сторон слышался неумолкаемый, как шум моря, грохот колес, и топот ног, и неумолкаемые сердитые крики и ругательства. Пьер стоял прижатый к стене обгорелого дома, слушая этот звук, сливавшийся в его воображении с звуками барабана.
Несколько пленных офицеров, чтобы лучше видеть, влезли на стену обгорелого дома, подле которого стоял Пьер.
– Народу то! Эка народу!.. И на пушках то навалили! Смотри: меха… – говорили они. – Вишь, стервецы, награбили… Вон у того то сзади, на телеге… Ведь это – с иконы, ей богу!.. Это немцы, должно быть. И наш мужик, ей богу!.. Ах, подлецы!.. Вишь, навьючился то, насилу идет! Вот те на, дрожки – и те захватили!.. Вишь, уселся на сундуках то. Батюшки!.. Подрались!..
– Так его по морде то, по морде! Этак до вечера не дождешься. Гляди, глядите… а это, верно, самого Наполеона. Видишь, лошади то какие! в вензелях с короной. Это дом складной. Уронил мешок, не видит. Опять подрались… Женщина с ребеночком, и недурна. Да, как же, так тебя и пропустят… Смотри, и конца нет. Девки русские, ей богу, девки! В колясках ведь как покойно уселись!
Опять волна общего любопытства, как и около церкви в Хамовниках, надвинула всех пленных к дороге, и Пьер благодаря своему росту через головы других увидал то, что так привлекло любопытство пленных. В трех колясках, замешавшихся между зарядными ящиками, ехали, тесно сидя друг на друге, разряженные, в ярких цветах, нарумяненные, что то кричащие пискливыми голосами женщины.
С той минуты как Пьер сознал появление таинственной силы, ничто не казалось ему странно или страшно: ни труп, вымазанный для забавы сажей, ни эти женщины, спешившие куда то, ни пожарища Москвы. Все, что видел теперь Пьер, не производило на него почти никакого впечатления – как будто душа его, готовясь к трудной борьбе, отказывалась принимать впечатления, которые могли ослабить ее.
Поезд женщин проехал. За ним тянулись опять телеги, солдаты, фуры, солдаты, палубы, кареты, солдаты, ящики, солдаты, изредка женщины.
Пьер не видал людей отдельно, а видел движение их.
Все эти люди, лошади как будто гнались какой то невидимою силою. Все они, в продолжение часа, во время которого их наблюдал Пьер, выплывали из разных улиц с одним и тем же желанием скорее пройти; все они одинаково, сталкиваясь с другими, начинали сердиться, драться; оскаливались белые зубы, хмурились брови, перебрасывались все одни и те же ругательства, и на всех лицах было одно и то же молодечески решительное и жестоко холодное выражение, которое поутру поразило Пьера при звуке барабана на лице капрала.
Уже перед вечером конвойный начальник собрал свою команду и с криком и спорами втеснился в обозы, и пленные, окруженные со всех сторон, вышли на Калужскую дорогу.
Шли очень скоро, не отдыхая, и остановились только, когда уже солнце стало садиться. Обозы надвинулись одни на других, и люди стали готовиться к ночлегу. Все казались сердиты и недовольны. Долго с разных сторон слышались ругательства, злобные крики и драки. Карета, ехавшая сзади конвойных, надвинулась на повозку конвойных и пробила ее дышлом. Несколько солдат с разных сторон сбежались к повозке; одни били по головам лошадей, запряженных в карете, сворачивая их, другие дрались между собой, и Пьер видел, что одного немца тяжело ранили тесаком в голову.
Казалось, все эти люди испытывали теперь, когда остановились посреди поля в холодных сумерках осеннего вечера, одно и то же чувство неприятного пробуждения от охватившей всех при выходе поспешности и стремительного куда то движения. Остановившись, все как будто поняли, что неизвестно еще, куда идут, и что на этом движении много будет тяжелого и трудного.
С пленными на этом привале конвойные обращались еще хуже, чем при выступлении. На этом привале в первый раз мясная пища пленных была выдана кониною.
От офицеров до последнего солдата было заметно в каждом как будто личное озлобление против каждого из пленных, так неожиданно заменившее прежде дружелюбные отношения.
Озлобление это еще более усилилось, когда при пересчитывании пленных оказалось, что во время суеты, выходя из Москвы, один русский солдат, притворявшийся больным от живота, – бежал. Пьер видел, как француз избил русского солдата за то, что тот отошел далеко от дороги, и слышал, как капитан, его приятель, выговаривал унтер офицеру за побег русского солдата и угрожал ему судом. На отговорку унтер офицера о том, что солдат был болен и не мог идти, офицер сказал, что велено пристреливать тех, кто будет отставать. Пьер чувствовал, что та роковая сила, которая смяла его во время казни и которая была незаметна во время плена, теперь опять овладела его существованием. Ему было страшно; но он чувствовал, как по мере усилий, которые делала роковая сила, чтобы раздавить его, в душе его вырастала и крепла независимая от нее сила жизни.
Пьер поужинал похлебкою из ржаной муки с лошадиным мясом и поговорил с товарищами.
Ни Пьер и никто из товарищей его не говорили ни о том, что они видели в Москве, ни о грубости обращения французов, ни о том распоряжении пристреливать, которое было объявлено им: все были, как бы в отпор ухудшающемуся положению, особенно оживлены и веселы. Говорили о личных воспоминаниях, о смешных сценах, виденных во время похода, и заминали разговоры о настоящем положении.
Солнце давно село. Яркие звезды зажглись кое где по небу; красное, подобное пожару, зарево встающего полного месяца разлилось по краю неба, и огромный красный шар удивительно колебался в сероватой мгле. Становилось светло. Вечер уже кончился, но ночь еще не начиналась. Пьер встал от своих новых товарищей и пошел между костров на другую сторону дороги, где, ему сказали, стояли пленные солдаты. Ему хотелось поговорить с ними. На дороге французский часовой остановил его и велел воротиться.