Турецкая Республика Северного Кипра

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Турецкая Республика Северного Кипра
тур. Kuzey Kıbrıs Türk Cumhuriyeti
Флаг Герб
Гимн: «İstiklâl Marşı»
Основана Июль 1974
Дипломатическое признание Турция Турция
Официальный язык Турецкий
Столица Северная часть Никосии
Крупнейшие города Кириния, Фамагуста, Никосия
Форма правления Президентская республика
Президент
Премьер-министр
Мустафа Акынджи
Йомер Калынжи
Госрелигия ислам
Территория
• Всего
• % водной поверхн.

3 300 км²
2,7
Население
• Оценка (2011)
Плотность

294.906 (фактически)[1] чел.
88 чел./км²
ВВП
  • Итого (2004)
  • На душу населения

1776 млн. долл. (90-й)
10095 долл.
Валюта Турецкая лира
Телефонный код +90 392
Часовые пояса EET (UTC+2, летом UTC+3)
Координаты: 35°16′00″ с. ш. 33°33′00″ в. д. / 35.26667° с. ш. 33.55000° в. д. / 35.26667; 33.55000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=35.26667&mlon=33.55000&zoom=9 (O)] (Я)

Туре́цкая Респу́блика Се́верного Ки́пра, ТРСК (тур. Kuzey Kıbrıs Türk Cumhuriyeti, KKTC, также иногда используется сокращённо-нейтральное название Се́верный Кипр тур. Kuzey Kıbrıs) — частично признанное государство, занимающее северную треть острова Кипр. С 1975 по 1983 год существовавшее здесь турецкое государственное образование носило название: Туре́цкое Федерати́вное Госуда́рство Ки́пр (тур. Kıbrıs Türk Federe Devleti).

Турецкая Республика Северного Кипра признана только Турцией[2].

По сей день правительство Республики Кипр[3] продолжает оставаться единственной международно признанной властью на острове Кипр[4].

Турецкая Республика Северного Кипра входит в Организацию Исламская Конференция как наблюдатель[5].

Население Турецкой Республики Северного Кипра составляет около 294 906 человек[1], проживающих на площади 3 355 км² (включая небольшой эксклав Коккина (тур. Erenköy)). Подавляющее большинство населения — этнические турки, представляющие две общины: местные турки-киприоты (около одной трети) и анатолийские турки, переселенцы из Турции (две трети). Проживают также остатки удержавшихся в своих анклавах греков-киприотов и ливанцев-маронитов[6]. Столицей ТРСК, как и Республики Кипр, считается разделённый зелёной линией город Никосия (тур. Lefkoşa, греч. Λευκωσία), но административным центром является город Фамагуста.

ТРСК отделена от остальной части Кипра буферной зоной. Линию, разделяющую остров на два сектора (так называемая «Зелёная линия» — англ. Green Line), охраняет контингент Вооружённых сил ООН по поддержанию мира на Кипре (ВСООНК).





История

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

1960 год — создание Республики Кипр. Республика Кипр была создана после предоставления Кипру независимости от Великобритании. Греческой и турецкой общинам были предоставлены равные возможности участия в управлении новым государством. Им были выделены места в правительстве и гражданских институтах власти. Гарантами существования нового государства, в соответствии с Договором 1960 года о гарантиях, стали Великобритания, Греция и Турция.

1963 год — межобщинный конфликт и конституционный кризис. В декабре 1963 года на Кипре произошёл правительственный кризис. Одновременно до крайности обострились отношения между греками-киприотами и турками-киприотами[7]. Турки-киприоты лишились правительственных постов. В ходе развития конфликта, турки, проживавшие в сельских районах, оказались блокированы греками в местах компактного проживания. Такое положение длилось 11 лет, вплоть до раздела острова. В этот период между общинами происходили многочисленные столкновения. Несколько раз Турция и Греция оказывались на грани войны, особенно во время инцидента в городе Коккина (Erenköy).

1967 год — Греки атаковали турецкие районы на юге острова. Позже турки-киприоты образовали официальную «Временную турецкую администрацию», объявив о непризнании всех законов, изданных в Республике Кипр с конца 1963 года.

1974 год — Переворот и турецкое вторжение. В июле 1974 года, при поддержке греческой военной хунты, на острове произошёл военный переворот. Президент Макарий (Мускос) был отстранён от власти, а контроль над островом перешёл к Никосу Сампсону, представителю греческой подпольной организации EOKA-B (выступавшей за присоединение Кипра к Греции — эносис). Воспользовавшись положениями Договора 1960 года и под предлогом восстановления конституционной власти, на Кипр вторглись турецкие войска. Фактически силовая акция привела к разделу острова, а уже вторичным является то, что вследствие этого случилось падение греческой военной хунты и восстановление архиепископа Макариоса у власти. Остров Кипр оказался разделённым на Север, контролируемый турками-киприотами, и Юг, контролируемый греками-киприотами.

1975 год — от федерации к независимости. По условиям мирного соглашения предполагалось создание федеративной республики. В 1975 году было самопровозглашено Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра, формально как часть федерации, но с оговорками, что следует федерацию пересмотреть и привести её конституцию к согласию с de facto сложившимся положением. Эта идея не нашла поддержки ни у Республики Кипр, ни у международного сообщества. После 8 лет переговоров с Республикой Кипр Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра объявило в 1983 году о своей «независимости от Кипра». Новое государство стало называться Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК). Декларация независимости Турецкой Республики Северного Кипра, однако, была отклонена ООН. На референдуме 5 мая 1985 года большинством в 70,2 % была принята Конституция Турецкой Республики Северного Кипра.

Административно-территориальное деление

Турецкая Республика Северный Кипр делится на 5 районов или 5 ильче́ (тур. ilçe).

Районы (ilçe)

турецкое название

население[8]

2006 г.[9]

турецкое название

адм. центра

греческое название

адм. центра

население[10]

2006 г.[9]

Левкоша Lefkoşa İlçesi 85 579 Лефкоша[11] Лефкосия (Никосия) \ Λευκωσία 49 721
Газимагуса Gazimağusa İlçesi 64 269 Магоса Амохостос (Фамагуста) \ Αμμόχωστος 35 453
Гирне Girne İlçesi 62 158 Гирне Кирения \ Κερύvεια 26 067
Гюзельюрт Güzelyurt (Omorfo) İlçesi 31 116 Гюзельюрт Морфу \ Μορφου 13 334
Искеле İskele İlçesi 21 978 Искеле Трикомо \ Τρίκωμο 3 977

[9]

Политика

Турецкая Республика Северного Кипра официально не признаётся государствами-членами ООН, кроме Турции (сама Турция при этом не признаёт легитимности правительства Республики Кипр)[12]. При этом ТРСК входит в Организацию Исламская Конференция как наблюдатель.

Согласно Конституции ТРСК, она представляет собой демократическую республику, управляемую президентом, избираемым на пятилетний срок. Законодательный орган — Республиканское собрание (тур. Cumhuriyet Meclisi), состоящее из 50 членов, выбираемых посредством пропорциональных выборов в пяти избирательных округах.

На выборах в феврале 2005 года Турецкая республиканская партия, выступающая за воссоединение Кипра, заняла наибольшее количество мест в парламенте, но не сумела достичь подавляющего большинства.

В конце сентября 2006 года президент ТРСК Мехмет Али Талат утвердил решение о создании нового правительства, которое возглавил лидер Турецкой Республиканской партии Ферди Сабит Сойэр. Кабинет министров ТРСК сформирован на основе коалиции Турецкой республиканской партии и Партии свободы и реформ.

19 апреля 2009 года состоялись очередные парламентские выборы, на которых победу одержала консервативная оппозиционная Партия национального единства (UBP, лидер — Дервиш Эроглу), получившая более 44 % голосов. Турецкая Республиканская партия (СТР) набрала около 30 процентов. Демократическая партия (DP) получила чуть более 10 % голосов, а две более мелкие левыеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3626 дней] партии поделили между собой оставшиеся голоса[13].

Международный статус

Большинство государств мира, за исключением Турции, официально не признают Турецкую Республику Северного Кипра как независимое государство. Организация Исламская конференция предоставила ТРСК статус части федеративного государства (англ. constituent state) и наблюдателя[5].

Турция держит на территории ТРСК своё посольство, ТРСК в Турции — посольство и консульства. В ряде других стран находятся неофициальные представительства ТРСК, де-факто являющиеся посольствами. Дипломатические представительства и консульские учреждения Турецкой Республики Северного Кипра расположены в нескольких государствах. В остальных странах интересы ТРСК представляет Турция. Австралия, США, Великобритания, Германия, Франция и ЕС в целом имеют свои представительства в Лефкоше[14]. В Северной Никосии находятся резиденции послов США и Британии, но, так как они находились там до разделения острова, это не означает признания ТРСК.

Переговоры об объединении острова идут уже давно, но пока не принесли плодов. Последняя попытка провалилась на референдуме, который прошёл на острове под эгидой ООН 26 апреля 2004. Против конкретного плана проголосовали 75 % греков-киприотов, в отличие от турок-киприотов, большинство из которых поддержали объединение на основе плана, предложенного Генеральным секретарём ООН Кофи Аннаном.

План кипрского урегулирования, предложенный ООН (План Аннана — англ. Annan Plan), предусматривал создание на острове двухобщинного и двухзонального государства вместо единой Республики Кипр, что, по мнению греков[кого?], означало бы фактическое признание турецкой оккупации северной части острова путём отмены всех предыдущих резолюций Совета Безопасности ООН по КипруК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1134 дня].

По этому плану Турция получала право сохранить свой военный контингент на острове. Более того — предусматривалось юридическое узаконивание договоров, заключённых ранее Турецкой Республикой Северного Кипра и Турцией, которые, в частности, давали турецким войскам право использовать все кипрские гавани, производить передвижения по всему острову и выполнять полёты турецких ВВС над всей территорией Кипра.

Турецкая сторона получала бы право вето в объединённом правительстве Кипра. При этом все госструктуры объединённого Кипра на 95 % должны были финансироваться греческой стороной. Ограничивались права греков на операции с собственностью в северной части острова до тех пор, пока уровень жизни двух общин не сравняется.

После избрания президентом Деметриса Кристофиаса, с сентября 2008 года между двумя общинами начался переговорный процесс по воссоединению острова. Президенты Деметрис Кристофиас и Мехмет Али Талат возглавили эти переговоры. За основу был взят план Аннана. Переговоры длились уже более полутора лет, и на протяжении этого времени было согласовано большинство спорных вопросов.

18 апреля 2010 года были проведены выборы на пост президента ТРСК. Основными соперниками на этих выборах были консерватор Дервиш Эроглу от Партии национального единства и действующий президент Мехмет Али Талат. После проведения первого тура выборов и предварительного подсчета голосов победу со значительным перевесом одержал Дервиш Эроглу, который набрал 50,38 % голосов. Мехмет Али Талат набрал 42,8 %. После своей победы на выборах Дервиш Эроглу объявил о своей готовности продолжить переговоры по решению Кипрской проблемы. Он пообещал, что будет сформирована новая команда и переговоры продолжатся со второй половины мая.

В феврале 2014 года на территории заброшенного аэропорта Никосии прошла встреча между президентом Кипра Никоса Анастасиадиаса и президентом ТРСК Дервишом Эроглу. В совместном коммюнике, стороны заявили, что будут стремиться создать объединённый Кипр, который будет как единое государство — федеративным, двухзональным и двухобщинным[15]. Однако в октябре 2014 года переговоры по были вновь прерваны после того, как турецкое научно-исследовательское судно в сопровождении военных кораблей начало сейсморазведку полезных ископаемых в исключительной экономической зоне и на шельфе Кипра[16].

Решение Европейского суда по правам человека

Европейский суд по правам человека 12 мая 2014 года постановил, что Турция должна выплатить Кипру 30 миллионов евро за моральный вред, нанесённый родственникам арестованных турецкими оккупационными властями и пропавших затем без вести греков киприотов, и 60 миллионов евро за моральный вред блокированному на полуострове Карпасия греческому населению. Тем самым Европейский суд, в очередной раз подтверждает, что он признаёт только одну государственную формацию на острове, Республику Кипр, часть территории которой оккупирована Турцией[17][18]. Турецкая пресса встретила новость заголовками «Головная боль для Анкары?»[19]. Министр иностранных дел Турции, Ахмет Давутоглу заявил, что его страна не намерена исполнять решение Европейского суда по правам человека[20].

СМИ

Официальная телерадиокомпания Турецкой Республики Северного Кипра «Байрак» ведет передачи по двум каналам телевидения на турецком, английском и греческом. Кроме четырёх каналов внутреннего радиовещания — международный радиоканал Турецкой Республики Северного Кипра «Байрак Интернешнл» осуществляет вещание на английском, французском, греческом, арабском, русском и немецком языках.

Транспорт и связь

Турецкая Республика Северного Кипра зависит от военной и экономической помощи Турции. В качестве валюты используется турецкая лира. Все экспортно-импортные операции (и связь) осуществляются через Турцию. Для осуществления международных телефонных звонков используется телефонный код «+90 392», в котором использованы цифры международного телефонного кода Турции «+90» и обычный турецкий код города. В республике действуют два сотовых оператора Kuzey Kıbrıs Turkcell[21] и KKTC Telsim[22]. В сети Интернет домен Северного Кипра является доменом второго уровня — «.nc.tr», под турецким доменом первого уровня «.tr», а обычная почта должна адресоваться через Мерсин 10 (Турция).

Полёты в Турецкую Республику Северного Кипра осуществляются через аэропорт Эрджан (тур. Ercan, греч. Τύμβου). При этом любой самолёт, направляющийся на Северный Кипр, должен сначала приземлиться в одном из аэропортов Турции[23]. Действует безвизовый режим для всех граждан мира (кроме Нигерии и Армении)[24].

Морские порты Северного Кипра объявлены Республикой Кипр закрытыми для всех судов, кроме турецких, со времени турецкой оккупации 1974 года. Суда, зарегистрированные в Турецкой Республике Северного Кипра, также имеют свободный доступ к морским портам Турции. Корабли же под флагом непризнанной Турцией Республики Кипр в турецкие порты не допускаются.

Посещение Республики Кипр гражданами Турецкой Республики Северного Кипра в настоящее время беспрепятственно.

Экономика

В экономике Турецкой Республики Северного Кипра доминирует сектор обслуживания (до 70 % ВВП)[25], существуют также сельское хозяйство (10 % ВВП) и лёгкая промышленность (20 % ВВП)[14]. Одной из основных ниш бизнеса является сфера образования: на Северном Кипре есть 6 частных университетов, большое количество колледжей и школ, таких как English School of Kyrenia. Также развита сфера строительства недвижимости. Другим столпом экономики Турецкой Республики Северный Кипр можно назвать частный сектор медицинского обслуживанияК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2735 дней].

В качестве валюты используется турецкая лира (TRY), но широко практикуется оплата другими СКВ, такими, как евро (EUR), доллар США (USD) или английский фунт стерлингов (GBP).

В связи с отсутствием международного признания, все внешнеторговые операции ТРСК могут идти только через Турцию.

Несмотря на эти трудности, местная экономика демонстрирует в последние годы впечатляющий рост, 2001—2005 годы: 5,4 %, 6,9 %, 11,4 %, 15,4 %, 10,6 %. Этот рост во многом обеспечивается стабильностью лиры, и бумом в секторах образования и строительстваК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2735 дней].

Экономика ТРСК зависит от помощи Турции. В 2003—2006 было получено 550 млн долларов.

C 2013 по 2015 год Турция выделила пакет помощи в размере 30 млрд турецких лир.

Нумизматика

В 2010 году Северный Кипр неофициально выпустил набор из 8 сувенирных монет, четыре из которых — биметаллические[26].

На аверсе всех монет изображен герб страны. На реверсе каждой из восьми монет — представители животного и растительного мира Северного Кипра. На 5 лирах — кипрский муфлон, на 2 1/2 лирах — голубь, на 1 лире — бабочка. Реверсы монет номиналами 5, 10, 25 и 50 курушей содержат изображения местных растений, на монете самого маленького номинала, 1 куруш, размещены полумесяц со звездой — Национальный флаг Северного Кипра.

В 2011 году республика выпустила медно-никелевую монету номиналом 20 лир, на которой изображен османский султан Селим II. На реверсе монеты изображен герб Северного Кипра[26].

Туризм

Туризм влияет на развитие Северного Кипра, его доля в ВВП является значительной. Большинство туристов прибывают из Турции, Великобритании и других европейских стран. Доходы от туризма в 2011 году составили 400 $ млн[27].

Статистика въехавших туристов[28]:

Страна / год 2003  % (2003) 2012  % (2012) 2013
1 Турция 340.000 904.000
2 Великобритания 47.160
3 Великобритания (турки-киприоты) 26.200
4 Германия 23.580
5 Иран 20.960
Итого 470.000 1.166.000

Образование

В 2004 году в школах Турецкой Республики Северного Кипра началась реформа образования, в ходе которой были внесены важные изменения в учебники истории. Из учебников были удалены некоторые националистические элементы. Вместо выражения «наша родина Турция» чаще стало употребляться выражение «наша родина Кипр», а вместо слов «турки» и «греки» чаще стали употребляться слова «турки-киприоты», «греки-киприоты» или просто «киприоты». До этого, в турецких школах Турецкой Республики Северного Кипра 1974 год описывался как год начала освобождения турок от греческого гнёта, а преподавание истории Кипра обычно начиналось с момента аннексии острова Османской империей в 1571 году. В старых учебниках истории греки-киприоты назывались словом «рум», которым традиционно обозначались христианские подданные Османской империи. Аналогичные реформы по удалению националистических перегибов из школьных учебников истории были в последние годы проведены и в греческой части Кипра[29].

На территории ТРСК также находятся ряд известных университетов[30]:

Религия

Государственной религией является Ислам суннитского толка.

На Северном Кипре действуют Кипрская Православная Церковь, Русская Православная Церковь Заграницей, Католическая Церковь, Англиканская Церковь, Протестантская Церковь.

Кипрская Православная Церковь ежемесячно совершает богослужения в храме Святого Георгия Эскоринос, который расположен в Фамагусте. На престольные праздники богослужения совершаются в монастыре св. апостола Варнавы и в монастыре святого Мамаса (Мамонта) в Морфу (Гюзельюрт)[31].

Русская Православная Церковь Заграницей (под омофором митрополита Агафангела) представлена приходом во имя святителя Спиридона Тримифунтского. Богослужения проходят еженедельно в храме Пресвятой Богородицы, которая расположена в деревне Арапкой (Клепини). На Пасху и Рождество Христово богослужения проводятся в храме св. Георгия Победоносца в Кирении (Гирне)[32].

Католическая Церковь проводит регулярные богослужения в храме, который расположен в центре Кирении (Гирне), рядом с отелем Савой.

Англиканская Церковь имеет два регулярно действующих прихода в Кирении (Гирне) и в Фамагусте.

Вооружённые силы

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Турецкая Республика Северного Кипра содержит Силы Безопасности (четыре пехотных полка, суммарно — 7 боевых батальонов) численностью около 3,5 тыс. чел., формируемые по призыву из мужчин в возрасте от 18 до 40 лет. Дополнительно существует запас первой очереди в 11 тыс. чел., второй 10 тыс. чел, и третьей — 5 тыс. чел. в возрасте более 50 лет. СБТК возглавляются бригадным генералом Вооружённых сил Турции, и выполняют роль внутренних войск и пограничной охраны.

На вооружении имеется 73 миномета (в том числе 120 мм) и 6 ПТРК «Милан».

Кроме того, в Береговой охране состоят 5 сторожевых катеров — 2 турецких SG45/SG46, 1 «Денкташ», 2 американских Mk 5.

В дополнение к ним, в Турецкой Республике Северного Кипра дислоцирован 11 армейский корпус (11 АК) Вооружённых сил Турции (ВС Турции), состоящий из двух мотопехотных дивизий (28 мпд и 39 мпд), 14 отдельной бронетанковой бригады (14 обртбр), механизированной бригады «Турдик», а также из частей и подразделений прямого подчинения. Общая численность 11 АК ВС Турции составляет свыше 40 тысяч человек.

На вооружении 11-го АК имеется:

450 танков M48A2/5T, 627 БТР: 361 AAPC, 266 M-113,

90 САУ M-44T (155 мм), 102 буксируемых орудия: 72 M101A1 (105 мм), 18 M-114A2 (155 мм), 12 M115 (203 мм), 450 минометов: 175 81 мм, 148 M-30 (107 мм), 127 HY-12 (120 мм), 6 РСЗО T-122 (122 мм),

114 ПТРК: 66 «Милан», 48 «Тоу»,

более 60 зенитных орудий Rh 202 (20 мм), 16 GDF-003 (35 мм), 48 M-1 (40 мм),

3 самолета «Цессна-185», 4 вертолета: 1 AS532UL, 3 UH-1H.

Турецкие названия

Ряд городов и местностей Северного Кипра имеют на греческих и турецких картах и дорожных указателях различные названия.

Фотогалерея

Напишите отзыв о статье "Турецкая Республика Северного Кипра"

Примечания

  1. 1 2 [www.brtk.net/index.php?option=com_content&view=article&id=37347:nuefus-sayiminin-lk-sonuclari-aciklandi&catid=1:kktc&Itemid=3 Объявлены первые результаты переписи населения] (Телерадиовещательная корпорация «Байрак») Доступ: 9 декабря 2011.
  2. Газета Новые Известия: [www.newizv.ru/lenta/124868/ «Греция хочет дружить с Турцией ради объединения Кипра и экономии на армии»]. 8 апреля 2010 года.
  3. Республика Кипр самопровозглашёна в 1960 году.
  4.  (англ.) Государственный департамент США. Бюро по европейским и евроазиатским делам. [www.state.gov/r/pa/ei/bgn/5376.htm Background Note: Cyprus]. 5 апреля 2010 года.
    С 1974 года Кипр фактически разделён на подконтрольные правительству две трети острова и администрируемую турками-киприотами одну треть. Правительство Республики Кипр продолжает оставаться единственной международно признанной властью; на практике, власть правительства распространяется только на подконтрольные ему территории.
  5. 1 2 REGNUM: [www.regnum.ru/news/708006.html «Европа, США, Турция и Азербайджан признают „непризнанную“ Турецкую республику Северного Кипра.»]. 20 сентября 2006 года.
  6. 200 тысяч греков были депортированы в Южный Кипр; 2 тысячи летом 1974 год пропали без вести (по данным Анатолия Хименко). Сильно пострадали и марониты.
  7. Бывшие весьма напряжёнными с сентября 1955 года, когда по Стамбулу и Измиру прокатилась волна греческих погромов.
  8. На территории, подконтрольной ТРСК
  9. 1 2 3 [nufussayimi.devplan.org/Census%202006.pdf TRNC General Population and Housing Unit Census 2006, TRNC State Planning Organization, updated 7 October 2008]
  10. В границах муниципалитета
  11. Лефкоша — север города Никосия — фактически столица Турецкой Республики Северного Кипра, а собственно Никосия (Лефкосия) — юг города — столица греческой Республики Кипр
  12. В 1992 году независимость ТРСК признали Абхазия и дудаевская (на тот момент) Чечня.
  13. [web.archive.org/web/20090421071401/www.tagesschau.de/ausland/zypern108.html Klarer Sieg für die konservative Opposition] Tagesschau.de (20.04.2009) (нем.)
  14. 1 2 [ria.ru/spravka/20150213/1047489155.html Турецкая республика Северного Кипра].
  15. [ria.ru/world/20140211/994306397.html Лидеры общин на Кипре заявили о стремлении к объединению острова].
  16. [ria.ru/world/20141009/1027648541.html Греция обвинила Турцию в срыве переговоров по кипрскому урегулированию].
  17. www.naftemporiki.gr/story/806189/efarmogi-tis-apofasis-tou-edad-zitei-apo-tin-agkura-i-kupriaki-kubernisi
  18. www.naftemporiki.gr/story/806096/edad-apozimiosi-90-ekatommurion-euro-kaleitai-na-plirosei-i-tourkia-stin-kupro-gia-tin-eisboli
  19. www.todayszaman.com/newsDetail.action?newsId=347591
  20. [www.infox.ru/authority/foreign/2014/05/13/Turciya_otkazalas_vy.phtml Турция отказалась выплачивать компенсацию Кипру — Заграница : Власть / infox.ru]
  21. [www.kktcell.com/ Kuzey Kıbrıs Turkcell].
  22. [www.kktctelsim.com/ KKTC Telsim].
  23. [news.bbc.co.uk/2/hi/europe/6216498.stm Turkey 'will open up to Cyprus'].
  24. [mfa.gov.ct.tr/consular-info/visa-regulations/ VISA Regulations].
  25. [ee24.ru/northern-cyprus/about-northern-cyprus/ О Северном Кипре]
  26. 1 2 [www.museum-of-money.org/view/suvenirnye_monety_severnogo_kipra/1/ Феодосийский музей денег. Монеты Северного Кипра].
  27. [www.zaman.com.tr/gunseli-ocakoglu/isadamlari-kuzey-kibrisa-cikarma-yapti_1175178.html İşadamları Kuzey Kıbrıs’a çıkarma yaptı]
  28. [www.dunya.com/kktc-turizm-rakamlarini-10-yilda-2-3e-katladi-186237h.htm KKTC, turizm rakamlarını 10 yılda 2-3’e katladı].
  29. [www.nzz.ch/nachrichten/international/streit_um_zyperns_geschichtsbuecher_1.2165659.html Streit um Zyperns Geschichtsbücher] (нем.).
  30. [www.okulariyoruz.biz/L/TR/mid/1020/kuzey_kibris_turk_cumhuriyeti_universiteleri_-_kktc_universities.htm Kuzey Kıbrıs Türk Cumhuriyeti Üniversiteleri — KKTC Universities]
  31. [www.kibrisgazetesi.com/?p=580532 Богослужение Кипрской Православной Церкви на Северном Кипре].
  32. [www.russian-culture.org Приход свят. Спиридона Тримифунтского на Северном Кипре РПЦЗ].

Ссылки

  • [portalostranah.ru/view.php?id=96 О вещании на русском языке из Турецкой Республики Северного Кипра, рус. текст и аудио]
  • [www.iimes.ru/rus/stat/2010/15-08-10.htm Турецкая Республика Северного Кипра и Государство Израиль: история отношений в условиях взаимного непризнания, Р. Р. Сулейманов] Институт Ближнего Востока



Отрывок, характеризующий Турецкая Республика Северного Кипра

Радостное чувство свободы – той полной, неотъемлемой, присущей человеку свободы, сознание которой он в первый раз испытал на первом привале, при выходе из Москвы, наполняло душу Пьера во время его выздоровления. Он удивлялся тому, что эта внутренняя свобода, независимая от внешних обстоятельств, теперь как будто с излишком, с роскошью обставлялась и внешней свободой. Он был один в чужом городе, без знакомых. Никто от него ничего не требовал; никуда его не посылали. Все, что ему хотелось, было у него; вечно мучившей его прежде мысли о жене больше не было, так как и ее уже не было.
– Ах, как хорошо! Как славно! – говорил он себе, когда ему подвигали чисто накрытый стол с душистым бульоном, или когда он на ночь ложился на мягкую чистую постель, или когда ему вспоминалось, что жены и французов нет больше. – Ах, как хорошо, как славно! – И по старой привычке он делал себе вопрос: ну, а потом что? что я буду делать? И тотчас же он отвечал себе: ничего. Буду жить. Ах, как славно!
То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие.
Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.
Он не умел видеть прежде великого, непостижимого и бесконечного ни в чем. Он только чувствовал, что оно должно быть где то, и искал его. Во всем близком, понятном он видел одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное. Он вооружался умственной зрительной трубой и смотрел в даль, туда, где это мелкое, житейское, скрываясь в тумане дали, казалось ему великим и бесконечным оттого только, что оно было неясно видимо. Таким ему представлялась европейская жизнь, политика, масонство, философия, филантропия. Но и тогда, в те минуты, которые он считал своей слабостью, ум его проникал и в эту даль, и там он видел то же мелкое, житейское, бессмысленное. Теперь же он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем, и потому естественно, чтобы видеть его, чтобы наслаждаться его созерцанием, он бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей, и радостно созерцал вокруг себя вечно изменяющуюся, вечно великую, непостижимую и бесконечную жизнь. И чем ближе он смотрел, тем больше он был спокоен и счастлив. Прежде разрушавший все его умственные постройки страшный вопрос: зачем? теперь для него не существовал. Теперь на этот вопрос – зачем? в душе его всегда готов был простой ответ: затем, что есть бог, тот бог, без воли которого не спадет волос с головы человека.


Пьер почти не изменился в своих внешних приемах. На вид он был точно таким же, каким он был прежде. Так же, как и прежде, он был рассеян и казался занятым не тем, что было перед глазами, а чем то своим, особенным. Разница между прежним и теперешним его состоянием состояла в том, что прежде, когда он забывал то, что было перед ним, то, что ему говорили, он, страдальчески сморщивши лоб, как будто пытался и не мог разглядеть чего то, далеко отстоящего от него. Теперь он так же забывал то, что ему говорили, и то, что было перед ним; но теперь с чуть заметной, как будто насмешливой, улыбкой он всматривался в то самое, что было перед ним, вслушивался в то, что ему говорили, хотя очевидно видел и слышал что то совсем другое. Прежде он казался хотя и добрым человеком, но несчастным; и потому невольно люди отдалялись от него. Теперь улыбка радости жизни постоянно играла около его рта, и в глазах его светилось участие к людям – вопрос: довольны ли они так же, как и он? И людям приятно было в его присутствии.
Прежде он много говорил, горячился, когда говорил, и мало слушал; теперь он редко увлекался разговором и умел слушать так, что люди охотно высказывали ему свои самые задушевные тайны.
Княжна, никогда не любившая Пьера и питавшая к нему особенно враждебное чувство с тех пор, как после смерти старого графа она чувствовала себя обязанной Пьеру, к досаде и удивлению своему, после короткого пребывания в Орле, куда она приехала с намерением доказать Пьеру, что, несмотря на его неблагодарность, она считает своим долгом ходить за ним, княжна скоро почувствовала, что она его любит. Пьер ничем не заискивал расположения княжны. Он только с любопытством рассматривал ее. Прежде княжна чувствовала, что в его взгляде на нее были равнодушие и насмешка, и она, как и перед другими людьми, сжималась перед ним и выставляла только свою боевую сторону жизни; теперь, напротив, она чувствовала, что он как будто докапывался до самых задушевных сторон ее жизни; и она сначала с недоверием, а потом с благодарностью выказывала ему затаенные добрые стороны своего характера.
Самый хитрый человек не мог бы искуснее вкрасться в доверие княжны, вызывая ее воспоминания лучшего времени молодости и выказывая к ним сочувствие. А между тем вся хитрость Пьера состояла только в том, что он искал своего удовольствия, вызывая в озлобленной, cyхой и по своему гордой княжне человеческие чувства.
– Да, он очень, очень добрый человек, когда находится под влиянием не дурных людей, а таких людей, как я, – говорила себе княжна.
Перемена, происшедшая в Пьере, была замечена по своему и его слугами – Терентием и Васькой. Они находили, что он много попростел. Терентий часто, раздев барина, с сапогами и платьем в руке, пожелав покойной ночи, медлил уходить, ожидая, не вступит ли барин в разговор. И большею частью Пьер останавливал Терентия, замечая, что ему хочется поговорить.
– Ну, так скажи мне… да как же вы доставали себе еду? – спрашивал он. И Терентий начинал рассказ о московском разорении, о покойном графе и долго стоял с платьем, рассказывая, а иногда слушая рассказы Пьера, и, с приятным сознанием близости к себе барина и дружелюбия к нему, уходил в переднюю.
Доктор, лечивший Пьера и навещавший его каждый день, несмотря на то, что, по обязанности докторов, считал своим долгом иметь вид человека, каждая минута которого драгоценна для страждущего человечества, засиживался часами у Пьера, рассказывая свои любимые истории и наблюдения над нравами больных вообще и в особенности дам.
– Да, вот с таким человеком поговорить приятно, не то, что у нас, в провинции, – говорил он.
В Орле жило несколько пленных французских офицеров, и доктор привел одного из них, молодого итальянского офицера.
Офицер этот стал ходить к Пьеру, и княжна смеялась над теми нежными чувствами, которые выражал итальянец к Пьеру.
Итальянец, видимо, был счастлив только тогда, когда он мог приходить к Пьеру и разговаривать и рассказывать ему про свое прошедшее, про свою домашнюю жизнь, про свою любовь и изливать ему свое негодование на французов, и в особенности на Наполеона.
– Ежели все русские хотя немного похожи на вас, – говорил он Пьеру, – c'est un sacrilege que de faire la guerre a un peuple comme le votre. [Это кощунство – воевать с таким народом, как вы.] Вы, пострадавшие столько от французов, вы даже злобы не имеете против них.
И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.
В отношениях своих с Вилларским, с княжною, с доктором, со всеми людьми, с которыми он встречался теперь, в Пьере была новая черта, заслуживавшая ему расположение всех людей: это признание возможности каждого человека думать, чувствовать и смотреть на вещи по своему; признание невозможности словами разубедить человека. Эта законная особенность каждого человека, которая прежде волновала и раздражала Пьера, теперь составляла основу участия и интереса, которые он принимал в людях. Различие, иногда совершенное противоречие взглядов людей с своею жизнью и между собою, радовало Пьера и вызывало в нем насмешливую и кроткую улыбку.
В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.
Теперь, к удивлению своему, он нашел, что во всех этих вопросах не было более сомнений и недоумений. В нем теперь явился судья, по каким то неизвестным ему самому законам решавший, что было нужно и чего не нужно делать.
Он был так же, как прежде, равнодушен к денежным делам; но теперь он несомненно знал, что должно сделать и чего не должно. Первым приложением этого нового судьи была для него просьба пленного французского полковника, пришедшего к нему, много рассказывавшего о своих подвигах и под конец заявившего почти требование о том, чтобы Пьер дал ему четыре тысячи франков для отсылки жене и детям. Пьер без малейшего труда и напряжения отказал ему, удивляясь впоследствии, как было просто и легко то, что прежде казалось неразрешимо трудным. Вместе с тем тут же, отказывая полковнику, он решил, что необходимо употребить хитрость для того, чтобы, уезжая из Орла, заставить итальянского офицера взять денег, в которых он, видимо, нуждался. Новым доказательством для Пьера его утвердившегося взгляда на практические дела было его решение вопроса о долгах жены и о возобновлении или невозобновлении московских домов и дач.
В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.
Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.
– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.
Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены. И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо; он это чувствовал.
Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.
Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл. Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа. Он не противоречил Вилларскому и, как будто соглашаясь с ним (так как притворное согласие было кратчайшее средство обойти рассуждения, из которых ничего не могло выйти), радостно улыбался, слушая его.


Так же, как трудно объяснить, для чего, куда спешат муравьи из раскиданной кочки, одни прочь из кочки, таща соринки, яйца и мертвые тела, другие назад в кочку – для чего они сталкиваются, догоняют друг друга, дерутся, – так же трудно было бы объяснить причины, заставлявшие русских людей после выхода французов толпиться в том месте, которое прежде называлось Москвою. Но так же, как, глядя на рассыпанных вокруг разоренной кочки муравьев, несмотря на полное уничтожение кочки, видно по цепкости, энергии, по бесчисленности копышущихся насекомых, что разорено все, кроме чего то неразрушимого, невещественного, составляющего всю силу кочки, – так же и Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе. Все было разрушено, кроме чего то невещественного, но могущественного и неразрушимого.
Побуждения людей, стремящихся со всех сторон в Москву после ее очищения от врага, были самые разнообразные, личные, и в первое время большей частью – дикие, животные. Одно только побуждение было общее всем – это стремление туда, в то место, которое прежде называлось Москвой, для приложения там своей деятельности.
Через неделю в Москве уже было пятнадцать тысяч жителей, через две было двадцать пять тысяч и т. д. Все возвышаясь и возвышаясь, число это к осени 1813 года дошло до цифры, превосходящей население 12 го года.
Первые русские люди, которые вступили в Москву, были казаки отряда Винцингероде, мужики из соседних деревень и бежавшие из Москвы и скрывавшиеся в ее окрестностях жители. Вступившие в разоренную Москву русские, застав ее разграбленною, стали тоже грабить. Они продолжали то, что делали французы. Обозы мужиков приезжали в Москву с тем, чтобы увозить по деревням все, что было брошено по разоренным московским домам и улицам. Казаки увозили, что могли, в свои ставки; хозяева домов забирали все то, что они находили и других домах, и переносили к себе под предлогом, что это была их собственность.
Но за первыми грабителями приезжали другие, третьи, и грабеж с каждым днем, по мере увеличения грабителей, становился труднее и труднее и принимал более определенные формы.
Французы застали Москву хотя и пустою, но со всеми формами органически правильно жившего города, с его различными отправлениями торговли, ремесел, роскоши, государственного управления, религии. Формы эти были безжизненны, но они еще существовали. Были ряды, лавки, магазины, лабазы, базары – большинство с товарами; были фабрики, ремесленные заведения; были дворцы, богатые дома, наполненные предметами роскоши; были больницы, остроги, присутственные места, церкви, соборы. Чем долее оставались французы, тем более уничтожались эти формы городской жизни, и под конец все слилось в одно нераздельное, безжизненное поле грабежа.
Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.
Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.
Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней. Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи. Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату; другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.


В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел. Пьер чувствовал себя особенно дружелюбно расположенным ко всем людям, которых он встречал; но невольно теперь он держал себя со всеми людьми настороже, так, чтобы не связать себя чем нибудь. Он на все вопросы, которые ему делали, – важные или самые ничтожные, – отвечал одинаково неопределенно; спрашивали ли у него: где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.
О Ростовых он слышал, что они в Костроме, и мысль о Наташе редко приходила ему. Ежели она и приходила, то только как приятное воспоминание давно прошедшего. Он чувствовал себя не только свободным от житейских условий, но и от этого чувства, которое он, как ему казалось, умышленно напустил на себя.
На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову. Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней.
Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине.
«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.
В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.
– Доложи; может быть, примут, – сказал Пьер.
– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.
Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.
В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье. Это было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.
– Вы можете себе представить, что я ничего не знал про него, – сказал он. – Я считал его убитым. Все, что я узнал, я узнал от других, через третьи руки. Я знаю только, что он попал к Ростовым… Какая судьба!
Пьер говорил быстро, оживленно. Он взглянул раз на лицо компаньонки, увидал внимательно ласково любопытный взгляд, устремленный на него, и, как это часто бывает во время разговора, он почему то почувствовал, что эта компаньонка в черном платье – милое, доброе, славное существо, которое не помешает его задушевному разговору с княжной Марьей.
Но когда он сказал последние слова о Ростовых, замешательство в лице княжны Марьи выразилось еще сильнее. Она опять перебежала глазами с лица Пьера на лицо дамы в черном платье и сказала:
– Вы не узнаете разве?
Пьер взглянул еще раз на бледное, тонкое, с черными глазами и странным ртом, лицо компаньонки. Что то родное, давно забытое и больше чем милое смотрело на него из этих внимательных глаз.
«Но нет, это не может быть, – подумал он. – Это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо? Это не может быть она. Это только воспоминание того». Но в это время княжна Марья сказала: «Наташа». И лицо, с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, – улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастием, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не могло быть сомнений: это была Наташа, и он любил ее.
В первую же минуту Пьер невольно и ей, и княжне Марье, и, главное, самому себе сказал неизвестную ему самому тайну. Он покраснел радостно и страдальчески болезненно. Он хотел скрыть свое волнение. Но чем больше он хотел скрыть его, тем яснее – яснее, чем самыми определенными словами, – он себе, и ей, и княжне Марье говорил, что он любит ее.
«Нет, это так, от неожиданности», – подумал Пьер. Но только что он хотел продолжать начатый разговор с княжной Марьей, он опять взглянул на Наташу, и еще сильнейшая краска покрыла его лицо, и еще сильнейшее волнение радости и страха охватило его душу. Он запутался в словах и остановился на середине речи.
Пьер не заметил Наташи, потому что он никак не ожидал видеть ее тут, но он не узнал ее потому, что происшедшая в ней, с тех пор как он не видал ее, перемена была огромна. Она похудела и побледнела. Но не это делало ее неузнаваемой: ее нельзя было узнать в первую минуту, как он вошел, потому что на этом лице, в глазах которого прежде всегда светилась затаенная улыбка радости жизни, теперь, когда он вошел и в первый раз взглянул на нее, не было и тени улыбки; были одни глаза, внимательные, добрые и печально вопросительные.
Смущение Пьера не отразилось на Наташе смущением, но только удовольствием, чуть заметно осветившим все ее лицо.


– Она приехала гостить ко мне, – сказала княжна Марья. – Граф и графиня будут на днях. Графиня в ужасном положении. Но Наташе самой нужно было видеть доктора. Ее насильно отослали со мной.
– Да, есть ли семья без своего горя? – сказал Пьер, обращаясь к Наташе. – Вы знаете, что это было в тот самый день, как нас освободили. Я видел его. Какой был прелестный мальчик.
Наташа смотрела на него, и в ответ на его слова только больше открылись и засветились ее глаза.
– Что можно сказать или подумать в утешенье? – сказал Пьер. – Ничего. Зачем было умирать такому славному, полному жизни мальчику?
– Да, в наше время трудно жить бы было без веры… – сказала княжна Марья.
– Да, да. Вот это истинная правда, – поспешно перебил Пьер.
– Отчего? – спросила Наташа, внимательно глядя в глаза Пьеру.
– Как отчего? – сказала княжна Марья. – Одна мысль о том, что ждет там…
Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.