Тургайская область (Российская империя)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тургайская область
Область Российской империи 
Герб
Страна

Российская империя Российская империя

Адм. центр

Оренбург

Население (1897)

453 416[1] чел. 

Плотность

чел/км²

Площадь

399 780,0 вёрст² (456 185 км²) км² 

Дата образования

1868


Преемственность
← Область Оренбургских Киргизов Тургайская губерния →

Тургайская область — область в Российской империи, существовавшая в 1868—1920 годах.





География

Площадь области до 456 185 км² (400 830 кв. вёрст).

Границы области составляли с севера — Оренбургская губерния, с запада — Уральская область, с востока — Акмолинская область, с юга — Аральское море и Сырдарьинская область. По терминологиии XVII XIX веков, данный регион считался частью Сибирской степи и, т. о. принадлежал к Сибири.

Природа

Область занимала северо-восточную область Арало-Каспийской низменности и Тургайское плато. Климат здесь резко континентальный: зима продолжительная и холодная, лето жаркое и сухое. Средняя температура января —17,7 °С, июля 21 °С на севере и 24,2 °С на юге. Характерны сильные ветры (зимой — снежные метели и бураны, летом — суховеи и пыльные бури). Основная часть области располагалась в бассейне бессточных рек Тургай и Улы-Жыланшык. Все реки снегового питания; весной сильно разливаются, а летом мелеют или разбиваются на плёсы.

История

Местность нынешней Тургайской области некогда входила в состав Малой и Средней орд, которые в царствование Анны Иоанновны были приняты в подданство России и до 1820-х годов подчинялись пограничной системе управления: в течение этого времени правительство поддерживало поставленных над киргизами ханов и, оградив степные окраины линиями укрепленных пунктов, не вмешивалось в дела внутреннего управления кочевников. Для сношения с ними в Оренбурге в 1772 году открыта была пограничная экспедиция, переформированная в 1799 году в пограничную комиссию. 22 июня 1822 года введён новый устав, по которому Сибирская степь разделилась на округи, подчинённые окружным приказам, расположенным внутри степи; во главе приказов поставлены выборные старшие султаны, а округи разделены на волости и аулы. В то же время в Малой орде было упразднено ханское достоинство, а Оренбургская киргизская степь разделена на три части, Западную, Среднюю и Восточную. Управление ими было вверено особым старшим султанам, переименованным впоследствии в султанов-правителей. Неудачный Хивинский поход 1839—1840 годов и бунт султана Кенисары Касимова (в 1840—1844 годах) показали все несовершенство этого порядка. С 1843 по 1848 год в степи быстро возникли укрепления: Уральское (город Иргиз), Оренбургское (город Тургай), форт Карабутакский (на половине пути между крепостью Орской и укреплением Уральским), укреплениями Ново-Петровское (на самом берегу Каспийского моря) и Раимское или форт № 1 (на реке Сыр-Дарье). При этих укреплениях устраивались и русские поселения.

В конце 1850-х годов спокойствие в Киргизской степи сделалось явлением обычным, и она была введена в состав империи на общих основаниях, с передачей из ведения Министерства иностранных дел в ведомство Министерства внутренних дел, при чём переименованы были: Оренбургская киргизская степь — в Область оренбургских киргизов, а пограничная комиссии — в областное правление оренбургскими киргизами. Недолго затем продолжали существовать и должности султанов-правителей.

В 1857 году вдоль западной окраины Тургайского плато проследовала экспедиция русского географа Н. А. Северцова.

В 1865 году Область оренбургских киргизов разделена на две: Уральскую (из земель Уральского казачьего войска, западной и небольшого пространства средней части Области оренбургских киргизов) и Тургайскую (учреждена Высочайшим именным Указом от 21 октября 1868 г., на базе восточной части Области оренбургских киргизов). Областное правление, во главе которого стоял военный губернатор, помещалось в Оренбурге (открыто 2 января 1869 г. — П. С. З. 46.726), за неимением в Тургайской области соответствующего нуждам центральной администрации города или поселения.

В 1889—1898 годах исследованием области активно занимался старший советник Тургайского областного управления Иван Иванович Крафт.

В суровые годы Первой мировой войны тыловой и пустынный Тургайский регион неожиданно стал театром военных действий: в 1916-м здесь вспыхнул казахский мятеж Амангельды Иманова, инспирированный «младотурками»[2] и германо-турецкой миссией Оскара Нидермайера.

В 1919 году Кустанайский уезд был передан в состав Челябинской губернии.

В первой половине 1920 года область преобразована в Тургайскую губернию, но в сентябре того же года упразднена и вошла в состав Оренбургско-Тургайской губернии.

В настоящий момент большая часть бывшей Тургайской области является территорией Казахстана, небольшая северо-восточная часть бывшего Актюбинского уезда с поселком Акбулак входит в Оренбургскую область России, ещё одна небольшая часть бывшей Тургайской области, образуемая северо-востоком Актюбинского уезда и северо-западом Кустанайского уезда, с городом Ясный поселком Озерный Светлинского района в ней, также входит в состав Оренбургской области России.

Герб Тургайской области

Утвержден 5 июля 1878 года. Описание герба: «В червленом щите два золотых косвенно накрест положенных копья, сопровождаемые, по бокам, таковыми же противупоставленными оторванными конскими головами с лазуревыми глазами и языками. Щит увенчан древнею Царскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Александровскою лентою».

Административное деление

В начале XX века область была разделена на 4 уезда, уезды — на волости, волости — на аулы.

Уезд Уездный город Площадь,
вёрст²
Население[1]
(1897), чел.
1 Актюбинский Актюбинск (2817 чел.) 50 360,0 115 215
2 Иргизский Иргиз (1542 чел.) 128 660,0 98 697
3 Кустанайский Кустанай (14 275 чел.) 72 740,0 152 556
4 Тургайский Тургай (896 чел.) 148 020,0 86 948

Население

По окончательному подсчёту переписи 1897 года в области оказалось 453416 жителей, из них в городах 19530; самый крупный город — Кустанай (14 тыс.)

Национальный состав в 1897 году[3]:

Уезд казахи русские украинцы мордва татары
Область в целом 90,6 % 6,7 % 1,0 %
Актюбинский 95,1 % 2,8 %
Иргизский 98,4 %
Кустанайский 77,4 % 16,9 % 2,3 % 1,3 % 1,1 %
Тургайский 99,1 %

Доля грамотных в 1897 году составляла 4,5 % (7,5 % среди мужчин, 1,2 % среди женщин)[4]. При этом среди населения с родным русским языком доля грамотных составляла 16,6 % (25,7 % у мужчин и 6,9 % у женщин), а у населения с родным «киргизским» (казахским) языком — 3,1 % (5,6 % у мужчин и 0,4 % у женщин)[5].

Руководство области

Военные губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Баллюзек Лев Фёдорович Свиты Его Величества генерал-майор (генерал-лейтенант)
02.01.1869—19.02.1877
Гейнс Александр Константинович генерал-майор
19.02.1877—14.09.1878
Константинович Александр Петрович генерал-майор
10.10.1878—30.07.1883
Проценко Александр Петрович генерал-майор
25.11.1883—22.12.1887
Барабаш Яков Феодорович генерал-майор
06.02.1888—03.10.1899
Ломачевский Асинкрит Асинкритович генерал-лейтенант
30.01.1900—14.01.1908
Страховский Иван Михайлович действительный статский советник
11.01.1908—02.11.1910
Эверсман Михаил Михайлович статский советник (действительный статский советник)
02.11.1910—1917

Вице-губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Юрковский Константин Викентьевич статский советник
10.01.1869—16.02.1870
Георгиевский Николай Петрович действительный статский советник
20.03.1870—03.05.1876
Ильин Владимир Фёдорович действительный статский советник
27.05.1876—1885
Мусин-Пушкин Александр Александрович граф, в звании камер-юнкера, и. о., и. д. (утверждён 05.04.1887)
14.05.1886—19.11.1887
Киреев Иван Петрович полковник (генерал-майор)
06.02.1888—23.05.1893
Бельгард Валериан Валерианович полковник
12.06.1893—04.07.1897
Юркевич Константин Николаевич статский советник
12.07.1897—08.1902
Богданович Николай Евгеньевич надворный советник (коллежский советник)
15.10.1902—12.04.1904
Фере Василий Юлианович надворный советник
12.04.1904—27.06.1905
Леонтьев Александр Николаевич статский советник
27.06.1905—05.02.1907
Мишин Владимир Александрович действительный статский советник
05.02.1907—28.09.1909
Ващенко Александр Андреевич статский советник
28.09.1909—1913
Обухов Семён Николаевич коллежский советник
1913—1917

Символика

Напишите отзыв о статье "Тургайская область (Российская империя)"

Примечания

  1. 1 2 [demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gub_97.php?reg=87 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.]. [www.webcitation.org/65jGJliPd Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  2. В рамках военно-политического проекта «Туран Йолу» (Дорога в Туран).
  3. [demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=899 Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]
  4. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus_age10_97.php?reg=118 Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]
  5. [elib.nlr.ru/ru/search/map/267005/ Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.] / Н. А. Тройницкий. — СПб., 1904. — Т. LXXXVII. Тургайская область. — С. 45, 46.

Ссылки

Литература

  • Гасанова Э. Ю. Идеология буржуазного национализма в Турции. — Баку: изд. АН АзССР, 1966.
  • Золотницкая Р. Л. Н. А. Северцов — географ и путешественник. — М.: Географгиз, 1953.
  • Козубский К. Э. Под копытом. — Общеказачья газета «Станица», Москва, № 2(26), декабрь 1998.
  • Крафт И. И. Положение об управлении в степных областях. — Оренбург, 1898.
  • Крафт И. И. Судебная часть в Туркестанском крае и степных областях. — Оренбург, 1898.
  • Крафт И. И. Сборник узаконений о киргизах степных областей. — Оренбург. 1898.
  • Крафт И. И. Из киргизской старины (отдельный оттиск из «Тургайских областных ведомостей» за 1891 и 1899 г. и «Тургайской газеты» за 1896, 1897 и 1898 г.) — Оренбург, 1900.
  • Крафт И. И. Тургайский областной архив. Описание архивных документов с 1731 г. по 1782 г., относящихся к управлению киргизами. — СПб., 1901.

Отрывок, характеризующий Тургайская область (Российская империя)

– Так это не правда, что он женат!
– Нет, это правда.
– Он женат был и давно? – спросила она, – честное слово?
Пьер дал ей честное слово.
– Он здесь еще? – спросила она быстро.
– Да, я его сейчас видел.
Она очевидно была не в силах говорить и делала руками знаки, чтобы оставили ее.


Пьер не остался обедать, а тотчас же вышел из комнаты и уехал. Он поехал отыскивать по городу Анатоля Курагина, при мысли о котором теперь вся кровь у него приливала к сердцу и он испытывал затруднение переводить дыхание. На горах, у цыган, у Comoneno – его не было. Пьер поехал в клуб.
В клубе всё шло своим обыкновенным порядком: гости, съехавшиеся обедать, сидели группами и здоровались с Пьером и говорили о городских новостях. Лакей, поздоровавшись с ним, доложил ему, зная его знакомство и привычки, что место ему оставлено в маленькой столовой, что князь Михаил Захарыч в библиотеке, а Павел Тимофеич не приезжали еще. Один из знакомых Пьера между разговором о погоде спросил у него, слышал ли он о похищении Курагиным Ростовой, про которое говорят в городе, правда ли это? Пьер, засмеявшись, сказал, что это вздор, потому что он сейчас только от Ростовых. Он спрашивал у всех про Анатоля; ему сказал один, что не приезжал еще, другой, что он будет обедать нынче. Пьеру странно было смотреть на эту спокойную, равнодушную толпу людей, не знавшую того, что делалось у него в душе. Он прошелся по зале, дождался пока все съехались, и не дождавшись Анатоля, не стал обедать и поехал домой.
Анатоль, которого он искал, в этот день обедал у Долохова и совещался с ним о том, как поправить испорченное дело. Ему казалось необходимо увидаться с Ростовой. Вечером он поехал к сестре, чтобы переговорить с ней о средствах устроить это свидание. Когда Пьер, тщетно объездив всю Москву, вернулся домой, камердинер доложил ему, что князь Анатоль Васильич у графини. Гостиная графини была полна гостей.
Пьер не здороваясь с женою, которую он не видал после приезда (она больше чем когда нибудь ненавистна была ему в эту минуту), вошел в гостиную и увидав Анатоля подошел к нему.
– Ah, Pierre, – сказала графиня, подходя к мужу. – Ты не знаешь в каком положении наш Анатоль… – Она остановилась, увидав в опущенной низко голове мужа, в его блестящих глазах, в его решительной походке то страшное выражение бешенства и силы, которое она знала и испытала на себе после дуэли с Долоховым.
– Где вы – там разврат, зло, – сказал Пьер жене. – Анатоль, пойдемте, мне надо поговорить с вами, – сказал он по французски.
Анатоль оглянулся на сестру и покорно встал, готовый следовать за Пьером.
Пьер, взяв его за руку, дернул к себе и пошел из комнаты.
– Si vous vous permettez dans mon salon, [Если вы позволите себе в моей гостиной,] – шопотом проговорила Элен; но Пьер, не отвечая ей вышел из комнаты.
Анатоль шел за ним обычной, молодцоватой походкой. Но на лице его было заметно беспокойство.
Войдя в свой кабинет, Пьер затворил дверь и обратился к Анатолю, не глядя на него.
– Вы обещали графине Ростовой жениться на ней и хотели увезти ее?
– Мой милый, – отвечал Анатоль по французски (как и шел весь разговор), я не считаю себя обязанным отвечать на допросы, делаемые в таком тоне.
Лицо Пьера, и прежде бледное, исказилось бешенством. Он схватил своей большой рукой Анатоля за воротник мундира и стал трясти из стороны в сторону до тех пор, пока лицо Анатоля не приняло достаточное выражение испуга.
– Когда я говорю, что мне надо говорить с вами… – повторял Пьер.
– Ну что, это глупо. А? – сказал Анатоль, ощупывая оторванную с сукном пуговицу воротника.
– Вы негодяй и мерзавец, и не знаю, что меня воздерживает от удовольствия разможжить вам голову вот этим, – говорил Пьер, – выражаясь так искусственно потому, что он говорил по французски. Он взял в руку тяжелое пресспапье и угрожающе поднял и тотчас же торопливо положил его на место.
– Обещали вы ей жениться?
– Я, я, я не думал; впрочем я никогда не обещался, потому что…
Пьер перебил его. – Есть у вас письма ее? Есть у вас письма? – повторял Пьер, подвигаясь к Анатолю.
Анатоль взглянул на него и тотчас же, засунув руку в карман, достал бумажник.
Пьер взял подаваемое ему письмо и оттолкнув стоявший на дороге стол повалился на диван.
– Je ne serai pas violent, ne craignez rien, [Не бойтесь, я насилия не употреблю,] – сказал Пьер, отвечая на испуганный жест Анатоля. – Письма – раз, – сказал Пьер, как будто повторяя урок для самого себя. – Второе, – после минутного молчания продолжал он, опять вставая и начиная ходить, – вы завтра должны уехать из Москвы.
– Но как же я могу…
– Третье, – не слушая его, продолжал Пьер, – вы никогда ни слова не должны говорить о том, что было между вами и графиней. Этого, я знаю, я не могу запретить вам, но ежели в вас есть искра совести… – Пьер несколько раз молча прошел по комнате. Анатоль сидел у стола и нахмурившись кусал себе губы.
– Вы не можете не понять наконец, что кроме вашего удовольствия есть счастье, спокойствие других людей, что вы губите целую жизнь из того, что вам хочется веселиться. Забавляйтесь с женщинами подобными моей супруге – с этими вы в своем праве, они знают, чего вы хотите от них. Они вооружены против вас тем же опытом разврата; но обещать девушке жениться на ней… обмануть, украсть… Как вы не понимаете, что это так же подло, как прибить старика или ребенка!…
Пьер замолчал и взглянул на Анатоля уже не гневным, но вопросительным взглядом.
– Этого я не знаю. А? – сказал Анатоль, ободряясь по мере того, как Пьер преодолевал свой гнев. – Этого я не знаю и знать не хочу, – сказал он, не глядя на Пьера и с легким дрожанием нижней челюсти, – но вы сказали мне такие слова: подло и тому подобное, которые я comme un homme d'honneur [как честный человек] никому не позволю.
Пьер с удивлением посмотрел на него, не в силах понять, чего ему было нужно.
– Хотя это и было с глазу на глаз, – продолжал Анатоль, – но я не могу…
– Что ж, вам нужно удовлетворение? – насмешливо сказал Пьер.
– По крайней мере вы можете взять назад свои слова. А? Ежели вы хотите, чтоб я исполнил ваши желанья. А?
– Беру, беру назад, – проговорил Пьер и прошу вас извинить меня. Пьер взглянул невольно на оторванную пуговицу. – И денег, ежели вам нужно на дорогу. – Анатоль улыбнулся.
Это выражение робкой и подлой улыбки, знакомой ему по жене, взорвало Пьера.
– О, подлая, бессердечная порода! – проговорил он и вышел из комнаты.
На другой день Анатоль уехал в Петербург.


Пьер поехал к Марье Дмитриевне, чтобы сообщить об исполнении ее желанья – об изгнании Курагина из Москвы. Весь дом был в страхе и волнении. Наташа была очень больна, и, как Марья Дмитриевна под секретом сказала ему, она в ту же ночь, как ей было объявлено, что Анатоль женат, отравилась мышьяком, который она тихонько достала. Проглотив его немного, она так испугалась, что разбудила Соню и объявила ей то, что она сделала. Во время были приняты нужные меры против яда, и теперь она была вне опасности; но всё таки слаба так, что нельзя было думать везти ее в деревню и послано было за графиней. Пьер видел растерянного графа и заплаканную Соню, но не мог видеть Наташи.
Пьер в этот день обедал в клубе и со всех сторон слышал разговоры о попытке похищения Ростовой и с упорством опровергал эти разговоры, уверяя всех, что больше ничего не было, как только то, что его шурин сделал предложение Ростовой и получил отказ. Пьеру казалось, что на его обязанности лежит скрыть всё дело и восстановить репутацию Ростовой.
Он со страхом ожидал возвращения князя Андрея и каждый день заезжал наведываться о нем к старому князю.
Князь Николай Андреич знал через m lle Bourienne все слухи, ходившие по городу, и прочел ту записку к княжне Марье, в которой Наташа отказывала своему жениху. Он казался веселее обыкновенного и с большим нетерпением ожидал сына.
Чрез несколько дней после отъезда Анатоля, Пьер получил записку от князя Андрея, извещавшего его о своем приезде и просившего Пьера заехать к нему.
Князь Андрей, приехав в Москву, в первую же минуту своего приезда получил от отца записку Наташи к княжне Марье, в которой она отказывала жениху (записку эту похитила у княжны Марьи и передала князю m lle Вourienne) и услышал от отца с прибавлениями рассказы о похищении Наташи.
Князь Андрей приехал вечером накануне. Пьер приехал к нему на другое утро. Пьер ожидал найти князя Андрея почти в том же положении, в котором была и Наташа, и потому он был удивлен, когда, войдя в гостиную, услыхал из кабинета громкий голос князя Андрея, оживленно говорившего что то о какой то петербургской интриге. Старый князь и другой чей то голос изредка перебивали его. Княжна Марья вышла навстречу к Пьеру. Она вздохнула, указывая глазами на дверь, где был князь Андрей, видимо желая выразить свое сочувствие к его горю; но Пьер видел по лицу княжны Марьи, что она была рада и тому, что случилось, и тому, как ее брат принял известие об измене невесты.
– Он сказал, что ожидал этого, – сказала она. – Я знаю, что гордость его не позволит ему выразить своего чувства, но всё таки лучше, гораздо лучше он перенес это, чем я ожидала. Видно, так должно было быть…
– Но неужели совершенно всё кончено? – сказал Пьер.
Княжна Марья с удивлением посмотрела на него. Она не понимала даже, как можно было об этом спрашивать. Пьер вошел в кабинет. Князь Андрей, весьма изменившийся, очевидно поздоровевший, но с новой, поперечной морщиной между бровей, в штатском платье, стоял против отца и князя Мещерского и горячо спорил, делая энергические жесты. Речь шла о Сперанском, известие о внезапной ссылке и мнимой измене которого только что дошло до Москвы.
– Теперь судят и обвиняют его (Сперанского) все те, которые месяц тому назад восхищались им, – говорил князь Андрей, – и те, которые не в состоянии были понимать его целей. Судить человека в немилости очень легко и взваливать на него все ошибки другого; а я скажу, что ежели что нибудь сделано хорошего в нынешнее царствованье, то всё хорошее сделано им – им одним. – Он остановился, увидав Пьера. Лицо его дрогнуло и тотчас же приняло злое выражение. – И потомство отдаст ему справедливость, – договорил он, и тотчас же обратился к Пьеру.
– Ну ты как? Все толстеешь, – говорил он оживленно, но вновь появившаяся морщина еще глубже вырезалась на его лбу. – Да, я здоров, – отвечал он на вопрос Пьера и усмехнулся. Пьеру ясно было, что усмешка его говорила: «здоров, но здоровье мое никому не нужно». Сказав несколько слов с Пьером об ужасной дороге от границ Польши, о том, как он встретил в Швейцарии людей, знавших Пьера, и о господине Десале, которого он воспитателем для сына привез из за границы, князь Андрей опять с горячностью вмешался в разговор о Сперанском, продолжавшийся между двумя стариками.
– Ежели бы была измена и были бы доказательства его тайных сношений с Наполеоном, то их всенародно объявили бы – с горячностью и поспешностью говорил он. – Я лично не люблю и не любил Сперанского, но я люблю справедливость. – Пьер узнавал теперь в своем друге слишком знакомую ему потребность волноваться и спорить о деле для себя чуждом только для того, чтобы заглушить слишком тяжелые задушевные мысли.
Когда князь Мещерский уехал, князь Андрей взял под руку Пьера и пригласил его в комнату, которая была отведена для него. В комнате была разбита кровать, лежали раскрытые чемоданы и сундуки. Князь Андрей подошел к одному из них и достал шкатулку. Из шкатулки он достал связку в бумаге. Он всё делал молча и очень быстро. Он приподнялся, прокашлялся. Лицо его было нахмурено и губы поджаты.
– Прости меня, ежели я тебя утруждаю… – Пьер понял, что князь Андрей хотел говорить о Наташе, и широкое лицо его выразило сожаление и сочувствие. Это выражение лица Пьера рассердило князя Андрея; он решительно, звонко и неприятно продолжал: – Я получил отказ от графини Ростовой, и до меня дошли слухи об искании ее руки твоим шурином, или тому подобное. Правда ли это?
– И правда и не правда, – начал Пьер; но князь Андрей перебил его.
– Вот ее письма и портрет, – сказал он. Он взял связку со стола и передал Пьеру.
– Отдай это графине… ежели ты увидишь ее.
– Она очень больна, – сказал Пьер.
– Так она здесь еще? – сказал князь Андрей. – А князь Курагин? – спросил он быстро.